Научная статья на тему 'НОВЫЙ МУЗЕЙ В ЕКАТЕРИНБУРГЕ: АНДЕГРАУНД ОБРЕТАЕТ СВОЙ ДОМ'

НОВЫЙ МУЗЕЙ В ЕКАТЕРИНБУРГЕ: АНДЕГРАУНД ОБРЕТАЕТ СВОЙ ДОМ Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
10
5
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЧАСТНОЕ КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЕ / НЕГОСУДАРСТВЕННЫЕ МУЗЕИ / АНДЕГРАУНД / НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИСКУССТВО РОССИИ / ИСКУССТВО СВЕРДЛОВСКА / ЕКАТЕРИНБУРГА В XX ВЕКЕ

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Галеева Тамара Александровна

В статье говорится о новом негосударственном музее в Екатеринбурге, созданном на базе частной коллекции Павла Неганова - собрания отечественного искусства второй половины XX века, получившего в литературе определение «неофициальное», «нонконформистское», «андеграундное». Рассматриваются основные блоки коллекции, обусловленные её широким географическим охватом: в них представлены не только проявления неофициального искусства в Москве и Ленинграде, но и в других важных альтернативных художественных центрах советской эпохи - Свердловске и Одессе, где также активно развивались андеграундные формы творчества. На примере конкретных художников и их произведений анализируются тематические и стилистические особенности указанного направления искусства, представленного в коллекции музея.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

A NEW MUSEUM IN YEKATERINBURG: THE UNDERGROUND ART FINDS ITS HOME

The article is about a new private museum in Yekaterinburg, created on the basis of Pavel Neganovs private collection of Russian art of the second half of the 20th century that was defined in the literature as "unofficial", "nonconformist", "underground". The main blocks of the collection, divided according to the geographical principle, are considered. Not only Moscow and Leningrad were among the centers of unofficial art, but also other important alternative art centers of the Soviet era - Sverdlovsk and Odessa, where underground forms of creativity had also actively developed. The thematic and stylistic features of underground art represented in the museum's collection are analyzed on the example of specific names of artists and their works.

Текст научной работы на тему «НОВЫЙ МУЗЕЙ В ЕКАТЕРИНБУРГЕ: АНДЕГРАУНД ОБРЕТАЕТ СВОЙ ДОМ»

СОВРЕМЕННЫЕ АРТ-ПРАКТИКИ

CONTEMPORARY ART-PRACTICE

DOI: 10.17516/2713-2714-0059 УДК 76.03/09

A NEW MUSEUM IN YEKATERINBURG: THE UNDERGROUND ART FINDS ITS HOME

Tamara A. Galeeva

Ural Federal University named after the first President B.N. Yeltsyn Yekaterinburg, Russian Federation

Abstract: The article is about a new private museum in Yekaterinburg, created on the basis of Pavel Neganovs private collection of Russian art of the second half of the 20th century that was defined in the literature as "unofficial", "nonconformist", "underground". The main blocks of the collection, divided according to the geographical principle, are considered. Not only Moscow and Leningrad were among the centers of unofficial art, but also other important alternative art centers of the Soviet era - Sverdlovsk and Odessa, where underground forms of creativity had also actively developed. The thematic and stylistic features of underground art represented in the museum's collection are analyzed on the example of specific names of artists and their works.

Keywords: private collecting; private art museums; underground art; nonconformist art; unofficial art of Russia; art of Sverdlovsk / Yekaterinburg of the 20th century.

Citation: Galeeva, T.A. (2022). A NEW MUSEUM IN YEKATERINBURG: THE UNDERGROUND ART FINDS ITS HOME. IzobraziteV noe iskusstvo Urala, Sibiri iDaVnego Vostoka. Fine art of the Urals, Siberia and the Far East. T. 1, № 3 (12), p. 161-169.

Т. А. Галеева

Уральский федеральный университет имени Б. Н. Ельцина Екатеринбург, Российская Федерация

НОВЫЙ МУЗЕЙ В ЕКАТЕРИНБУРГЕ: АНДЕГРАУНД ОБРЕТАЕТ СВОЙ ДОМ

В статье говорится о новом негосударственном музее в Екатеринбурге, созданном на базе частной коллекции Павла Неганова - собрания отечественного искусства второй половины XX века, получившего в литературе определение «неофициальное», «нонконформистское», «андеграундное». Рассматриваются основные блоки коллекции, обусловленные её широким географическим охватом: в них представлены не только проявления неофициального искусства в Москве и Ленинграде, но и в других важных альтернативных художественных центрах советской эпохи - Свердловске и Одессе, где также активно развивались андеграундные формы творчества. На примере конкретных художников и их произведений анализируются тематические и стилистические особенности указанного направления искусства, представленного в коллекции музея.

