Научная статья на тему 'Научное обоснование когнитивно-поведенческой стратегии профилактики железодефицитных состояний у женщин репродуктивного возраста'

Научное обоснование когнитивно-поведенческой стратегии профилактики железодефицитных состояний у женщин репродуктивного возраста Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

CC BY
109
12
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
железодефицитная анемия / женщины репродуктивного возраста / профилактическое консультирование / рациональный образ жизни / эмпатия / iron deficiency anemia / women of reproductive age / preventive counseling / rational lifestyle / empathy

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Шулаев Алексей Владимирович, Чернобровкина Гульнара Ильдаровна, Кузнецова Динара Рустэмовна

Цель – разработка научно обоснованных превентивных мероприятий по управлению рисками железодефицитных состояний у женщин репродуктивного возраста. Материал и методы. Проведено социально-гигиеническое и психологическое исследование женщин репродуктивного возраста с целью разработки алгоритмизированных инструментов профилактики для врачей амбулаторно-поликлинического звена. Исследование включало 2 блока: опрос и обучающие семинары. Анкетирование реализовано с помощью google-форм, содержащих вопросы об образе жизни, и тестов «Экспресс-диагностика железодефицитных состояний» (Е.В. Кочнева, М.В. Кралевска, 2017) и выявление личностной и ситуативной тревожности по методике Ч.Д. Спилбергера (адаптирована на русский язык Ю.Л. Ханиным). Обучающие семинары проводились в 2021 г. в Казани в группе женщин (n=54) с лабораторно подтвержденным дефицитом железа в рамках курса нутрициологической поддержки «Шаги к здоровью» (Д.Р. Кузнецова, 2021). Программа семинаров включает информационный блок с новейшими данными об эпидемиологии железодефицитных состояний, алгоритмах диагностики и профилактики. Работа в малой группе дополнена техниками эмпатийного познания, что способствует ценностно-опосредованному восприятию информации и эффективному усвоению материала. Учитывая, что проблема дефицита железа у женщин часто связана с образом жизни и психологическим статусом, в программу добавлен обучающий модуль «Элементы когнитивно-поведенческой терапии в практике врача общей практики». Результаты. Установлено, что 26% опрошенных женщин имеют лабораторно подтвержденный дефицит железа (Hb <120 г/л), у 35% респонденток отмечается низкий уровень тканевых запасов железа (ферритин сыворотки <40 нг/мл). При этом среди последних у 89% женщин показатели ферритина сыворотки <20 нг/мл. В 18,5% анкет прикреплены лабораторные данные, свидетельствующие в пользу латентного дефицита железа (ферритин сыворотки <40 нг/мл при Hb ≥120 г/л). На вопрос «Беседовал ли когда-либо врач вашей поликлиники с вами на тему профилактики железодефицитных состояний?» 87% респонденток поставили галочку в строке «нет», 92% женщин сообщили, что оценивают взаимодействие со своим лечащим врачом как «недостаточное». Данные о динамике уровня информированности женщин о проблеме железодефицита оценивались по краткому опроснику в режимах «до» и «после» обучения на семинарах. Так, базовый уровень знаний женщин в среднем составил 4,6 балла, а после участия в семинарах – 8,8 балла (p<0,05). Заключение. В процессе обучения женщины получили алгоритмизированную информацию о факторах риска железодефицитных состояний и тактике самоконтроля для первичной профилактики. Отмечена положительная обратная связь на блок «Латентный дефицит железа: от диагностики к причинам» (86% участниц выделили эту часть программы как особо ценную). Таким образом, полученные в ходе пилотного исследования данные показывают, что у женщин репродуктивного возраста существует потребность в получении качественной и достоверной информации по вопросам профилактики железодефицитных состояний. Вместе с тем для успешной реализации такого подхода на популяционном уровне необходимы мероприятия, направленные на развитие профилактического мышления у врачей клинического профиля: внедрение программы в рамках циклов повышения квалификации врачей общей практики и учебный план дисциплины «Гигиена» для студентов лечебного и педиатрического факультетов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы — Шулаев Алексей Владимирович, Чернобровкина Гульнара Ильдаровна, Кузнецова Динара Рустэмовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Scientific substantiation of the cognitive-behavioral strategy for the prevention of iron deficiency in women of reproductive age

