Научная статья на тему 'О так называемой контрреволюционной троцкистско-зиновьевской буржуазно-националистической организации в Калмыкии'

О так называемой контрреволюционной троцкистско-зиновьевской буржуазно-националистической организации в Калмыкии Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
303
59
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ / КОНТРРЕВОЛЮЦИОННАЯ ТРОЦКИСТСКО-ЗИНОВЬЕВСКАЯ БУРЖУАЗНО-НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ / POLITICAL REPRESSION / COUNTER-REVOLUTIONARY TROTSKYST-SINOVYER BOURGEOIS-NATIONAL ORGANIZATION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Манцаева Татьяна Борисовна

В декабре 1934 г., после убийства Кирова, наступил новый период в организации политических репрессий, когда в 1935-1936 гг. Сталин развернул подготовку, а в 1937-1938 гг. большой террор. Политические репрессии, охватившие всю страну, проводились и в Калмыкии, где было организовано и сфальсифицировано дело о т. н. контрреволюционной троцкистско-зиновьевской буржуазно-националистической организации. По данному делу были арестованы руководящие работники во всех областях хозяйства, администрации и партии, представители национальной интеллигенции. Источниковую базу исследования составили неопубликованные документы из архива УФСБ РК и опубликованные материалы по данной теме.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

About the so-called counter-revolutionary trotskyst-sinovyev bourgeois-national organization in Kalmykiya

In December 1934 after Kirov's assassination a new period in the organization of the political repressions began. In 1935-1936 Stalin started preparation and then in 1938-1939 he began a big terror. The political repressions, which enveloped all the country, were pursued in Kalmykiya too. In Kalmykiya the action of the counter-revolutionary trotskyist-sinovyer bourgeoisnational organization was organized and counterfeited. In connection with the prosecution of this action leaders in all fields of economy, administration and party, representatives of national intelligentsia were arrested. The source base of the research formed the unpublished documents from the archives of the federal security services department and the published materials on this topic.

Текст научной работы на тему «О так называемой контрреволюционной троцкистско-зиновьевской буржуазно-националистической организации в Калмыкии»

УДК 94(470.47)084.6

О ТАК НАЗЫВАЕМОЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННОЙ ТРОЦКИСТСКО-ЗИНОВЬЕВСКОЙ БУРЖУАЗНО-НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЙ

ОРГАНИЗАЦИИ В КАЛМЫКИИ

© Т.Б. Манцаева

В декабре 1934 г., после убийства Кирова, наступил новый период в организации политических репрессий, когда в 1935-1936 гг. Сталин развернул подготовку, а в 1937-1938 гг. - большой террор. Политические репрессии, охватившие всю страну, проводились и в Калмыкии, где было организовано и сфальсифицировано дело о т. н. контрреволюционной троцкистско-зиновьевской буржуазнонационалистической организации. По данному делу были арестованы руководящие работники во всех областях хозяйства, администрации и партии, представители национальной интеллигенции. Источни-ковую базу исследования составили неопубликованные документы из архива УФСБ РК и опубликованные материалы по данной теме.

Ключевые слова: политические репрессии; контрреволюционная троцкистско-зиновьевская буржуазно-националистическая организация.

В 1937 г. для режима И.В. Сталина наступал очень ответственный момент: после принятия новой Конституции 1936 г. готовилось проведение всеобщих выборов в представительные органы власти. Тем самым подводился своеобразный итог всего цикла советских преобразований, начиная с 1917 г. Партии предстояло предъявить результаты достигнутого за десятилетия - «победивший социализм», в котором нет больше никаких «враждебных» классов и групп старого мира.

Партия прилагала огромные административные усилия, чтобы поддерживать созданный ей хозяйственный строй. На всех уровнях положение контролировалось парткомами, специальными инспекциями и парт-комиссиями. Но при всем этом провалы в экономике и производстве оказывались неизбежны. Оставалось, таким образом, последнее средство - насилие и угроза его применения.

С начала 1937 г. это средство получило большое распространение - началась всеобщая кампания «борьбы с вредительством». Чтобы оправдать «большой террор», были организованы ряд открытых судебных процессов: в 1936 г. «Антисоветский объединенный троцкистско-зиновьевский центр» (Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев, Г.Е. Евдокимов и др.), в 1937 г. «Параллельный антисоветский троцкистский центр» (Ю.Я. Пятаков, Г.Я. Сокольников, К.В. Радек, Л.П. Серебряков и др.).

