Научная статья на тему 'Народ не забудет'

Народ не забудет Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
80
17
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ СТАЛИН / ЛИЧНОСТЬ В ИСТОРИИ / УВЕРЕННОСТЬ В ПОБЕДЕ / АВТОРИТЕТ / ИНТЕРЕСЫ СТРАНЫ / ПАМЯТЬ / JOSEPH VISSARIONOVICH STALIN / A PERSONALITY IN HISTORY / CONFIDENCE IN VICTORY / AN AUTHORITY / INTERESTSOF THE COUNTRY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Порхунов Георгий Арсентьевич

Статья дань памяти И.В. Сталину. Автор собрал воспоминания о нём прославленных полководцев, премьер-министра У. Черчилля, общественных деятелей и историков. Это свод аргументов в пользу раскрытия неординарной личности и заслуг Маршала Победы. Значимость свидетельств в условиях переписывания истории перед лицом новых поколений возрастает.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PEOPLE REMEMBER

The article is a tribute to the memory of I.V. Stalin. The author has collected memories of famous illustrious commanders, the Prime Minister W. Churchill, and public figures and historians. This is a set of arguments in favor of revealing an extraordinary personality and the merits of Marshal of Victory. The importance of evidence is growing under conditions of rewriting history in the face of new generations.

Текст научной работы на тему «Народ не забудет»

УДК 93/94 ГРНТИ 03.23.31

НАРОД НЕ ЗАБУДЕТ

Г.А. Порхунов

Омский государственный педагогический университет Россия, 644043, г. Омск, наб. Тухачевского, 14

Статья — дань памяти И.В. Сталину. Автор собрал воспоминания о нём прославленных полководцев, премьер-министра У. Черчилля, общественных деятелей и историков. Это свод аргументов в пользу раскрытия неординарной личности и заслуг Маршала Победы. Значимость свидетельств в условиях переписывания истории перед лицом новых поколений возрастает.

Ключевые слова Иосиф Виссарионович Сталин, личность в истории, уверенность в победе, авторитет, интересы страны, память.

PEOPLE REMEMBER G.A. Porhunov

Omsk State Pedagogical University Russia, 644043, Omsk, nab. Tukhachevskogo, 14

The article is a tribute to the memory of I.V. Stalin. The author has collected memories of famous illustrious commanders, the Prime Minister W. Churchill, and public figures and historians. This is a set of arguments in favor of revealing an extraordinary personality and the merits of Marshal of Victory. The importance of evidence is growing under conditions of rewriting history in the face of new generations.

Keywords: Joseph Vissarionovich Stalin, a personality in history, confidence in victory, an authority, interests of the country.

История нашего государства неотделима от имени И.В. Сталина. Его государственная деятельность проходила в сложный период становления и развития Страны Советов. И.В. Сталин давно признан величайшим правителем ХХ века, хотя многие дела его в нашей стране разоблачители «культа личности» несправедливо представили в чёрном цвете. Вероятно, нет государственного деятеля, которого бы обвиняли в стольких не совершенных им преступлениях. «И народ победил в войне фашистскую Германию, — пишет Н. Стариков, — вопреки Сталину, который был Главнокомандующим, и вопреки не могло быть. Потому что страна, управляемая плохим и бестолковым руководителем, не могла бы выиграть самую страшную войну в истории человечества» [1, с. 12-14]. Не вопреки, а под руководством И.В. Сталина была разгромлена фашистская Германия.

