Научная статья на тему 'О проблеме законодательного регулирования поверхностного обследования одежды задержанного лица'

О проблеме законодательного регулирования поверхностного обследования одежды задержанного лица Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
23
4
Поделиться
Ключевые слова
полиция / задержанный / наружный досмотр / личный досмотр / личная безопасность / проблема законодательного регулирования / the police / detained person / external search / personal search / personal safety / problem of legislative regulation

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — В. В. Гусак

В статье рассматриваются проблемные вопросы законодательного регулирования поверхностного обследования одежды задержанного лица в рамках процедур, именуемых «личный досмотр» и «наружный досмотр». Проведен анализ действующих нормативных правовых актов, регулирующих производство личного и наружного досмотра, в результате которого отмечено несоответствие положений, закрепленных в приказах Министерства внутренних дел Российской Федерации, требованиям федерального законодательства. Термин «наружный досмотр» своего закрепления в законе не получил. Вместе с тем наружный досмотр, проводимый непосредственно после фактического ограничения свободы передвижения задержанного лица, достаточно часто применяется в практике органов внутренних дел. Предлагается решение обозначенной проблемы путем внесения изменений в действующее законодательство. Предложенные изменения будут способствовать усилению гарантий личной безопасности сотрудников полиции.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — В. В. Гусак

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ABOUT THE PROBLEM OF LEGISLATIVE REGULATION OF THE EXTERNAL EXAMINATION OF THE DETAINED PERSONS CLOTHES

The article deals with the problem of legislative regulation of external examination of clothing of the detained person as a part of procedures called «personal search» and «external search». The analysis of the current regulatory acts regulating the procedures of personal and external inspections is given as a result of which it is noted that provisions of the orders of the Russian Ministry of Internal Affairs do not comply with the requirements of the Federal Legislation. The term «external search» is not fixed in the legislation. However, an external search conducted immediately after restriction of the freedom of movement of the detainee is often used in the practice of the internal affairs bodies. It is proposed to solve them by amending current legislation. The proposed changes will enhance personal safety of the police officers.

Текст научной работы на тему «О проблеме законодательного регулирования поверхностного обследования одежды задержанного лица»

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО. АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ПРОЦЕСС

УДК 342.9

В. В. ГУСАК, старший преподаватель кафедры специальной подготовки Уфимского юридического института МВД России (г. Уфа)

V. V. GUSAK, senior lecturer of the Chair of Special Training of Ufa Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia (Ufa)

О ПРОБЛЕМЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

ПОВЕРХНОСТНОГО ОБСЛЕДОВАНИЯ ОДЕЖДЫ ЗАДЕРЖАННОГО ЛИЦА

ABOUT THE PROBLEM OF LEGISLATIVE REGULATION OF THE EXTERNAL EXAMINATION OF THE DETAINED PERSONS CLOTHES

Аннотация. В статье рассматриваются проблемные вопросы законодательного регулирования поверхностного обследования одежды задержанного лица в рамках процедур, именуемых «личный досмотр» и «наружный досмотр». Проведен анализ действующих нормативных правовых актов, регулирующих производство личного и наружного досмотра, в результате которого отмечено несоответствие положений, закрепленных в приказах Министерства внутренних дел Российской Федерации, требованиям федерального законодательства. Термин «наружный досмотр» своего закрепления в законе не получил. Вместе с тем наружный досмотр, проводимый непосредственно после фактического ограничения свободы передвижения задержанного лица, достаточно часто применяется в практике органов внутренних дел. Предлагается решение обозначенной проблемы путем внесения изменений в действующее законодательство. Предложенные изменения будут способствовать усилению гарантий личной безопасности сотрудников полиции.

Ключевые слова и словосочетания: полиция, задержанный, наружный досмотр, личный досмотр, личная безопасность, проблема законодательного регулирования.

Annotation. The article deals with the problem of legislative regulation of external examination of clothing of the detained person as a part ofprocedures called «personal search» and «external search». The analysis of the current regulatory acts regulating the procedures ofpersonal and external inspections is given as a result of which it is noted that provisions of the orders of the Russian Ministry of Internal Affairs do not comply with the requirements of the Federal Legislation. The term «external search» is not fixed in the legislation. However, an external search conducted immediately after restriction of the freedom of movement of the detainee is often used in the practice of the internal affairs bodies. It is proposed to solve them by amending current legislation. The proposed changes will enhance personal safety of the police officers.

