Научная статья на тему 'О потреблении семян сосны большим пёстрым дятлом Dendrocopos major в летне-осенний период: история одной "кузницы"'

О потреблении семян сосны большим пёстрым дятлом Dendrocopos major в летне-осенний период: история одной "кузницы" Текст научной статьи по специальности «Биологические науки»

CC BY
105
42
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «О потреблении семян сосны большим пёстрым дятлом Dendrocopos major в летне-осенний период: история одной "кузницы"»

ISSN 0869-4362

Русский орнитологический журнал 2001, Экспресс-выпуск 139: 283-287

О потреблении семян сосны большим пёстрым дятлом Dendrocopos major в летне-осенний период: история одной "кузницы"

В.А.Ковалёв

Нижнесвирский заповедник, Ленинградская область, Лодейное Поле, 187710, Россия. E-mail: vkovalev@lodia.spb.ru

Поступила в редакцию 16 марта 2001

Для самого многочисленного в бореальных хвойных лесах дятла — большого пёстрого Dendrocopos major — характерна ярко выраженная сезонная смена кормов. В летнее время рацион этого дятла состоит преимущественно из различных насекомых, а зимой основу питания составляют семена хвойных, прежде всего сосны и ели (Формозов 1934; Поспелов 1956; Севастьянов 1959; Иноземцев 1965; Прокофьева 1971; Бардин 1982). В большинстве районов большой пёстрый дятел начинает добывать семена хвойных из шишек начиная с июля, значительно реже — с конца июня, причём доступными для него в это время являются лишь сосновые семена (Шилова-Крассова 1952; Марисова 1953; Новиков и др. 1963; Гаврин 1970; Прокофьева 1971; Дорофеев, Дорофеев 1983; Сирохин и др. 1983; Велик 1990). Для извлечения семян дятлы используют т.н. "кузницы" — найденные или выдолбленные самостоятельно углубления в стволах деревьев и пнях, где закрепляется принесённая для обработки шишка. На индивидуальном участке дятла может быть от 1 до 50 и более кузниц (Пту-шенко, Иноземцев 1968; Прокопов 1969; Зонов 1978; Поливанов, Поливанова 1986). Как правило, интенсивно используется лишь часть из этих кузниц (Дорофеев 1988). Отдельные кузницы используются дятлами на протяжении нескольких лет — до 14 (Дерим-Оглу 1958; Дорофеев, Дорофеев 1983; Велик 1990).

В 1997-2000 на правобережье Свири, в окрестностях дер. Ковкиницы, мною проведены наблюдения за использованием большим пёстрым дятлом одной из своих кузниц в летне-осенний период. Кузница была устроена на высоте 5 м на боковой ветке сосны, растущей на опушке приспевающего сосняка, узкой лентой протянувшегося вдоль р. Сегежа. К моменту начала наблюдений, судя по обработанным шишкам, кузница эксплуатировалась как минимум на протяжении одного года. Урожай семян сосны в радиусе 30 м от кузницы за годы наблюдений колебался от 3 баллов в 1998 и 1999 до 4.5 баллов в 1997 (оценка по 5-балльной шкале).

Шишки, обработанные дятлом на кузнице, я ежедневно собирал вечером. В 1997 для выяснения изменений в частоте использования кузницы на протяжении дня я подсчитывал раздолбленные шишки через каждые 3 ч. Такие учёты проводили в течение 5 последовательных дней каждый месяц

с июля по ноябрь. Сбор шишек в 1997 проводили на протяжении 125 дней, в 1998 - 107, в 1999 - 94 дней.

В 1997-1999 на участке леса, где находилась кузница, жила взрослая самка большого пёстрого дятла. Гнездовые и ночёвочные дупла этой птицы находились в разные годы на удалении 220-280 м от кузницы. В 1997 самка была окольцована и её оперение окрашено спиртовым раствором пикриновой кислоты. В 1998 и 1999 я отлавливал её во время выкармливания птенцов и снова метил пикриновой кислотой. У дупла с птенцами в 1998, кроме самки, был отловлен и окольцован самец. В 1999 маркированная мною самка образовала пару с другим самцом, который тоже был помечен. Окольцованные самцы — гнездовые партнёры этой самки — за время наблюдений на кузнице ни разу не были отмечены. В 1997 в конце августа и сентябре, а в 1998 в октябре, кузница всё же несколько раз использовалась другим дятлом. Это был самец, индивидуальный участок которого примыкал к участку самки. Судя по трём наблюдениям, самец приносил сосновую шишку со своего участка и, окончив долбление, возвращался на свою территорию. Скорее всего, самец таким образом обрабатывал на этой кузнице не более 1-2 шишек за день.

Первые раздолбленные шишки нового урожая отмечены под кузницей 21 июля 1997, 29 июля 1998 и 19 июля 1999. Самка срывала шишки в 3-20 м от кузницы. Самец, прилетавший с сорванной шишкой с соседнего участка, был вынужден преодолевать около 30 м безлесной территории.

