Научная статья на тему 'Концепции и идеологемы сталинизма: Сталин и война'

Концепции и идеологемы сталинизма: Сталин и война Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1359
229
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СТАЛИН / СТАЛИНИЗМ / ВОЕННАЯ ЭЛИТА / РЕПРЕССИИ / ВОЕННЫЙ ОПЫТ / ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА / ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ И НАСТУПАТЕЛЬНАЯ СТРАТЕГИИ / СОВЕТСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА / STALIN / STALINISM / MILITARY ELITE / REPRESSION / MILITARY EXPERIENCE / GREAT PATRIOTIC WAR / DEFENSIVE AND OFFENSIVE STRATEGIES / SOVIET POLITICAL SYSTEM

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Харламов Владимир Ильич

Ключевым аспектом концепций и идеологем сталинизма является роль И.В. Сталина в военном строительстве и, особенно, в военном руководстве страной в годы Великой Отечественной войны. Во второй части статьи управленческие стратегии И.В. Сталина (накануне и в ходе Великой Отечественной войны, а также в отношениях с союзниками) и его качества руководителя рассматриваются как элемент системы политических отношений, выстроенной создателями советского государства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Concepts and Ideologemes of Stalinism: Joseph Stalin and War

Joseph Stalin is one of the most popular public figures of Russia. His activity is discussed in a wide spectrum of opinions and assessments, from the most negative to the most praiseworthy. The debates about Stalin will hardly subside in the coming years; they split the Russian society ideologically. The subject of the second part of our article is a Stalin's military organizational development on the eve of World War II (formation and training of the military elite, attitude towards military research, etc.), as well as the effectiveness of the Stalin leadership of the Red Army during the Great Patriotic War (strategy at various stages of the war, the leadership of the military industry, interaction with allies, etc.). To achieve these research goals, we used a comparative historical method, as well as method of military and strategic analysis. We have shown (i) on the eve of the Great Patriotic War, the Soviet Union had undereducated military elite, (ii) in the prewar period, Stalin and Soviet military elite demonstrated disregard for study of enemy's combat experience; they also neglected own military researchers who were repressed on trumped up charges of espionage. Poorly educated elite, which remained after the repression, did not want to learn anything, and it lowered the organizational culture of the Army at an unacceptably low level. The fact that this level, rather than the number of tanks and aircraft determines the number of losses on the battlefield, the Soviet-Finnish War of 1939-1940 convincingly proved. We concluded on the eve of the WWII, the Red Army had neither defensive nor offensive strategy. In the battle of the initial period of the Great Patriotic War in 1941 any defined strategy of the Soviet command not viewed at all, and they wore down their own army much more than the enemy's one. We recognize the organizational skills of Stalin as the manager of the defense industry, but, in contrast to most of Stalinists, we believe Stalin did not possess the gift of generalship. To sum up my research, I come to two conclusions: (i) Stalin's narrow-mindedness, deficiencies in his education and his fear of seizing power by possible competitors played a negative role in his activities, (ii) from the fact that after Lenin, Stalin became the head of state, power system founded by Lenin had not worsened. Leninist rigid political system, and Stalin, who turned up not casually in this system, found each other. If on-site of Stalin was a man more legible in means and with democratic beliefs, Leninist system of government could not have lasted for a long time.

Текст научной работы на тему «Концепции и идеологемы сталинизма: Сталин и война»

Харламов В.И.

УДК 94:323.28:355.55/359:355.48(47+57)"1941/1945"

Концепции и идеологемы сталинизма: Сталин и война1

Харламов Владимир Ильич, доктор исторических наук, профессор, генерал-майор запаса, действительный член Отделения погранологии Международной академии информатизации

E-mail: vikharlamovmailru@mail.ru

Ключевым аспектом концепций и идеологем сталинизма является роль И.В. Сталина в военном строительстве и, особенно, в военном руководстве страной в годы Великой Отечественной войны. Во второй части статьи управленческие стратегии И.В. Сталина (накануне и в ходе Великой Отечественной войны, а также в отношениях с союзниками) и его качества руководителя рассматриваются как элемент системы политических отношений, выстроенной создателями советского государства.

Ключевые слова: Сталин, сталинизм, военная элита, репрессии, военный опыт, Великая Отечественная война, оборонительная и наступательная стратегии, советская политическая система.

Наибольший вклад в развитие вооруженных сил любого государства делает его военная элита. Ее значимость непропорционально велика относительно незначительного удельного веса высшего командного состава в офицерском корпусе. Военная элита определяет магистральные направления строительства армии, а также стратегии ведения возможных войн. На формирование военной элиты государства уходят не годы и десятилетия, а целые столетия. Военная элита оказывает огромное влияние на формирование корпоративной культуры армии, ее традиций и норм поведения всего офицерского корпуса. Потеря военной элиты почти всегда означала крах армии, поэтому новая власть всегда стремилась привлечь ее на свою сторону.

Высший командный состав Красной Армии, как известно, формировался по классовому принципу. Как результат, наиболее образованная и подготовленная в военном отношении часть высших офицеров бывшей царской армии в новой армии постоянно уменьшалась. Последние удары по старому офицерскому корпусу нанес сам Сталин2. К началу Второй мировой войны офицеры старой армии практически полностью были заменены новым командным составом «пролетарского происхождения». Качество высшего командного состава армии резко понизилось3. Правда, существует и другое мнение. Так, А.В. Исаев, Г.И. Герасимов и другие авторы отмечают, что репрессии положительно сказались на образовательном уровне высшего командного состава Красной Армии. В целом деятельность Сталина по уничтожению части высшего комсостава оценивается рядом авторов положительно как способствовавшая «очищению» войск от ненужных и вредных элементов4.

Чтобы непредвзято разрешить данный спор, автор составил таблицы 1 и 2, в которых приводятся данные

об образовании советской военной элиты и генерал-фельдмаршалов вермахта. Из таблицы 1 видно, что из 20 офицеров, занимавших в Красной Армии высшие командные должности перед войной и в последующие годы, имели только начальное образование (либо не имели никакого общего образования) 18 генералов (90% от общего числа). Полное среднее образование получили лишь два высших военачальника (10%). А военное училище окончили трое: Б.М. Шапошников5, Ф.И. Голиков6 и П.А. Ротмистров7, что соответствует 15% от взятого числа высших командиров. Причем будущий маршал Ф.И. Голиков получил первичное военное об-

1 Продолжение. Начало см.: Харламов В.И. Концепции и идеологемы сталинизма: Сталин и война // Пространство и Время. 2013. № 4 (14). С. 155-162.

2 Бешанов В.В. «По своим артиллерия бьет..Слепые боги войны. М.: Яуза-пресс, 2013. С. 74-95; Исаев А.В., Суворов В. Первый удар Сталина. 1941. М.: ЭКСМО Москва, Яуза, 2010. С. 254-255.

3 РГВА. Ф. 62. Оп. 2. Д. 268. Л. 665.

4 Герасимов Г.И. Действительное влияние репрессий 1937-1938 гг. на офицерский корпус РККА // Российский исторический журнал. 1999. № 1. С. 48-49; Исаев А.В., Суворов В. Указ. соч. С. 258.

5 Борис Михайлович Шапошников (1882-1945) окончил Московское военное училище (1903) и Николаевскую академию Генерального штаба (1910).

6 Филипп Иванович Голиков (1900-1980) окончил Военно-агитаторские курсы в Петрограде (1919), Курсы усовершенствования высшего начальствующего состава РККА (1929), экстерном - нормальную военную школу (1931) и заочное отделение Военной академии им. М.В. Фрунзе (1933).

7 Павел Алексеевич Ротмистров (1901 -1982) окончил 3-ю Смоленскую пехотную школу красных командиров (1921) и Военную объединенную школу имени ВЦИК (1924).

разование экстерном. Лучшее положение советский генералитет занял по числу лиц, получивших высшее военное образование. Таких оказалось 8 человек (40%).