Почему мы победили в битве под Москвой? Слово известному историку Ю.А. Полякову: «Без сталинского авторитета в то время, без жёстокой требовательности и

© Порхунов Г.А., 2019 18

дисциплины вряд ли удалось бы в условиях тяжелейших поражений, потерь, неудач удержать от развала государственную машину и страну. Это практическая сторона. Но есть и другая — психологическая. В военных условиях важен был Сталин как организатор, в руках которого сосредотачивались все бразды правления, а держал он их достаточно твёрдо. Однако не менее важен был Сталин как символ незыблемости государственной власти, твёрдости руководства, уверенности в победе, решимости одолеть врага, единства различных народов и различных слоёв народа» [2, с. 63]. «Если бы не Сталин, не сталинское руководство, разгромили бы нас уже в 1941 году, — утверждает диссидент, философ, социолог и писатель А. Зиновьев, — я ведь войну с первого дня видел, всю прошел, я знаю, что и как было» [2, с. 296].

Сталин не побоялся взять на себя ответственность за исход войны в июне 1941 года. В него верили руководители правительств многих стран. Они надеялись, что только Советский Союз может остановить захватниче-

ский бег немецких фашистов. У. Черчилль вспоминал, что в те дни, вставая, он молился, чтобы Сталин был жив, здоров. Только Сталин может спасти мир. Что бы было с миром, «если бы мы в 1941 году, захлебываясь кровью и на ходу учась воевать, не выполнили бы «сумасшедших распоряжений» Советской власти, в общем-то сводившихся к тому, что лучше умереть стоя, чем жить на коленях», — с этим мнением участника войны поэта Константина Симонова нельзя не согласиться [3, с. 77].

И.В. Сталин требовал безусловного выполнения боевой задачи. «За время войны мною было хорошо усвоено, - писал начальник Главного артиллерийского управления РККА Н.Д. Яковлев в книге «Об артиллерии и немного о себе», — всё, что решил Верховный, никто уже изменить не сможет» [4, с. 76]. Самовольства Сталин не терпел. 22 июля 1942 года заместитель Наркома обороны Е.А. Щаденко из Сталинграда военный округ перевёл в Астрахань. Узнав об этом, Сталин позвонил секретарю Сталинградского обкома ВКП(б) А.С. Чуянову и сказал, что Сталинград мы врагу не сдадим, а командующему округом просил передать, чтобы штаб округа он вернул в Сталинград, иначе все не выполнившие приказ будут строго наказаны. В эти дни и появился знаменитый приказ № 227 от 28 июля 1942 года. Согласно приказу вводились жёсткие меры борьбы с паникерами и нарушителями дисциплины, осуждались «отступательные» настроения. Требование для действующих войск было одно: «Ни шагу назад!»

Приказом предусматривалось снимать командующих армиями, командиров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск. Эти меры применялись и к командирам и комиссарам полков и батальонов за оставление солдатами без приказа боевых позиций. Вводились штрафные батальоны и заградительные отряды.

Приказ № 227 имел громадное моральное значение. В послании к И.В. Сталину русские воины заверяли: «Мы пишем Вам в разгар великого сражения, под гром несмолкаемой канонады, вой самолетов, в зареве пожарищ на крутом берегу великой русской реки Волги, пишем, чтобы сказать Вам и через Вас всему советскому народу, что дух наш бодр как никогда, воля тверда, руки наши не устали разить врага. Решение наше — сто-

ять насмерть у стен Сталинграда». Приказ № 227 — «один из самых сильных документов военных лет по глубине патриотического содержания, по степени эмоциональной напряжённости». Что же касается жестокости и категоричности требований приказа, то «они шли от имени Родины и народа» [2, с. 218].

Много сделал Сталин по отстаиванию интересов страны на международных конференциях. Делал это он с большим тактом и достоинством. Участник Ялтинской конференции (февраль 1945 года) адмирал Н.Г. Кузнецов писал, что его «поражало спокойствие Сталина. В самые жаркие моменты спора, когда Черчилль не мог усидеть на месте, Сталин оставался сдержанным и невозмутимым, говорил ровным голосом, как всегда взвешивая каждое слово. И выходил из спора победителем. Его железная логика сокрушала все хитросплетения оппонента. Удивительное, «прямо-таки фанатичное отстаивание интересов державы» [5, с. 451].