Ключевые слова: частное коллекционирование; негосударственные музеи; андеграунд; неофициальное искусство России; искусство Свердловска / Екатеринбурга в XX веке.

|АЙ

2

Казалось бы, альтернативная соцреализму художественная культура, сложившаяся в Советском Союзе в 1960-е годы, ушла в прошлое, в историю; уже частично описаны, архивированы и переданы в музейные фонды многие артефакты «неофициального» искусства, прошли многочисленные выставки, изданы научные исследования об этом феномене. Однако термин «андеграунд» (англ. «undreground») вновь стал популярен в современном культурном лексиконе, обозначая явления и события художественной жизни, стремящиеся выйти за пределы устойчивого статуса.

Одним из признаков актуальности феномена андеграунда остаётся формирование частных коллекций, концентрирующих произведения данного направления, и создание на их основе новых музейных институций. Так, в Екатеринбурге в апреле 2022 года открылся негосударственный Музей Андеграунда, обладающий беспрецедентной не только для Урала коллекцией неофициального искусства 1960-2000-х годов. Это не первый частный музей в столице Среднего Урала: уже много лет существует уникальный Музей Невьянской иконы (создатель и владелец Евгений Ройзман).

Новый музей создан на основе личной коллекции Павла Владимировича Не-

ганова - известного уральского бизнесмена, сфера деятельности которого далека от искусства (крупное строительно-монтажное производство), тем не менее целенаправленно и увлечённо на протяжении 15 лет он коллекционирует художественные произведения (проросла заложенная старшей сестрой Людмилой любовь к искусству). Обширная и репрезентативная подборка работ (более 1000) включает имена практически всех знаковых российских «неофициальных» художников 1960-1990-х годов, составляя своеобразную визуальную энциклопедию - азбуку андеграунда.

\9

Р

if У г»»«

д ПА JU> г

Вынесённый в название музея термин «андеграунд» применительно к собранию Павла Неганова достаточно условен: в нём много произведений давно признанных официально художников, выходящих за хронологические рамки советского периода или просто представляющих современное искусство последних десятилетий. И всё же именно этот термин оказался наиболее адекватным для обозначения коллекции музея в целом. Он использовался в западной советологии с середины 1960-х годов для обозначения советской неподцензурной литературы, а в конце 1970-х годов получил распространение в СССР, став описательным определением в целом для неофициальной среды, имел зачастую политическую окраску. После появления в 1977 году книги И. Голомштока и А. Глезера «Неофициальное искусство СССР» (на английском языке) термин закрепился и в российской профессиональной среде [9].

Как правило, частные коллекции советского нонконформистского искусства базируются в основном в столицах или в зарубежных резиденциях их владельцев. К тому же большинство из них сложилось значительно раньше, вобрав в свой состав наиболее известные и масштабные произведения, зачастую приобретённые у самих авторов, либо на крупных выставках. Так, например, Александр Кроник начал собирать работы будущих классиков нонконформизма Анатолия Зверева, Владимира Яковлева, Дмитрия Плавинского, Владимира Немухина и многих других ещё в начале 1980-хгодов (у него около 1000 работ) [6]. Михаил Алшибая и Марк Курцер начали приобретать произведения художников-шестидесятников (Дмитрия Краснопевцева, Владимира Вейсберга, Юрия Злотникова и многих других) ещё в 1986 году [5]. Близко екатеринбургской коллекции по времени создания (середина нулевых), по широте охвата и доступности для зрителей собрание

А. А. Таршис.

Без названия.

1970-е. Бумага,

фломастер.

23x15,5

Музей андеграунда

(Екатеринбург)

A. A. Tarshis. Without a name. 1970s.

Paper, felt-tip pen. 23x15,5

Underground Museum (Yekaterinburg)

С. Сигей (Сигов Сергей Всеволодович). Варавва. 1977. Булиш, гуашь. 24x18,5 '

Музей андеграунда ( Екатеринбург)

S. Sigey

(Sergey Vsevolodovich Sigov). Barabbas. 1977. Paper, gouache, 24x18.5

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

[ Underground Museum (Yekaterinburg)

В. Г. Гардт. Каменная легенда. 1986. ДВП, масло. 50x54

Музей андеграунда (Екатеринбург)

V. G. Gar dt. Л stone legend. 1986. Fiberboard, oil. 50x54

Underground Museum (Yekaterinburg)

Аслана Чехоева (1965-2016), открывшего ещё в 2010 году в Петербурге первый частный музей современного искусства («Новый музей») [4].