Под кузницей в разные годы за летне-осенний период учитывалось от 308 до 956 раздолбленных сосновых шишек (табл. 1). Частота посещаемости дятлом кузницы на протяжении сезона существенно менялась, причём в разные годы тенденция таких перемен была разной. В 1997 самка весьма интенсивно использовала кузницу в летние месяцы, но к ноябрю практически перестала раздалбливать на ней шишки. За зиму 1997/1998 кузница посещалась крайне редко, весной 1998 после схода снега под сосной собрали лишь 21 шишку, обработанную дятлом за зиму. Напротив, в 1998 и 1999 к зиме посещаемость самкой кузницы существенно повышалась. Число шишек, обрабатываемых птицей за месяц, зависело от интенсивности экплуатации дятлом урожая семян сосны на отдельных частях индивидуального участка. Иногда дятел не появлялся в окрестностях кузницы 5-10 и более дней. Исчезновения птицы на несколько дней отмечались и в периоды интенсивной эксплуатации кузницы. Так, в 1997 за третью декаду августа дятел раздолбил на кузнице только 2 шишки. В течение августа 1998 дятел работал на кузнице лишь 8 дней, причём около половины всех собранных за месяц шишек было обработано самкой за 1 день — 30 августа. Оказалось, что число раздалбливаемых на кузнице шишек не всегда зависит от величины урожая сосновых семян. Количество шишек на соснах в 1997, судя по визуальной оценке, было самым большим за 3 года наблюдений, но при этом увеличения интенсивности эксплуатации находящейся под наблюдением кузницы не произошло. Зато самка начала раздалбливать шишки в новых местах, в т.ч. и в непосредственной близости (на соседнем дереве) от рассматриваемой кузницы. Всего за осень 1997 и зиму 1997/1998 в радиусе 20 м от этой кузницы было устроено 8 новых

кузниц, где раздалбливались шишки. На протяжении летне-осеннего периода 1998 и 1999 новые кузницы дятлом не посещались, в то же время находящаяся под наблюдением кузница использовалась для обработки шишек весьма интенсивно, особенно в 1999.

Хотя на обработку одной сосновой шишки дятел затрачивает около 5 мин (Бардин 1982), число раздалбливаемых за день на кузнице шишек не было большим (табл. 2). Правда, птица могла в течение дня долбить шишки и на других кузницах на своём участке. Интенсивность использования кузницы зависела и от погоды. В дождливые дни дятел кузницу не посещал. Осенью число шишек, обработанных на кузнице за день, возрастало при похолодании.

Таблица 1. Эксплуатация кузницы в летне-осенний период

Год Суммарное число собранных под кузницей шишек Всего

Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь

1997 135 115 31 59 10 350

1998 31 36 47 69 125 308

1999 47 165 427 317 956

Таблица 2. Изменения величины дневной порции сосновых шишек, раздалбливаемых самкой дятла на кузнице

Число шишек, раздалбливаемых дятлом за сутки

Месяц 1997 1998 1999

XI Б.Е. Пт XI Б.Е. Пт XI Б.Е. Пт

Июль 12.27+2.19 4-27 10.3315.61 2-21 3.6110.81 0-10

Август 3.71±1.05 0-24 1.1610.53 0-15 5.3210.77 0-15

Сентябрь 1.03±0.30 0-6 1.5710.46 0-9 14.2311.50 1-31

Октябрь 1.9010.49 0-11 2.2310.53 0-11 10.2310.92 3-21

Ноябрь 0.4310.18 0-3 10.4112.15 1-22 - -

Летом дятел чаще посещал кузницу с рассвета до 9 ч (табл. 3). В июле некоторое повышение активности по обработке шишек наблюдалось и во второй половине дня. В октябре дятел был активен на кузнице весь день. Не исключено, что ритмика суточной активности по обработке шишек на кузнице в другие годы могла быть отличной от наблюдавшейся в 1997. Всё же с сокращением продолжительности светлого времени суток и с исчезновением других доступных источников корма (насекомых) дятлы переходят на питание почти исключительно семенами хвойных и начинают проводить на кузницах большую часть дня.

Таблица 3. Изменение интенсивности долбления сосновых шишек в течение суток по наблюдениям в 1997 году

(5 суток наблюдений в месяц)

Время суток, ч Статистика Число обработанных за 2 ч шишек

Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь

4-6 Х± S.E. 4.00±0.32 2.60+0.51

lim 3-5 1-4

7-9 Х± S.E. 3.60±1.08 4.00+0.84 0.40+0.40 1.20+0.49 0.40+0.40

lim 1-7 2-6 0-2 0-3 0-2

10-12 Х± S.E. 1.20+0.58 1.80+0.92 1.00+0.32 2.80+0.86 0.40+0.24

lim 0-3 0-4 0-2 1-6 0-1

13-15 Х± S.E. 2.20±0.37 2.40+0.68 0 2.60+0.60 0

lim 1-3 0-4 0 1-4 0

16-18 Х± S.E. 3.40+0.51 0.80+0.49 0.20+0.20 0.20+0.20

lim 2-5 0-2 0-1 0-1

19-21 Х± S.E. 0.20+0.20 0

lim 0-1 0

К сожалению, после зимы 1999/2000 меченую самку большого пёстрого дятла, работавшую на кузнице в 1997-1999, я больше не встречал. В 2000 году кузница до середины августа не использовалась. В период с 18 августа по 5 сентября под ней появились 2 раздолбленные сосновые шишки. Позже, вплоть до 10 ноября, дятлы эту кузницу не посещали.