Таблица 1

Образование высшего командного состава Красной Армии1

№ Пп. ФИО Гражданское образование Военное образование

1. Ворошилов К.Е. земская школа (2 или 3 класса) —

2. Буденный С.М. — Особая группа при ВА им. М.В. Фрунзе

3. Тимошенко С.К. экстерн за 3 класса городского училища Высшие академические курсы при ВА им. М.В. Фрунзе , курсы при ВПА

4. Кулик Г.И. 2-классное городское училище ВАК РККА, Особая группа при ВА им. М.В. Фрунзе

5. Шапошников Б.М. реальное училище военное училище, НАГШ

6. Жуков Г.К. 3 класса церковно-приходской школы (ЦПШ) кавалерийские курсы, высшая кавалерийская школа, курсы высшего начсостава

7. Рокоссовский К.К. 3-классная гимназия —

8. Малиновский Р.Я. 3 класса ЦПШ ВА им. М.В. Фрунзе

9. Толбухин Ф.И. ЦПШ, коммерческое училище В.А. им. М.В. Фрунзе

10. Мерецков К.А. 4-классная земская школа ВА РККА

11. Баграмян И.Х. ЦПШ, 2-классное железнодорожное училище, 3-классное техническое училище школа прапорщиков, курсы усовершенствования командного состава, кавалерийские курсы

12. Еременко А.И. — высшая кавалерийская школа, кавалерийские курсы

13. Чуйков В.И. сельская 4-классная школа ВА им. М.В. Фрунзе

14. Москаленко К.С. начальная сельская школа, 2-классное училище, сельскохозяйственное училище курсы усовершенствования командного состава РККА, факультет усовершенствования командного состава ВА им. Ф.Э. Дзержинского

15. Захаров М.В. 4-классное начальное училище артиллерийские курсы, высшая школа штабной работы при ВА ГШ

16. Воронов Н.Н. сельская школа 3класса высшая артшкола комсостава

17. Голиков Ф.И. гимназия 7 классов военное училище (экстерн)

18. Ротмистров П.А. сельская школа 4 класса инженерные курсы, Объединенная пехотная школа, ВА им. М.В. Фрунзе

19. Катуков М.Е. сельская школа 3 класса курсы «Выстрел» , годичные курсы при Академии механизации и моторизации

20. Вершинин К.А. сельская школа 4 класса пехотные курсы, курсы «Выстрел», Военная академия им. Н.Е. Жуковского

Однако все познается в сравнении, поэтому проанализируем уровень общего и военного образования элиты вермахта (таблица 2).

Таблица 2

Образование высшего командного состава вермахта2

№ Пп. Фамилия, имя Гражданское образование Военное образование

1. Браухич В. гимназия военное училище, военная академия

2. Бломберг В.Э. гимназия военное училище, военная академия

3. Бок Ф.М. кадетский корпус военное училище, военная академия

4. Буш Э. гимназия военное училище, военная академия

5. Вейхс М. гимназия военное училище, военная академия

6. Вицлебен И.В. кадетский корпус военное училище, военная академия

7. Кейтель В.Б. гимназия, Фанен-юнкер 46 ап3, школа артиллерийских инструкторов, курсы офицеров генерального штаба

8. Клейст Э.П. гимназия военное училище, военная академия

9. Клюге Г.Г. гимназия военное училище, военная академия

10. Кюхлер Г.К. гимназия военное училище, военная академия

11. Лееб В.И. гимназия фанен-юнкер полка, военное училище, военная академия

12. Лист В. гимназия фанен-юнкер полка, военное училище, военная академия

13. Манштейн Э.Ф. кадетский корпус фанен-юнкер полка, военная академия

14. Модель В. гимназия фанен-юнкер полка

15. Паулюс Ф.В. гимназия, один курс университета курсы офицеров генерального штаба

1 Маршалы СССР [Электронный ресурс] // Единая коллекция цифровых образовательных ресурсов. Режим доступа: Й1р:/^Доо1-coИectюn.edu.nJ/catak>g/mbr/152d4a54-42a6-4687-9e9f-0c331136418c/86920/?mterface=themcol; Список Маршалов Советского Союза [Электронный ресурс] // Википедия. Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Список_Маршалов_Советского_Союза

2 Генерал-фельдмаршалы Третьего рейха. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://school-coUection.edu.ru/catalog/rubr/152d4a 54-42a6-4687-9e9f-0c331136418c/869l8/?mterface=themcol&mbric_id[]=88213&sort=order; Митчем С.У., Мюллер Д. Командиры Третьего рейха. Смоленск: Русич, 1995.

3 Фанен-юнкер - кандидат в офицеры с обязательным средним образованием, получающий первичное офицерское звание путем длительной (более 4 лет) службы в одном из полков немецкой армии.

Таблица 2 (продолжение)

Образование высшего командного состава вермахта

№ Пп. Фамилия, имя Гражданское образование Военное образование

і6. Рейхенау В. гимназия фанен-юнкер полка, военное училище, военная академия

і7. Роммель Э.И. кадетский корпус фанен-юнкер полка

^. Рунштедт Г.К. кадетский корпус военная академия

і9. Шёрнер Ф. Мюнхенский, Лозаннский и Гренобльский университеты —

20. Геринг Г.В. кадетский корпус военное училище, авиационная школа

Сравнение данных таблиц 1 и 2 дает основание сделать вывод о том, что уровень образования высшего командного состава вермахта был значительно выше соответствующего уровня генералитета Красной Армии. Среднее образование для любого офицера германской армии было обязательным и его, как правило, будущие офицеры получали либо в кадетском корпусе, либо в гимназии. Удельный вес окончивших военные училища немецких генералов в 5,5 раз превышал соответствующую долю командиров Красной армии. А военное академическое образование имели соответственно 75% и 40% офицеров. Но базировалось такое образование у данных категорий командиров на разной основе. У немецких генералов оно опиралось на прочный фундамент средней школы, а также, как правило, на подготовку, полученную в военном училище. А три четверти высших офицеров-красноармейцев получали высшее военное образование, имея в своем послужном списке лишь 2-4-классную начальную школу, либо даже не окончив ее. Таким образом, качество академической подготовки генералитета Красной армии резко снижалось.

Среди немецких генерал-фельдмаршалов попадались буквально единицы офицеров, не получивших высшее военное образование. Однако это были командиры, просеянные через мелкое кадровое сито благодаря огромному боевому опыту («окопники»), как Вальтер Модель, или командиры, получившие на фронте высшую военную награду, орден «Pour le Merite», как Эрвин Роммель и Фердинанд Шёрнер.

Немецкое командование в преддверии войны внимательно следило за изменениями, происходившими в офицерском составе РККА. В выписке из секретного доклада разведывательного отдела Г енерального штаба сухопутных войск Германии от 15 января 1941 г. указывалось, что «после расстрела Тухачевского и большой группы генералов» пришедшие им на смену командиры «не обладают способностями и опытом руководства войсковыми объединениями. Они не могут отойти от шаблона и будут мешать осуществлению смелых решений». Как отмечено в документе, крупные недостатки свойственны также старшему и младшему комсоставу (от командира корпуса до командира взвода)1.

Рассмотрим причины создавшегося положения в области подготовки командного состава, в том числе и в связи с деятельностью И.В. Сталина.

Прежде всего, бросается в глаза принципиальная разница в подходах к комплектованию офицерами немецкой и советской армий.

Известно, что благодаря усилиям генерала Ганса фон Секта Германии удалось сохранить свой старый кайзеровский офицерский корпус. Рейхсвер, по мнению Секта, должен был составить ядро будущей армии2. При ее развертывании каждый рядовой становился унтер-офицером, каждый унтер-офицер готовился командовать взводом, а каждый офицер должен был занять следующую ступеньку в своей карьере. Однако, для достижения этого, предъявлялись чрезвычайно высокие требования к образованию, умственному развитию, физическим и лидерским качествам кандидатов, занимавших очередную ступеньку в военной карьере3.

Практически нетронутым остался генералитет старой армии, что дало основание говорить в то время: «Кайзер ушел, но его генералы остались». На службу в вермахт в конечном итоге перешли около 4000 офицеров, в том числе 820 человек дворянского происхождения, 1360 детей офицеров - не дворян, 1160 выходцев из высшего чиновничества, 480 человек - из буржуазных семей и 4офицера из рабочих4.

