Научная статья на тему 'Направленность на решение общественно значимых задач как часть социальной идентичности предпринимателей'

Направленность на решение общественно значимых задач как часть социальной идентичности предпринимателей Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
238
61
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ / СОЦИАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ / ОБЩЕСТВЕННО ЗНАЧИМЫЕ ПРОБЛЕМЫ / BUSINESSMEN / SOCIAL IDENTITY / SOCIALLY IMPORTANT PROBLEMS

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Рябцов М. В., Тузиков А. Р.

Трансформация современного российского общества предполагает наличие альтернативных, потенциально значимых для человека ориентиров, которые могут дополнять друг дуга. В статье рассмотрены различные аспекты социальной идентичности российских предпринимателей и предложено направленность на решение общественно значимых задач рассматривать как часть их социальной идентичности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Transformation of contemporary Russian society presupposes the existence of alternative, potentially relevant to human being targets, which can complement each other. The article deals with various aspects of social identity of Russian businessmen and puts into focus the directivity to solve the socially important problem. That is considered as the important part of their social identity.

Текст научной работы на тему «Направленность на решение общественно значимых задач как часть социальной идентичности предпринимателей»

УДК 316.35.023.5

М. В. Рябцов, А. Р. Тузиков НАПРАВЛЕННОСТЬ НА РЕШЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННО ЗНАЧИМЫХ ЗАДАЧ КАК ЧАСТЬ СОЦИАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ

Ключевые слова: предприниматель, социальная идентичность, общественно значимые проблемы.

Трансформация современного российского общества предполагает наличие альтернативных, потенциально значимых для человека ориентиров, которые могут дополнять друг дуга. В статье рассмотрены различные аспекты социальной идентичности российских предпринимателей и предложено направленность на решение общественно значимых задач рассматривать как часть их социальной идентичности.

Key words: businessmen, social identity, socially important problems.

Transformation of contemporary Russian society presupposes the existence of alternative, potentially relevant to human being targets, which can complement each other. The article deals with various aspects of social identity of Russian businessmen and puts into focus the directivity to solve the socially important problem. That is considered as the important part of their social identity.

Ключевым фактором, определяющим благосостояние государства, являются люди, но не только проживающие в нем, но и воспринимающие успешное развитие страны как часть своего собственного жизненного успеха. Однако в формирующемся новом постиндустриальном общество, все более значительную роль начинают играть институты макроуровня (органы государственной власти, территориальные общности, крупные корпорации), за деятельностью, которых теряется конкретный человек. Средний бизнес стать стрежневым элементом направляющим созидательную деятельность населения на решение общегосударственных задач. Как, гипотезу можно выдвинуть положение, что для осуществления этого оптимистичного сценария необходимо наличие у предпринимателей патриотической направленности и общероссийской идентификации.

Общество развивается благодаря взаимодействию своих членов, специфические социальные отношения, возникшие в результате этого, определяют доминанты общественного развития, которые принимаются обществом при наличии коллективной идентичности их членов.

Под коллективной (социальной) идентичностью следует понимать совокупность представлений, позволяющая использовать единые мотивы как в рамках индивидуального, так и группового поведения. Данные представления охватывают несколько этапов, первый связан с определением индивидом своего места в обществе, второй этап предполагает соотнесения себя со значимыми для общества культурными ориентирами, с целью выявления личных ценностей. Третий этап направлен на выявление своих социальных ролей, для формирования индивидуальных моделей поведения, четвертый этап заканчивает формирование социальной идентичности индивида через реализацию им своих моделей поведения как части социальных отношении и институтов.

Развитие современного общества, предполагающее наличие целого спектра альтернативных, потенциально значимых для человека ориентиров, формирует неоднородную социальную идентичность, актуализируя попеременно разные ее компоненты, такие как конфессия, этнос, социальная группа, государство (страна). Предметом нашего исследования будет процесс взаимовлияния и взаимодействия двух последних компонентов: социальной группы (среднего бизнеса) и государства. Социальная самоидентификация представителей среднего бизнеса как патриотически настроенных предпринимателей направлена на формировании мотивации такой деятельности, которая бы способствовала объединению их

усилий для решения общественно значимых задач, обеспечивала стабильное развитие общества и его институтов.

Особую актуальность данной теме придает то, что развитие отдельных стран и целых регионов мира в рамках глобализации идет под лозунгом отказа от национальной и государственной идентичности. Глобальное, единое пространство информации и коммуникационных взаимодействий, создает новые повсеместно узнаваемые символы, которые должны заменить устоявшуюся идентификацию на уровне нации и государства.