The aim is to develop evidence-based preventive measures to manage the risks of iron deficiency in women of reproductive age. Material and methods. Social, hygienic and psychological research in women of reproductive age was aimed at developing algorithmic prevention tools for outpatient-polyclinic doctors. The research included two blocks: a survey and training seminars. The questionnaire included questions on lifestyle in google-forms and such tests as “Express diagnostics of iron deficiency conditions” (E.V. Kochneva, M.V. Kralevska, 2017) and “Identification of personal and situational anxiety according to Charles Spielberger” (adapted into Russian by Yu. Khanin). Training seminars were held in 2021 in Kazan in a group of women (n=54) with laboratory-confirmed iron deficiency in frames of “Steps to Health” Nutritional Support Course (D.R. Kuznetsova, 2021). The seminar program includes information block with the recent evidence on epidemiology of iron deficiency states, diagnostic and prevention algorithms. Work in a small group was expanded with empathic cognition techniques, which contributes to value-mediated perception of information and effective assimilation of the material. Considering that the problem of iron deficiency in women is often associated with lifestyle and psychological status, a training module on “Elements of cognitive behavior therapy in the practice of a general practitioner” has been added to the program. Results. It was found out that 26% of the women surveyed have laboratory confirmed iron deficiency (Hb <120 g/l), 35% of the respondents have a low level of tissue iron stores (serum ferritin <40 ng/ml). Among the latter, 89% of women have serum ferritin values <20 ng/ml. 18.5% of the questionnaires had laboratory data attached that testified to latent iron deficiency (serum ferritin <40 ng/ml with Hb ≥120 g/l). When asked if the doctor of your polyclinic ever talked to you about the prevention of iron deficiency, 87% ticked the box “no”, 92% reported that they rate the interaction with their doctor as “insufficient”. Short “before-after training” questionnaire was used to assess the dynamics of female awareness of the problem of iron deficiency. It showed that the basic level of women’s knowledge averaged to 4.6 points, while after they participated in seminars it equaled to 8.8 points (p<0.05). Conclusion. During the training, women received algorithmized information about iron deficiency conditions risk factors and self-control tactics for primary prevention. There was a positive feedback on the “Latent iron deficiency: from diagnosis to causes” block (86% of the participants highlighted this part of the program as especially valuable). Thus, evidence obtained during the pilot study shows that women of reproductive age need to get high-quality reliable information on the prevention of iron deficiency conditions. However, to successfully implement such an approach at the population level, we should take measures to develop preventive thinking in clinicians: to introduce a program in frames of training cycles for general practitioners and “Hygiene” course for students of medical and pediatric departments.

Текст научной работы на тему «Научное обоснование когнитивно-поведенческой стратегии профилактики железодефицитных состояний у женщин репродуктивного возраста»

ЖЕНСКОЕЗДОРОВЬЕ

Научное обоснование когнитивно-поведенческой стратегии профилактики железодефицитных состояний у женшин репродуктивного возраста

Цель - разработка научно обоснованных превентивных мероприятий по управлению рисками железодефицитных состояний у женщин репродуктивного возраста.

Материал и методы. Проведено социально-гигиеническое и психологическое исследование женщин репродуктивного возраста с целью разработки алгоритмизированных инструментов профилактики для врачей амбулаторно-поликлинического звена. Исследование включало 2 блока: опрос и обучающие семинары. Анкетирование реализовано с помощью дсюд1е-форм, содержащих вопросы об образе жизни, и тестов «Экспресс-диагностика железодефицитных состояний» (Е.В. Кочнева, М.В. Кралевска, 2017) и выявление личностной и ситуативной тревожности по методике Ч.Д. Спилбергера (адаптирована на русский язык Ю.Л. Ханиным).

Обучающие семинары проводились в 2021 г. в Казани в группе женщин (п=54) с лабораторно подтвержденным дефицитом железа в рамках курса ну-трициологической поддержки «Шаги к здоровью» (Д.Р. Кузнецова, 2021).