Музеефнкацня советского неофициального искусства проходит в последние годы довольно интенсивно: работы ранее не признававшихся художников всё чаще попадают не только в муниципальные и частные собрания (музей «Эрарта» в Санкт-Петербурге, Московский музей современного искусства и др.), но и в крупнейшие национальные собрания (Третьяковская

галерея, Русский музей, Музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина). Все они фокусируются на московской и ленинградской школах, ориентированы исключительно на столичные культурные сообщества. Явное достоинство уральского собрания - расширение географии «нонконформизма», которая не ограничивается теперь привычным ареалом, включает и другие художественные центры советской и постсоветской эпох - Свердловск-Екатеринбург и Одессу, в которых активно развивались неофициальные формы творчества.

Наиболее полно в коллекции П. В. Неганова, естественно, представлено свердловское альтернативное искусство 1960-1990-х годов, которое, собственно, нигде не показывается так широко, хотя фрагментарно артефакты этого периода появились в Екатеринбургском музее изобразительных искусств (в последние годы в нём активизировалась выставочная и собирательская работа отдела современного искусства с произведениями художников-нонконформистов), в Музее Б. У Кашкина в Уральском федеральном университете (открыт в 2008 году), где сложилась нестандартное собрание, в котором «скоморошьи» забавы Евгения Малахина (Старика Б. У Кашкина) и членов общества «Картинник» соседствуют с концептуальными произведениям группы «Уктусская школа» [2]. Деятельность этой группы на Урале в 1964-1974 гг., её версия концептуализма представляют безусловный интерес не только для локального контекста, но и для международного [3; 8]. Тем более важно, что работы её главных членов присутствуют и в новом музее, позволяя познакомиться с разными периодами творчества Анны Таршис (1942-2014), Сергея Сигея (1947-2014), Валерия Дьяченко, Евгения Арбенева, в том числе с концептуальной графикой Анны Таршис («Азбука», 1970-е) и Сергея Сигея («Варавва», 1977).

Многие свердловские авторы, представляемые в нынешней экспозиционной версии Музея андеграунда, имеют отношение к Первой экспериментальной художественной выставке, открывшейся в марте 1987 года в Доме культуры Ленинского района на ул. Сурикова, д. 31 [1]. Ставшая своеобразным брендом свердловского неофициального искусства, она имела громкий успех у современников, инициировала создание общества с одноименным названием. Кстати, в коллекцию Павла Неганова попали не просто живописные и графические произведения чле-

нов объединения, но именно те, что непосредственно участвовали в легендарной выставке в 1987 году [7]. Отмеченные принадлежностью к экспрессионистической, абстрактной, сюрреалистической модернистской стилистике, они обозначали стремление к свободному «бурлению» искусства, поиску новых форм и смыслов.

Так, заметными экспонатами выставки 1987 года были живописные произведения Игоря Шурова, использовавшего злободневные сюжеты, шаржированные типажи, экспрессивно-гротескную форму воплощения. В коллекцию музея попали характерные для художника картины «Борьба в партере» (1985) и «Жаба» (1986), визуализировавшие реакцию на антиалкогольные перестроечные указы.

Почётное место в экспозиции музея заняли картины главного идеолога выставки и объединения «Сурикова, 31» - художника, дизайнера, теоретика искусства, поэта Валерия Дьяченко. К середине 1980-х годов он свободно владел разными языками постмодернистского искусства (от соц-арта до минимализма), однако более склонен был к гиперреализму с его иллюзионистическими эффектами, «с уклоном в концептуализм», как он сам определял («Наша марка», 1980-е).

Разными сторонами своего творчества вошёл в музейную коллекцию Валерий Павлов, склонявшийся ранние годы к идеям сюрреализма, и создававший композиции сновидческого характера («Цветы проходящему», 1978; «Мне кажется я помню», 1979). Он был близок лидеру сюрреалистической тенденции Валерию Гаврилову (1948-1982), чьи несколько манерные и причудливые болезненные фантазии, странные пластические метаморфозы, выполненные с помощью аэрографа, дающего объёмные эффекты, составляют в коллекции характерный тематический раздел, в котором доминируют образы Христа, Демона, Рафаэля, «Бесконечного младенца».

Работы Виктора Гончарова в 1980-1990-е гг. были близки оп-артовским опытам Виктора Вазарели, но свердловский автор, никогда не видевший оригиналов мэтра, использовал лишь отдельные его приёмы, например, коллаж и монтаж готовых элементов в единой композиции, тем более что сам Вазарели считал, что комбинаторика и тиражность лишь обогащают его произведения.

Вместе с тем откровенное западничество воспринималось в те годы по-прежнему насторо-

женно и мешало признанию. Так произошло с творчеством Виктора Гардта (1939-1988), чье обращение к живописи Сезанна, Ван Гога, немецких экспрессионистов (в коллекции - «Каменная легенда», 1986) долго воспринималось как проявление манерности и несамостоятельности, хотя для этнического немца «вестернизация» имела вполне органичный характер.