Начальник охраны И.В. Сталина Н.С. Власик в дни работы Тегеранской конференции (28 ноября - 1 декабря 1943 года) вспоминал: «Много радости и гордости испытал я за свою страну и её вождя, видя, с каким увлечением и вниманием прислушивались к словам и мнению т. Сталина Рузвельт и Черчилль, как мудро и тактично держался т. Сталин во время этих трудных переговоров [6, с. 125]. Поведением Сталина на Тегеранской конференции восхищался французский лидер Де Голль, говоря о том, что Сталин разговаривал с союзниками там как человек, имеющий право требовать отчёта, не открывая двум участникам конференции русских планов, и добился того, что они изложили ему свои планы и внесли в них поправки согласно его требованиям. Да, велик был его авторитет». Не отрицал этого в те годы и У. Черчилль: «Когда Сталин входил в зал Ялтинской конференции, все мы, словно по команде, вставали и, странное дело, почему-то держали руки по швам. Сталин производил на нас величайшее впечатление» [7, т. 5, с. 269].

Западногерманская газета «Ди Вельт» 21 декабря 1949 года, в юбилей советского вождя, посвятила ему следующие строки: «Сталину удалось за сравнительно короткие сроки выдвинуть СССР в число великих держав. И неважно, какими средствами это было достигнуто. Как бы сегодня ни осуждали деспотизм и всевластие Сталина, остаётся фактом

то, что именно он олицетворяет собой мощное государство, победившее едва ли не всех своих врагов» [8, с. 206]. Никогда Советскому Союзу не удалось бы достичь того, чего он достиг, — писал немецкий писатель Лион Фейхтвангер, посетивший СССР ещё в 1937 году, — «если бы Сталин допустил у себя парламентскую демократию западноевропейского толка... Никогда при неограниченной свободе ругани не было бы возможно построить социализм. Никогда правительство, постоянно подвергающееся нападкам со стороны парламента и печати и зависящее от исхода выборов, не смогло бы заставить население взять на себя тяготы, благодаря которым только и было возможно проведение этого строительства» [8].

О Сталине с восторгом писали А. Ахматова, М. Исаковский, А. Вертинский и другие поэты, писатели. Анна Ахматова: «Ликует вся страна в лучах зари янтарной, / И радости чистейшей нет преград — / И древний Самарканд, и Мурманск заполярный, / И дважды Сталиным спасённый Ленинград».

Михаил Исаковский: «Спасибо Вам, что в годы испытаний / Вы помогли нам устоять в борьбе. / Мы так Вам верили, товарищ Сталин, / Как, может быть, не верили себе».

Александр Вертинский пел: «Как высоко он вознес державу, / Мощь советских народов-друзей, / И какую великую славу / Создал он для Отчизны своей».

«Чем больше я думаю о Сталине, — писал Илья Эренбург, — тем яснее вижу, что ничего не понимаю. Сколько писем итальянских и французских героев Сопротивления, написанных перед казнью, кончались словами: "Да здравствует Сталин!". Поэты, в честности которых трудно усомниться, — Элюар, Жан-Ришар Блок, Эрнандес — прославляли Сталина. Он стал знаменем, непогрешимым апостолом, божеством. Сталин понимал горе беженцев, скрип их телег, слёзы матерей, гнев народа. Он жил не только в Ставке, он жил в сердце каждого солдата. Сталину шлют подарки. Француженка, у которой фашисты расстреляли дочку, послала Сталину единственное, что у неё осталось от ребенка, — шапочку. Такого подарка никто не получит, и нет весов, на которых можно взвесить такую любовь» [2, с. 302].