Программа семинаров включает информационный блок с новейшими данными об эпидемиологии железодефицитных состояний, алгоритмах диа-

Шулаев А.В.1, Чернобровкина Г.И.2, Кузнецова Д.Р.3_

1 Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Казанский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, 420012, г. Казань, Российская Федерация

2 Высшая школа организации и управления здравоохранением, 115035, г. Москва, Российская Федерация

3 Институт практической нутрициологии и натуропатии, 420015, г. Казань, Российская Федерация

1

3

гностики и профилактики. Работа в малой группе дополнена техниками эмпа-тийного познания, что способствует ценностно-опосредованному восприятию информации и эффективному усвоению материала.

Учитывая, что проблема дефицита железа у женщин часто связана с образом жизни и психологическим статусом, в программу добавлен обучающий модуль «Элементы когнитивно-поведенческой терапии в практике врача общей практики».

Результаты. Установлено, что 26% опрошенных женщин имеют лабора-торно подтвержденный дефицит железа (НЬ <120 г/л), у 35% респонденток отмечается низкий уровень тканевых запасов железа (ферритин сыворотки <40 нг/мл). При этом среди последних у 89% женщин показатели ферритина сыворотки <20 нг/мл. В 18,5% анкет прикреплены лабораторные данные, свидетельствующие в пользу латентного дефицита железа (ферритин сыворотки <40 нг/мл при НЬ >120 г/л).

На вопрос «Беседовал ли когда-либо врач вашей поликлиники с вами на тему профилактики железодефицитных состояний?» 87% респонденток поставили галочку в строке «нет», 92% женщин сообщили, что оценивают взаимодействие со своим лечащим врачом как «недостаточное».

Данные о динамике уровня информированности женщин о проблеме же-лезодефицита оценивались по краткому опроснику в режимах «до» и «после» обучения на семинарах. Так, базовый уровень знаний женщин в среднем составил 4,6 балла, а после участия в семинарах - 8,8 балла (р<0,05).

Заключение. В процессе обучения женщины получили алгоритмизированную информацию о факторах риска железодефицитных состояний и тактике самоконтроля для первичной профилактики. Отмечена положительная обратная связь на блок «Латентный дефицит железа: от диагностики к причинам» (86% участниц выделили эту часть программы как особо ценную).

Таким образом, полученные в ходе пилотного исследования данные показывают, что у женщин репродуктивного возраста существует потребность в получении качественной и достоверной информации по вопросам профилактики железодефицитных состояний. Вместе с тем для успешной реализации такого подхода на популяционном уровне необходимы мероприятия, направленные на развитие профилактического мышления у врачей клинического профиля: внедрение программы в рамках циклов повышения квалификации врачей общей практики и учебный план дисциплины «Гигиена» для студентов лечебного и педиатрического факультетов.

Ключевые слова:

железодефицитная анемия, женщины репродуктивного возраста, профилактическое консультирование, рациональный образ жизни, эмпатия

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки. Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Для цитирования: Шулаев А.В., Чернобровкина Г.И., Кузнецова Д.Р. Научное обоснование когнитивно-поведенческой стратегии профилактики железодефицитных состояний у женщин репродуктивного возраста // ОРГЗДРАВ: новости, мнения, обучение. Вестник ВШОУЗ. 2021. Т. 7, № 4. С. 32-39. 001: Шрз:/Ш. огд/10.33029/2411-8621 -2021-7-4-32-39

Статья поступила в редакцию 01.09.2021. Принята в печать 01.12.2021

Scientific substantiation of the cognitive-behavioral strategy for the prevention of iron deficiency in women of reproductive age

Shulaev A.V.1, 1 Kazan State Medical University of the Ministry

Chernobrovkina G.I.2, of Healthcare of the Russian Federation, 420012, Kuznetsova D.R.3 Kazan, Russian Federation

2 Graduate School of Healthcare Organization and Management (VSHOUZ), 115035, Moscow, Russian Federation

3 Institute of Practical Nutrition and Naturopathy, 420015, Kazan, Russian Federation

The aim is to develop evidence-based preventive measures to manage the risks of iron deficiency in women of reproductive age.

Material and methods. Social, hygienic and psychological research in women of reproductive age was aimed at developing algorithmic prevention tools for outpatient-polyclinic doctors. The research included two blocks: a survey and training seminars. The questionnaire included questions on lifestyle in google-forms and such tests as "Express diagnostics of iron deficiency conditions" (E.V. Kochneva, M.V. Kralevska, 2017) and "Identification of personal and situational anxiety according to Charles Spielberger" (adapted into Russian by Yu. Khanin).