Выступление И.В. Сталина в 1937 г. на февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП(б)

с тезисом об обострении классовой борьбы по мере успехов социалистического строительства вызвало небывалую волну разоблачения всякого рода «контрреволюционеров, террористов, диверсантов и агентов» империалистических разведок.

Перед органами государственной безопасности ставилась задача - самым беспощадным образом разгромить «всю эту банду антисоветских элементов, защитить трудящийся советский народ от их контрреволюционных происков и, наконец, раз и навсегда покончить с их подлой подрывной работой против основ советского государства». В соответствии с этим органам НКВД было приказано с августа 1937 г. во всех республиках, краях и областях начать операцию по репрессированию бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовников.

По данным следственных органов за 1937 г., почти во всех районах, областях и республиках существовали «организации и центры троцкистов и правых по проведению шпионажа, диверсионно-террористической вредительской деятельности». Руководителями таких организаций, как правило, без каких бы то ни было доказательств объявлялись первые секретари обкомов или Центральных комитетов в республиках. По прошествии многих лет выяснилось, что все эти обвинения оказались вымышленными от начала до конца.

Было сфабриковано такое дело и в Калмыкии: дело о т. н. контрреволюционной буржуазно-националистической троцкист-

ской организации. Дело вел заместитель наркома внутренних дел КАССР старший лейтенант госбезопасности Саркисян.

По делу т. н. контрреволюционной троцкистской буржуазно-националистической

организации были арестованы местные руководители и сотрудники партийного и советского аппарата. Однако ликвидировать руководство областной партийной организации было не так-то просто. Это были люди, имеющие в республике безусловный авторитет. Поэтому сначала в местной прессе подтачивалось доверие к ним, появлялись «разоблачительные» статьи, необходимые для обоснования последующих арестов.

Первым в Хабаровске 26 ноября 1936 г. был арестован А.Ч. Чапчаев. Свою жизнь он связывал с профессией учителя, но Февральская революция изменила его судьбу. С середины 1918 г. до половины 1924 г. он являлся председателем Калмыцкого ЦИКа, ответственным секретарем Калмобкома РКП(б), комиссаром продовольствия. А.Ч. Чапчаев активно занимался организаторской работой по становлению и укреплению органов советской власти, восстановлению народного хозяйства, образованию автономной области. В

1925 г. он был вызван в Москву для учебы, с

1926 по 1928 г. был на работе за границей. После успешно выполненной заграничной миссии он приезжает в Элисту и возглавляет организационный отдел обкома. Но не прошло и полугода, как над ним разразилась гроза, выступая на городском комсомольском собрании с докладом «Районы Азии, населенные калмыками», он выступил с мыслью об организации у калмыков, проживающих в Китае, Народно-революционной партии - по образцу Монгольской. Ядро этой партии он предложил создать в Калмыцкой автономной области из тех местных калмыков, которые проявили бы желание работать среди синдзянских калмыков. Стремление А.Ч. Чапчаева установить канал революционного влияния на калмыков в Китае расценили как попытку заменить в Калмыкии коммунистическую партийную организацию народно-революционной, его снова отозвали в Москву. В 1933-1934 гг. он в последний раз работал на родине - начальником политотдела совхоза «Ревдольган», затем заместителем директора «Союзскотоводтреста» по политической части. Он снова не смог ос-

таться равнодушным к проблемам, существующим в Калмыцкой области, за что снова был отозван из области. Последние полтора года жизни на свободе он провел в Казахстане и на Дальнем Востоке, где и был арестован. Началось длительное изнурительное следствие - сначала в Хабаровске, потом в Сталинграде. Его заставляли сознаться в принадлежности к троцкистской организации в Саратове, в создании еще в 1918 г. вместе с А.М. Амур-Сананом контрреволюционной националистической организации в Калмыкии, в вербовке в нее новых членов и руководстве ею.

Судя по сохранившимся документам, материалы для ареста А. Чапчаева готовились заранее. Так, 20 ноября 1936 г. помощник оперуполномоченного управления госбезопасности Дальневосточного края сержант Г.Б. Семенов, рассмотрев имеющиеся материалы на А.Ч. Чапчаева нашел, что он является «участником контрреволюционной троцкистской организации, в которую был якобы завербован в 1930 году троцкистом Меерсон», а это как преступление было предусмотрено ст. 58 (п. 10 и 11) Уголовного кодекса РСФСР. Поэтому было решено «привлечь Чапчаева в качестве обвиняемого и мерой пресечения избрать содержание при арестном помещении комендатуры НКВД по Дальневосточному краю».