Отбирая лучших из лучших в армию, Сект принял меры к повышению привлекательности военной службы и усиленной всесторонней подготовке командиров. После Версальского договора рейхсвер комплектовался под лозунгом «армия вне политики», что, по мнению немецкого командования, уберегло Германию от тех ошибок, которые были допущены правительствами России, и СССР с момента объявления Приказа №15 и до начала Второй мировой войны.

В это время, особенно в период, связанный с руководством Сталина партией и государством, наблюдалась тенденция ухудшения качества офицерского корпуса Красной Армии . Данный процесс был связан с

1 Канун и начало войны. Документы и материалы / Сост. Л.А. Киршнер. Л.: Лениздат, 1991. С. 355.

2 В соответствии с Версальским договором после первой мировой войны Германии разрешалось иметь лишь 100-тысячную армию-рейхсвер, лишенную тяжелого вооружения и способную, по сути, выполнять лишь полицейские функции.

3 Бешанов В.В. Указ. соч. С. 300-306.

4 Генерал-фельдмаршалы Германии 1936-1945 гг. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://reibert.info/wiki/index.

5 Приказ № 1 опубликован 2 марта 1917 г. в выпуске официального советского органа «Известия Совета Рабочих и Солдатских депутатов». В соответствии с приказом в полках предлагалось создать выборные комитеты из нижних чинов для назначения командного состава. Наиболее важным в приказе являлся пункт 3, в соответствии с которым во всех выступлениях политического характера воинские части подчинялись не офицерам, а указанным комитетам, а также Петербургскому Совету Рабочих и Солдатских депутатов. По мнению генерала А. Деникина, Приказ № 1 нанес сильнейший удар по офицерскому корпусу русской армии, после чего начался ее быстрый развал (см.: Деникин А.И. Глава VI. Революция и армия. Приказ № 1 // Очерки Русской Смуты. Т. 1: Крушение власти и армии (Февраль-сентябрь 1917). М.: Наука, 1991).

6 РГВА. Ф. 62. Оп. 3. Д. 22. Л. 76; Оп. 2, Д. 238. Л. 76, 401, 861; Оп. 3. Д. 22. Л. 275-276; Оп. 2. Д. 268. Л. 665.

постоянными кампаниями по «освежению» офицерского состава1. Под этим термином понималось не только изгнание бывших царских офицеров из новой армии, их шельмование, лишение возможности на продвижение, но и физическое уничтожение. Расстрелу в большинстве своем подлежали и те офицеры, которые верно служили новой власти либо оставались на нейтральных позициях. Уцелеть «бывшему», особенно в 1930-х гг., было практически невозможно2. Вместе с офицерами уничтожался и ценнейший боевой опыт по руководству войсками, который приобретался заново лишь путем кровопролития.

Таким образом, удельный вес наиболее способной и образованной части офицеров Красной армии быстро таял. Сталин же путем репрессий нанес по командирам в 1930-е гг. последний и, пожалуй, самый ощутимый удар, сведя долю «бывших» в войсках практически к нулю. Причем под сталинский удар попали и вновь подготовленные офицеры советского времени.

Обратимся к статистике репрессированных командиров, которую приводит в своем труде сталинист И.В. Пыхалов. Он полагает, что в число уволенных из армии по политическим мотивам, арестованных и осужденных только в 1937-1938 гг. попало 24 190 чел.3. При этом автор утверждает, что доля репрессированных была ничтожно мала по отношению к общей численности офицерского состава РККА и составляла в 1934—1939 гг. от 3,6 до 8,6%. Однако учтем, что это не солдаты и сержанты и даже не взводные, ротные и батальонные командиры. Репрессированные в основной массе - офицеры в должностях от заместителя министра обороны до командира полка и им равные, включительно. Сюда вошли 3маршала из 5 служивших в РККА, 13 из 15 командармов , 50 из 57 комкоров, 154 из 186 комдивов и т.д.4 Количества репрессированных, названных Пыхаловым, хватило бы на укомплектование офицерами почти 270 дивизионных управлений. То есть 270 соединений Красной армии в результате репрессий остались «без головы». В то время как в момент начала войны вся группировка первого стратегического эшелона Красной Армии насчитывала 237 дивизий5.

Но нужно еще учесть, что среди репрессированных находились и офицеры корпусного, армейского, фронтового и высшего звеньев управления. Расчеты, проведенные О.Ф. Сувенировым, показывают, что данные звенья руководящей иерархии потеряли от 60 до 100% офицерского состава6. Не случайно Гитлер, принимая окончательное решение о нападении на СССР, констатировал, что «без головы» осталась, по сути, вся Красная армия.

Подтверждение данного вывода находим в многочисленных трудах, где обозначены значительные масштабы репрессий. Они, как считается, затронули от 35,2 тыс. до 70 тыс. офицеров разных уровней управления7.

По мнению О.Ф. Сувенирова, «именно трагедия РККА 1937-1938 годов во многом создала предпосылки к тяжелым поражениям Красной Армии в 1941-1942 гг.»8.

Ситуация усугублялась тем, что жесточайшим репрессиям были подвергнуты кадры едва ставшей на ноги советской военной школы, а вместе с ней и военные ученые. Г лавный удар был нанесен по руководству и профессорско-преподавательскому составу военно-учебных заведений. Так, в кузнице кадров среднего и высшего звеньев управления РККА - Военной академии им. М.В. Фрунзе к началу 1940 г. в результате репрессий осталось лишь 5% профессоров, 18% доцентов и 12% адъюнктов от их штатной численности. Значительная часть ученых, внесших большой вклад в развитие военной науки была не только отстранена от преподавания, но и уничтожена. Репрессиям подверглись такие видные военные исследователи театров военных действий, стратегии и тактики, как А.Е. Снесарев, А.А. Свечин, А.И. Верховский, Г.С. Иссерсон, М.Н. Тухачевский, В.К. Три-андафиллов, И.П. Уборевич, А.В. Голубев, Р.П. Эйдеман, Я.Я. Алкснис и многие другие9.

Стремление «выполнить и перевыполнить» предложенные разнарядки на репрессии10 заставляло соответствующих руководителей проявлять большую изобретательность в придумывании «преступлений». В. Бешанов не без горького юмора описывает арест 75-летнего генерала в отставке Р.А. Дурляхова, известного конструктора артиллерийских систем, которого обвинили в «излишне активном развитии научно-исследовательских работ(!) для того, чтобы после свержения Советской власти..., результатами исследования могла воспользоваться контрреволюция»1 1. Репрессии, проводившиеся в Красной Армии, привели к резкому снижению ее интеллектуального потенциала со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями.

Подробный сравнительный анализ образования офицеров среднего и низшего звеньев управления приведен автором на страницах журнала «Пространство и Время»1 , что позволяет ограничиться лишь кратким выводом. Подразделениями, частями и соединениями вермахта командовали более грамотные и подготовленные в военном отношении офицеры, что в совокупности с высокообразованным генералитетом позволяло создать эффективную во всех отношениях систему управления. Немецкий «менеджмент» давал возмож-

1 РГВА. Ф. 62. Оп. 3. Д. 22. Л. 78, Оп. 2. Д. 268. Л. 4-8, 861.

2 Лопуховский Л.Н., Кавалерчик Б.К. Июнь 1941. Запрограммированное поражение. М.: Яуза, Эксмо, 2010. С. 456.

3 См.: Пыхалов И.В. Великая оболганная война. М.: Эксмо-Пресс, 2005.

4 Исаев А.В., Суворов В. Указ. соч. С. 254-255.

5 Великая Отечественная катастрофа: Сб. статей / Ю. Мухин, М. Солонин, М. Барятинский, М. Морозов и др. М.: Яуза, 2007. С. 102-103.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6 Сувениров О.Ф. Трагедия РККА. 1937-1938. М.: ТЕРРА, 1998. С. 299-321.