Training seminars were held in 2021 in Kazan in a group of women (n=54) with laboratory-confirmed iron deficiency in frames of "Steps to Health" Nutritional Support Course (D.R. Kuznetsova, 2021).

The seminar program includes information block with the recent evidence on epidemiology of iron deficiency states, diagnostic and prevention algorithms. Work in a small group was expanded with empathic cognition techniques, which contributes to value-mediated perception of information and effective assimilation of the material.

Considering that the problem of iron deficiency in women is often associated with lifestyle and psychological status, a training module on "Elements of cognitive behavior therapy in the practice of a general practitioner" has been added to the program.

Results. It was found out that 26% of the women surveyed have laboratory confirmed iron deficiency (Hb <120 g/l), 35% of the respondents have a low level of tissue iron stores (serum ferritin <40 ng/ml). Among the latter, 89% of women have serum ferritin values <20 ng/ml. 18.5% of the questionnaires had laboratory data attached that testified to latent iron deficiency (serum ferritin <40 ng/ml with Hb >120 g/l).

When asked if the doctor of your polyclinic ever talked to you about the prevention of iron deficiency, 87% ticked the box "no", 92% reported that they rate the interaction with their doctor as "insufficient".

Short "before-after training" questionnaire was used to assess the dynamics of female awareness of the problem of iron deficiency. It showed that the basic Level of women's knowledge averaged to 4.6 points, while after they participated in seminars it equaled to 8.8 points (p<0.05).

Conclusion. During the training, women received algorithmized information about iron deficiency conditions risk factors and self-control tactics for primary prevention. There was a positive feedback on the "Latent iron deficiency: from diagnosis to causes" block (86% of the participants highlighted this part of the program as especially valuable).

Thus, evidence obtained during the pilot study shows that women of reproductive age need to get high-quality reliable information on the prevention of iron deficiency conditions. However, to successfully implement such an approach at the population level, we should take measures to develop preventive thinking in clinicians: to introduce a program in frames of training cycles for general practitioners and "Hygiene" course for students of medical and pediatric departments.

Keywords:

iron deficiency anemia, women of reproductive age, preventive counseling, rational lifestyle, empathy

Funding. The study had no sponsor support.

Conflict of interest. The authors declare no conflict of Interest.

For citation: Shulaev A.V., Chernobrovkina G.I., Kuznetsova D.R. Scientific substantiation of the cognitive-behavioral strategy for the prevention of iron deficiency in women of reproductive age. ORGZDRAV: novosti, mneniya, obu-chenie. Vestnik VSHOUZ [HEALTHCARE MANAGEMENT: News, Views, Education. Bulletin of VSHOUZ]. 2021; 7 (4): 32-9. DOI: https://doi.org/10.33029/2411-8621-2021-7-4-32-39 (in Russian) Received 01.09.2021. Accepted 01.12.2021.

Согласно исследованию Всемирной организации здравоохранения «Глобальное бремя болезней», железодефицитная анемия (ЖДА) является пятым по распространенности в мире расстройством. Это связывают с множеством факторов, сложными и не до конца изученными патологическими механизмами, а также с тем, что этиология сильно варьирует с точки зрения возраста, пола и географического распределения [1, 2]. В России, по данным Росстата за 2019 г., анемия зарегистрирована у 1617,7 тыс. человек [3].

По данным международных и российских исследований, более 20% женщин испытывают железодефицитные состояния во время репродуктивной жизни, особенно уязвимы к этому женщины с обильным менструальным кровотечением, беременные и женщины в послеродовый период. Несмотря на высокую распростра-

ненность проблемы у женщин, это состояние все еще недостаточно диагностируется и, следовательно, не лечится, что существенно снижает качество жизни женщин от подросткового возраста до постменопаузы [4-9].

По мнению экспертов, сегодня мы наблюдаем низкий уровень осведомленности о причинах, симптомах, профилактике и лечении ЖДА среди женщин репродуктивного возраста [10]. Существенная роль в создании единого информационного пространства отводится профилактическому мышлению врача. Для успешного взаимодействия в рамках амбулаторного приема врачам общей практики необходимы навыки индивидуально-ориентированной профилактики.

