Научная статья на тему 'НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ В ТАДЖИКИСТАНЕ (В ПЕРИОД 1917-1998 ГГ.)'

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ В ТАДЖИКИСТАНЕ (В ПЕРИОД 1917-1998 ГГ.) Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
32
5
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ / СОБСТВЕННОСТЬ СУПРУГОВ / ПРАВОВОЙ РЕЖИМ / СОВМЕСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ / РЕЖИМ РАЗДЕЛЬНОСТИ ИМУЩЕСТВА

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Химатов Хабибулло Неьматович

В статье исследуется специфика правового регулирования отношений собственности супругов в конкретном историческом периоде, а именно с 1917 года до принятия действующего Семейного кодекса Республики Таджикистан. На основе анализа различных источников выделяются отдельные характерные особенности и закономерности развития законодательства, регламентирующего правовой режим собственности супругов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ В ТАДЖИКИСТАНЕ (В ПЕРИОД 1917-1998 ГГ.)»

Сведения от авторе: Алимов Искандар - старший преподаватель кафедры педагогики и психологии Курган-Тюбинского государственного университета имени Насира Хусрава, Тел.: (+992) 907 745898.

Information about the author: Alimov Iskandar, Senior lecturer of Pedagogy and phsychology chair in Kurgantube State University named after Nasir Khusrav, tel. (+992) 907 745898.

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ В ТАДЖИКИСТАНЕ (В ПЕРИОД 1917-1998 гг.)

Химатов Хабибулло Неъматович

Таджикский национальный университет

Со сменой политической власти в России в 1917 году и в последующем в Центральной Азии начинается новый период развития института правового регулирования отношений собственности супругов. До образования среднеазиатских союзных республик занимаемая ими территория составляла входившую в состав РСФСР Туркестанскую автономную республику, где действовали законодательные акты РСФСР, в том числе Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве 1918 года, с рядам изменений и дополнений, учитывающих национальные и местные особенности, и этот Кодекс продолжал действовать на территории среднеазиатских союзных республик до принятия ими своих кодексов [9, - с. 19].

Кодекс РСФСР 1918 года [14] проводил принцип раздельности имущества супругов, устанавливая в ст. 105, что «брак не создает общности имущества супругов». Положенный в основу имущественных правоотношений супругов принцип полной раздельности имел целью обеспечение равноправия супругов в семье. Он должен был укрепить самостоятельность женщин, их независимость от мужа в имущественных правоотношениях. Г. М. Свердлов по этому поводу писал: «эта норма была направлена против неравноправия женщины, против буржуазных представлений, утверждавших главенство мужа в режиме имущественных отношений супругов» [12, - с. 75]. Однако в условиях, когда женщины в подавляющем большинстве не имели самостоятельного источника доходов, были заняты только ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей, установленный советским семейным правом режим раздельности имущества супругов отстранил женщин от права на имущество семьи. «Тем более что после революции трудовой заработок становится практически единственным источником доходов любой семьи, так как стало невозможно получать доходы с поместий, капиталов и т.п.» [13, - с. 80]. При таких обстоятельствах жена, несмотря на свои заботы о детях и домашнем хозяйстве, в лучшем случае могла рассчитывать на получение алиментов в виде денежных выплат, которые фактически далеко не всегда удавалось получить [1, - с. 151].

Следует сказать, что правовой режим имущества супругов установлен мусульманским правом императивно - это режим раздельности, поэтому до революции 1917 г. в Центральной Азии правоотношения супругов по поводу имущества были построены исключительно на принципе раздельности имущества. Несмотря на режим раздельности, мусульманское право возлагало на мужа обязанность содержать жену. Система имущественных отношений супругов по законодательству Российской империи также была основана на этих принципах: согласно ст. 109 Свода Законов браком не составляется общего владения в имуществе супругов; каждый из них может иметь и вновь приобретать отдельную свою собственность [10, - с. 188], а в соответствии со ст. 106 Свода Законов право на содержание признавалось только за женой, которую муж обязан был содержать сообразно своему состоянию и возможностям [7, - с. 48]. В

отличие от мусульманского права и Свода Законов Российской империи Кодекс РСФСР 1918 года признавал право на получение содержания за обоими супругами, а основаниями для предоставления содержания признавались нуждаемость и нетрудоспособность одного из супругов. Таким образом, нормы, регулирующие алиментные обязательства супругов, также не могли должным образом защищать интересы замужней женщины, не имевшей собственного заработка и фактически отстраненной от права на имущество, нажитое в браке.