7См.: Романичев Н.М. Красная Армия всех сильней? // Военно-исторический журнал. 1991. № 12. С. 11-19; Самсонов А.М. Вторая мировая война. 1939-1945. М.: Наука, 1990; Горьков Ю.А. Кремль. Ставка. Генштаб. Тверь, 1995; Куманев А.Г. Война и эвакуация СССР // Новая и новейшая история. 2006. № 6. С. 7-27; Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия: Политический портрет И.В. Сталина. Кн. 2. Кемерово: Книжное издательство, 1991; Павленко Н.Г. Размышляя о судьбе полковод-ства. М.: Знание, 1989; Проэктор Д.М. Агрессия и катастрофа. Высшее военное руководство Германии во второй мировой войне. М.: Наука, 1972; Канун и начало войны.

8Сувениров О.Ф. Указ. соч. С. 3.

9 Там же. С. 317-318.

10Лопатников Л.И. О Сталине и сталинизме: 14 диалогов. М.: Возвращение, 2010. С. 220-221.

11 Там же. С. 93.

12 Харламов В.И. Офицерский корпус между двумя мировыми войнами // Пространство и Время. 2011. № 1(3). С. 68-78.

ность нашему противнику терять на каждые 4-10 красноармейцев1 лишь одного своего солдата.

Что касается выбора стратегии войны, то следует отметить, что она должна быть правильно определена еще в мирное время. То, что война будет развязана, знали в СССР многие и, конечно, лучше всего это осознавали представители партийной, государственной и военной элиты во главе со Сталиным. Элита должна была выбрать тот вариант стратегии, который позволил бы достичь максимального результата при относительно невысоких потерях ресурсов. Иначе нет смысла вступать в войну, а следует, наоборот, всячески избегать ее.

Проанализируем возможные стратегии, которые могли быть реализованы Сталиным и руководством СССР в ходе надвигавшейся войны.

В первую очередь, конечно, следует иметь в виду стратегию уклонения от войны. Если же война неизбежна, необходимо четко определить ее цели и способы их достижения. Когда ставятся решительные цели, избирается наступательная стратегия, которая требует превосходства в средствах борьбы, ресурсах, морального превосходства над противником. Недостаток ресурсов, низкая боеспособность войск вынуждают избирать оборонительную стратегию, целью которой может быть, изнурение врага или удержание важных стратегических районов.

Стратегия уклонения от войны первоначально не входила в планы И.В. Сталина и его ближайшего окружения. Вынужденная попытка ее реализовать по отношению к Германии в 1940-1941 гг. была неудачной. Для СССР же, учитывая его огромные людские жертвы и материальные потери, понесенные в 19411945 гг., избежание войны являлось наилучшим вариантом действий. Результаты зимней кампании в Финляндии 1939-1940 гг. должны были насторожить Сталина и его окружение: они выявили низкую боеспособность Красной Армии даже по отношению к столь слабо вооруженным, по сути, партизанским формированиям финнов2. А воевать предстояло со значительно более сильным противником.

Таким образом, и Сталин, и высшее военное командование неверно оценили соотношение боевых потенциалов государств. Фактически к началу войны существовавшие в СССР огромные запасы современного оружия оказались не на пользу государству. Однако события, происходившие перед войной, не говорили о том, что Сталин ищет мира. Война с Финляндией, ввод войск на территории Западной Украины, Белоруссии и стран-лимитрофов, удар по Польше вызвали огромное недоверие к СССР как со стороны его противников, так и будущих союзников. В подобных условиях избежать войны, в том числе за счет создания военных блоков (либо с Германией и ее сателлитами, либо с будущими союзниками) представлялось весьма проблематичным. Ни Гитлер, ни Черчилль, ни Рузвельт Сталину не верили - как и он не доверял им. Страны, которые могли бы с самого начала войны занять нейтральную позицию, либо даже стать союзниками СССР, оказались его врагами.

Стратегию уклонения от войны3 успешно применили наши союзники. Потерпев неудачу в боевых действиях во Франции, англичане, как и американцы, не спешили с открытием второго фронта, что вынудило СССР сражаться с противником практически в одиночку. Это повышало уровень потерь Красной Армии. Известно, что с открытием второго фронта данный уровень резко снизился. Конечно, США оказывали СССР огромную помощь по ленд-лизу, без которой Красная Армия не получала бы все необходимое для ведения войны в нужном количестве. Однако за эту помощь СССР платил чрезмерно дорого. Его потери в войне, как было отмечено, в десятки, а, возможно, и в сотни, раз превысили потери США и других союзников СССР.

Лично Сталин и МИД СССР неоднократно вели переговоры по поводу открытия второго фронта в 19411944 гг., требуя его скорейшего открытия4. Однако первые лица и представители МИД Великобритании и США, судя по документам, умело уходили от незамедлительного решения вопроса, подменяя его второстепенными делами5. Подобная тактика позволяла ведущим державам мира сохранять жизни миллионов своих граждан, наблюдая схватку СССР и Германии со стороны. И, безусловно, нашим союзникам было выгодно, что оба противника ожесточенно истребляли друг друга6.

Таким образом, не избежав войны и не добившись открытия второго фронта, Сталин вольно или невольно взвалил всю тяжесть войны на советский народ. Существовали ли альтернативы подобным действиям? Ответим «да», поскольку возможна была более четкая и решительная постановка вопроса перед союзниками об открытии второго фронта. Жесткий по отношению к своим подданным, Сталин допускал непростительную мягкость к союзникам.

Поражает неопределенность, расплывчатость документов, принимавшихся на переговорах, которые были посвящены открытию второго фронта. Так, например, в ходе встреч, проводившихся Молотовым с англичанами в декабре 1941 г. и в мае 1942 г., наши союзники свели контакты с советскими представителями к обсуждению проблемы признания (не признания) новой западной границы СССР. Зато был принят договор между Великобританией и СССР о взаимной помощи двух стран в период войны и. 20-летнего послевоенного периода (!). Примерно в таком же духе велись все переговоры вплоть до конца 1943 г., то есть до Теге-

1 Обозначены средние значения потерь (от минимальных до максимальных) в соответствии с разными подходами к их определению.

2 См.: Аптекарь П. Советско-финские войны. М.: Яуза, Эксмо, 2002; 57; Энгл. Э., Паананен Е., Паананен Л. Советско-финляндская война. Нападение СССР на Финляндию 1939-1940. М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2006.

Полного уклонения от войны не было. Союзники осуществляли военные операции в северной Африке и на некоторых других сухопутных театрах военных действий, в Атлантике и на Тихом океане. Однако масштабы этих военных действий были чрезвычайно малы в сравнении со сражениями на советско-германском фронте.

4 Горьков Ю. Указ. соч. С. 199-207.

5 Советско-английские отношения во время Великой отечественной войны 1941-1945 гг. Документы и материалы: В 2 т. М.: Политиздат, 1983; Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945: Документы и материалы: В 2 т. М.: Политиздат, 1984; Союзники: проблемы и результаты сотрудничества: Документы Центрального архива Министерства обороны РФ об англо-советском сотрудничестве. 1942-1945 гг. / Публ. под. Семин Ю.Н., Сигачев Ю.В., Чувашии С.И. // Исторический архив. 1995. № 1. С. 52-94.

6 См.: Усовский А.В. Как Черчилль развязал Вторую Мировую. М.: Яуза-пресс, 2012; Он же. «Пушечное мясо Черчилля». М.: Яуза-пресс, 2012.

ранской конференции, где и было принято решение о проведении операции «Оверлод» в мае 1944 г.1.

Способы ведения войны в конечном итоге являются следствием выбора оборонительной или наступательной стратегии. Поскольку архивные материалы, которые бы внесли полную ясность относительно планов ведения войны, до сих пор закрыты, исследователям приходится выдвигать лишь различные гипотезы. По сути, они сводятся к двум предположениям, которые авторы пытаются обосновать.