Особо важно присутствие в коллекции объёмных композиций Николая Федореева (19431996), тем более что его крупные объекты не сохранились, известны только по фотографиям. Одним из первых он осуществил выход за пределы живописной плоскости в своих структурных композициях. «Смешанная техника» в его исполнении подразумевала неожиданные сочетания «сырых», нехудожественных материалов, взятых из практики оформительского дела (дерево, металл, ткани, нитроэмали и пр.). Подчёркнутая простота и грубоватость форм, приёмов коллажа и монтажа стали главными принципами построения его объектов («Город - белая композиция», 1980-е; «Город - черная композиция», 1980-е; «Крестилище», 1986).

Интересы работавшего с объектами Владимира Жукова, лежали в области минимализма, экспериментов с формой, передающей всеобъемлющее, универсальное знание о мире. Так, в цикле объектов «Металлопластика» (в коллекции - «Мадонна», 1977) присутствует наглядное

В. Ф. Дьяченко. Пиша марка. 1980-е. Картон, масло. 29x24

Музеи андеграунда (Екатеринбург)

V! F. Dyachenko. Our brand. I he 1980s. Cardboard, oil. 29x24

(Underground Museum (Yekaterinburg)

воплощение некого длительного воздействия на лист обычного металла с помощью приёмов резания, сгибания, прокалывания, шнурования, скручивания, сшивания, превративших его в одухотворенный пластический символ.

Именно Первая экспериментальная выставка легитимировала в Свердловске творчество художников-самоучек, введя в профессиональный круг, например, Сергея Видунова (СЭВ, 19462004), не имевшего специального образования, но обладавшего великолепными способностями рисования. Девиантное поведение, склонность к спиртному, сделали его маргинальным художником. Тем не менее его рисунки в коллекции музея отмечены пронзительной искренностью и скрытой трагедийностью («На пожар», 1999).

Особую группу составляют в коллекции произведения выпускников вечерней художественный школы имени П. П. Хожателева (она работала со взрослыми людьми) - своеобразное звено между профессионалами и самодеятельными художниками. Лидия Чупрякова, Елена Глады-шева, Николай Гольдер, Николай Козин, Михаил Ильин (1959-2005), Евгений Каргаполов (19562001), Владимир Романов, Николай Предеин очень скоро стали активистами других неформальных художественных объединений («Артефакт», «Станция вольных почт», «Вернисаж» и др.). Все они в той или иной степени представлены в коллекции работами 1990-2000-х годов.

Художественный плюрализм 1990-х годов нашёл в коллекции отражение во множественности авторских индивидуальностей, которые сложно объединить в рамках единого направления. Это явление не регионального и даже не общероссийского масштаба, но некая общая тенденция европейского искусства, которую отметил в свое время известный критик французского журнала «Art Press»: «Плюрализм 1990-х годов переводит в одну общую плоскость всё: „политкорректность", ангажированный реализм, нео-гео, трансавангард, декоративизм, лирический хроматизм, монохроматическую суровость, повествовательный наив, объектную отстранённость, натюрморт, урбанистический пейзаж, портрет и символический язык» [10, с. 59].

Разумеется, ситуация в Екатеринбурге, только открывшемся для международного взаимодействия в 1990 году (до этого военно-промышленный город был закрыт для иностранцев), не могла конкурировать не только с европейскими столицами, но и с Москвой, Петербургом. Тем

не менее художественное многоголосие 1990-х хорошо ощутимо в коллекции музея в сопоставлении разных направлений, видов изобразительного искусства, техник, индивидуальностей, профессионального и любительского творчества.

Другая заметная фигура, чьи произведения заслуженно попали в музей, - Олег Еловой (1964-2001), исповедовавший принципы «простого искусства» и выстраивавший в живописи особую систему образов - «внутренний иконостас» (по его определению), где каждое изображение символизировало определённую эмоцию. В эти же годы раскрывается необычный для строгой живописной традиции Свердловска / Екатеринбурга колористический талант Сергея Лаушкина, склонного к парадоксальным визуальным образам, ироничному обобщению формы (в коллекции - натюрморт «Интересный», 1999).

Сложившаяся на сегодняшний день коллекция Музея андеграунда показывает, что свердловское неофициальное искусство хотя и развивалось в атмосфере закрытого города, но отнюдь не изолированно, а в общероссийском русле. Многие художники, получив образование в Москве или Ленинграде, возвращались в родной город, другие, напротив, приезжали сюда после обучения в столицах. Тесные художественные связи исторически сложились у Свердловска с Ленинградом / Петербургом. Одной из таких объединяющих фигур стал, например, Феликс Волосенков, несколько лет живший на Урале, входивший в группу «Уктусская школа», затем переехавший в Ленинград. Его экспрессивные яркие картины («Дом-призрак. Посвящение Александру Грину», 1979; «Явление Бога Волоса в виде домового 1994; «Луна как явление», 2001) выделялись из аскетичной свердловской живописи, представляли особую линию.