Модель такого взаимодействия должна быть сфокусирована на индивидуальном здоровье, основана на доклиническом выявлении заболеваний, в приоритете превентивные мероприятия

и личная заинтересованность пациента в изменении собственных поведенческих стереотипов [11].

К сожалению, на этапе амбулаторно-поликлинического звена профилактическое консультирование сводится к реализации стратегии высокого риска (информированию граждан о риске пагубного потребления алкоголя, наркотических веществ, табака и пр.), пациенты чаще всего направляются в кабинеты/центры медицинской профилактики.

Анализ организационно-правовых документов по обеспечению работы по профилактике железодефицитных состояний в системе первичной медико-санитарной помощи показал недостаточность информационных данных. Так, в действующих клинических рекомендациях раздел «Профилактика и диспансерное наблюдение, медицинские показания и противопоказания к применению методов профилактики» содержит информацию о ежедневной потребности взрослого человека и ребенка в железе, указаны данные о его всасывании в кишечнике и приведены комментарии по питанию грудных детей. Все остальные данные этого раздела посвящены скринингу и вторичной профилактике [12]. К сожалению, не представлена информация о необходимости формирования у женщин репродуктивного возраста настороженности в отношении:

■ применения диет и других ограничений в приеме пищи;

■ риска возникновения обильных менструаций (обучение критериям самодиагностики с целью своевременного обращения за медицинской помощью);

■ признаков вероятного латентного дефицита железа (ЛДЖ);

■ факторов питания, снижающих всасывание железа в организме;

■ психологического состояния, являющегося провоцирующим фактором возникновения железодефицита.

Таким образом, система профилактики ЖДА и ЛДЖ у женщин репродуктивного возраста не достаточно разработана. Немаловажно, что врачи амбулаторно-поликлинического звена не

имеют алгоритмизированных инструментов по профилактике и не обучены актуальным коммуникативным стилям для мотивации пациентов на ведение рационального образа жизни.

Цель исследования - разработка научно обоснованных превентивных мероприятий по управлению рисками железодефицитных состояний у женщин репродуктивного возраста.

Материал и методы

Социально-гигиеническое и психологическое исследование женщин репродуктивного возраста с целью разработки алгоритмизированных инструментов профилактики для врачей амбулаторно-поликлинического звена. Исследование включало 2 блока: опрос и обучающие семинары. Анкетирование реализовано с помощью google-форм, содержащих вопросы об образе жизни, и тестов: «Экспресс-диагностика железодефицитных состояний» (Е.В. Кочнева, М.В. Кралевска, 2017) и выявление личностной и ситуативной тревожности по методике Ч.Д. Спилбергера (адаптирована на русский язык Ю.Л. Ханиным).

Обучающие семинары проводились в 2021 г. в Казани в группе женщин (n=54) с лабораторно подтвержденным дефицитом железа в рамках курса нутрициологической поддержки «Шаги к здоровью» (Д.Р. Кузнецова, 2021).

Инновационный подход предусматривает обучение врачей коммуникационным стилям профилактического консультирования с использованием разработанного дидактического инструмента, позволяющего выстраивать семинары по когнитивно-эмоциональному принципу.

Программа семинаров включает информационный блок с новейшими данными об эпидемиологии железодефицитных состояний, алгоритмах диагностики и профилактики. Работа в малой группе дополнена техниками эмпатий-ного познания, что способствует ценностно-опосредованному восприятию информации и эффективному усвоению материала.

Учитывая, что проблема дефицита железа у женщин часто связана с образом жизни и психологическим статусом в программу добавлен

обучающий модуль «Элементы когнитивно-поведенческой терапии в практике врача общей практики».

Научной основой программы служат результаты собственного исследования по изучению ценностных ориентаций и эмпатии у студентов ФГБОУ ВО Казанский ГМУ Минздрава России в период с 2016 по 2019 г. (п=523, по методикам М. Рогова и И.М. Юсупова), а также характеристика когнитивно-поведенческих паттернов у женщин с железодефицитными состояниями из разных регионов России (300 человек).

Для статистической обработки первого этапа применялись методы математической статистики: вычисление и оценка относительных и средних величин, критерий Стьюдента и др. За уровень статистической значимости принималось вероятность ошибки р<0,05. Статистическую обработку проводили с использованием пакета Statistica 13.0.