Это решение на следующий день, 21 ноября, было санкционировано комиссаром госбезопасности края Западным, а 24 ноября -прокурором ДВК Сергеевым. На основании такой санкции уже 25 ноября был выписан ордер № 757 на производство обыска и ареста А.Ч. Чапчаева лейтенанту Г.Б. Шилову.

Поздней ночью 26 ноября лейтенант Г.Б. Шилов вместе с двумя сотрудниками НКВД в присутствии коменданта треста произвели тщательный обыск в комнатах А. Чап-чаева.

Несмотря на жестокое обращение, А. Чап-чаев продержался мужественно 8 месяцев. И только с 15 июля 1937 г., с допроса, который провели несколько сотрудников во главе с заместителем министра НКВД Калмыцкой АССР ст. лейтенантом госбезопасности Саркисяном, начал давать ложные показания о своей контрреволюционной, троцкистской, буржуазно-националистической деятельности в Калмыцкой АССР. Показания А. Чап-

чаева рассматривались как «признание руководителя и идеолога», вместе с А.М. Амур-Сананом, контрреволюционной организации в Калмыкии, в состав которой следом за ним были включены сначала 11 известных в Калмыкии деятелей, затем зловещий список составил 17 «участников контрреволюционной группы». В дальнейшем, вплоть до 2 декабря 1937 г., когда следствие по делу А.Ч. Чап-чаева было решено завершить, состав данной организации пополнялся в соответствии с замыслом новыми людьми. И, обязательно, во главе каждого «контрреволюционного» филиала «преступной» группы назывался А.Ч. Чапчаев как идеолог [1].

27 августа 1937 г. А.М. Амур-Санан по сфабрикованному обвинению в контрреволюционной буржуазно-националистической деятельности был арестован у себя на внуковской даче в присутствии своего земляка Л. Манжикова. Арест был произведен на основании санкции прокурора СССР А.Я. Вышинского, а ордер на арест-обыск подписал сам нарком внутренних дел СССР Н.И. Ежов. Очевидно, такая высокая «честь» была оказана А.М. Амур-Санану ввиду того, что он поддерживал дружеские отношения с

Н.И. Бухариным, Ф.Ф. Раскольниковым, был особенно близок с К. Радеком и в первом издании «Мудрешкина сына» хорошо отзывался о Л.Д. Троцком, что, в частности, тоже было вменено ему в вину.

В начале октября 1937 г. А.М. Амур-Санан был переведен в Сталинград для проведения следствия по делу якобы созданной им вместе А.Ч. Чапчаевым «контрреволюционной, террористической, троцкистской,

буржуазно-националистической организации в Калмыкии». К тому времени А.Ч. Чапчаев был уже переведен в Сталинград (20 мая 1937 г.) [1, д. 42-р, л. 38].

Арестованные А. Чапчаев и А. Амур-Санан считались в данной организации идеологами и главными организаторами. Но так как в последние годы они жили и работали вне республики, то непосредственным исполнителем в Калмыцкой АССР, по мнению НКВД, являлся А. Пюрбеев - председатель Совнаркома республики. Он был арестован 9 октября 1937 г.

Во время следствия также были арестованы и другие члены организации: Б. О. Очи-ров - директор кирпичных заводов в г. Эли-

ста, М.Б. Дедеев - 2-й секретарь Калмобкома ВКП(б), Э.-А. Кекеев- нарком местной промышленности, Б.М. Лялин - нарком финансов КАССР, И.Т. Ванькаев - секретарь обкома ВЛКСМ, И.В. Сергеев - бывший секретарь Сарпинского улускома ВКП(б), управляющий в областном отделении Агротехзна-ния, Э.Б. Болдырев - инспектор нарокмпро-са, Д. У. Чабанов - старший зоотехник в гос-племрассаднике, А.Ц. Цатхаланов - судебный работник (был назначен НКЮ СССР на должность председателя Верховного суда Калмыцкой АССР с 17 мая 1937 г., но к исполнению обязанностей приступить не успел), Д.Л. Нормаев - инструктор орготдела Калмпотребсоюза, Н.К. Какинов - зав. сель-хозотделом обкома ВКП(б), Г.Д. Даван - поэт, С.К. Каляев, Х.Б. Сян-Белгин, К.М. Манджиев, К.Э. Эрендженов - писатели. Им было предъявлено обвинение в том, что они являлись активными участниками контрреволюционной буржуазно-националистической

троцкистской террористической организации, проводили вредительскую деятельность в народном хозяйстве, а также активно способствовали во вредительстве другим участникам организации.