Своего рода медиатором выступал в неофициальной среде Свердловска / Екатеринбурга Б. У. Кашкин (Евгений Малахин, 1938-2005) -поэт, фотограф, рок-музыкант, коллекционер, «панк-скоморох». Объединившиеся вокруг него в конце 1980-х годов молодые художники, музыканты, литераторы, устраивали вместе с ним публичные акции-хороводы на улицах города, в начале 1990-х годов «гастролировали» по всей России. Следы этих перформативных фольклорно-скоморошьих действ в коллекции - расписные морально-шинковательные досоч-

ки, примитивистские живописные панно «Кар-тинников» («Глаза открыв, смотрю в себя и вижу всё, что там 1990-е»; «Давайте будем розы, розы подарить!», 1993; «Теплое лето 93 года», 1992).

Своеобразным посредником между наиви-стами разных городов стал ленинградец Владлен Гаврильчик (1929-2017), друживший с Евгением Малахиным, который первым познакомил свердловского зрителя с его произведениями на выставке «Сурикова, 31» в 1987 году. К практикам Евгения Малахина, уже в качестве Старика Б. У Кашкина и его окружения («Картинника-ми»), безусловно были близки «Митьки» (Дмитрий Шагин, Наталья Жилина, Виктор Тихомиров, Иван Сотников, Александр Флоренский и др.), с которыми пересекались пути «картинни-ков». Их сближал игровой характер творчества, культ словесной игры, обращение к живописному примитиву, «городскому фольклору», открытый и несколько простодушный взгляд на мир, его красоту.

В 1990-е - начале 2000-х гг. часто бывал в Екатеринбурге и Вячеслав Михайлов, чьи живописные абстракции и фигуративные композиции со сложной скульптурной поверхностью оценили в городе благодаря ряду персональных выставок, организованных искусствоведом и его другом Виктором Малиновым, а также многочисленным портретам, написанным петербургским маэстро для уральских бизнесменов и политической элиты города. Теперь в музее целая стена живописных произведений Михайлова («Георгий Победоносец», 1984).

Как известно, судьбы художников-нонконформистов, противостоявших соцреализму, сложились по-разному: часть из них уехала на Запад, некоторые были подвергнуты репрессиям, а многие впоследствии успешно реализовались в России. Обо всем этом красноречиво свидетельствует коллекция П. В. Неганова, подобранная систематично, с акцентом на полноту представленности имен. Фактически она охватывает весь спектр объединений и ключевых мастеров российских школ «нонконформизма». Ленинградская линия начинается с последователей русского авангарда - Владимира Стерлигова (1904-1973) и его супруги Татьяны Глебовой (1900-1985). Первый, будучи учеником Малевича, разработал теорию «чашно-купольного сознания», его спутница жизни - соединила идеи Малевича и Павла Филонова. Воплощение теоретических концепций очевидно в работах, находящихся в коллек-

ции: в «Ангеле» Стерлигова (1954 - пожалуй, самая ранняя в собрании) и в «Портрете девушки с трехглазием» (1978), запечатлевшем «человека и его будущей изменённости». С идеями Стерлигова связаны более поздние произведения Елизаветы Александровой («Труба архангела», 1996), Елены Гриценко («Две дамы», 1980-е), Геннадия Зубкова («Супрематизм, мужской портрет», 1966; «Супрематизм, женский портрет», 1966), Бориса Купина («Цветочная фантазия», 1990-е), Михаила Цэруша («Натюрморт», 2003; «Контрабасист», 2004), находящиеся в ленинградской части экспозиции музея.

Линия ленинградской абстрактной живописи, исходящей из идей авангарда, одна из заметных в коллекции: она включает, в частности, произведения Евгения Михнова-Войтенко (1932-1988), Глеба Богомолова (1933-2016) и многих других. Экспрессионистическое направление было ещё более укоренено в ленинградской живописи вне зависимости от принадлежности той или иной группе, будь то Арефьевский круг (Валентин Громов), или так называемая газа-невская культур (общность участников выставок во Дворцах культуры имени Газа и «Невский» в 1970-е годы).

