Научная статья на тему 'О содержании понятия «Поликодовый текст»'

О содержании понятия «Поликодовый текст» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1657
431
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Большакова Л. С.

The paper presents an attempt to differentiate between «linear» and «non-linear» texts. Three types of non-linear text, such as: monocode, polycode and creolized, and their characteristics are described in the article. The structure and peculiarities of musical video clip are given as an example of polycode text.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «О содержании понятия «Поликодовый текст»»

УДК 80/81

Л.С.Большакова

О СОДЕРЖАНИИ ПОНЯТИЯ «ПОЛИКОДОВЫЙ ТЕКСТ»

Самарский государственный педагогический университет

The paper presents an attempt to differentiate between «linear» and «non-linear» texts. Three types of non-linear text, such as: monocode, polycode and creolized, and their characteristics are described in the article. The structure and peculiarities of musical video clip are given as an example of polycode text.

Известно, что текст интересует исследователей, прежде всего, с точки зрения типологических и функционально-стилистических характеристик. Однако и по сей день в теории текста еще много проблем, которые ждут своего решения. Так как понятие «текст» определяется исследователями неоднозначно, то и понятие «тип текста» также не получает единого понимания и определения.

Со времени изобретения книгопечатания письменный текст представлял собой четко ограниченное речевое образование, имеющее самодовлеющий характер, с четко выраженной монологичностью и замкнутостью, материал которого был выстроен в единую последовательность, в определенном линейном порядке. В XX в. черты традиционного письменного текста стали подвергаться пересмотру. В работах М.М.Бахтина была показана возможность рассматривать письменный текст по-новому, воспринимать его как открытый, находящийся в диалогических отношениях с другими текстами, перекликающийся с ними, отвечающий им [1]. Тем самым отдельный текст теряет замкнутый характер, становится частью обширного целого. Ж. Деррида считает, что линейность ослабляет свой гнет, поскольку не является уже плодотворной [2]. Современное мышление становится все более нелинейным, и это находит отражение в формах письма, в новых типах текста. Нелинейное письмо, размыкая одномерность текста, дает простор движению мысли, возможность переходить в другие измерения.

Отношение к тексту как незамкнутому, связанному с множеством других текстов, требует иной практики чтения. Линейный документ может быть легко прочитан в порядке появления текста в книге.

Читая линейный текст, мы поглощаем информацию подряд, работая с нелинейным текстом, мы выбираем то, что нам представляется неизвестным и интересным. Книга читается справа налево, или слева направо, или сверху вниз — это зависит от нас. Но в любом случае это работа в физическом смысле — книгу приходится листать. А, например, гипертекст, один из типов нелинейного текста, — это многомерная сеть, в которой любая точка здесь увязана с любой точкой где угодно.

Принципиальным преимуществом нелинейного текста является возможность организации текста различными путями, включая различные точки зрения. Компоненты нелинейного текста не изолированы в том смысле, что все они принадлежат одной концептуальной сфере, которая детерминирована исходным текстом, его тематикой и проблематикой. Линейный текст замкнут, имеет границы, нелинейный текст — незамкнутая цепь информации.

Нелинейный текст принципиально не отличается от гомогенного вербального текста, ему присущи те же характеристики, т.е. текстовые категории, такие, как информативность, модальность, адресован-ность, целостность, связность, членимость, автосе-мантия и т.д. Все категории текста взаимообусловлены. При рассмотрении синтагматических особенностей одной из текстовых категорий в действие вступают другие категории текста.

Обращаясь к нелинейному тексту, мы считаем необходимым дополнить ряд перечисленных категорий. Нелинейному тексту могут быть также присущи такие характеристики как интертекстуальность, гипертекстуальность и креолизованность.

Интертекстуальность представляет собой многомерную связь отдельного текста с другими текстами по линиям содержания, жанрово-стилистических особенностей, структуры, формально-знакового выражения, является системообразующей категорией дискурса. Средства интертекстуальности, а именно цитаты, литературные аллюзии, реминисценции, способствуют объективации знаний о мире и культуры в текстах.