Результаты

В задачи настоящего исследования входит разработка программы, которую можно использовать как для образования студентов клинического профиля, так и в рамках дополнительного профессионального образования врачей.

На первом этапе, получив данные о существовании корреляционной связи между эм-патией и определенными ценностями («познание» (гху=0,48), «добрые отношения с людьми» (ГхУ=0,48), «честность» (гху=0,37), «общение с людьми, близкими по духу» (гху=0,36), «творчество» (гху=0,36), «высокие запросы» (гху=0,348), мы разработали интерактивную рабочую тетрадь, которую апробировали в ФГБОУ ВО Казанский ГМУ Минздрава России. Результаты наших изысканий изложены в научно-исследовательской работе «4-П медицина как инструмент формирования здорового образа жизни у населения и основа преподавания гигиены студентам лечебного и педиатрического профиля» [13].

На следующем этапе нашего исследования мы перешли к разработке программы «Интерактив по профилактике» для обучения врачей

амбулаторно-поликлинического звена. Научное обоснование нового подхода в профилактике выполняется на примере превентивных мероприятий по управлению рисками железодефи-цитных состояний.

Одна из гипотез второго этапа научного исследования - дефицит железа у женщин ассоциирован с образом жизни и психологическим здоровьем, поэтому превентивные мероприятия в амбулаторно-поликлинической сети должны включать элементы когнитивно-поведенческой коррекции.

Для проверки предположений в 20202021 гг. мы провели социально-психологический опрос 600 женщин репродуктивного возраста из разных городов России.

Установлено, что 26% опрошенных женщин имеют лабораторно подтвержденный дефицит железа (НЬ <120 г/л), у 35% респонденток отмечается низкий уровень тканевых запасов железа (ферритин сыворотки <40 нг/мл). При этом среди последних у 89% женщин показатели ферритина сыворотки <20 нг/мл.

В 18,5% анкет прикреплены лабораторные данные свидетельствующие в пользу ЛДЖ (ферритин сыворотки <40 нг/мл при НЬ >120 г/л).

При оценке образа жизни, гигиены сна и бодрствования некоторые девушки отмечали расстройства сна. Так, у 40,7% опрошенных сон является поверхностным, с частыми эпизодами прерывания, 37% жалуются на то, что засыпают с трудом. При этом 68,5% респонденток признают, что гуляют на свежем воздухе менее 2 ч в день.

В настоящий момент лишь 6% женщин получают информацию по профилактике у врача-терапевта участкового, 26% - у врачей частных клиник, 11% - на сайтах и форумах и 57% -в средствах массовой информации и социальных сетях. Однако на вопрос о желаемых предпочтениях в части канала получения здо-ровьесберегающей информации 51,8% респон-денток высказались в пользу врача-терапевта участкового.

На вопрос «Беседовал ли когда-либо врач вашей поликлиники с вами на тему профилактики железодефицитных состояний?» 87% поста-

вили галочку в строке «нет», 92% сообщили, что оценивают взаимодействие со своим лечащим врачом как «недостаточное».

Данные о динамике уровня информированности женщин о проблеме железодефицита оценивались по краткому опроснику в режимах «до» и «после» обучения на семинарах. Так, базовый уровень знаний женщин в среднем составил 4,6 балла, а после участия в семинарах -8,8 балла (p<0,05).

Заключение

В процессе обучения женщины получили алгоритмизированную информацию о факторах риска железодефицитных состояний и тактике самоконтроля для первичной профилактики. Отмечена положительная обратная связь на блок

«Латентный дефицит железа: от диагностики к причинам» (86% участников выделили эту часть программы, как особо ценную).