Keywords and phrases: the police, detained person, external search, personal search, personal safety, problem of legislative regulation.

Поверхностное обследование одежды задержанного лица нередко применяется в практике правоохранительных органов в качестве меры, позволяющей обеспечить личную безопасность сотрудников, недопустить возможность причинения вреда задержанным самому себе, изба-

виться от вещественных доказательств или совершить побег во время доставления в служебное помещение. Рядовые граждане называют эту процедуру обыском, сотрудники полиции - досмотром, наружным досмотром или личным досмотром.

В законодательных актах Российской Федерации термин «наружный досмотр» не используется, в них можно лишь встретить схожие по своему значению понятия: «личный досмотр» [1-6], «личный обыск», «освидетельствование» [7], «личный осмотр» [6], «предполетный досмотр», «послеполетный досмотр» [8], «досмотр», «дополнительный досмотр», «повторный досмотр» [9].

Понятием «наружный досмотр» оперируют подзаконные нормативные правовые акты: приказы МВД России от 29 января 2008 г. № 80 «Вопросы организации деятельности строевых подразделений патрульно-постовой службы полиции» [10], от 1 июля 2017 г. № 450 «Об утверждении Наставления по организации физической подготовки в органах внутренних дел Российской Федерации» [11], от 5 мая 2018 г. № 275 «Об утверждении Порядка организации подготовки кадров для замещения должностей в органах внутренних дел Российской Федерации» [12].

Проанализировав указанные выше приказы, приходим к выводу о том, что содержащиеся в них нормы о проведении наружного досмотра носят тактический характер и направлены на формирование у сотрудников органов внутренних дел профессиональных знаний, умений и навыков безопасного выполнения служебных обязанностей.

Так, в п. 266 Устава патрульно-постовой службы полиции (далее - Устав ППСП) об этом свидетельствуют требования: производить наружный досмотр одежды и вещей, находящихся у задержанных, «немедленно или в более удобный момент, когда можно получить помощь от других сотрудников полиции или граждан», немедленно изымать обнаруженные оружие и другие предметы, «которые могут быть использованы для оказания сопротивления, нападения на наряд или побега».

В п. 179 «Управление силами и средствами патрульно-постовой службы по-

лиции» раздела III Устава ППСП упоминается о том, что «при производстве досмотра задержанного подается команда «Руки ВВЕРХ». Собака во время обыска по команде «Охраняй» должна находиться без намордника в 2-3 метрах от задержанного». Не вызывает сомнений, что данная норма также направлена на обеспечение личной безопасности сотрудника ППСП. Однако рассматриваемое положение вносит еще большую путаницу в терминах, ввиду одновременного употребления таких категорий, как «досмотр» и «обыск».

Закрепленные в п. 63 приказа МВД России от 1 июля 2017 г. № 450 «Об утверждении Наставления по организации физической подготовки в органах внутренних дел Российской Федерации» требования зафиксировать подконтрольное положение ассистента, обратить его лицо в противоположную от сотрудника сторону, указывают на необходимость соблюдения мер личной безопасности. О том же красноречиво свидетельствует п. 203.1 приказа МВД России от 5 мая 2018 г. № 275 «Об утверждении Порядка организации подготовки кадров для замещения должностей в органах внутренних дел Российской Федерации», положительно оценивая выполнение наружного досмотра при соблюдении следующих условий: «Сотрудник в соответствии с описанием, упреждая возможность внезапного нападения ассистента, вынудил его принять положение (позу) для осуществления наружного досмотра или сковывания специальными (подручными) средствами ограничения подвижности; существенно ограничил или лишил ассистента возможности изменить положение, сопротивляться; тщательно осуществил наружный досмотр (обнаружил и изъял макеты холодного или огнестрельного оружия) или же сковал его руки специальными (подручными) средствами ограничения подвижности, исключив возможность ассистента самостоятельно высвободиться из них».

Примечательным является тот факт, что еще в ранее действовавших приказах МВД России от 29 июля 1996 г. № 412 «Об утверждении Наставления по физической подготовке сотрудников органов внутренних дел» [13] и от 18 января 1993 г. № 17 «О мерах по совершенствованию организации патрульно-постовой службы милиции», утвердивших «Устав патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности» [14], действия, направленные на отыскание в одежде задержанного лица опасных предметов, обозначались сочетанием слов «наружный осмотр». Ни один из перечисленных выше нормативных правовых актов не дает и не давал определения личного досмотра, наружного досмотра или наружного осмотра.