Первое предположение: Сталин и его окружение готовились к агрессии, ожидая начала десантной операции немецких войск против Великобритании или их вторжения на Ближний Восток, когда тыл Германии оказался бы незащищенным. Разгромив немецкую армию, Сталин в последующем намеревался осуществить советизацию Европы. Подтверждением данной версии является план стратегического развертывания вооруженных сил СССР на западном направлении, который претерпел при его разработке несколько модификаций, и, тем не менее, по сути, до 15 мая 1941 г.2 оставался наступательным3. Кроме того, накопление огромного количества боевых средств для ведения войны, превосходивших число таких средств в любой армии мира, а также скрытое отмобилизование и выдвижение в сторону западной границы в июне 1941 г. войск второго стратегического эшелона, свидетельствуют скорее об агрессивных, но не о мирных устремлениях Сталина и его окружения4.

Тем не менее, некоторые авторы пытаются отстоять другое предположение о намерениях Сталина. По мнению этой категории исследователей, вождь и высшее политическое и военное руководство СССР не готовили армию к активным наступательным действиям в 1941 г. Так, А.С. Орлов и А.Н. Мерцалов утверждают, что планы военного командования Красной Армии и проводившиеся в соответствии с ними в июне 1941 г. перемещения соединений Красной Армии к западной границе осуществлялись с оборонительной целью5. Л.Н. Лопуховский и Б. Кавалерчик говорят об отсутствии документов, подтверждающих подготовку Красной Армии к агрессии6. Действительно, упоминаемый исследователями план стратегического развертывания Красной Армии был без подписи, что формально не дает основания назвать его настоящим боевым документом. Правда, В.Н. Киселев в своей статье доказывает, что упомянутый план был принят7.

Вместе с тем никаких замыслов, подтверждающих, что Красная Армия готовилась к стратегической обороне, пока не обнаружено. Хотя подобный план при его тщательной разработке мог дать положительный результат. СССР, обладая, по сути, неисчерпаемыми людскими и материальными ресурсами, способен был вести оборонительные боевые действия сколь угодно долго, тогда как наш противник ориентировался исключительно на короткую войну, и затяжную кампанию правильно считал губительной для себя.

Стратегическая оборона в зависимости от ее цели представляет собой реализацию как минимум двух разновидностей стратегий: стратегии измора, изматывания противника (не считаясь с потерей территории) или стратегии удержания важных для государства районов. Возможно и сочетание названных способов обороны.

Стратегия измора, как известно, была блестяще реализована генералом от инфантерии Барклаем де Толли, а после Бородинского сражения продолжена фельдмаршалом Кутузовым в Отечественной войне 1812 года. В результате армия Наполеона, превосходившая по численности русские войска почти в два раза в момент вторжения, к началу 1813 г. была изгнана из пределов России. Из 450 тысяч солдат и офицеров великой армии, вторгшейся на территорию России, в Париж вернулось воинское соединение, едва насчитывавшее 30 тыс. чел.8. Вот здесь и было бы уместным сказать об эффективном менеджменте.

В сражениях же начального периода Великой Отечественной войны в 1941 г. какая-либо определенная стратегия советского командования вообще не просматривается, а изматыванию была подвержена скорее собственная армия, но не противник.

Непонятным с точки зрения сложившейся в июне-июле 1941 г. обстановки представляется тот факт, что вместо перехода к стратегической обороне, советские войска беспрерывно и чаще хаотично атаковали продвигающегося противника. Нет никаких оснований не верить дневнику Ф. Гальдера, который он заполнял ежедневно. Если внимательно проанализировать данный труд, можно легко убедиться, что вплоть до глубокой осени 1941 г. соединения и объединения Красной Армии неудачно пытались остановить продвигавшегося противника путем ведения наступательных действий9. В результате непродуманных наступательных операций советские войска часто попадали в подготовленные немцами котлы10. Так, в Киевском котле летом 1941 г. были разгромлены шесть советских армий, а потери только пленными составили 665 тыс. чел. После организации Киевского котла окружение советских войск было осуществлено еще не менее десятка раз: под Харьковом, Белостоком, Ржевом, Вязьмой, Брянском, Рославлем, Смоленском и в других районах11.

1 Волков Ф.Д. Тайное становится явным. Глава VIII: Второй фронт: 1942-й !... 1943-й !... 1944 ! [Электронный ресурс] // PLAM.RU. Онлайн библиотека. Режим доступа: http://www.plam.ru/hist/tainoe_stanovitsja_javnym/p9.php

2 К 15 мая 1941 г. Генштабом РККА был подготовлен окончательный вариант плана стратегического развертывания.

3 Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия. С. 133; Захаров М.В. Генеральный штаб в предвоенные годы. М.: Воениздат, 1989. С. 213; Петров Б.Н. О стратегическом развертывании Красной Армии накануне войны // Военно-исторический журнал. 1991. № 12. С. 10-21.

4 Евгеньев И.З. Военные разведчики докладывали // Военно-исторический журнал. 1992. № 2. С. 17-42.

5 Орлов А.С. Так кто же начал войну? // Армия. 1993. № 8. С. 17-20; Мерцалов А.Н., Мерцалова Л.А. Сталинизм и война: из непрочитанных страниц истории (1930-1990-е). М.: Терра - Книжный клуб, 1994,

6 Лопуховский Л.Н. Указ. соч. С. 514-587.

7 Киселев В.Н. Упрямые факты начала войны // Военно-исторический журнал. 1992. № 2. С. 14-22.

8Нечаев С.Ю. Барклай-де-Толли. М.: Молодая гвардия, 2011. С. 119-123, 249-254; Отечественная война 1812 [Электронный ресурс] // Национальная историческая энциклопедия. Режим доступа: http://interpretive.ru/diklionari/375/word/otechestvenaja-voina-1812

9 Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника генерального штаба сухопутных войск. М.: Астрель, 2012. С. 68-86; 94-117; 125-217; 229-283; 324-361.

10 Быков К. Киевский «котел». Крупнейшее поражение Красной Армии. М.: Яуза, Эксмо, 2006. С. 5-6.

11 Великая Отечественная катастрофа. С. 123, 125, 130-136; Типпельскирх К. История Второй мировой войны. Т. 1. СПб.: Полигон , 1994. С. 183-184, 194-200, 230-233; Гудериан Г. Воспоминания немецкого генерала. Танковые войска Германии во Второй мировой войне. 1939-1945. М.: Центрполиграф, 2010. С. 260.

Вполне возможно, что с началом боевых действий Сталин и командование Красной Армии действовали в соответствии с заранее составленным планом вторжения на территорию европейских стран. Однако для его успешной реализации не были подготовлены все необходимые условия: значительная часть войск второго стратегического эшелона находилась в движении, тогда как объединения западных военных округов (первый эшелон) не были приведены в боевую готовность, чтобы не «спровоцировать» войну с Г ерманией.

Противнику же подобные действия были кстати. Ведь, если бы войска второго стратегического эшелона Красной Армии заранее готовились к обороне рубежей в глубине страны, а не наступали, разгромить их было бы не так просто.

Высшим комсоставом РККА не был учтен опыт стратегического планирования и ведения, завершившихся в летом 1940 г. сражений во Франции. После проведения военных игр 31 декабря 1940 г. нарком обороны Тимошенко в ходе разбора действий сторон высокопарно заявил: «В смысле стратегического творчества опыт войны в Европе, пожалуй, не дает ничего нового» . Такого же мнения придерживался начальник Генерального штаба Красной Армии Г.К. Жуков, не пожелав ознакомиться и не ознакомив хотя бы высших офицеров с выводами из анализа военных действий в Европе в 1940 г., присланных генералом Гамеленом2.

Пренебрежение к изучению боевого опыта, полученному противником, дополнялось пренебрежением к собственным военным исследователям, которые были репрессированы по надуманным обвинениям в шпио-наже3. Оставшаяся после репрессий плохо образованная элита ничему не училась, что опустило организационную культуру армии на недопустимо низкий уровень. А ведь именно этот уровень, а не число танков и самолетов определяет численность потерь на полях сражений. Ярким примером тому служит советско-финская война 1939-1940 гг.

Проведенное исследование не будет выглядеть законченным, если не сделать из него ряд выводов, которые, как предполагается, продвинут нас к истине в дискуссиях по ряду спорных вопросов в оценке деятельности вождя. При этом вначале важны заключения общего характера, касающиеся правления Сталина, ибо без них трудно будет понять его деятельность в отдельных сферах, в том числе в руководстве вооруженными силами.

