Научная статья на тему 'Об эстетическом предмете в архитектуре в работах Р. Ингардена и Н. Гартмана'

Об эстетическом предмете в архитектуре в работах Р. Ингардена и Н. Гартмана Текст научной статьи по специальности «Культура. Культурология»

CC BY
126
50
Поделиться
Ключевые слова
АРХИТЕКТУРА / Н. ГАРТМАН / Р. ИНГАРДЕН / ФЕНОМЕНОЛОГИЯ / ЭСТЕТИКА / ЭСТЕТИЧЕСКИЙ ПРЕДМЕТ

Аннотация научной статьи по культуре и культурологии, автор научной работы — Басманова Людмила Николаевна

Изучение эстетического аспекта восприятия архитектуры возможно через понятие эстетического предмета в феноменологическом контексте. Статья посвящена изучению данного вопроса в работах Р. Ингардена и Н. Гартмана. Раскрывается понятие эстетического предмета, как процесса активного эстетического взаимодействия субъекта с объектом восприятия, проводится рассмотрение внутренних и внешних слоев архитектурного объекта, а также закономерностей и условий эстетического восприятия архитектуры в сознании субъекта. В результате были выявлены основные характеристики данного феномена как явления, данного в чувственном восприятии, отличающегося от своей материально-бытийной основы и обладающего своей собствен-ной пространственно-временной структурой.

Текст научной работы на тему «Об эстетическом предмете в архитектуре в работах Р. Ингардена и Н. Гартмана»

УДК 18

Басманова Людмила Николаевна

Владимирский государственный университет им. Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых amauroto@yandex.ru

Об эстетическом предмете

В АРХИТЕКТУРЕ В РАБОТАХ Р. ИНГАРДЕНА И Н. ГАРТМАНА

Lyudmila N. Basmanova

Vladimir State University of Alexander Grigoryevich and Nikolay Grigoryevich Stoletovs amauroto@yandex.ru

On the aesthetic object in

ARCHITECTURE IN THE WORKS BY R. INGARDEN AND N. HARTMANN

Аннотация. Изучение эстетического аспекта восприятия архитектуры возможно через понятие эстетического предмета в феноменологическом контексте. Статья посвящена изучению данного вопроса в работах Р. Ингардена и Н. Гартмана. Раскрывается понятие эстетического предмета, как процесса активного эстетического взаимодействия субъекта с объектом восприятия, проводится рассмотрение внутренних и внешних слоев архитектурного объекта, а также закономерностей и условий эстетического восприятия архитектуры в сознании субъекта. В результате были выявлены основные характеристики данного феномена как явления, данного в чувственном восприятии, отличающегося от своей материальнобытийной основы и обладающего своей собственной пространственно-временной структурой.

Ключевые слова: архитектура, Н. Гартман, Р. Ингарден, феноменология, эстетика, эстетический предмет.

Annotation. The article explores the aesthetic aspect in the works by R. Ingarden and N. Hartmann. It deals with the notion of an aesthetic object, examines the internal and external layers of the architectural object, as well as regularities and conditions for the aesthetic perception of architecture in the consciousness of an individual. The article reveals the main characteristics of this phenomenon as a phenomenon that is given in sense perception. This phenomenon differs from its material and existential basis and has its own spatial and temporal structure.

Keywords: aesthetic object, aesthetics, architecture, N. Hartmann, phenomenology, R. Ingarden.

Бытийная основа любого произведения искусства, материальный продукт художественного творчества является исходной точкой чувственного восприятия объекта, но далеко не всегда приводит к возникновению эстетического переживания. Особенно это касается тех сфер искусства, в которых материальная и утилитарная составляющая общепризнанно считаются приоритетными, как, например, в архитектуре.

Особенностью архитектуры как одного из видов искусств является его синтез рациональноутилитарного и художественного. Первая составляющая зачастую подчиняет себе вторую, что привело к вопросу о художественной составляющей архитектуры вообще и сформировало проблему эстетического восприятия данной сферы бытия, которая получила свое развитие в феноменологии.

Собственно, эстетические аспекты восприятия архитектуры затрагивались в ранних работах М. Хайдеггера, М. Мерло-Понти, Р. Ингардена, Н. Гартмана, Г. Г. Гадамера, М. Дюфрена, Г. Башляра и других.

Ядром эстетического контекста архитектуры, как объекта эстетического восприятия, рассмотренного в русле феноменолого-антропологического направления, может стать понятие эстетического

предмета, который понимается здесь как возможность существования эстетически выразительных форм в архитектуре.