Здесь следует отметить ошибочность утверждения о том, что до образования среднеазиатских союзных республик занимаемая ими территория составляла входившую в состав РСФСР Туркестанскую автономную республику, где действовали законодательные акты Советской России [9, - с. 19]. В состав Туркестанской республики, от ныне занимаемой Таджикистаном территории, входили только Северный Таджикистан и Памир, где, следовательно, в области брачно-семейных отношений действие имел Кодекс РСФСР 1918 года. В Центральном и Южном Таджикистане, составляющем ранее часть Бухарского Эмирата (Восточной Бухары) и входившим после сентябрьской революции 1920 года в состав Бухарской Советской Народной Республики, брачно-семейные отношения регулировались по-прежнему нормами мусульманского права. Шариатские суды, функционирующие по разрешению властей и рассматривающие наряду с другими делами дела, вытекающие из брачно-семейных отношений на основании норм мусульманского права, действовали в Таджикистане до 1929 года [6, - с. 21-26; 16, - с. 67-68; 18, - с. 18-23].

В соответствии с Постановлением ЦИК и Совнаркома Таджикской ССР от 19 декабря 1929 года «О введении в действие на территории Таджикской ССР действующего законодательства Узбекской ССР» впредь до издания законодательными органами Таджикской ССР соответствующего законодательства на ее территории временно имело обязательную силу законодательство Узбекской ССР [17, - с. 12]. Кодекс законов о браке, семье и опеке и о записи актов гражданского состояния Узбекской ССР от 1928 года [15] сохранил свое действие на территории Таджикистана после его образования в союзную республику. Этот Кодекс с последующими изменениями и дополнениями, внесенными законодательными органами Таджикской ССР, действовал на территории Таджикистана вплоть до 1970 года, то есть до введения в действие Кодекса о браке и семье Таджикской ССР (далее КоБС).

Выше было отмечено, что построение правоотношений собственности супругов по Кодексу РСФСР 1918 года на началах раздельности нарушало интересы большей части замужних женщин. Поэтому от проведения этого принципа вначале судебная практика, а затем и законодатель были вынуждены отказаться. Уже начиная с 1922 года судебная практика в ряде случаев признавала за женой право на часть имущества, приобретенного с мужем во время брака, при условии ее совместного с мужем участия в общей трудовой деятельности. Затем это было сформулировано в виде общего положения, что имущество, приобретенное супругами во время совместной жизни, должно рассматриваться как общее имущество супругов. И, наконец, был сделан дальнейший шаг в смысле разъяснения, что жена имеет право на часть или даже на половину приобретенного мужем имущества и в том случае, если она исключительно работала по домашнему хозяйству [1, - с.150-151; 8, - с. 11; 12, - с. 169-170].

Эти положения, выработанные судебной практикой, нашли свое отражение и в Кодексе законов о браке, семье и опеке Таджикской ССР. В 1939 году издательство НКЮ СССР при переиздании КЗоБСО Узбекской ССР переименовало его в Кодекс законов о браке, семье и опеке Таджикской ССР [6, - с. 31; 19, - с. 9].

В Кодексе законов о браке, семье и опеке Таджикской ССР режим раздельности супружеского имущества был заменен режимом общности. В соответствии со ст. 9 этого Кодекса брак не создал общности имущества супругов, принадлежащего им до брака. Имущество же, нажитое супругами в течение брака, считалось принадлежащим супругам на началах общей собственности. Таким образом, по этому Кодексу

65

имущественные правоотношения супругов были построены на сочетании принципов общности и раздельности.

Вышеуказанная статья Кодекса также устанавливала, что в случае необходимости раздела общего имущества порядок раздела определяется судом. Однако в какой доле делится имущество между супругами, об этом в Кодексе отсутствовало соответствующее указание.

КЗоБСО Таджикской ССР допускал раздел имущества супругов лишь при разводе. Вопрос о допустимости раздела общего имущества супругов в период брака в юридической литературе того времени был одним из спорных [1, - с. 156-159; 12, - с. 176-177]. Несмотря на спорность вопроса, советская судебная практика допускала раздел общего имущества и независимо от прекращения брака, если этого требовали интересы супругов [12, - с. 117]. Позиция судебной практики была поддержана законодателем, и Указом Президиума Верховного Совета Таджикской ССР от 4 марта 1966 года в КЗоБСО республики были внесены изменения, допускающие раздел общего имущества супругов в период существования брака [11, - с. 450-451].