Примечательно высказывание писателя В. Солоухина об отношении народа к Сталину. Народ «любил его самозабвенно. Разве не

рыдали в дни его похорон миллионы россиян, начиная с домохозяек, кончая маршалами Рокоссовским и Жуковым (а ведь Рокоссовский успел уже «посидеть», прежде чем его позвали командовать). Разве сотни стихов и песен о Сталине не говорят об искренней любви к этому неоднозначному человеку? Почему нет ни одного стихотворения о Хрущёве и Брежневе? Одни анекдоты!» [2, с. 303]. Народ любил и уважал Сталина. Он жил только интересами страны, интересами своего народа.

И.В. Сталин, как и всякий исторический деятель, по убеждению Н.Д. Тальберга, «есть произведение своего века, и значение его деятельности определяется тем, как он содействовал решению задач своего времени относительно своего народа и относительно других народов» [9, с. 272-273]. Эта деятельность известна и неоспорима.

Сталин знал все сильные и слабые стороны советского народа и осуществлял на практике его устремления. Поэтому «массы Сталина не только уважают, но и любят. Он часть их самих, он вышел из масс — настоящий представитель 160-миллионного Советского Союза», — отмечал немецкий писатель Л. Фейхтвангер [8, с. 11].

Потомки будут ценить Сталина по делам его, равно как вещего Олега, культ которого пытается оправдать М. Альшевский в своём романе «Хазары»: «Его уже и Вещим называют. Пусть — всё на пользу. Может, ещё и такое время придёт, что и клясть учнут, кто знает. А пока славят» [10, с. 385]. За давностью лет, размышляет автор, современники Олегу ещё не приписали культа княжеской власти и не упрекнули в жертвах, в которых он был виновен. Это весьма мудрое замечание, которое сводится к непреложному правилу: не зная времени, эпохи, обстановки, не разбираясь в них, непозволительно судить о делах человеческих и их руководителях. Сталин немыслим без эпохи, в которую он жил, трудился, и был выдающейся личностью своего времени.

И.В. Сталин и Великая Отечественная война 1941-1945 гг. неотделимы. Но пришло время, и народ в одночасье узнал, что победили мы в этой войне «не благодаря, а вопреки Сталину». Оказалось, что мы единственная в мире страна, где есть не только могила неизвестного солдата, но и могила неизвестного Верховного Главнокомандующего». Надо ли напоминать, как унизился духом

народ-победитель перед другими народами и перед собою за неизвестного «бездарного» Верховного Главнокомандующего, без воли которого не проходила ни одна значительная военная операция и под руководством которого была достигнута Победа.

Не было в стране более авторитетного человека, чем Сталин. Народ и армия как должное восприняли его назначение Верховным. Генерал М.Е. Катуков в мемуарах «На острие главного удара» пишет о встрече с И.В. Сталиным и напоминает нынешнему читателю, что «тогда для нас, фронтовиков, имя Сталина было окружено безграничным уважением. С этим именем связывалось всё самое священное — Родина, вера в победу, вера в мудрость и стойкость нашего народа» [11, с. 50; 12, с. 69]. «Сталин для всех нас был величайшим авторитетом, никто тогда и не думал сомневаться в его суждениях и оценках обстановки», — вторит М.Е. Катукову Г.К. Жуков [11, с. 257].

Болезнь И.В. Сталина никого не оставила равнодушным. Не осталась в стороне от печальных событий и Русская Православная церковь. Во время болезни И.В. Сталина Алексий I, патриарх Московский и всея Руси, разослал телеграмму епархиальным архиереям, в которой благословил «во всех храмах всей Епархии совершать молебствие о здравии Иосифа Виссарионовича». Церковь наша, напоминал патриарх, «не может забыть того благожелательного к ней отношения нашего Правительства и лично Иосифа Виссарионовича, которое выразилось в целом ряде мероприятий, клонящихся к благу и к славе нашей Православной Русской церкви, и её долг соответственным ей образом, то есть горячей молитвой отозваться на постигшее наш народ испытание — болезнь дорогого всем нам Вождя и мудрого строителя народного блага» [11, с. 293].