Во-первых, следует учесть, что Сталин начал самостоятельно руководить страной в условиях, когда предпосылки строительства авторитарной системы правления в СССР уже были созданы. Отстаивая принципы централизации власти в партии и жесткой партийной дисциплины, Ленин перенес (возможно, и сам того не желая) данные правила на строительство государственного аппарата. А ленинские методы борьбы с классовыми врагами, нередко более изощренные и жестокие, нежели примененные в последующем методы его соратника, наглядно показали, что пресловутая «политическая целесообразность» может оправдать любые деяния во имя достижения целей революции. Ведь о том, чтобы повернуть назад и достраивать капитализм в России, никто из большевиков не помышлял. Не мог думать об этом и Сталин. К такому выводу россияне пришли только в 1990-е гг. В этом плане правильнее говорить о том, что вождь не создавал заново, а лишь совершенствовал созданную систему управления государством.

Во-вторых, Сталина вполне справедливо можно обвинить в захвате власти путем фальсификаций и создания преданного ему бюрократического вначале партийного, а затем и государственного аппарата. Но стала ли хуже от этого созданная Лениным система власти? Нисколько. Произошло, собственно, то, что должно было произойти и помимо воли Сталина: в создавшейся к 1920-м гг. ситуации: построенная Лениным жесткая система управления и не случайно оказавшийся в этой системе Сталин нашли друг друга. Сталин и система как нельзя лучше подошли друг другу. Если бы на месте Сталина оказался человек более разборчивый в средствах и демократических убеждений, ленинская система власти не смогла бы просуществовать долго. Ведь жесткую авторитарную систему, какие бы высоконравственные и интеллигентные люди в ней не работали, всегда подпитывает борьба с внутренними и внешними врагами. А когда недруги подавлены, их нужно придумать. По части их отыскания пальма первенства принадлежала Сталину, хотя практически все авторитарные режимы коммунистического типа успешно функционировали до тех пор, пока поддерживалась питательная среда для борьбы с «врагами народа» внутри государства и внешними «врагами».

Таким образом, Сталин оказался наиболее дальновидным и, что важно, прагматичным руководителем, который лучше других понял, на каких условиях можно длительный период поддерживать существование созданной системы власти большевиков.

В-третьих, справедливо ли обвинять Сталина в излишней жесткости или даже жестокости? Однозначно отрицательно на данный вопрос ответить невозможно. Ибо ярко выраженный макиавеллизм вождя часто являлся естественной реакцией на создавшуюся ситуацию. В этом смысле жесткие методы управления не означают плохие методы. Известно, что в экстремальной обстановке они зачастую более предпочтительны и эффективны. Они были оправданы, например, в неразберихе первого периода войны. За 4-5 месяцев перевести значительную часть промышленных предприятий западного региона СССР за Урал и начать там производство боевой техники - подобную задачу ни одно демократическое государство выполнить было не в состоянии в такие сроки. Однако в нормальных условиях мирного времени авторитарное правление создает больше проблем, чем их решает, чего не смог понять Сталин. Г лавным результатом такого правления, подтверждающим его слабость, является крах системы социализма, не выдержавшей испытания временем.

1 Российский архив. Т. 12(1): Материалы совещания руководящего состава РККА. 23-31 декабря 1940 г. М.: Терра, 1993. С. 339-340.

2 Новобранец В.А. Записки военного разведчика // Военно-исторический архив. 2004. № 6 С. 47-49.

3 В 1930-х гг. М.Н. Тухачевским, В.К. Триандафилловым, Г.С. Иссерсоном и др. разработана теория глубокой наступательной операции, главные идеи которой были, по сути, использованы при планировании и ведении первых сражений вермахта с Красной Армией. Большое значение в трудах названных и других авторов, подвергнутых репрессиям, придавалось начальному периоду войны, характер которого был в целом верно предугадан. Однако идеи авторов трудов по стратегии и тактике не были реализованы, что явилось одной из причин поражения Красной Армии в начальном периоде войны.

Уничтожение партийной, государственной и военной элиты СССР правильнее считать в первую очередь следствием особенностей функционирования созданной большевиками системы управления. Народ в выдвижении кандидатов на те, или иные посты не участвовал, хотя формально после принятия конституции СССР имел на это право. Таким образом, постановка руководителей на различные должности, особенно высшие стала делом партийной и государственной верхушки. Нет никакой гарантии тому, что в создавшихся условиях уничтоженные Сталиным Зиновьев, Бухарин, Троцкий и другие руководители не сделали бы с отцом народов то же самое. Все они были заложниками системы, основы которой создавались ими самими во главе с Лениным. Сталин лучше других понял эту систему и всегда хоть на шаг упреждал своих конкурентов.

В-четвертых, какова же все-таки роль Сталина в Великой Отечественной войне? Сталин много сделал для того, чтобы оснастить армию самым современным оружием в достаточном и даже в избыточном количестве. В дела производства оружия вникал сам и являлся в данной области непревзойденным организатором. Благодаря личным заботам вождя вооружение Красной Армии к началу второй мировой войны отвечало самым высоким требованиям и постоянно совершенствовалось в ходе боевых действий. Предположения о том, что Сталин дрогнул и растерялся в момент наивысшей опасности, не имеют оснований. Как раз в это время вождь работал наиболее собранно, не покинул столицу, вселяя уверенность в будущей победе над врагом не только растерявшейся номенклатуре, но и всему народу.

Однако ограниченность мышления Сталина, недостатки в образовании и боязнь захвата власти возможными конкурентами сыграли свою отрицательную роль в его деятельности.

Сталин не обладал полководческим даром, как то полагает большинство сталинистов. Если бы это соответствовало действительности, то не были бы допущены серьезные стратегические просчеты, приведшие к огромным человеческим жертвам и потерям материальных ресурсов во время войны. С моральной точки зрения можно осуждать Рузвельта и Черчилля за умышленное и неоправданное1 оттягивание сроков открытия второго фронта. На этом же основании справедливо утверждать, что моральный перевес во взаимоотношениях троицы руководителей великих держав имел Сталин. И это давали понять вождю президент и премьер-министр при личном общении, нередко подчеркивая его главенство. Однако зададимся вопросом, какую цену имел такой перевес, если на другой чаше весов лежали десятки миллионов жизней солдат, офицеров и мирных советских граждан, и еще - десятки миллионов сохраненных жизней граждан США, Великобритании и других государств?

Сталин подарил советскому народу лишь один праздник Победы - в июне 1945 г. Позднее (в 1947 г.) Дню Победы вернули статус обычного рабочего дня2. Скорее всего, это связано с тем, что Сталин знал об огромных потерях армии на полях сражений. В секретной записке, поданной вождю по окончании войны, Генеральный Штаб определил эти потери в 15-16 млн. военнослужащих3. Лишь через 20 лет, при Брежневе, с 1965 г. День Победы стал официальным ежегодным общенародным праздником.

Просчеты в реализации целей, поставленных перед армией, связаны, безусловно, и с недооценкой человеческого фактора Сталиным и высшим военным руководством в войне. Опираться приходилось на генералитет, который в серьезной аналитической работе, увы, проигрывал своему противнику. Простейшие арифметические расчеты создавали иллюзию, что задача разгрома любого, даже самого сильного врага будет решена Красной Армией успешно. Отсюда - ряд неверных стратегических решений.

Недоверие вождя к наиболее образованной части генералитета объяснимо: лучше иметь в подчинении недостаточно грамотных, но преданных командующих, нежели подготовленных, но, как считалось, ненадежных. Однако с началом войны верные вождю Ворошилов, Буденный, Тимошенко и другие военачальники были им же сняты с должностей командующих фронтами и армиями и перемещены на менее ответственные участки работы. Боязнь заговора привела к тому, что репрессиям подверглись не просто грамотные, но и преданные СССР, а, следовательно, и вождю полководцы. Практически все они официально реабилитирова-ны4, хотя современные сталинисты пытаются доказать несправедливость их оправдания, не приводя никаких проверенных фактов на этот счет5.