Первоначально анализ предпринимательства как особого социального феномена, обеспечивающего экономический рост и получение прибыли, был осуществлен в рамках классической политэкономии. Суть дискуссии сводилась к трактовке предпринимателя, либо как владелец капитала (А. Смит), либо как организатор производства, вовсе не обязательно отягощенный правами собственности (Ж.Б. Сэй и Дж.С. Милль) [1; с. 60-62]. В дальнейшем, обладание капиталом учеными не трактовалось как фактор отнесения человека к социальной группе предпринимателей. В рамках неоклассической парадигмы основной проблемой становиться выявление содержания функциональной составляющей предпринимательской деятельности. А. Маршал полагал, что главная задача предпринимателя заключается в приспособлении собственного производства к постоянно меняющимся условиям рынка, благодаря эффективному использованию имеющихся ресурсов и удовлетворению возникающего спроса [2; с. 208-213].

В концепции Ф. Найта наличие просчитанного и неопределенного риска является главной особенностью деятельности предпринимателей, которые за то, что гарантируют своим работникам заработную плату, получают право управлять их деятельностью и присваивать соответствующую часть их дохода [3].

В рамках институциональной экономической школы предприниматель трактуется как актор, совершающий выбор между контрактами свободного рынка и созданием деловой организации (фирмы) с целью снижения трансакционных издержек. Предпринимательство как особый регулирующий механизм, отличный от ценового механизма и механизма государственного регулирования, а в чем-то альтернативным им обоим [4].

Наиболее популярной среди экономистов и социологов является концепция Й. Шумпетера, подчёркивающая инновационный характер предпринимательской деятельности, направленной не только на выбор из имеющихся альтернатив распределения ресурсов, но и на создание новых рыночных возможностей.

За основу анализа Й. Шумпетер берет процесс кругооборота капитала, который невозможен без осуществления специальной предпринимательской функции, направленной на осуществление организационно-хозяйственной инновации или, «новых комбинаций факторов производства» [5; с.169-170]. При этом, следует учитывать, что предприниматель может сам и не сам изобретать «новые комбинации», он реализует их на практике, часто успешно перенимая чужой опыт. Конечной целью инноваций осуществляемых предпринимателем является получение прибыли.

Концепция Макса Вебера о значимости протестантской этики для становления капитализма, основанного на деятельности предпринимателей, стала по существу методологической основой для развития идеи об укорененности экономической деятельности в социокультурном контексте. С точки зрения экономической теории историческую и социальную обусловленность появления фигуры капиталиста (экономическая ипостась предпринимателя) показал К. Маркс, который связал появление данного социального типа с формированием и развитием буржуазного общества, основанного на капиталистическом способе производства. Макс Вебер и Вернер Зомбарт дополнили и расширили понимание исторической укорененности предпринимательства в совокупности экономических, социальных, моральных и культурных условий капитализма Нового времени.

Вебер и Зомбарт раскрывают пути становления предпринимательского духа как важнейшей составляющей духа капиталистического. Дух в их понимании - это не фигура

речи, а совершенно определенное социокультурное понятие: совокупность устойчивых психических черт, присущих хозяйствующему субъекту в обществе на определенном этапе его развития.

Различие в концепциях Вебера и Зомбарта сводится главным образом к следующему: если Вебер в известном смысле отождествлял капиталистический и предпринимательский дух и в числе предпосылок возникновения и упрочения предпринимательского духа рассматривал протестантизм и бюрократизацию (постоянно возрастающую рационализацию ведения бизнеса, выстраивание иерархии), то Зомбарт рассматривал капиталистический дух как противоречивое единство духа предпринимательства и духа мещанства (разумная экономия, бережливость, коммерческая солидность и верность договору и т.д.)[6; с. 70-95; 7; с.128-144]

Обобщая наследие классиков социологии и экономики, можно полагать, деятельность предпринимателя направленная на осуществление инновации с целью извлечения прибыли, будет социально приемлема обществом, только если она не затрагивает его этические и моральные нормы. Ориентация предпринимателей, путем внедрения инновации, на решение общественно значимых проблем, отражают такие черты представителей бизнеса как патриотическая направленность и общероссийская идентификации. Анализ проблем общероссийской идентичности предпринимателей нам кажется актуальным, еще и потому, что период существования этих социальных феноменов в российской практике одинаков. Предпринимателей в нашей стране появились после распада СССР, а общероссийская идентичность пришла на смену советской идентичности.

Социокультурным основанием советской социальной идентичности была межэтническая общность людей, возникшая на основе межнациональных культурных ценностей и идеалов. Эта общность сумела воплотить в себе системное единство всех подсистем советского общества (культурной, политической, идеологической).