Ради справедливости следует отметить, что наружный досмотр упоминается в главе «Особенности задержания и доставления в органы внутренних дел лиц, подозреваемых в совершении преступлений» раздела V Устава ППСП. Расположение нормы о досмотре в указанном выше разделе ведет к ее ограничительному толкованию и не позволяет применять данную меру к лицам, доставляемым за совершение административных правонарушений. В свою очередь, такое положение дел не дает гарантий для личной безопасности сотрудников правоохранительных органов, поскольку любое лицо, доставляемое или задержанное, например, сотрудником полиции, может оказать сопротивление либо причинить вред себе при помощи находящихся при нем предметов, которые своевременно не были обнаружены и изъяты.

Кроме того, на практике фактическое задержание граждан вместе с их наружным досмотром осуществляют не только сотрудники ППСП, но и других подразделений, что в буквальном понимании является незаконным действием, поскольку процедура наружного досмотра законодательно не закреплена, а Устав ППСП, утвержденный подзакон-

ным нормативным правовым актом, не обязателен к исполнению сотрудниками других подразделений полиции. Утративший ныне юридическую силу приказ МВД России от 18 января 1993 г. № 17 «О мерах по совершенствованию организации патрульно-постовой службы милиции» обязывал руководствоваться Уставом патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности всех сотрудников, которые «участвуют в организации и несении патрульно-постовой службы или, находясь вне службы, принимают меры к пресечению преступлений и других правонарушений». Устав ППСП такого положения не содержит. В ходе проведенного исследования ссылок, обязывающих руководствоваться им, не найдено и в других нормативных правовых актах. Данный факт тоже не способствует обеспечению личной безопасности сотрудников органов внутренних дел.

Как отмечено выше, личный досмотр, помимо КоАП РФ и Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции», упомянут в ряде законов: федеральные конституционные законы от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ «О военном положении» и от 30 мая 2001 г. № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении», федеральные законы от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности», от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму».

Таким образом, мы имеем дело либо с отсутствием единой терминологии, когда одни и те же процедуры именуются в различных нормативных правовых актах неодинаково, либо с тем, что поверхностное обследование одежды задержанного лица - наружный досмотр - является самостоятельным правовым явлением и, следовательно, должен иметь какие-то отличия от личного досмотра. Понятие личного досмотра не регламентировано достаточно подробно даже в КоАП РФ, к которому отсылают правоприменителя п. 16 ч. 1 ст. 13, ч. 6 ст. 14 ФЗ «О по-

лиции» в части порядка осуществления данной меры принуждения.

В ст. 27.7 КоАП РФ имеется следующее определение: «Личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице, то есть обследование вещей, проводимое без нарушения их конструктивной целостности, осуществляются в случае необходимости в целях обнаружения орудий совершения либо предметов административного правонарушения. В исключительных случаях, при наличии оснований полагать, что при физическом лице находятся оружие или иные предметы, используемые в качестве оружия, личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице, могут быть осуществлены без понятых».

Лишь при производстве досмотра вещей, находящихся при физическом лице, законом предусмотрена замена участия понятых на применение видеозаписи. На практике в силу объективных причин не всегда возможно обеспечить участие понятых при личном досмотре, что толкает правоприменителя на всевозможные «ухищрения» и фальсификацию данных в протоколах в попытке выполнить требования законодательства. На наш взгляд, разрешение на применение в ходе личного досмотра видеозаписи при невозможности привлечь двух понятых одного пола с досматриваемым лицом будет способствовать повышению уровня соблюдения законности в ходе реализации данной меры административного принуждения.