В траурные дни патриарх Алексий I в телеграмме Совету министров СССР выражал «глубокое и искреннее соболезнование от лица Русской Православной церкви по случаю кончины незабвенного Иосифа Виссарионовича Сталина, великого строителя народного счастья». Патриарх выражал уверенность, что «светлая память о нём будет неизгладимо жить в сердцах наших. С особым чувством непрестающей любви Церковь наша возглашает ему вечную память» [11, с. 293]. В послании к верующим Алексий I

извещал, что «Великого Вождя нашего народа Иосифа Виссарионовича Сталина не стало. Упразднилась сила великая, общественная сила, в которой наш народ ощущал собственную силу, которою он руководствовался в своих созидательных трудах и предприятиях, которою он утешался в течение многих лет. Нет области, куда бы не проникал глубокий взор великого Вождя... Как человек гениальный, он в каждом деле открывал то, что было невидимо и недоступно для обыкновенного ума» [11, с. 257, 293]. Недаром В.М. Молотов считал Сталина богом — «выше его не было ни по должности, ни в сердце». Его слова созвучны с мнением югославского генерала П.С. Попивода: «Весь облик Сталина был таков, что вызывал уважение к государству» [13, с. 119]. Сталин представлял собой «некий громадный утёс, прикрывавший государство», не сокрушив его, невозможно было и мечтать разрушить державу под названием Союз Советских Социалистических Республик [13].

Смерть Сталина вызвала великую скорбь советского народа. Глубокую печаль испытывало подавляющее большинство населения. При прощании со Сталиным много было слёз. «Как внезапно и страшно мы осиротели, — писал из станицы Вёшенской писатель Михаил Шолохов. Величие народа не в достижении отдельных его представителей, сказали бы мы сегодня, как бы значительны они ни были. Величие народа — «в общечеловеческой значимости, к которой он стремился». Но и эти цели были связаны с именем Сталина. И.В. Сталин остался феноменом российской истории. Он противоречив и трагичен, считают некоторые исследователи его государственной деятельности, но трагична и эпоха, олицетворением которой почти три десятилетия являлся Сталин.

Отец Дмитрий Дудко — церковный писатель и проповедник дважды отбывавший наказание за свои убеждения в советских лагерях, первое из которых пришлось на годы сталинского правления, называет Сталина великим государственным деятелем. Он пишет, что «Сталин нам дан богом, он создал такую державу, что и поверженную её боятся хвалёные капиталистические страны. При нём мы не видели такого морального разложения, такой преступности, которую видим сейчас. Есть у Сталина такое выражение — прошлое принадлежит Богу. Если с божеской точки посмотреть на Сталина, то это в самом деле

особый человек — Богом данный. Богом хранимый. Сталин сохранил Россию» [14, с. 6; 11, с. 257].

Наши патриархи, Сергий и Алексий, называли Сталина богоданным вождём. К ним присоединились и другие, такие как крупный учёный и богослов архиепископ Лука Войно-Ясенецкий, кстати, сидевший при Сталине, но это не помешало ему назвать Сталина богоданным. «Я, как православный христианин и русский патриот, низко кланяюсь Сталину. Он с внешней стороны атеист, но на самом деле он верующий человек. Не случайно в русской православной церкви ему пропели, когда он умер, вечную память. Самое главное — Сталин по-отечески заботился о России» [2, с. 277-278].

«Сталинское государство без достойных Сталину преемников обречено, заметил как-то Шарль де Голль, президент Франции, и, обратившись однажды к послу СССР во Франции С.А. Виноградову, сказал: «Это ваше, конечно, дело, но, честно говоря, мне не понятно, почему вы так поступили со Сталиным, умаляете его заслуги, отрицаете его роль. Это, по-моему, был выдающийся человек, и он много сделал для общей победы, для возвышения России». Посол постарался объяснить, что роль Сталина в войне никем не оспаривается, но во внутреннем плане он совершил такие ошибки, которые дорого обошлись нашему народу. «Ну что же, господин посол, — ответил де Голль, — ведь мелкие людишки делают маленькие ошибки, а великие люди — громадные» [15, с. 164].