Советский человек испытывал чувство гордости благодаря принадлежности к советскому обществу, воплощавшему такие «социалистические идеалы», как социальная справедливость, национальное равенство, полная трудовая занятость, моральная чистота, исконно созвучные русскому человеку. Можно констатировать, что специфика советской идентичности определялась преимущественно ее ценностно-нормативным, духовным характером.

Важным этапом в формировании российской общегражданской идентичности стал период переход от командно-административной к рыночной экономике. Сущностные черты переходного общества обстоятельно рассматриваются в работах Р.В. Рывкиной, по мнению которой, переходность - «это такое состояние экономики и общества, когда во всех их компонентах, во всех структурах сохраняются черты двух социально-экономических систем: той, от которой начали уходить, и той, к которой вроде бы начали двигаться. Переходность -это сочетание «духа социализма» и «духа капитализма» в одной и той же реальности - в одном и том же обществе, в одних и тех же людях, в одном и том же интервале исторического времени» [8; с.39]. Противоречивые тенденции переходного периода стали основой распространения кризиса коллективной идентичности. В. Хесле утверждает, что сущностью кризиса коллективной идентичности является «... уменьшение идентификации индивидов с коллективной реальностью, которую они прежде поддерживали. Причины этого кризиса отчасти аналогичны причинам кризисов индивидуальной идентичности» [9; с.115].

В советский период можно проследить строгую иерархию социальных идентичностей в направлении сверху - вниз: держава («советский народ») - общность (колхоз, трудовой коллектив и т.д.) - семья - индивид. Приоритетность общегражданской социальной идентичности проявлялась в повседневной жизни, так большая часть населения бывшего СССР ощущала себя принадлежащей к большой национально-гражданской общности «советский народ» и достаточно болезненно переживала ее распад. После краха этой устойчивой иерархической идентификационной матрицы, случилась массовая дезидентификация населения, и каждый оказался предоставлен самому себе.

За период осуществления рыночных реформ в массовом сознании российского общества произошли глубокие качественные изменения, повлекшие пересмотр многих устоявшихся принципов и механизмов социальной идентификации. На данный момент можно говорить доминировании такой ранговой группы, как микросоциальная идентичность.

Согласно исследованию Российского института социологии, проведенного в 2007, структура самоидентификации россиян выявлялась исходя из ответов на вопрос: «С кем и в какой степени россияне испытывают чувство общности?», представленных в таблице 1 [10].

Таблица 1

С кем испытывали чувство общности Часто Иногда Практически никогда

С товарищами по работе, учебе 55 38 7

С людьми своего поколения 57 38 5

С людьми той же национальности 54 38 8

С людьми, разделяющими взгляды респондента на жизнь 62 33 5

С людьми, живущими в том же городе или поселке 39 50 11

С россиянами 35 50 15

С людьми того же материального достатка 46 45 9

С гражданами СНГ 11 51 38

Со всеми людьми на планете 8 36 56

С общностью «советский народ» 15 42 43

С людьми, близкими по политическим взглядам, позициям 27 50 23

С теми, кто не интересуется политикой 22 53 25

С европейцами 6 33 61

Для россиян существует несколько типов объектов самоидентификации выделенных по степени их значимости. Первую наиболее значимый тип для россиян составляют первичные малые группы: семья и дружеский круг (компания), часто испытывали чувство общности с ними около двух третей респондентов. Ключевой в современном обществе продолжает оставаться значение коллектива (главным образом трудового и учебного) - пункт «товарищи по работе, учебе» предпочли более половины респондентов.

Ко второму типу относиться позиции, которые отметили от четверти до половины участников опросов. Здесь следует выделить, прежде всего, конструируемые общности среднего социального уровня: профессионально-трудовые, профессионально-трудовые, и «общность с людьми, разделяющими те же взгляды на жизнь или верования» (этот пункт предполагает несколько идентичностей: мировоззренческие, стилевые, корпоративные,

конфессиональные и др.)

По мнению исследовательского коллектива из Института социологии РАН, чувство общности для россиян связано не столько с единством соци-альных позиций как таковым, сколько с «экзистенциальной близостью», сопровождающееся особым внутренним, духовным «родством». Поэтому ряд вышеуказанных конструируемых символических общностей в

сознании респондентов в большинстве случаев ассоциируется с «малым социальным миром» и их повседневной жизнью [10].