«Газаневщину» в свое время резко осуждали за формализм и «буржуазную направленность», в итоге некоторые художники были осуждены за антисоветскую деятельность (Владимир Гоосс, Юлий Рыбаков, Вадим Филимонов, Олег Григорьев и др.), что драматически отразилось на тематике и стилистике их персонального творчества. Довольно многие были вынуждены уехать за рубеж: в музее представлены работы Юрия Жарких, Михаила Шемякин, Кирилла Лильбока, Вадима Филимонова, Юрия Галецкого, Валерий Клеверова (Клевера), Евгения Горюнова, Эдуарда Зеленина, Игоря Тюльпанова, Олега Лягачева, Николая Любушкина, Анатолия Путилина и других, чья творческая судьба в эмиграции сложилась по-разному, чаще всего - сложно и напряжённо. Екатеринбургское собрание даёт шанс сравнить творчество «нонконформистов» советского, зарубежного, постсоветского периодов, оценить их успехи, удачи, проблемы, сложности.

Разнообразно представлены в музее работы классиков группы «Новые художники» (создана в 1982): Тимура Новикова (1958-2002; «Елочка», 1992), Иван Сотникова (1961-2015), Владислава Мамышева-Монро, Евгения Козлова, Сергея Бугаева (Африки), Андрея Крисанова (1966-2018), Олега Котельникова. Все они тяготели к синтети-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В. С. Михайлов. Георгий Победоносец. 19X4. ДВП, левкас, масло.

123x80

Музей андеграунда (Екатери нбур:)

V. S. Mikhailov. George the Victorious. 1984. Fiberboard, levkas, oil. 123x80 Underground Museum (Yekaterinburg)

В. В. Стерлигов. Ангел. 1954. Бумага, темпера.

37x50 Музей андеграунда (Екатеринбург)

V. V. Sterligov. Angel. 1954. Paper, tempera. 37x50 Underground Museum (Yekaterinburg)

ческим формам искусства, создавали театральные спектакли, сочиняли музыку, стихи, снимали фильмы. Живопись и графика членов группы

- лишь часть их творчества, смело выходившего в другие сферы. Они обращались к постановочной фотографии (Владислав Мамышев-Монро), создавали объекты, работали с текстилем (Тимур Новиков, Сергей Бугаев-Африка), перерабатывая массовые клише.

В петербургском разделе музейной коллекции эпизодически нашлось место и для произведений более молодой генерации художников

- живописи Марины Колдобской, масштабных фотографий Ольги Тобрелутс.

Московский «нонконформизм», наиболее известный и изученный, невероятно разнообразный и многоликий, представлен в коллекции музея как самыми крупными именами, так и скромными, малоизвестными. Сочетание разных традиций, направлений творчества позволили объединить в собрании, например, работы советского театрального классика Александра Тышлера (1898-1980) («Свечи», 1964), живопись Элия Белютина (1925-2012; «Прыжок», 1973) и учеников его студии - Лидии Мастерков ой (1927-2002; «Композиция», 1973), Оскара Рабина (1928-2018; «Пейзаж с мусором», 1979) и многих других.

Индивидуальность творческих личностей, переплетение сообществ, находившихся на близких или диаметрально противоположных

позициях, делает процесс изучения московских практик (как, впрочем, и ленинградских-петербургских) на материале коллекции интересным, но и сложным. Не каждый художник показан значительными работами и важными периодами творчества, но совокупность имен и произведений позволяет выстроить любопытные связи, заметить новые детали, отметить нюансы. Формальными и содержательными особенностями выделяется живопись 1960-х годов Бориса Боруха (1938-2003; «Пасхальная композиция», 1962), Бориса Биргера (1923-2001; «Портал», 1968), Евгения Кропивницкого (1893-1979; «Памяти Сезанна», 1966). 1970-е годы отмечены своеобразными работами Игоря Вулоха (19382012; «Пейзаж», 1970), Юрия Васильева (MON, 1925-1990; «Начало гибели», 1975), Бориса Бича (1946-2018; «Композиция», 1977), Сергея Борда-чева («Пробуждение», 1979).

Коллекция даёт живой и яркий материал для сравнения, изучения эволюции стилистики признанных авторов на протяжении нескольких десятилетий: Игоря Макаревича («Суперматизм 5», 1990-е), Анатолия Слепышева (1932-2016; «Дорога к дому», 1989), Бориса Свешникова (1928-1998; «Полевой крест», 1995), Олега Цел-кова (1934-2021; «Двое с зеркалом», 2017), Владимира Немухина (1925-2016; «4 туза», 2006), Александра Юликова («Композиция с чёрным и жёлтым квадратом», 2000-е) и других.