Таким образом, кадровая политика вождя в отношении высшего командного состава армии стала губительной для нее. Однако созданная Сталиным кадровая система базировалась на единых принципах отбора, подготовки и продвижения офицеров по служебной лестнице. Отсюда изъяны, характерные для генералитета, проявлялись и в отношении офицеров всех без исключения низовых уровней руководства. Подобное сочетание недостатков не могло не приводить к эффекту отрицательной синергии: многократному усилению

1 Великобритания и США, обладая мощным военно-экономическим потенциалом, могли открыть второй фронт на 2 года раньше лета І944 г. Уже в І942 г. суммарная численность их армий достигла 9 млн. 400 тыс. чел., тогда как противостоявшая им группировка немецких войск едва насчитывала і,3 млн. чел. По данным английского историка Джона Григга, против !3S англо-американских дивизий находилось лишь 35 дивизий противника. Значительное превосходство союзники имели в авиации и ВМС. Не было недостатка и в десантных средствах. В США в І942 г. было построено 6900 десантных судов, которые дополнили армаду уже имевшихся десантных средств. (См.: Grigg, J. "World-War-II Strategy - Looking Back at І943." Encounter 56.2-3 ^S^: SS-93; Бобылев П.Н., Липицкий С.В., Монин М^., Панкратов К.Р. Великая Отечественная война. Вопросы и ответы. М.: Политиздат, !9S5).

2 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 23 декабря І947 г. «Об объявлении 9 мая рабочим днем» // Ведомости Верховного Совета Советских Социалистических Республик. І947. 26 декабря. N° 45 (499).

3 Данные цифры впервые прозвучали в телепередачах, которые вел Виктор Правдюк 6 и І3 августа 20І3 г. (программа «”Дело” Иосифа Сталина» на телеканале «365 дней»). Эти цифры вполне коррелируют с теми данными о потерях Красной Армии, которые приведены автором выше (см.: «Дело» Иосифа Сталина [Электронный ресурс] / Реж. Виктор Правдюк. 20і2. Режим доступа: http://www.intv.ru/view/?fїlm_id=І3S046)

4 Лопатников Л.И. Указ. соч. С. 202-2І6.

5 См., напр.:Прудникова E., Колпакиди А. Двойной заговор. Тайны сталинских репрессий. М.: ОЛМА Медиа Групп, 20І3. С. 3SІ—420; Пыхалов И.В. Сталин без лжи. М.: Яуза, 20І3. С. 220-226, 47S-4S2; Бешанов В.В. Указ. соч. С. 74-S4.

негативного воздействия допускаемых командирами ошибок.

Последствия войны для СССР оказались труднопреодолимыми, хотя и долгожданная победа была одержана: значительная часть достаточно молодого, работоспособного и здорового в основном мужского населения страны была истреблена. Очевидно, что страна получила не только демографические, но и генетические раны, и они еще долго не будут залечены. Стоимость уничтоженных материальных ресурсов СССР составила 600 млрд. долл. - почти треть от стоимости потерь ресурсов всех стран - участниц Второй мировой войны1. Отменив праздник Победы, Сталин имел возможность не вспоминать лишний раз о прошлых ошибках и огромной цене войны, которую пришлось заплатить народам Советского Союза.

Наконец, невозможно избежать моральной оценки результатов войны. Имеем ли мы право на празднование Дня Победы, или, памятуя об огромных людских жертвах, должны забыть этот день, как пытался забыть его вождь? Ответ на последний вопрос может быть только отрицательным, ибо объективная оценка подготовки, хода и результатов войны нисколько не принижает подвига ее истинных героев: солдат, офицеров и генералов Советской Армии и армий наших союзников. Полководцы Советской Армии руководили войсками, реализуя максимум своих моральных и физических возможностей. Время выдвинуло именно их на высшие командные должности в самые тяжелые для страны годы. И можно уверенно сказать, что свой солдатский долг они выполнили до конца, стойко перенося все тяготы и испытания войны. Определенное их число не избежало сталинских репрессий, но осталось верным своему долгу.

Споры о войне и о роли в ней Сталина не утихают. Сами ее участники - простые солдаты и офицеры -открывают все новые и новые факты былых сражений, опираясь на многочисленные боевые документы, собственный боевой опыт и свидетельства своих товарищей2. Правда о войне неумолимо прорывается на страницы новых книг и теснит «отредактированные» в застойные годы маршальские мемуары. Мы все-таки продвигаемся к истине. И только она поможет нам без иллюзий взглянуть на свое прошлое, чтобы выбрать верный путь в свое будущее.

ЛИТЕРАТУРА

1. Приказ № 1 // Известия Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов. 1917. 2 марта. № 3. С. 3.

2. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 23 декабря 1947 г. «Об объявлении 9 мая рабочим днем» // Ведомости

Верховного Совета Советских Социалистических Республик. 1947. 26 декабря. № 45 (499).

3. РГВА. Ф. 62. Оп. 2. Д. 268. Л. 665; Д. 238. Л. 76, 401, 861; Д. 268. Л. 4-8, 665, 861; Оп. 3. Д. 22. Л. 76, 78, 275-276.

4. Аптекарь П. Советско-финские войны. М.: Яуза, Эксмо, 2002

5. Бешанов В.В. «По своим артиллерия бьет.». Слепые боги войны. М.: Яуза-пресс, 2013.

6. Бобылев П.Н., Липицкий С.В., Монин М.Е., Панкратов К.Р. Великая Отечественная война. Вопросы и ответы. М.: По-

литиздат, 1985

7. Быков К. Киевский «котел». Крупнейшее поражение Красной Армии. М.: Яуза, Эксмо, 2006.

8. Великая Отечественная катастрофа: Сб. статей / Ю. Мухин, М. Солонин, М. Барятинский, М. Морозов и др. М.: Яу-

за, 2007.

9. Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия: Политический портрет И.В. Сталина. Кн. 2. Кемерово: Книжное издательство, 1991.

10. Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника генерального штаба сухопутных войск. М.: Астрель, 2012.

11. Герасимов Г.И. Действительное влияние репрессий 1937-1938 гг. на офицерский корпус РККА // Российский историче-

ский журнал. 1999. № 1. С. 44-52.

12. Генерал-фельдмаршалы Германии 1936-1945 гг. [Электронный ресурс] // REIBERT.info. Режим доступа:

http://www.reiber1.info/wiki/index.

13. Генерал-фельдмаршалы Третьего рейха. [Электронный ресурс] // Единая коллекция цифровых и информационных ре-

сурсов. Режим доступа: http://school-collection.edu.ru/ ca1alog/rubr/152d4a54-42a6-4687-9e9f-0c3зl136418c/86918/

?interface=themcol&rubric_id[]=88213&sort=order

14. Горьков Ю.А. Кремль. Ставка. Генштаб. Тверь, 1995.

15. Гудериан Г. Воспоминания немецкого генерала. Танковые войска Германии во Второй мировой войне. 1939-1945. М.:

Центрполиграф, 2010.

16. Деникин А.И. Очерки Русской Смуты. Т. 1: Крушение власти и армии (Февраль-сентябрь 1917). М.: Наука, 1991.

17. Евгеньев И.З. Военные разведчики докладывали // Военно-исторический журнал. 1992. № 2. С. 17-42.

18. «Дело» Иосифа Сталина [Электронный ресурс] / Реж. Виктор Правдюк. 2012. Режим доступа:

http://www.intv.ru/view/?film_id= 138046

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

19. Захаров М.В. Генеральный штаб в предвоенные годы. М.: Воениздат, 1989.

20. Исаев А.В., Суворов В. Первый удар Сталина.1941. М.: ЭКСМО Москва, Яуза, 2010.

21. Канун и начало войны. Документы и материалы / Сост. Л.А. Киршнер. Л.: Лениздат, 1991.

22. Киселев В.Н. Упрямые факты начала войны // Военно-исторический журнал. 1992. № 2. С. 14-22.

23. Комаров Д.Е. Вяземская земля в годы Великой Отечественной войны. Смоленск: Смядынь, 2004.