Третью тип включает пять пунктов, которые демонстрируют наибольшее снижение частоты упоминаний. Следует признать, что данная группа показателей представляет ряд социальных идентичностей, актуализированных постсоветский период: а) этническая

(«общность с людьми той же национальности») и территориально-поселенческая («общность с людьми, живущими в том же городе, поселке») идентичности, которые как и как все виды идентификации с традиционными общностями несли защитно-компенсаторную нагрузку; б) имущественно и с ратификационная идентификация «с людьми такого же материального достатка», появившаяся после развития рыночной экономики в стране; в) социальнополитическая идентичность (позиция «общность с людьми, близкими по политическим взглядам»), ее доминирование в первые перестроечные годы, сменилось падением, выразившемся в современной политической индифферентности значительной части населения; г) новая общенационально-гражданская идентичность «граждане России» («россияне»), возникшая в соответствии с изменившегося официальной идеологией взамен общности с «советским народом».

В период социальной трансформации мы наблюдали разделение предписанной национально-гражданской идентичности «советских людей» на государственно-гражданскую и этническую, а в ряде субъектов федерации - возникновение еще и особых региональных (или этнонациональных) идентичностей. Причем, на протяжении последних лет сохраняется заметное преимущество в самоопределениях индивидов этнических, этнонациональных критериев над гражданскими и общенациональными.

В ходе социально-экономических преобразований, реализующихся в современном российском обществе, увеличиваться возможности для альтернативного индивидуального выбора среди разнообразных идентификационных образов в социальной реальности. Личность приобретает потенциальную возможность «пермешения» по множеству доступных социальных полей с целью произвольного конструирования своей множественной социальной идентичности на основе дифференцирующих признаков и привычных традиционных (гражданство, этническая, профессиональная, семейная, принадлежность и т.п.) и принципиально новых видов (объем частной собственности, политические пристрастия, мировоззренческие черты, особенности стиля жизни и т. д.)

Подводя итог, отметим динамику изменения социальной идентичности россиян характеризуемую, с одной стороны, ростом идентификации, присущей для классовых обществ индустриального этапа развития - имущественной и политической, с другой -противоречивостью национального самосознания россиян, слабостью, недостаточной интенсивностью общегражданской идентичности, усилением роли этнических компонентов. В данном аспекте предприниматели, как носители новой имущественной социальной идентичности, проявив свой патриотизм, могут увеличить свою общегражданскую идентичность, и их деятельность, может стать образцом социально одобряемого поведения, направленного на решение общественно значимых задач, примером такой деятельности может например служит социальное партнерство между бизнесом и вузами [11].

Литература

1. СэйЖ.Б. Трактат политической экономии / Ж.Б. Сэй. - М.: Солдатенков, 1896. - 400 с.

2. Маршалл А. Принципы экономической науки / А. Маршал. - Т. 1. М.: Прогресс-Универс, 1993. - 415 с.

3. Найт Ф. Понятие риска и неопределенности / Ф. Найт //Thesis. - 1994. - Вып. 5. - С. 12-28.

4. КоузР. Фирма, рынок и право / Р.Коуз. - М.: Дело, 1993. - 192 с.

5. ШумпетерЙ. Теория экономического развития. / Й. Шумпетр. - М.: Прогресс, 1982. - 401 с.

6. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма / М. Вебер // Вебер М. Избранные произведения.-М.: Прогресс, 1990. С. 61-273;

7. Зомбарт В. Буржуа / В. Зомбарт. - М.: Наука. - 443 с.

8. Рывкина Р.В. Социология российских реформ: социальные последствия экономических перемен. / Р.В. Рывкина. - М.: ГУ ВШЭ, 2004. - 440 с.

9. Хесле В. Кризис индивидуальной и коллективной идентичности / В. Хесле // Вопросы философии. -1994. - № 10. - С.113-123.

10.Российская идентичность в социологическом измерении. Аналитический доклад Института социологии РАН. - М., 2007. (http://www.isras.ru/analytical_report_Ident_3.html) R. Financial analysis extends management of R&D.Research Technology Management / SRA Journal / Chicago: Summer/Fall, 2010, № 15.

11.Ганиев Э.Р. Модернизация нефтегазо переработки и социальное партнерство бизнеса и вузов в зеркале мнений / Э.Р. Ганиев, А.Р. Тузиков // Вестник Казан. технол.о ун-та.- 2011. - Т. 14, №2. -С.177-188.

© М. В. Рябцов - асп. каф. государственного, муниципального управления и социологии КНИТУ, 909828@mail.ru; А. Р. Тузиков - д-р социол. наук, проф., зав. каф. государственного, муниципального управления и социологии КНИТУ, atuzikov@rambler.ru.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.