Гипертекстуальность — это новое свойство литературного прозаического произведения, для которого характерны черты гипертекста (внутренние корреляционные ссылки, отсутствие линейного повествования). Гипертекстуальность часто используется для создания эффекта игры, свойственного постмодернистской литературе: количество значений изначального текста расширяется, благодаря читательскому формированию сюжетной линии.

Креолизованность — характеристика текста, в структурировании которого наряду с вербальными применяются иконические средства, а также средства других семиотических кодов (цвет, шрифт и др.) [3]. Использование иконических и других невербальных средств в тексте не только придает ему зрительную чувственную наглядность, но и является неиссякаемым источником его информационного насыщения, расширения его прагматических потенциалов.

Прежде чем приступить к рассмотрению типов нелинейного текста, мы предлагаем обратить внимание еще на одну его особенность. Нелинейный текст может быть семиотически гомогенным (например, энциклопедия, словарь или художественная книга без иллюстраций, но с комментариями). В то же время нелинейный текст может быть осложнен кодами одной либо нескольких знаковых систем (например, путеводитель, книга с иллюстрациями или звуковой фильм).

Последнее время характеризуется ростом объема визуальной информации, которая имеет более высокую информационно-энергетическую емкость и более широкий прагматический потенциал, чем вербальная информация. Зрительная информация, воздействующая на индивида по схеме «от увиденного к услышанному», получает все более широкое распространение, нарушая монополию печатного текста на передачу информации в самых разных сферах жизнедеятельности человека. Печатная продукция сдает свои позиции под натиском телевидения и интернета. Прослеживая историю совершенствования коммуникативных возможностей человека, ученые приходят к выводу, что для человека естественно увеличивать объем зрительной информации, ее ресурсы и возможности сравнительно с другими видами и средствами коммуникации. Начало научному осмыслению семиотически осложненных текстов было положено в работах по семиотике, что было обусловлено исследованием изображения как особой знаковой системы, а также возможных контекстов ее применения.

Итак, нелинейный текст наряду с вербальным кодом может содержать компоненты других семиотических систем, т. е. быть семиотически осложненным. Но необходимо отметить, что это не является

обязательным условием, так как существует ряд нелинейных текстов, состоящих из кодов только одной семиотической системы, например вербальной. И тогда нелинейный текст будет рассматриваться как семиотически гомогенный.

Мы предлагаем выделить три разновидности нелинейного текста, а именно монокодовый, креоли-зованный и поликодовый текст. Остановимся подробнее на рассмотрении каждого из указанных типов нелинейного текста.

Монокодовый текст — гомогенное нелинейное или линейное образование, включающее коды только одной семиотической системы, прежде всего знаковой системы языка (в ее письменной форме). Примерами монокодового нелинейного текста являются интертекст и гипертекст.

Первым исследовал явление взаимодействия текстов М. М. Бахтин. По его мнению, каждый текст связан с другими текстами особыми диалогическими отношениями. «Произведение — звено в цепи речевого общения; как и реплика диалога, оно связано с другими произведениями-высказываниями: и с теми, на которые оно отвечает, и с теми, которые на него отвечают. Как бы ни было высказывание монологич-но, оно не может не быть в какой-то мере и ответом на то, что уже сказано о данном предмете, по данному вопросу» [4]. В подобном русле рассматривают проблему Ю.М.Лотман и его последователи. Укоренившееся понятие «текст в тексте» Лотман трактует следующим образом: «...когда в основной текст произведения включается «чужой текст» определенное изменение испытывает и чужой, «включенный»

текст, и основной. Отрывок, который был не текстом, включаясь в конкретный текст, становится частью этого текста, что порождает новую художественную целостность» [5].

Итак, внутрь более позднего художественного текста могут быть «вплетены» (часто даже помимо воли самого автора) какие-то элементы более раннего. Сходство двух произведений может быть выражено, прежде всего, в некоторой общности таких литературоведческих категорий, как сюжет, композиция, некоторые черты в характерах героев, некоторая общность в описании пейзажей. Это может проявиться в особенностях словесного выражения, т.е. в особенностях лингвистического оформления.