Почти все кодексы союзных республик, как и КЗоБСО Таджикской ССР, в отношении определения имущества, принадлежащего супругам раздельно, содержали схожие формулировки, согласно которым раздельным считалось имущество, принадлежащее супругам до вступления в брак. Вопрос об имуществе, полученном одним из супругов во время брака по наследству или в качестве дара, в законе остался открытым. Однако и по этому вопросу судебная практика занимала правильную позицию и признавала раздельным не только имущество, принадлежащее супругам до брака, но и имущество, приобретенное одним из супругов в порядке дара или наследования, а также вещи индивидуального пользования [1, - с. 160-161].

Принцип общности имущества, нажитого супругами во время брака, и раздельной собственности на имущество, принадлежавшее супругу до вступления в брак, получил закрепление в Основах законодательства Союза ССР о браке и семье, введенных в действие с 1 октября 1968 года [2]. Кодекс о браке и семье Таджикской ССР [3], принятый 19 июня 1969 года, введенный в действие 1 января 1970 года, воспроизводил указанный принцип Основа законодательства Союза ССР о браке и семье. Согласно ст. 20 КоБС имущество, нажитое супругами во время брака, являлось их общей совместной собственностью. Указом Президиума Верховного Совета Таджикской ССР [4] от 28 августа 1980 года ст. 20 КоБС была дополнена положением о том, что общей совместной собственностью может быть признано имущество, принадлежащее одному из супругов до вступления в брак, если стоимость этого имущества существенно увеличивалась вследствие трудовых или денежных затрат, производимых супругами во время брака.

В этой статье также было установлено равенство прав супругов на владение, пользование и распоряжение общим имуществом. При совершении сделок одним из супругов Кодекс установил презумпцию согласия другого супруга. Однако для отчуждения имущества, требующего нотариального удостоверения, в исключение из общего правила необходимо было получить согласие другого супруга, выраженное в письменной форме.

При разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, их доли признались равными. В отдельных случаях суды вправе были отступить от начала равенства долей супругов, учитывая интересы несовершеннолетних детей или заслуживающие внимания интересы одного из супругов, например, увеличить долю одного из супругов, если другой супруг уклонялся от общественно-полезного труда или расходовал общее имущество в ущерб интересам семьи.

По спорам о разделе совместной собственности разведенных супругов в ст. 21 КоБС был установлен трехлетний срок исковой давности, который начинал течь со времени прекращения брака [4]. Следует сказать, что эта норма существенно

отличалась от соответствующих норм семейных законодательств других союзных республик тем, что течение срока исковой давности по этим законодательствам начиналось со дня, когда один из разведенных супругов узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

К личной собственности каждого из супругов КоБС относил имущество, принадлежавшее супругам до вступления в брак, полученное ими в период брака в дар или в порядке наследования (ст. 22), а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши (ст. 23). К раздельной собственности супругов относились также имущества, приобретенные супругами после фактического прекращения брачных отношений на личные доходы [5].

Многие положения КоБС, регулирующие отношения супругов по поводу имущества и проверенные десятилетиями практического применения в целом воспроизведены постсоветским семейным законодательством, как отвечающие требованиям времени. Вместе с тем характерное для ранее действовавших семейных кодифицированных актов свойство - сугубо императивное регулирование имущественных отношений между супругами, где не допускалось заключение брачного договора, направленного на изменение режима общности имущества, нажитого супругами во время брака, и где всякие соглашения, направленные к отказу на будущее от этого режима, а равно и от прав, обеспечиваемых этим режимом, считались недействительными, как не соответствующие требованиям закона, - больше не соответствовало современным потребностям. Перемены, произошедшие в обществе -изменение общественного строя, отказ от жесткого централизованного распределения и уравнивания в экономических отношениях, реформирование отношений собственности, - создали предпосылки для замены императивного регулирования имущественных отношений супругов более гибким диспозитивным регулированием.

Литература:

1. Бошко В.И. Очерки советского семейного права / Переработанные и дополненные В.А. Рясенцевым. Киев: Госиздательство политической литературы УССР, 1952. 372 с.

2. Ведомости Верховного Совета СССР. 1968. № 27. Ст. 241.

3. Ведомости Верховного Совета Таджикской ССР. 1969. № 12. Ст. 102.