О своём культе, который разоблачают по сей день, Сталин имел возможность сказать на Тегеранской конференции, когда отмечали 69-летие премьеру Великобритании У. Черчиллю. Глава британского правительства произнёс тост за Сталина. Он заявил, что маршал может быть поставлен в ряд с крупнейшими фигурами российской истории и заслуживает звания Сталин Великий. С такой оценкой Сталин не согласился. «Почести, которые воздают мне, — ответил он, — в действительности принадлежат русскому народу. Очень легко быть героем и великим лидером, если приходится иметь дело с такими людьми, как русские» [2, с. 258].

Не обольщался вождь своей славой. Спустя десять лет после смерти Сталина, тот же У. Черчилль, скажет о нём. Он «был величайшим, не имеющим себе равных в мире

диктаторов. Он принял Россию с сохой, а оставил оснащённой атомным оружием. Нет! Что бы ни говорили о Сталине, таких история и народ не забывают» [7, с. 269].

Когда началась антисталинская компания после выступления Н.С. Хрущёва на ХХ съезде КПСС, многим известным военачальникам предложили выступить в печати по осуждению репрессий военнослужащих и упущений Сталина перед войной и в годы войны. Маршала Советского Союза К.К. Рокоссовского просил написать статью против Сталина сам Н.С. Хрущёв. Маршал сказал: «Для меня, Никита Сергеевич, Сталин велик и недосягаем. Он для меня исполин. У меня рука не поднимается, чтобы написать о Верховном Главнокомандующем что-то непотребное. Да, он ошибался, да, по его вине многие пострадали, ушли из жизни. Но под его руководством Советский Союз разгромил фашизм» [1, с. 23].

На одном из совещаний в Кремле Н.С. Хрущёв заявил: «Здесь присутствует начальник Генерального штаба В.Д. Соколовский, он подтвердит, что Сталин не разбирался в военных вопросах. Правильно я говорю?» «Никак нет, Никита Сергеевич!» — последовал ответ Маршала Советского Союза [1, с. 22-23].

В интервью газете «Комсомольская правда» в дни 25-летия Победы над фашистской Германией М.А. Шолохов сказал: «Нельзя оглуплять и принижать деятельность Сталина в этот период. Во-первых, это нечестно, а во-вторых, вредно для страны, для советских людей, и не потому, что победителей не судят, а прежде всего потому, что ниспровержение не отвечает истине» [16, с. 50]. Эти слова точны и справедливы. Ведь все важнейшие вопросы войны, внутренней и внешней политики решались под руководством Сталина. Результаты его деятельности имели судьбоносное значение для народа, армии и страны. Сталин управлял государством и командовал армией. Замалчивать имя Верховного Главнокомандующего Вооруженными силами СССР И.В. Сталина — значит не уважать те миллионы солдат и командиров — мёртвых и живых, которые верили, что победят злейшего врага именно под руководством И.В. Сталина. Верили. И не ошиблись.

Десталинизация привела к расколу в партии и обществе, кризису доверия к социализму. Это теперь всем известно. Еще в 1961 году известный югославский политический дея-

тель Милован Джилас поставил, пожалуй, главный вопрос всей сталиниады: «Меня всегда интересовало, — а сейчас ещё больше, — как мог такой дурной, коварный и жестокий человек руководить одной из величайших и могущественнейших стран, причём не день и не год, а тридцать лет подряд, вот что должны объяснить его теперешние критики» [17]. Досужие критики всё топчутся в границах хрущевского доклада 1956 года «О культе личности и его последствиях». Ответа нет.