Таким образом, для интертекста характерно взаимодействие между двумя текстами, принадлежащими разным авторам и во временном отношении определяемыми как более ранний и более поздний. Можно с уверенностью утверждать, что интертекст является монокодовым образованием, так как и основной текст и «включенный» представлены знаками одной вербальной семиотической системы.

Гипертекст также можно рассматривать как монокодовый текст, если он не содержит фотографии, рисунки и другие элементы изобразительности.

Гипертекстом можно назвать незамкнутую цепь пояснений. Подтверждением этого являются комментарии, например Ю.М.Лотмана к роману А.С.Пушкина «Евгений Онегин». Гипертекст призван помочь читателю понять текст в релевантном для

него социокультурном контексте. Тексты различаются степенью зависимости от гипертекста: чем больше единиц исходного текста прокомментировано, тем чаще возникает потребность заглянуть в гипертекст.

Гипертекст является одним из инструментов снятия неоднозначности и возможной неопределенности текста. Гипертекст — это нелинейно организованный объем политематических комментариев, интегрирующих непересекающиеся информационные ресурсы, между которыми при необходимости могут быть установлены перекрестные ссылки [6]. В гипертексте осуществлена интеграция огромного, но фрагментарного знания о той социальной, психологической, дискурсивной действительности, которая отражена в линейном тексте.

Окружающий мир и культура представляют собой объекты, бесконечные для научного изучения и описания. Содержащий такие описания гипертекст не имеет ни начала, ни конца, он может постоянно дополняться и уточняться. Являясь типичным проявлением интердисциплинарного духа своего времени, он стремится к всеохватности знания, отсюда его открытость, незавершенность и восприимчивость к тому, что происходит в реальной действительности.

Креолизованные тексты длительное время не привлекали к себе внимания языковедов, хотя еще в 30-е годы ХХ в. А.А.Реформатский писал о том, что иллюстрация «как особый структурный момент высказывания подлежит ведению лингвиста» [7]. Традиционно узкий подход к тексту, ограничивающий его природу лишь вербальными средствами, приводил к тому, что исследования креолизованных текстов сводились к отдельным наблюдениям за применением изображения в рекламе, афише, о роли подписи под фотоизображениями в прессе и карикатурами. Термин «креолизо-ванные тексты» принадлежит отечественным психолингвистам Ю.А.Сорокину и Е.Ф.Тарасову. «Креоли-зованные тексты — это тексты, фактура которых состоит из двух негомогенных частей: вербальной (языковой/речевой) и невербальной (принадлежащей к другим знаковым системам, нежели естественный язык)» [8]. В качестве примеров называются кинотексты, тексты радиовещания и телевидения, средства наглядной агитации и пропаганды, плакаты, рекламные тексты. Термин «креолизованные тексты» поддержан и Е.Е.Анисимовой, исследование которой было проведено в основном на материале австрийских немецкоязычных плакатов. Большинство современных исследователей придерживаются термина «креолизо-ванный текст» и понимают под ним двухкодовый текст, состоящий из вербального и иконического компонентов. Взаимодействуя друг с другом, вербальный и иконический компоненты обеспечивают целостность и связность произведения, его коммуникативный эффект.

В последнее время исследователи все чаще обращаются к термину поликодовый текст. Еще в 1974 г. Г.В.Ейгер и Л.Юхт вычленили оппозицию моно- и поликодовых текстов. «К поликодовым текстам в широком семиотическом смысле должны быть отнесены случаи сочетания естественного языкового кода с кодом какой-либо иной семиотической систе-

мы (изображение, музыка и т.п.)» [9]. Термин «поликодовый текст» используется Л.М.Большияновой [10], которая исследовала «лингвовизуальный комплекс» — газетный текст, сопровождаемый фотоизображением, как разновидность поликодовых текстов. А.Г. Сонин называет поликодовыми «тексты, построенные на соединении в едином графическом пространстве семиотически гетерогенных составляющих

— вербального текста в устной или письменной форме, изображения, а также знаков иной природы» [11].