УПК РФ и КоАП РФ рассматривают следственные действия (личный обыск, освидетельствование) и меру обеспечения производства по делу об административном правонарушении (личный досмотр) главным образом как источник получения доказательств. В связи с конституционным принципом презумпции невиновности, гласящим, в частности, что бремя доказывания вины лежит на правоохранительных органах, а все сомнения в виновности лица толкуются в

пользу последнего, процедуры личного обыска и личного досмотра носят удо-стоверительный характер (требуют участия понятых, протоколирования). Таким образом, при помощи участия понятых реализуется правовой институт общественного контроля за действиями сотрудников правоохранительных органов, направленный на защиту прав человека от незаконных и необоснованных действий правоприменителей.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Следует отметить, что в теории административного права личный досмотр рассматривается не только как мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении, но и как мера административного предупреждения, а также в качестве меры административного пресечения. Подобная классификация носит весьма условный характер в зависимости от поставленных целей или результата, полученного при реализации той или иной меры принуждения. Многие из применяемых к лицам мер государственного принуждения имеют многоцелевую направленность. Так, например, при личном досмотре лица по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ, изъятие орудия совершения административного правонарушения обеспечивает наличие доказательства, а вместе с ним - правильное и своевременное рассмотрение дела. Наряду с этим достигается другая цель - предупреждение иных правонарушений и преступлений, которые могут быть совершены этим же орудием. С применением данной меры одновременно пресекается административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 20.8 КоАП РФ, если гражданин не имел права на ношение оружия и патронов к нему в указанном месте. Кроме того, обнаружение и изъятие оружия способствует обеспечению безопасности сотрудников правоохранительных органов, осуществляющих доставление гражданина в служебное помещение.

Нельзя не согласиться с мнением О. Н. Гапонова: «В этой связи в настоящее время процедуры применения личного досмотра, досмотра вещей необходимо рассматривать не только в процессуальном аспекте, но и как составную часть административно-правовых средств, направленных на предупреждение террористической деятельности. Причем для выполнения превентивных функций реализация данной меры, ограничивающей личные права граждан, должна вестись в постоянном режиме, а не как временная реакция на определенные действия или угрозы» [15, с. 153]. Данное утверждение, по нашему мнению, вполне справедливо может быть применено не только для предупреждения террористической угрозы.

Почему же в законе до сих пор не нашли своего отражения термины «наружный досмотр» или «поверхностное обследование одежды задержанного лица»? Неужели никто из представителей законодательной, исполнительной власти или юридической науки не задумывался о вопросах личной безопасности сотрудников правоохранительных органов? Конечно, задумывались. Многие понимают, что досматривать нужно. Кроме того, эта процедура уже очень давно реализуется на практике, но она по рассмотренным выше причинам является не всегда или не совсем легитимной.

Как же обеспечить личную безопасность, не нарушая при этом правовые требования и запреты?

По данному вопросу мнения в юридической литературе разделились. Одни исследователи считают, что наружный досмотр - это самостоятельная мера принуждения, пока еще не имеющая регламентации в законодательных актах и призванная обеспечить безопасность сотрудника полиции и окружающих граждан, другие говорят о необходимости строго придерживаться закрепленной в федеральном законе терминологии и неукоснительно соблюдать требования к

процедуре личного досмотра. Соответственно, представители первой группы выступают за то, чтобы понятие, цели и правила производства наружного досмотра были отражены законодательно (В. Н. Лавров, В. В. Лавров, А. К. Дубровин, А. В. Равнюшкин), вторые - предлагают внести изменения и дополнения в действующие нормативные правовые акты, «расширив» при этом сферу применения такой меры административного принуждения, как личный досмотр (Д. В. Пивоваров, С. В. Бабин, А. В. Лу-бенков, А. Ю. Свириденко).

Применительно к проблеме обеспечения безопасности в ходе осуществления наружного или личного досмотра указанными авторами предлагаются следующие варианты решений:

- внести дополнения в ст. 14 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции», позволяющие производить наружный досмотр задержанного лица, «если есть основание полагать, что правонарушитель имеет при себе оружие или иные предметы, используемые в качестве оружия, а также орудия совершения либо предметы административного правонарушения или преступления, документы, могущие иметь значение для дела, от которых задержанное лицо может избавиться или с применением которых может напасть на сотрудника при доставлении в служебное помещение полиции или к уполномоченному должностному лицу» (в. Н. Лавров, В. В. Лавров [16, с. 262]);

- включить в ст. 13 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» возможность применения наружного досмотра (А. К. Дубровин [17, с. 114]);

- закрепить понятие наружного досмотра в ч. 1 ст. 24 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции», озаглавив статью как «Гарантии личной безопасности сотрудника полиции», в Уставе ППСП отразить тактические особенности безопасного и эффек-

тивного проведения наружного досмотра (А. В. Равнюшкин [17, с. 114]);

- дополнить содержание ст. 27.7 КоАП РФ возможностью применять личный досмотр для обнаружения предметов, которые «могут быть использованы для побега или нападения на представителя власти» (Д. В. Пивоваров [19, с. 90]);

- к порядку личного досмотра применять правила, «позволяющие задействовать видеозапись в качестве альтернативы понятым» (О. Н. Гапонов [15, с. 157-158]).