Партия большевиков под руководством Сталина многое сделала для простого народа, для всех наций Страны Советов. — «Мы сни-

маем перед большевиками шляпу. То, что они сделали, предстоит ещё осмыслить будущим поколениям, "свободным от обид". Большевики — очень большое явление, рассмотреть которое можно, отойдя от него на пару веков. Они отдавали жизнь, зачастую принимая мученическую смерть за идеалы, выведенные из христианства, «не имея надежды на воздаяние в другом мире», — пишут авторы книги «Проект Россия» [18, с. 215-216].

Сталин оставил будущим поколениям наказ хранить дружбу народов, бдительно следить за происками врагов нашего Отечества и быть готовыми к защите своей страны.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Стариков Н. Сталин. Вспоминаем вместе. СПб., 2014.

2. Суходеев В., Соловьев Б., Полководец Сталин. М., 2003.

3. Симонов К. Из дневника 1941 года // Полководцы. М., 1995. С. 77.

4. Яковлев Н.Д. Об артиллерии и немного о себе. М., 1981.

5. КузнецовН.Г. Курсом к Победе. М., 1975.

6. Логинов В. Тени Сталина: генерал Власик и его соратники. М., 2000.

7. Британская энциклопедия. М., 1964. Т. 5.

8. Два взгляда из-за рубежа. М., 1990.

9. Тальберг Н.Д. Русская быль. М., 2000.

10. АльшевскийМ. Хазары. М., 1999.

11. Карпов В.В. Генералиссимус : ист.-докум. изд. : в 2 кн. М., 2007.

12. Жуков Георгий. Российские судьбы. М.,

1997.

13. Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым: из дневника Ф. Чуева. М., 1991.

14. Мартиросян А.Б. Сталин: биография вождя. М., 2008.

15. Шарль де Голль и Советский Союз. М.: Книга, 1990.

16. Полководцы / под ред. Е.В. Русакова. М.,

1995.

17. Омское время. 1993. Март. № 9 (36).

18. Проект Россия. М.: Эксмо, 2010.

Георгий Арсентьевич Порхунов — доктор исторических наук, профессор Омского государственного педагогического университета; slava2745@mail.ru.

REFERENCES

1. Starikov N. Stalin. Vspominayem vmeste. SPb.. 2014.

2. Sukhodeyev V., Solovyev B.. Polkovodets Stalin. M.. 2003.

3. Simonov K. Iz dnevnika 1941 goda // Pol-kovodtsy. M.. 1995. S. 77.

4. Yakovlev N.D. Ob artillerii i nemnogo o sebe. M.. 1981.

5. Kuznetsov N.G. Kursom k pobede. M.. 1975.

6. Loginov V. Teni Stalina: general Vlasik i ego soratniki. M.. 2000.

7. Britanskaya entsiklopediya. M.. 1964. T. 5.

8. Dva vzglyada iz-za rubezha. M.. 1990.

9. Talberg N.D. Russkaya byl. M.. 2000.

10. AlshevskiyM., Khazary. M.. 1999.

11. Karpov V.V. Generalissimus : ist.-dokum. izd. : v 2 kn. M.. 2007.

12. Zhukov Georgiy. Rossiyskiye sudby. M..

1997.

13. Chuyev F. Sto sorok besed s Molotovym: iz dnevnika F. Chuyeva. M.. 1991.

14. Martirosyan A.B. Stalin: biografiya vozhdya. M.. 2008.

15. Sharl de Gol i Sovetskiy Soyuz. M.: Kniga.

1990.

16. Polkovodtsy / pod red. E.V. Rusakova. M..

1995.

17. Omskoye vremya. 1993. Mart. № 9 (36).

18. Proyekt Rossiya. M.: Eksmo. 2010.

Georgiy Arsentievich Porkhunov — Doctor of Historical Sciences, Professor at Omsk State Pedagogical University; slava2745@mail.ru.

Статья поступила в редакцию 09.07.2019 г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.