4. Ведомости Верховного Совета Таджикской ССР. 1980. № 18. Ст. 216.

5. Ведомости Верховного Совета Таджикской ССР. 1991. № 14. Ст. 237.

6. Махмудов М.А. Семейно-правовые средства обеспечения стабильности брака: Учебное пособие. Душанбе, 1990. 112 с.

7. Нечаева А.М. Семейное право. Курс лекций. М.: Юристъ, 1999. 336 с.

8. Никитина В.П. Имущество супругов. Саратов: Издательство Саратовского университета, 1975. 78 с.

9. Пергамент А.И. Развитие советского законодательства о браке и семье // Развитие законодательства о браке и семье. М., 1978. С. 13-27.

10. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. 353 с.

11. Сборник Законов Таджикской ССР и указов Президиума Верховного Совета Таджикской ССР (1938 -1968 гг.). Душанбе: Ирфон, 1970. С. 450 - 451.

12. Свердлов Г.М. Советское семейное право. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1958. 300 с.

13. Слепакова А.В. Правоотношения собственности супругов. М.: Статут, 2005. 444 с.

14. Собрание узаконений РСФСР. 1918. № 76 - 77. Ст. 818.

15. Собрание узаконений УзССР. 1928. № 15. Ст. 136.

16. Тахиров Ф. Развитие права в Таджикистане. Душанбе: Ирфон, 1994. (на тадж. яз.) 260 с.

17. Тишенко В.В. История советского семейного права Таджикистана. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Сталинабад, 1961. 19 с.

18. Усманов О. Становление советского гражданского права в Таджикистане.

Душанбе: Ирфон, 1973. 158 с.

19. Худояров Б.Т. Защита прав и интересов детей по семейному праву Республики

Таджикистан. Душанбе: НПИЦентр, 2000. 108 с.

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ В ТАДЖИКИСТАНЕ (В ПЕРИОД 1917-1998гг.)

Химатов Хабибулло Неъматович

В статье исследуется специфика правового регулирования отношений собственности супругов в конкретном историческом периоде, а именно с 1917 года до принятия действующего Семейного кодекса Республики Таджикистан. На основе анализа различных источников выделяются отдельные характерные особенности и закономерности развития законодательства, регламентирующего правовой режим собственности супругов.

Ключевые слова: правовое регулирование, собственность супругов, правовой режим, совместная собственность, режим раздельности имущества.

SOME PECULIARITIES OF LEGAL REGULATION OF MATRIMONIAL PROPERTY

RELATION IN TAJIKISTAN (1917-1998 y.)

Himatov Habibullo Nematovich

The present article deals with the specifics of legal regulation of matrimonial property relation in the concrete historical period, particularly from 1917 till adopting present Family Code of the Republic of Tajikistan. According to the analyses of diffident sources, typical peculiarities and regularities of legislation on legal matrimonial property relations is examined.

Key words: legal regulation, property of spouses, legal regime, joint ownership, regime of separate property.

Сведения об авторе: Химатов Хабибулло Неъматович - кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Таджикского национального университета, тел.: (+992) 918 267676, e-mail: habib. himmatov@yandex.ru

Information about the author: Himatov Habibullo Nematovich, PhD in Juridical Sciences, associate professor of Civil Law Chiar in Tajik National University, tel. (+992) 918 267676, e-mail: habib.himmatov@yandex. ru

МИХЙАР ад-ДАЙЛАМИ В АРАБСКИХ СРЕДНЕВЕКОВЫХ ИСТОЧНИКАХ

Махсудов Х.А.

Таджикский государственный институт языков им. С. Улугзаде

Изучение поэзии Михйара ад-Дайлами, прежде всего его шуубитских и шиитских касыд, составляющих два главных направления его поэтического творчества, с учетом новейших литературных фактов, на наш взгляд, представляется несомненно актуальным. Представляется также необходимым рассмотреть указанную часть творчества Михйара с историко-литературной точки зрения, в контексте исторического развития шуубитской и шиитской поэзий. По нашему твердому убеждению, исследованию творчества Михйара должны предшествовать анализ сведений, разбросанных по арабским и персидским средневековым источникам и воссоздание научно обоснованной биографии поэта на основании имеющихся у нас материалов.

Названные источники и справочники по их характеру можно разделить на четыре группы: биографические и исторические хроники, литературные антологии, книги по

68

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.