24. Куманев А.Г. Война и эвакуация СССР // Новая и новейшая история. 2006. № 6. С. 7-27

25. Лопатников Л.И. О Сталине и сталинизме: 14 диалогов. М.: Возвращение, 2010.

26. Лопуховский Л.Н., Кавалерчик Б.К. Июнь 1941. Запрограммированное поражение. М.; Яуза, Эксмо, 2010.

27. Маршалы СССР [Электронный ресурс] // Единая коллекция цифровых образовательных ресурсов. Режим доступа:

http://school-collection.edu.ru/catalog/rubr/152d4a54-42a6-4687-9e9f-0c331136418c/86920/?interface=themcol.

1 См.: Харперская энциклопедия военной истории. СПб.: Полигон, 2000; «Нам пишут» (редакторский комментарий) // Военно-исторический журнал. 1990. № 3. С. 92.

2 См.: Михеенков С.Е. Кровавый плацдарм. 49-я армия в прорыве под Тарусой и в боях на реке Угре. 1941-1942. М.: Центрполиграф, 2012; Он же. Дорога смерти. 43 армия в боях на Варшавском шоссе. Схватка с «Тайфуном». 1941-1942. М.: Центрполиграф, 2013; Он же. Трагедия 33-й армии. Ржевско-Вяземская наступательная операция. 1942. М.: Центрполиграф, 2012; Комаров Д.Е. Вяземская земля в годы Великой Отечественной войны. Смоленск: Смядынь, 2004; Мельников В.М. Трагедия и бессмертие 33-й армии. М.: Патриот, 2006.

28. Мельников В.М. Трагедия и бессмертие 33-й армии. М.: Патриот, 2006.

29. Мерцалов А.Н., Мерцалова Л.А. Сталинизм и война: из непрочитанных страниц истории (1930—1990-е). М.: Терра -

Книжный клуб, 1994,

30. Митчем С.У., Мюллер Д. Командиры Третьего рейха. Смоленск: Русич, 1995.

31. «Нам пишут» (редакторский комментарий) // Военно-исторический журнал. 1990. № 3. С. 92.

32. Михеенков С.Е. Кровавый плацдарм. 49-я армия в прорыве под Тарусой и в боях на реке Угре. 1941-1942. М.: Центр-

полиграф, 2012

33. Михеенков С.Е.. Дорога смерти. 43 армия в боях на Варшавском шоссе. Схватка с «Тайфуном». 1941-1942. М.: Центр-

полиграф, 2013.

34. Михеенков С.Е. Трагедия 33-й армии. Ржевско-Вяземская наступательная операция. 1942. М.: Центрполиграф , 2012.

35. Нечаев С. Барклай-де-Толли. М.: Молодая гвардия, 2011.

36. Новобранец В.А. Записки военного разведчика // Военно-исторический архив. 2004. № 6 С. 47-49.

37. Орлов А.С. Так кто же начал войну? // Армия. 1993. № 8. С. 17-20.

38. Отечественная война 1812 [Электронный ресурс] // Национальная историческая энциклопедия. Режим доступа:

http://interpretive.ru/diktionari/375/word/ otechestvenaj a-voina-1812

39. Петров Б.Н. О стратегическом развертывании Красной Армии накануне войны // Военно-исторический журнал. 1991.

№ 12. С. 10-21.

40. Павленко Н.Г. Размышляя о судьбе полководства. М.: Знание, 1989

41. Проэктор Д.М. Агрессия и катастрофа. Высшее военное руководство Германии во второй мировой войне. М.: Наука,

1972.

42. Прудникова Е., Колпакиди А. Двойной заговор. Тайны сталинских репрессий. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2013.

43. Пыхалов И.В. Великая оболганная война. М.: Эксмо-Пресс, 2005.

44. Пыхалов И.В. Сталин без лжи. М.: Яуза, 2013.

45. Романичев Н.М. Красная Армия всех сильней? // Военно-исторический журнал. 1991. № 12. С. 11-19.

46. Российский архив. Т. 12(1): Материалы совещания руководящего состава РККА. 23-31 декабря 1940 г. М.: Терра, 1993.

47. Самсонов А.М. Вторая мировая война. 1939-1945. М.: Наука, 1990.

48. Советско-английские отношения во время Великой отечественной войны 1941-1945 гг. Документы и материалы: В 2 т.

М.: Политиздат, 1983.

49. Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945: Документы и материалы: В 2 т.

М.: Политиздат, 1984.

50. Союзники: проблемы и результаты сотрудничества: Документы Центрального архива Министерства обороны РФ об

англо-советском сотрудничестве. 1942-1945 гг. / Публ. подгот. Семин Ю.Н., Сигачев Ю.В., Чувашин С.И. // Истори-

ческий архив. 1995. № 1. С. 52-94.

51. Список Маршалов Советского Союза [Электронный ресурс] // Википедия. Режим доступа:

http://ru.wikipedia.org/wiki/Список_Маршалов_Советского_Союза

52. Сувениров О.Ф. Трагедия РККА. 1937-1938. М.: ТЕРРА, 1998.

53. Типпельскирх К. История Второй мировой войны. Т. 1. СПб.: Полигон, 1994.

54. Усовский А.В. Как Черчилль развязал Вторую мировую. М.: Яуза-пресс, 2012.

55. Усовский А.В. «Пушечное мясо» Черчилля. М.: Яуза-пресс, 2012.

56. Харламов В.И. Офицерский корпус между двумя мировыми войнами // Пространство и Время. 2011. № 1(3). С. 68-78.

57. Харперская энциклопедия военной истории. СПб.: Полигон, 2000.

58. Энгл. Э., Паананен Е., Паананен Л. Советско-финляндская война. Нападение СССР на Финляндию 1939-1940. М.: АСТ:

АСТ МОСКВА, 2006.

59. Ellman M. "Soviet Repression Statistics: Some Comments." Europe-AsiaStudies 54.7 (2002): 1151-1172.

60. Getty J. "“Excesses Are Not Permitted”: Mass Terror and Stalinist Governance in the Late 1930s." The Russian Review 61.1

(2002): 113-138.

61. Grigg, J. "World-War-II Strategy - Looking Back at 1943." Encounter 56.2-3 (1981): 88-93.

62. Mahoney S.E. "Military Decisionmaking in the USSR The Empirical Past and Conceptual Present." Armed Forces & Society

3.2 (1977): 271-294.

63. Maddux T.R. "Watching Stalin Maneuver Between Hitler and the West: American Diplomats and Soviet Diplomacy, 1934-

1939." Diplomatic History 1.2 (1977): 140-154.

64. Mawdsley E. "Stalin: Victors Are Not Judged." Journal of Slavic Military Studies 19.4 (2006): 705-725.

65. Mendelson S.E., Gerber T.P. "Failing the Stalin Test - Russians and Their Dictator." Foreign Affairs 85.1 (2006): 2-8.

66. Raack R. C. "Stalin's Plans for World War II." Journal of Contemporary History (1991): 215-227.

67. Roberts G. "The Soviet Decision for a Pact with Nazi Germany." Europe-Asia Studies 44.1 (1992): 57-78.

68. Samuelson L. "Mikhail Tukhachevsky and War-Economic Planning: Reconsiderations on the pre-War Soviet Military

Build-up." Journal of Slavic Military Studies 9.4 (1996): 804-847.

69. Sella A. "Red Army Doctrine and Training on the Eve of the Second World War." Europe-Asia Studies 27.2 (1975): 245-264.

70. Tarleton R.E. Bolsheviks of Military Affairs: Stalin’s High Command, 1934-1940. Ph.D. diss., University of Washington, 2000

71. Tucker R. Stalin in Power The Revolution From Above, 1928-1941. New York: Norton,1992.

72. Watt D.C. "Who Plotted Against Whom? Stalin's Purge of the Soviet High Command Revisited." Journal of Slavic Military

Studies 3.1 (1990): 46-65.

Цитирование по ГОСТ Р 7.0.11—2011:

Харламов, В. И. Концепции и идеологемы сталинизма: Сталин и война / В.И. Харламов // Пространство и Время. — 2014. — № 1(15). — С. 166—175. Стационарный сетевой адерс: 2226-7271provr_st1-15.2014.63.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.