Следует различать вербальный и невербальный компоненты в поликодовых текстах. Все пять органов чувств выполняют в человеческом обществе семиотические функции. Но наибольшая часть социально значимых, богатых и существенных для общества знаковых систем ориентирована на восприятие посредством зрения и слуха. В этой связи закономерно наличие большого разнообразия взаимодействия типичной и наиболее важной и уникальной системы языка (аудиальной в своей естественной, устной и визуальной в письменной форме) с другими аудиаль-ными и визуальными знаковыми системами. А с учетом того, что современная цивилизация в гораздо большей мере, чем прежде, является письменной цивилизацией, то и разнообразие изовербальных комплексов, и уделяемое им внимание совершенно естественны.

Поликодовые тексты различаются по количеству взаимодействующих знаковых систем. Среди наиболее сложных Р.О.Якобсон назвал мюзиклы, особенно кинематографические — «очень сложные синкретические представления, сочетающие целый ряд аудиальных и визуальных семиотических средств» [12]. Наиболее интересными для анализа системами, использующими разнородный знаковый материал, Р. Барт назвал те, которые относятся к социологии массовой коммуникации. «В телевидении, кино, в рекламе возникновение смыслов зависит от взаимодействия изображения, звука и начертания знаков» [6].

Примером гетерогенного поликодового текста может служить и видеоклип. Музыкальный клип — это аудио-визуальная продукция, включающая в себя вокальную либо инструментальную партию в сопровождении ярких, динамичных изображений. Клип отображает стилистику музыки и внешние данные артиста с наиболее выгодных ракурсов. Видеоклип может содержать визуально-сюжетную линию событийной истории песни, сценарий на которую подготавливается режиссером-«клипмейкером». Хороший видеоклип — это не изощренные декорации и спецэффекты, как в 1980-х, а режиссерские и исполнительские находки, маленькая история, не просто мелькающая в течение трех минут перед глазами, но и задевающая чувства зрителя. Со всей основательностью можно утверждать, что ни одно другое явление современной культуры не воплощает с такой исчерпывающей полнотой ее основные черты, как клип. Означая принципиальную гетерогенность социальности, ее разрывы и провалы, он, тем не менее, производит эффекты соединения несоединимого, творит особый мир всепроникающей виртуализации, где

«возможное все» именно в шокирующей несовместимости вменяет изоморфизм всем элементам самим фактом включения. Клип со всеми его базовыми характеристиками, такими, как частичность, разорванность, фрагментарность, может служить метафорой для состояния современного общества.

По сути, музыкальный видеоклип — это тот же мини-фильм со своими законами драматургии, режиссуры и монтажа. Трудно определить, когда музыкальный видеоклип выделился из кино в качестве самостоятельного жанра. Музыка сопровождала кино даже тогда, когда оно было немым. Музыкальный видеоклип ворвался на телеэкраны так стремительно (первые клипы появились в конце 1970-х, а круглосуточный музыкальный канал MTV возник уже в августе 1981 г.), что сегодня трудно ответить на вопрос о первенстве. Популярная электронная энциклопедия сообщает, что оно принадлежит Майклу Несмиту (песня «Рио», 1976) [13]. Хотя любой фанат группы «Queen» будет утверждать, что именно они в 1975 г., не успевая на эстрадное шоу «Top of the Pops», прислали вместо себя «Богемскую рапсодию», очень простенький, но все-таки уже видеоклип. Говоря о происхождении музыкального видеоклипа, надо, конечно, отметить его связь с рекламным роликом, с историей того, что на Западе называют «коммерческим танцем» (танец играет огромную роль в большинстве клипов), с мюзиклом и музыкальным фильмом вообще. Так, Д.Ухов считает близкими родственниками клипов бесчисленные музыкальные номера в индийских фильмах [14].