Таким образом, полученные в ходе пилотного исследования данные показывают, что у женщин репродуктивного возраста существует потребность в получении качественной и достоверной информации по вопросам профилактики железодефицитных состояний. Вместе с тем, для успешной реализации такого подхода на популяционном уровне, необходимы мероприятия, направленные на развитие профилактического мышления у врачей клинического профиля: внедрение программы в рамках циклов повышения квалификации врачей общей практики и учебный план дисциплины «Гигиена» для студентов лечебного и педиатрического факультетов.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Шулаев Алексей Владимирович (Aleksey V. Shulaev) - доктор медицинских наук, профессор, проректор по клинической работе, заведующий кафедрой общей гигиены ФГБОУ ВО Казанский ГМУ Минздрава России (Казань, Российская Федерация) E-mail: alexs_shu@mail.ru https://orcid. org/0000-0002-2073-2538

Чернобровкина Гульнара Ильдаровна (Gulnara I. Chernobrovkina) - сотрудник Высшей школы организации и управления здравоохранением (ВШОУЗ) (Москва, Российская Федерация) E-mail: pozolina@list.ru https://orcid.org/0000-0002-1346-7510

Кузнецова Динара Рустэмовна (Dinara R. Kuznetsova) - нутрициолог, Институт практической нутрициологии и натуропатии (Казань, Российская Федерация) E-mail: chipolina14@mail.ru

ЛИТЕРАТУРА

1. Chaparro C.M., Suchdev P.S. Anemia epidemiology, pathophysiology, and etiology in low- and middle-income countries // Ann. N. Y. Acad. Sci. 2019. Vol. 1450, N 1. P. 15-31. DOI: https://doi.org/10.1111/nyas.14092

2. Marton I., Agocs S., Babik B. Epidemiology of anemia // Orv. Hetil. 2020. Vol. 161, N 37. P. 1569-1573. DOI: https://doi.org/10.1556/650.2020.31916

3. Федеральная служба государственной статистики. Здравоохранение в России. Москва : Росстат, 2019. 170 с. ISBN 978-5-89476-470-2.

4. Percy L., Mansour D., Fraser I. Iron deficiency and iron deficiency anaemia in women // Best Pract. Res. Clin.

Obstet. Gynaecol. 2017. Vol. 40. P. 55-67. DOI: https://doi. org/10.1016/j.bpobgyn.2016.09.007

5. Mirza F.G., Abdul-Kadir R., Breymann C., Fraser I.S., Taher A. Impact and management of iron deficiency and iron-deficiency anemia in women's health // Expert Rev. Hematol. 2018. Vol. 11, N 9. P. 727-736. DOI: https://doi. org/10.1080/17474086.2018.1502081 Epub 2018 Aug 1.

6. Mansour D., Hofmann A., Gemzell-Danielsson K. A review of clinical guidelines on the management of iron deficiency and iron-deficiency anemia in women with heavy menstrual bleeding // Adv. Ther. 2021. Vol. 38, N 1. P. 201225. DOI: https://doi.org/10.1007/s12325-020-01564-y

7. Rizwan A., Khan Q.J., Ullah A., Wasim M., Ramzan S., Hussain S. et al. Iron deficiency anemia in reproductive age women: a survey study of district Bahawalpur, Punjab, Pakistan // Pak. J. Pharm. Sci. 2019. Vol. 32, N 3. P. 10911095.

8. Стуклов Н.И., Леваков С.А., Сушинская Т.В., Мит-ченкова А.А., Ковальчук М.О. Профилактика и лечение анемии у женщин репродуктивного возраста при гинекологических заболеваниях // Акушерство и гинекология. 2020. № 3. 218-226. DOI: https://doi.org/10.18565/ aig.2020.3.218-226

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Лукина Е.А., Ледина А.В., Роговская С.И. Желе-зодефицитная анемия: взгляд гематолога и гинеколога. Оптимизируем диагностику и лечебную тактику // РМЖ. Мать и дитя. 2020. Т. 3, № 4. С. 248-253. DOI: https://doi. org/10.32364/2618-8430-2020-3-4-248-253

10. Hood L., Flores M. A personal view on systems medicine and the emergence of proactive P4 medicine:

predictive, preventive, personalized and participatory // N. Biotechnol. 2012. Vol. 29, N 6. P. 613-624. DOI: https:// doi.org/10.1016/j.nbt.2012.03.004

11. Драпкина О.М., Мартынов А.И., Байда А.П., Балан В.Е., Баранов И.И. и др. Резолюция экспертного совета «Актуальные вопросы железодефицита в Российской Федерации» // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2020. Т. 19, № 5. С. 236-241. DOI: https://doi. org/10.15829/1728-8800-2020-2700

12. Клинические рекомендации «Железодефицитная анемия». Москва, 2020.