Литература

Бардин A.B. 1982. Бюджеты времени и энергии большого пестрого дятла Dendro-

copos major major (L) в зимний период// Тр. Зоол. ин-та АН СССР 113: 45-57. Белик В.П. 1990. Дятловые птицы Ростовской области // Малоизученные птицы

Северного Кавказа. Ставрополь: 6-29. Гаврин В.Ф.1970. Отряд Дятлы // Птицы Казахстана. Алма-Ата, 3: 91-130. Дерим-Оглу E.H. 1958. К биологии большого пестрого дятла (Dryobates major L.)

Орехово-Зуевского района// Учен. зап. Орехово-Зуевского пед. ин-та 11: 155-157. Дорофеев А.М., Дорофеев С.А. 1983. Экология большого пестрого дятла в Белорусском Поозерье // Биологические основы освоения, реконструкции и охраны животного мира Белоруссии. Минск: 120-121. Дорофеев С.А. 1988. Зимний кормовой режим большого пестрого дятла // Тез. докл.

12-й Прибалт, орнитол. конф. Вильнюс: 74-76. Зонов Г.Б. 1978. Зимнее питание лесных птиц южного Предбайкалья // Роль птиц

в биоценозах Восточной Сибири. Иркутск: 168-182. Иноземцев A.A. 1965. Значение высокоспециализированных птиц-древолазов в

лесном биоценозе // Орнитология 7: 416-436. Марисова И.В. 1953. Лесохозяйственное значение большого пестрого дятла (Dryobates major L.) // Тр. Зоол. музея КГУ 3: 73-86.

Новиков Г.А., Мальчевский A.C., Овчинникова Н.П., Иванова Н.С. 1963. Птицы "Леса на Ворскле" и его окрестностей//Вопросы экологии и биоценологии 8: 9-118. Поливанов В.М., Поливанова H.H. 1986. Экология лесных птиц северных макросклонов Северо-Западного Кавказа// Тр. Тебердинского заповедника 10: 11-164. Поспелов С.М. 1956. К вопросу о хозяйственном значении дятлов в лесах Ленинградской области // Зоол. журн. 35, 4: 600-605. Прокопов A.C. 1969. Материалы по экологии большого пестрого дятла в Западной Сибири // Учен. зап. Томского пед. ин-та 27: 119-126. Прокофьева И.В. 1971. О кормовом режиме большого пестрого дятла в Ленинградской области // Научн. докл. высшей школы. Виол, науки 1: 20-25. Птушенко Е.С., Иноземцев A.A. 1968. Биология и хозяйственное значение птиц Московской области и сопредельных территорий. М.: 1-461. Севастьянов Г.Н. 1959. Материалы по питанию дятлов в Архангельской области //

Зоол. журн. 38, 4: 589-595. Сирохин И.Н., Сонин В.Д., Дурнев Ю.А. 1983. Сезонные аспекты питания большого пестрого дятла в Предбайкалье // Экология позвоночных животных Восточной Сибири. Иркутск: 44-54. Формозов А.Н. 1934. К вопросу о межвидовой конкуренции. Взаимоотношения белки (Sciurus vulgaris L.), клестов (Loxia curvirostra L.) и большого пестрого дятла (Dendrocopos major L.) Ц Докл. АН СССР, нов. сер. 3, 3: 197-201. Шилова-Крассова Л.А. 1952. О лесохозяйственном значении большого пестрого дятла в южных лесах Европейской части СССР // Бюл. МОИП. Отд. биол. 57, 4: 15-24.

Ю С&

ISSN 0869-4362

Русский орнитологический журнал 2001, Экспресс-выпуск 139: 287

Встреча орлана-белохвоста Haliaeetus albicilla в центре Санкт-Петербурга

В.М.Храбрый

Зоологический институт Российской Академии наук, Университетская наб., 1, Санкт-Петербург, 199034, Россия

Поступила в редакцию 20 февраля 2001

10 января 2001 в 15 ч я наблюдал взрослого орлана-белохвоста Haliaeetus albicilla, пролетевшего вверх по Неве над Дворцовым мостом на высоте 50-70 м. День был пасмурный, температура воздуха около минус 1°С. Насколько известно, это первая встреча орлана в городе Санкт-Петербурге.

ю оз

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.