Что же такое музыкальный видеоклип? Прежде всего это аудиовизуальное произведение, отличающееся чрезвычайной жесткостью формы. Видеоряд в клипе существует только в неразрывном единстве со звучащей песней (за исключением тех моментов, когда несколько секунд видеопреамбулы предваряют песню или «самостоятельными» оказываются какие-то кадры в середине, в намеренных паузах). Соответственно, длина видеоклипа совпадает со стандартом для музыкальной композиции: в среднем 4 минуты. Другим обязательным моментом оказывается ритмическое соотнесение видеоряда со звучащей композицией — «точное», «опережающее», «запаздывающее», но так или иначе выдерживающее ритм песни.

В структуре видеоклипа мы выделили три компонента: вербальный, иконический и мелодический. Будучи сравнительно молодым жанром, видеоклип перестал быть неким «видеорядом», в рамках которого поклонники могут увидеть своих кумиров,

— эта функция возложена на видеозаписи «живых» выступлений. Есть все основания утверждать, что видеоклип является сложно организованным текстовым единством, в котором видеокомпонент, вербальный и мелодический компоненты могут находиться в различных отношениях друг с другом. Вербальная сторона видеоклипа представлена устной песенной речью действующих лиц, и это, на наш взгляд, является первичной составляющей вербального компонента, а также письменно зафиксированными источ-

никами: скрипт песенного текста, а в некоторых случаях субтитры. Иконический компонент представлен видеорядом. Добавление визуального кода к традиционно содержащимся в песне вербальному и мелодическому отражает попытку полностью завладеть вниманием реципиента (известно, что зрительный канал восприятия является основным поставщиком информации), а также усложняет песенный текст путем добавления еще одного плана восприятия — зрительного, содержащего дополнительную информацию, обогащающую смысловое содержание песни. Интересно, что вместо усложнения вербального и мелодического компонентов, что несомненно затруднило бы восприятие, современная песня нашла эффективный способ добавления информации посредством визуального кода. Мелодический компонент представлен звуковым рядом.

Видеоклип значительно усложнен по отношению к тексту, зафиксированному знаками только естественного языка, поскольку сочетает в себе вербальный, иконический и мелодический компоненты, т.е. элементы разных знаковых систем. Усложнение структуры текста и включение в него изобразительного и звукового ряда объясняется усложнением характера информации, которую намерен передать автор клипа.

Итак, как нам представляется, можно с уверенностью говорить о том, что будущее искусства — за поликодовыми текстами, подтверждением чего служит популярность видеоклипов. Отношения текст— изображение—мелодика весьма информативны, они делают возможным анализ в двойном и даже тройном контексте. Движение от вербального кода к икониче-скому и мелодическому и назад эксплицируют значимость различных компонентов ситуации общения. Сопряжение текста, видеоряда и мелодики дает возможность оценить, насколько те или иные явления языка связаны с внеязыковыми.

1. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М.: Наука, 1986. С.10.

2. Деррида Ж. // Вестник МГУ. Сер.9: Филология. 1995. №5. С.50.

3. Анисимова Е.Е. Лингвистика текста и межкультурная коммуникация (на материале креолизованных текстов). М., 2003. С.15.

4. Бахтин М.М. Указ. соч. С.254, 272.

5. Цит. по: Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М., 2004. С.73.

6. Барт Р. Основы семиологии // Структурализм: «за» и «против». М., 1975. С.124.

7. Цит. по: Анисимова Е. Е. Указ. соч. С.3.

8. Сорокин Ю.А., Тарасов Е.Ф. Креолизованные тексты и их коммуникативная функция // Оптимизация речевого воздействия. М., 1990. С.180.

9. Анисимова Е.Е. Указ. соч. С.107.

10. Большиянова Л.М. Внешняя организация газетного текста поликодового характера // Типы коммуникации и содержательный аспект языка. М., 1987. С.51.

11. Сонин А.Г. // Вопросы языкознания. 2005. №6. С.117.

12. Цит. по: Анисимова Е. Е. Указ. соч. С.32.

13. http://musicvideo.about.com

14. Ухов Д. // Искусство кино. 1999. № 7. С. 126.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.