Интересным представляется мнение А. Ю. Лубенкова и А. Ю. Свириденко, которые предлагают включить в ст. 8.6 Процессуально-исполнительного кодекса об административных правонарушениях Республики Беларусь [22] следующее положение, по своей правовой природе аналогичное ст. 27.7 КоАП РФ: «В исключительных случаях при наличии достаточных оснований полагать, что при задержанном находятся оружие либо иные, пригодные для причинения вреда себе, жизни и здоровью других лиц предметы, лицом, осуществившим задержание, на месте задержания без участия понятых может быть проведен обыск верхней одежды задержанного и находящихся при нем вещей. При обнаружении оружия либо иных пригодных для причинения вреда себе, жизни и здоровью иных лиц предметов составляется протокол либо делается соответствующая запись в протоколе об административном правонарушении или в протоколе административного задержания физического лица» [21, с. 95].

А. Ю. Лубенков и А. Ю. Свириден-ко приходят к выводу о необходимости по делу об административном правонарушении проводить три вида личного обыска:

1) «поверхностный» обыск верхней одежды задержанного и находящихся при нем вещей (прощупывание без нарушения конструктивной целостности);

2) «полный» обыск задержанного и находящихся при нем вещей (с нарушением их конструктивной целостности);

3) «обыск тела задержанного лица» (с осмотром естественных полостей человека) [21, с. 92-94].

К аналогичному выводу приходит и Ф. В. Безгачев, выделяя следующие виды личного досмотра:

1) внешний (поверхностный);

2) со снятием одежды;

3) внутренний (с участием специалистов-медиков, применением рентгена и других методов внутреннего обследования) [23, с. 810].

Подводя итог, резюмируем, что для устранения путаницы в терминах целесообразнее было бы закрепить за рассматриваемыми в настоящей статье поисковыми действиями общее название «обыск» и выделить его разновидности. К каждой разновидности обыска следует установить основания, условия и порядок его производства, определить круг лиц, его осуществляющих и имеющих право принимать участие в обыске. Термин «наружный досмотр», употребляемый в подзаконных нормативных актах, привести в соответствие с измененным законодательством и именовать наружным или поверхностным обыском. Правила производства поверхностного обыска закрепить в ст. 27.7 КоАП РФ, соответствующие изменения о праве сотрудника полиции осуществлять поверхностный обыск в порядке, установленном в КоАП РФ, внести в Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № З-ФЗ «О полиции». Исключить требование об участии при поверхностном обыске понятых. Следует разрешить производство поверхностного обыска любым сотрудником, осуществившим ограничение свободы передвижения лица (а не только уполномоченным осуществлять доставление и административное задержание), в отношении любых лиц с момента их фактического задержания сотрудниками полиции, не привязывая это к слишком

узко рассматриваемой в нынешнем законодательстве цели «обнаружения орудий совершения либо предметов административного правонарушения». Указанные изменения будут способствовать легитимности процедуры поиска в одежде

задержанных лиц предметов, при помощи которых последние смогут причинить вред самому себе, окружающим или сотрудникам полиции, оказать сопротивление или совершить побег во время доставления в служебное помещение.

***

ЛИТЕРАТУРА

1. О чрезвычайном положении: федеральный конституционный закон от 30 мая 2001 г. № 3-ФКЗ // СПС «КонсультантПлюс».

2. О военном положении: федеральный конституционный закон от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ // СПС «КонсультантПлюс».

3. Кодекс РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. О Федеральной службе безопасности: федеральный закон от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс».

5. О противодействии терроризму: федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс».

6. О полиции: федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс».

7. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // СПС «Консультант-Плюс».

8. Воздушный кодекс РФ от 19 марта 1997 г. № 60-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс».

9. О транспортной безопасности: федеральный закон от 9 февраля 2007 г. № 16-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс».

10. Вопросы организации деятельности строевых подразделений патрульно-постовой службы полиции (вместе с Уставом патрульно-постовой службы полиции): приказ МВД России от 29 января 2008 г. № 80 // СПС «КонсультантПлюс».