По Бычкову В.В., эстетический предмет - это идеальный, как правило, образный или эйдетический (визуальный или слуховой), продукт, который формируется в процессе эстетического переживания во внутреннем мире субъекта и как бы накладывается на реальный эстетический объект [1, с. 107].

Понятие эстетического предмета в архитектуре с точки зрения феноменологии рассматривается в работах Р. Ингардена («О произведении архитектуры») и Н. Гартмана («Эстетика»).

Эстетический предмет у Р. Ингардена есть процесс активного эстетического взаимодействия субъекта с объектом восприятия. Данный интен-циональный предмет является идеальным продуктом деятельности сознания, возникающим в процессе восприятия эстетическим субъектом эстетического объекта, и результатом эстетического переживания.

Любой архитектурный объект является неким реальным предметом, обладающим следующими физическими свойствами: протяженностью в пространстве, зависимостью от внешних при-

383

родных условий, определенным видом (формой), цветом и т.п. Он существует как некое реальное целое, независимое в своем существовании от нашего сознания. Чтобы такой объект приобрел для нас иное качество, например, стал «священным местом», «храмом», необходимо совершение других, особых актов сознания. Р. Ингарден указывает, что этот феномен не связан с материально-техническими процессами возведения здания и его реального существования, но представляет собой определенные психофизические процессы восприятия субъекта при наличии определенного знания об объекте, которые могут стать основой для эстетического переживания [3, с. 208-209].

Любой архитектурный объект может рассматриваться с различных точек зрения, во многом зависимых от установки самого субъекта (иссле-дователя-историка, архитектора-реставратора, инженера, туриста и т.д.). Действительно, в процессе преподавания дисциплины «История архитектуры Владимирского края» студентам специальностей 072300 «Музеология и охрана объектов культурного и природного наследия» и 270301 «Архитектура» были выявлены серьезные разногласия в особенностях восприятия архитектурных объектов. Для студента-музео-лога представляли интерес памятники и места, связанные с известными историческими событиями или присутствием и проживанием в них реальных исторических лиц, тогда как студента-архитектора интересовали архитектурные объекты как произведения конкретной эпохи, со своим комплексом конструктивных, функциональных и образных характеристик. В результате одно и то же здание или комплекс построек воспринимались совершенно различно. Например, музейзаповедник Болдино для одних является уникальным памятником культуры, поскольку там проживал А.С. Пушкин, а для других это типичный образец дворянской усадьбы XIX века.

Таким образом, для процесса эстетического переживания нужно занять по отношению к постройке определенную точку зрения, которая, с одной стороны, является актом сознания, а с другой - подразумевает буквальное размещение субъекта восприятия в пространстве по отношению к объекту архитектуры.

Р. Ингарден и Н. Гартман подчеркивают много-слойность восприятия архитектурного объекта, ставя на первое место геометрические пространственные характеристики архитектурного произведения.

В своей работе «О произведении архитектуры» Р. Ингарден выделяет два слоя восприятия архитектурного объекта: «зрительные виды», с помощью которых наблюдатель получает представление о форме постройки, и, собственно, трехмерную форму архитектурного объекта, которая проявляет себя посредством вышеуказанных видов [там же, с. 218].

При этом речь идет не о конкретных видовых точках (позициях), которые занимает зритель по отношению к архитектурной постройке, а об от-

дельных картинах, кадрах, посредством которых мы формируем в своем сознании образ объекта. Пространственная форма остается при этом неизменной и служит основой для данных «зрительных видов», но восприятие будет меняться в зависимости от времени суток, игры света и тен и, п р иродных условий, цвета и фактуры поверхностей. В качестве примера можно привести серию работ Клода Моне «Руанский собор», которые демонстрируют многообразие образов одного и того же сооружения.

Р. Ингарден отмечает, что реализация архитектурного произведения с помощью фильма дает лишь его живописное представление, но не воплощение [там же, с. 225], что, собственно, и происходит сейчас с возникновением феномена виртуальной архитектуры и при использовании компьютерных технологий в архитектурном проектировании.

Говоря о пространственности архитектурного произведения, Ингарден справедливо отмечает, что именно геометрически-пространственные характеристики являются его конструктивной основой. Отрицая, с одной стороны, наличие в архитектурном произведении временной координаты, Ингарден признает, что для восприятия архитектурного объекта необходимо его обойти, то есть затратить на это определенное время. В процессе эстетического переживания архитектурного объекта можно говорить о формировании его собственной временной и пространственной структуры [там же, с. 258].