13. Шулаев А.В., Чернобровкина Г.И., Касимова Л.Н., Шикалева А.А., Зиновьев П.В. «4-П медицина» как инструмент формирования здорового образа жизни у населения и основа преподавания гигиены студентам лечебного и педиатрического профиля // Российский вестник гигиены. 2021. № 2. С. 15-19. DOI: https://doi. org/10.24075/rbh.2021.010

REFERENCES

1. Chaparro C.M., Suchdev P.S. Anemia epidemiology, pathophysiology, and etiology in low- and middle-income countries. Ann N Y Acad Sci. 2019; 1450 (1): 15-31. DOI: https://doi.org/10.1111/nyas.14092

2. Marton I., Agocs S., Babik B. Epidemiology of anemia. Orv Hetil. 2020; 161 (37): 1569-73. DOI: https://doi. org/10.1556/650.2020.31916

3. Federal State Statistics Service. Healthcare in Russia. Moscow: Rosstat, 2019: 170 p. ISBN 978-5-89476-470-2. (in Russian)

4. Percy L., Mansour D., Fraser I. Iron deficiency and iron deficiency anaemia in women. Best Pract Res Clin Obstet Gynaecol. 2017; 40: 55-67. DOI: https://doi.org/10.1016/j. bpobgyn.2016.09.007

5. Mirza F.G., Abdul-Kadir R., Breymann C., Fraser I.S., Taher A. Impact and management of iron deficiency and iron-deficiency anemia in women's health. Expert Rev Hematol. 2018; 11 (9): 727-36. DOI: https://doi.org/10.1080/17474 086.2018.1502081 Epub 2018 Aug 1.

6. Mansour D., Hofmann A., Gemzell-Danielsson K. A review of clinical guidelines on the management of iron deficiency and iron-deficiency anemia in women with heavy menstrual bleeding. Adv Ther. 2021; 38 (1): 201-25. DOI: https://doi.org/10.1007/s12325-020-01564-y

7. Rizwan A., Khan Q.J., Ullah A., Wasim M., Ramzan S., Hussain S., et al. Iron deficiency anemia in reproductive age women: a survey study of district Bahawalpur, Punjab, Pakistan. Pak J Pharm Sci. 2019; 32 (3): 1091-5.

8. Stuklov N.I., Levakov S.A., Sushinskaya T.V., Mitch-enkova A.A., Koval'chuk M.O. Prevention and treatment of

anemia in reproductive-aged women with gynecological diseases. Akusherstvo i Ginekologiya [Obstetrics and Gynecology]. 2020; (3): 218-26. DOI: https://doi.org/10.18565/ aig.2020.3.218-226 (in Russian)

9. Lukina E.A., Ledina A.V., Rogovskaya S.I. Iron-deficiency anemia: a view of hematologist and gynecologist. Optimizing diagnostic and treatment approach. RMZH Mat' i ditya [RMJ. Mother and Child]. 2020; 3 (4): 248-53. DOI: https://doi.org/10.32364/2618-8430-2020-3-4-248-253 (in Russian)

10. Hood L., Flores M. A personal view on systems medicine and the emergence of proactive P4 medicine: predictive, preventive, personalized and participatory. N Biotechnol. 2012; 29 (6): 613-24. DOI: https://doi.org/10.1016/j. nbt.2012.03.004

11. Drapkina O.M., Martynov A.I., Bayda A.P., Balan V.E., Baranov I.I., et al. Resolution of the expert council «Relevant issues of iron deficiency in the Russian Federation». Kardio-vaskulyarnaya terapiya i profilaktika [Cardiovascular Therapy and Prevention]. 2020; 19 (5): 236-41. DOI: https://doi. org/10.15829/1728-8800-2020-2700 (in Russian)

12. Clinical guidelines «Iron deficiency anemia». Moscow, 2020. (in Russian)

13. Shulaev A.V., Chernovbrovkina G.I., Kasimova L.N., Shikaleva A.A., Zinoviev P.V. «P4 medicine» as a tool for stimulating healthy lifestyle and the basis of teaching prevention to students of general medicine and pediatrics. Ros-siyskiy vestnik gigieny [Russian Bulletin of Hygiene]. 2021; (2): 15-9. DOI: https://doi.org/10.24075/rbh.2021.010 (in Russian)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.