11. Об утверждении Наставления по организации физической подготовки в органах внутренних дел Российской Федерации: приказ МВД России от 1 июля 2017 г. № 450 // СПС «КонсультантПлюс».

12. Об утверждении Порядка организации подготовки кадров для замещения должностей в органах внутренних дел Российской Федерации: приказ МВД России от 5 мая 2018 № 275 // СПС «КонсультантПлюс».

13. Об утверждении Наставления по физической подготовке сотрудников органов внутренних дел: приказ МВД России от 29 июля 1996 г. № 412 // СПС «КонсультантПлюс».

14. О мерах по совершенствованию организации патрульно-постовой службы милиции: приказ МВД России от 18 января 1993 г. № 17 // СПС «КонсультантПлюс».

15. Гапонов, О. Н. Личный досмотр, досмотр вещей как мера административного принуждения и средство предотвращения террористической угрозы // Юридическая наука. 2017. № 4.

16. Лавров, В. Н., Лавров, В. В. Задержание и наружный досмотр в оперативно-служебной деятельности сотрудников полиции // Подготовка кадров для силовых структур: современные направления и образовательные технологии: материалы 17-ой Всероссийской научно-методической конференции (г. Иркутск, 1 марта 2012 г.). Иркутск: Восточно-Сибирский институт МВД России, 2012.

17. Дубровин, А. К. Наружный досмотр как мера личной безопасности сотрудника полиции // Деятельность правоохранительных органов в современных условиях: сборник материалов 20-й Международной научно-практической конференции (г. Иркутск, 28-29 мая 2015 г.). Иркутск: Восточно-Сибирский институт МВД России, 2015.

18. Равнюшкин, А. В. Наружный досмотр как мера обеспечения личной безопасности сотрудника полиции // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2017. № 3.

УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС. КРИМИНАЛИСТИКА

19. Пивоваров, Д. В. Личный досмотр и досмотр вещей, находящихся при физическом лице, как мера обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, применяемая сотрудниками полиции // Совершенствование законодательства о полиции и полицейской деятельности: материалы Всероссийской научно-практической конференции (г. Омск, 12 ноября 2015 г.). Омск: Омская академия МВД России, 2012.

20. Бабин, С. В. К вопросу о законности применения полицией наружного досмотра // NOVAUM.RU. 2018. № 15.

21. Лубенков, А. В., Свириденко, А. Ю. Осмотр, досмотр и обыск, предусмотренные административным законодательством Республики Беларусь: теория и практика реализации // Вестник Воронежского института МВД России. 2012. № 3.

22. Процессуально-исполнительный кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях от 20 декабря 2006 г. № 194-З // Эталонный банк данных правовой информации Республики Беларусь. URL: https: www.m.etalonline.by/?type=text&Hk0600194#scrollinto#&Artic le=8.6 (дата обращения: 01.04.2019).

23. Безгачев, Ф. В. Проблемы применения специальной техники при досмотре, осмотре, личном обыске // Научно-практический электронный журнал «Аллея науки». 2018. № 5.

© Гусак В. В.

УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС. КРИМИНАЛИСТИКА

УДК 343.63:343.614(470)

А. В. ВАРДАНЯН, начальник кафедры криминалистики и оперативно-разыскной деятельности Ростовского юридического института МВД России, доктор юридических наук, профессор (Ростов-на-Дону)

A. V. VARDANYAN, head of the Chair of Criminalistics and Operational-Detective Activity of Rostov Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia, Doctor of Law, Professor (Rostov-on-Don)

ФИКТИВНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ КАК СПЕЦИФИЧЕСКИЕ КРИМИНАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ ЭКОНОМИКИ: ПРАВОВЫЕ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

FICTITIOUS ORGANIZATIONS AS A SPECIFIC CRIMINAL MEASURE FOR COMMITING CRIMES IN THE ECONOMIC SPHERE: LEGAL AND FORENSIC ASPECTS

Аннотация. Автор исследует актуальные вопросы борьбы с таким получившим повсеместное распространение негативным явлением в отечественной экономике, как создание фиктивных организаций. Данные деяния обладают высокой общественной опасностью не столько сами по себе, сколько тем, что в условиях современных реалий экономической преступности они представляют собой специфические порталы в теневую экономику и организованную преступность. Это побудило автора выразить рекомендации касательно повышения результативности установления обстоятельств, связанных непосредственно с незаконным образованием юридических