Основу эстетической концепции Н. Гартмана составляет понятие многослойной структуры. В каждом произведении искусства он выделяет два плана, или слоя. Один - чувственно воспринимаемый, материальный. Другой - идеальный, духовный, формирующийся в нашем сознании. Между ними располагаются промежуточные слои, число которых зависит от вида или жанра искусства. Эстетический предмет у Гартмана есть объективно существующая целостность, где ирреальный слой является субъекту эстетического восприятия только на основе чувственно воспринимаемой реальности в акте ее эстетического созерцания. В эстетическом предмете в архитектуре Гартман выделяет три внешних слоя и три внутренних [2, с. 274-278].

Внешние слои представляют собой:

1) целевую композицию, подразумевающую практическое назначение постройки и возможность служить поставленным целям;

2) пространственную композицию, связанную с пропорциями, гармонизацией размеров, приемами объемно-пространственных построений;

3) динамическую композицию, которая зависит от материала постройки и технических достижений в его освоении и обработке.

Н. Гартман отмечает, что приведенные им внешние слои архитектурного объекта не всегда являются последовательными, но взаимосвязаны друг с другом. При этом он рассматривает данные слои

384

как эстетические, а не технические, поскольку речь идет о создании зримой формы, производящей на нас определенное впечатление.

Внутренние слои заключают в себе иррациональную, духовную сущность, в отличие от предыдущих, внешних, где основой является материя. Они содержат в себе задачи целевой композиции и принципы проектирования, вопросы типологии архитектурного объекта, а также идею архитектурного сооружения. Последний слой представляет собой явление мировоззренческого порядка и является метафизическим слоем архитектуры, связанным с самоопределением и самоидентификацией человека в мире.

Н. Гартман отмечает тесную связь архитектуры с обществом и его установками. Формирование архитектурного стиля определяется традицией, которая подразумевает некое общее чувство формы. «Дух, из которого вырастает форма, есть, прежде всего, общий (объеюлвный) дух» [там же, с. 284]. Человек является своего рода заложником этого объективного духа. Он строит так, как принято строить в его семье (обществе). Положительные эстетические эмоции вызывает та постройка, которая максимально соответствует традициям или представлениям о красоте определенного временного периода. Если архитектурная форма отличается от этих представлений, что может воплощаться в нетрадиционном использовании строительных технологий, материалов, назначений постройки или ее непривычном внешнем виде, то она вызывает отторжение и негативные реакции большинства. Типичным примером является строительство Эйфелевой башни в Париже в конце XIX века, которое вызвало бурные протесты практически всех слоев общества [4, с. 105-106].

Литература:

1. Бычков В.В. Эстетика. М. : Гардарики, 2002. 556 с.

2. Гартман Н. Эстетика. Киев : Ника-центр, 2004. 639 с.

3. Ингарден Р. Исследования по эстетике. М. : Изд-во иностранной литературы, 1962. 572 с.

4. Шпаков В.Н. История всемирных выставок. М. : ACT. Зебра Е, 2008. 384 с.

Подводя итог вышеизложенному, определим характерные особенности эстетического предмета в архитектуре:

- у любого архитектурного объекта есть интен-циональное свойство быть материальной (бытийной) основой эстетического предмета;

- эстетический предмет в архитектуре не идентичен своей материальной (бытийной) основе, но находится в определенной зависимости от нее;

- бытие эстетического предмета архитектуры зависит от интенции субъекта восприятия и осуществляется в его сознании;

- факторы, влияющие на формирование образа архитектурного объекта в сознании субъекта восприятия, связаны с определенным уровнем подготовки к восприятию, настроем и готовностью к эстетическим переживаниям;

- переживание архитектурного объекта происходит на основе телесного опыта - движения вокруг и внутри объекта, с учетом формирования целостного образа;

- процесс данного переживания представляет собой трансцендентный процесс, выход за пределы чувственного познания и эйдетической сущности объекта;

- архитектурный объект, воспринимаемый эстетически, обладает своей собственной пространственной и временной структурой, которая формируется в сознании субъекта на основе эстетических переживаний.

Literature:

1. Bychkov V.V. Esthetics. M. : Gardariki, 2002. 556 p.

2. Gartman N. Esthetics. Kiev : Nika-center, 2004. 639 p.

3. Ingarden R. Studies on esthetics. M. : Foreign literature, 1962. 572 p.

4. Shpakov V.N. History of modern exhibitions. M. : AST. Zebra E, 2008. 384 p.

385