Графический состав московской части коллекции знакомит с важными именами, но в более камерном формате. Уникальность рисовальных техник, концентрированно передающих авторскую индивидуальность, ощутима в концептуалистских листах Ильи Кабакова («Человек», 1978), экспрессивных гуашах Анатолия Зверева (1931-1986; «Кони», 1984), пастельных композициях Владимира Янкилевского (1938-2018; «Композиция», 1990), Никиты Алексеева (19532021, «Трещины на асфальте, 1991). Одновременно тиражность печатной графики добавляет разнообразия и понимания художественных особенностей творчества знаменитых мастеров: Леонида Ламма («Записки из мёртвого дома», 1978, литография), Дмитрия Плавинского (19372012; «Собор с летучей мышью», 1972, офорт), Эдуарда Гороховского (1929-2004; «Автопортрет со знаком», 1974, литография), Эрика Булатова («Слава КПСС», 1994, литография), Эрнста Неизвестного (1925-2016; «Метаморфозы», 1980-е, литография), Михаила Гробмана («Ангел смерти», 1980-е литография, ручная авторская раскраска), Гриши Брускина («Чёрная дыра», 1980-е, литография), без которых невозможно представить историю московского андеграунда.

Изящным дополнением коллекции стал фарфоровый «нонконформизм» - особая сторона творчества неофициальных художников 1980-2000-х годов, опирающаяся на авангардную агитационно-массовую классику. Это тарелки с росписями Владимира Немухина, Виктора Пиво-варова, Владимира Янкилевского, Олега Целкова и других художников, транспонировавших в декоративный материал характерные для их живописи приёмы и образы.

Современная компонента московской части коллекции (например, цифровые фотографии Олега Кулика и группы АЕ8+Б 2010-х годов) включена в состав собрания точечно, не отражая в полной мере характер текущего процесса, но задавая перспективу дальнейшему расширению и развитию коллекции

Наконец, одесский раздел коллекции - компактный и небольшой - свидетельство единства художественного пространства советского периода, утраченное в новых политических обстоятельствах. Картины и рисунки Валентина Хруща (1943-2005), Валерия Басанца («Сон», 1992), Евгения Рахманина («Букашкин», 1990), Олега Во-лошинова, Виктора Маринюка, Владимира Наум-ца («Икона», 1977), Юрия Коваленко (1931-2004),

Т. Г1. Новиков. Елочки. ¡992. Бумага, шелкогра-фия. 60x60

Myteii андеграунда (Екатеринбург)

К G. Zhukov. Madonna. 1977. Metal, enamel. 64x33

Underground Museum (Yekaterinburg)

Люсьена Дюльфана («Попугай и череп», 1966) и других признанных украинских модернистов, попали в Свердловск благодаря дружеским обменам с Евгением Малахиным (Стариком Б. У. Каш-киным), ежегодно посещавшим Одессу с конца 1960-х годов. Отсюда их некрупные размеры, частое использование графических техник, ироничный и лирический характер.

Явное преобладание живописи и графики в коллекции музея вполне закономерно: именно эти виды изобразительного искусства получили развитие в 1960-1980-е гг. в андеграунд -ных направлениях, они более мобильны, да и привычны для коллекционеров. Тем не менее скульптура, объекты, фотография, предметы декоративно-прикладного искусства дополняют и разнообразят экспозицию музея, в которой в силу её изначальной и неизбежной «разномаст-ности» (сотни художников, более тысячи работ) некая связующая смысловая нить пока ещё только «сплетается» из разных пластических и колористических идей, образов, форм. Избранный создателями экспозиции ход - плотная шпалерная развеска произведений, создающая атмосферу «кухонного» советского андеграунда, тесных художнических мастерских и квартирных выставок. Но даже такой приём не позволил показать в нынешней экспозиции весь состав коллекции - есть перспективы для её развития и изменения. Первоначальное желание владельца музея выставить по максимуму всё имеющееся, чтобы создать ощущение «вау-эффекта», понятно и объяснимо, построенный усилиями экспозиционеров арт-лабиринт создает зрителю явные труд-

О. Я. Рабин. Пейзаж с мусором. 1990. Холст, масло, коллаж. 50x57

Музей андеграунда (Екатеринбург)

Ya. Rabin. Landscape with garbage. 1990. Oil on canvas, collage. 50x57

I'ntJerground Museum (Yekaterinburg)

ности в восприятии, но и порождает у него азарт самостоятельно распутать сложный интеллектуальный и художественный «клубок».

Екатеринбургский музей андеграунда представляет не признанных в своё время «неофициальных» мастеров советской эпохи разных художественных центров как единое, но многогранное явление, из которого развивалось современное искусство последних десятилетий. Понятие «андеграунд» («underground») в данном случае расширяет своё содержание, воплощая прежде всего идеи свободы и независимости творчества, оригинальности личностного высказывания. Подобно системе подземного транспорта больших городов (англ. - underground), соединяющей самые отдалённые окраины мегаполиса с центром, он создаёт для некоторых актуальных тенденций искусства общую платформу, своеобразную кровеносную систему, обеспечивающую жизнь.