Следствие считало, что организация якобы ставила своими целями и задачами: создание Калмыцкой народно-революционной партии, которую противопоставляли ВКП(б), установление в Калмыкии буржуазно-демократического строя по типу Монгольской Народной Республики, реставрацию капитализма в Калмыкии [1, л. 138-146].

Помимо общих обвинений, каждому из арестованных, в зависимости от его должностного положения и биографических данных, в вину вменялись те или иные «преступления». Например, литераторы были обвинены в «протаскивании» в своих произведениях буржуазно-националистической идеологии [1, д. 553-р, 1740-р, 547-р, 42-р, 422-р, 416-р]. Абсурдность выдвинутых обвинений не помешало Военной коллегии вынести заключенным смертные приговоры или длительное заключение в ИТЛ.

Заседания выездной сессии Военной коллегии Верховного суда СССР состоялись 16 и 19 января 1938 г. К высшей мере наказания - расстрелу с конфискацией имущества -16 января были приговорены Кекеев, Болдырев, Какинов, Амур-Санан, Чапчаев, Дедеев,

Пюрбеев, Лялин, Нормаев, Цатхалангов, Очиров. Судебные заседания длились 15-20 минут. Приговор был приведен в исполнение той же ночью [2].

19 января Чабанов, Сергеев, Даван были осуждены к 10 годам лишения свободы в МТЛ с поражением в политических правах сроком на 5 лет [1, д. 553-р, 1740-р, 547-р, 42-р, 422-р, 416-р]. А 29 мая 1938 г. без суда -административным решением были приговорены постановлением Особого совещания при НКВД СССР Ванькаев, Каляев, Сян-Белгин, Манджиев к 8 годам, а К.Э. Эренд-женов - к 5 годам лишения свободы [1, д. 599-р, 584-р, 114-р]

По этому делу были арестованы в основном образованные люди, которые занимали высшие административные, хозяйственные и партийные должности, члены партии, специалисты, представители национальной интеллигенции. Перед арестом на собрании или Совещании областного комитета партии или улусных комитетов их снимали с занимаемых должностей и исключали из партии.

Однако справедливость была восстановлена, и все осужденные один за другим были реабилитированы. Это стало возможным лишь после ХХ съезда КПСС, полностью же

были реабилитированы все участники контрреволюционной организации лишь в постсоветский период.

1. АУ ФСБ РК (Арх. Управления ФСБ Республики Калмыкия). Ф. 9. Д. 422-р.

2. Каляева Э.С. «Джангр» или «Джангар». К истории русского перевода // Литературное обозрение. 1997. № 2. С. 51-69.

Поступила в редакцию 6.09.2009 г.

Manzaeva T.B. About the so-called counterrevolutionary trotskyst-sinovyev bourgeois-national organization in Kalmykiya. In December 1934 after Kirov’s assassination a new period in the organization of the political repressions began. In 1935-1936 Stalin started preparation and then in 1938-1939 he began a big terror. The political repressions, which enveloped all the country, were pursued in Kalmykiya too. In Kalmykiya the action of the counter-revolutionary trotskyist-sinovyer bourgeoisnational organization was organized and counterfeited. In connection with the prosecution of this action leaders in all fields of economy, administration and party, representatives of national intelligentsia were arrested. The source base of the research formed the unpublished documents from the archives of the federal security services department and the published materials on this topic.

Key words: political repression; Counter-revolutionary trotskyst-sinovyer bourgeois-national organization.

УДК 93/99

«ШКОЛЬНАЯ» ПОВСЕДНЕВНОСТЬ ТАМБОВСКОЙ МОЛОДЕЖИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ: ХАРАКТЕР И СОДЕРЖАНИЕ

© А.И. Назаров

В статье анализируется «школьная» повседневность молодежи в годы Великой Отечественной войны. Обращается внимание на то, что поведенческая практика учащейся молодежи в процессе образовательной деятельности формировалась под воздействием целого ряда неблагоприятных факторов.

Ключевые слова: повседневность; учащаяся молодежь; учебные заведения; учебный год; образование.

В процессе социализации, приобщения личности к тем ценностям, что выработаны данным обществом в конкретный исторический период его развития, огромную роль играют два института - семья и школа. Сегодня трудно представить себе повседневную жизнь юношей и девушек без учета факта получения ими образования в средних или высших учебных заведениях. Между тем об-

становка военной повседневности в 19411945 гг. серьезно лимитировала возможности получения подростками и молодежью обстоятельной образовательной подготовки.

Начавшаяся война до крайности обострила в регионах застарелые проблемы системы народного образования. Характер и содержание непростых школьных и студенческих будней учащейся молодежи в 1941-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.