Литература

1. Галеева, Т. А. Скандал на улице Сурикова, 31. Свердловские неформалы в 1987 году // Вестник Уральского отделения РАН. - Екатеринбург, 2012. - № 1. - С. 134149.

2. «Жив опять, привет, друзья!»: Б. У. Кашкин / сост. Т. А. Галеева, Д. А. Костина. -Екатеринбург : Издательство Уральского университета, 2020. - 326 с.

3. Жумати, Т. П. Уктусская школа (1965-1974) : К истории уральского андеграунда // Известия Уральского государственного университета. Серия 2. Гуманитарные науки. - Екатеринбург, 1999. - № 13. - С. 125-127.

4. Новый музей: собрание Аслана Чехоева. -Санкт-Петербург : Новый музей, 2010. - 264 с.

5. Пятьдесят на пятьдесят. Живопись и графика из коллекций Михаила Алшибая и Марка Курцера. - Москва : Виртуальная галерея, 2007. - 126 с.

6. Свой круг. Художники нонконформисты в коллекции Александра Кроника. - Москва : Искусство XXI века, 2010.-319 с.

7. Экспериментальная художественная выставка. Каталог. - Свердловск, 1987. - 44 с.

8. Galeeva, T., Thumatiy, Т. The Uktus School: Coding Changes // Bookwork. Rea Nikonova and Sergey Sigey. -Hague : Museum Meermanno, 2016. - P. 28-33.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Golomshtok, I., Glezer, A. Unofficial Art from the Soviet Union. - London, 1977. - 172 p.

10. Syring, A.-L. La peinture au tournant // Art press. -1995. - No. 16 (hors-serie). - P. 59-62.

References

1. Galeeva T. A. Skandal na ulice Surikova, 31. Sverdlovskie neformaly' v 1987 godu [A scandal on the Surikova st., 31. Sverdlovsk "informais" in 1987]. Vestnik Ural' skogo otdeleniya RAN, 2012, no. 1, pp. 134-149.

2. «Zhiv opyat', privet, druz'ya!»: B. U. Kashkin ["Alive again, hello, friends!": B. U. Kashkin]. Compilers T.A. Galeeva, D.A. Kostina. Ural'skij federal'ny'j universitet, Yekaterinburg, 2020, 326 p.

3. Zhumati T. P. Uktusskaya shkola (1965-1974): К istorii ural'skogo andegraunda [The Uktus school (1965-1974): to the history of the Ural underground art]. Izvestiya Ural'skogo gosudarstvennogo universiteta, series no. 2 "Humanities" Yekaterinburg, 1999, no. 13, pp. 125-127.

4. Novy'j muzej: sobranie Aslana Chexoeva [A new museum: Asian Chekhoev's collection]. Saint Petersburg, Novy'j muzej, 2010, 264 p.

5. Pyat'desyat na pyat'desyat. Zhivopis' i grafika iz kollekcij Mixaila Alshibaya i Marka Kurcera [Fifty-fifty. Painting and graphics from Mikhail Alshibaev and Mark Kurtser's collection]. Moscow, Virtual'naya galereya, 2007, 126 p.

6. Svoj krug. Xudozhniki nonkonformisty' v kollekcii Aleksandra Kronika ["The bubble". Nonconformist artists from Alexander Kronik's collection]. Moscow, Iskusstvo XXI veka, 2010, 319 p.

7. E'ksperimental'naya xudozhestvennaya vy'stavka. Katalog [An experimental art exhibition. A catalogue]. Sverdlovsk, 1987, 44 p.

8. Galeeva Tamara, Thumatiy Tatiana. The Uktus School: Coding Changes. Bookwork. Rea Nikonova and Sergey Sigey. Hague, Museum Meermanno, 2016, pp.28-33.

9. Golomshtok Igor, Glezer Alexander. Unofficial Art from the Soviet Union. London, 1977,172 p.

10. Syring A.-L. La peinture au tournant. Art press. 1995, no. 16 (hors-série), pp. 59-62.

Об авторе

Галеева Тамара Александровна - кандидат искусствоведения, доцент кафедры истории искусств и музееведения, заведующая лабораторией художественных практик и музейных технологий Уральского федерального университета имени Б. Н. Ельцина, член Международной ассоциации художественных критиков (AICA) E-mail: tgaleeva@mail.ru

Galeeva Tamara Alexandrovna

Candidate of Arts, Associate Professor at the Department of Art History and Museology, Head of the Laboratory of Art Practices and Museum Technologies of the Ural Federal University named after the first President of Russia B. N. Yeltsin, AICA member

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.