Научная статья на тему 'Надписи на акварелях (М. Волошин)'

Надписи на акварелях (М. Волошин) Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
129
50
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Культура и текст
ВАК
Область наук
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Надписи на акварелях (М. Волошин)»

НАДПИСИ НА АКВАРЕЛЯХ (М. ВОЛОШИН)

Т.Н. Часовских Барнаул

В культуре XX века идея синтеза искусств доминирующая (Ермилова). Волошин, обладающий разнообразными талантами (поэт, художник, критик), успешно осуществил эту идею в своем творчестве. Надписи на акварелях - оригинальный жанр, к которому обратился поэт в 1917 году. Надписи представляют собой стихотворения Волошина к своим пейзажам на тему Коктебеля.

Жанр имеет истоки в двух культурах: европейской

(античность) и восточной. Связь надписи с предметом, вещью была обязательна в античности. Надписи делались на тех предметах, вещах, которым суждено было вечно жить в человеческой памяти и воспринимались, по словам Н.А. Чистяковой, их "раскрытыми голосами" [1].

В отличие от античности, в восточной культуре надписи стихотворения делались на рисунках. Каллиграфическая надпись была частью изображенного на картине мира и превращалась в лепестки цветов, в стебли трав, в солнечные блики [2].

Надпись и изображение не сливаются на акварелях Волошина по классическим канонам. Надписи Волошин фиксировал не только на акварелях, но и в творческих тетрадях. Стихотворный текст и пейзаж, отрываясь друг от друга, соединялись по другим принципам, что и отмечено в письме Волошина Оболенской от 20 октября 1917 года. Стихотворения на акварелях - "вовсе не заглавия акварелей. Их сочетание не параллельно, а иррационально. Надо искать симфонического, а не унисонного сочетания" [3]. Отвергая рациональное, беззвучное сочетание, Волошин в музыке, точнее, в ее проявлениях, ищет соединяющее надпись и пейзаж начало. Симфоническое сочетание - это и внешнее (озвучивание, обретение голоса), и внутреннее гармоническое соединение - созвучие. Такой принцип ведет к появлению адекватной формы - циклов надписей [4].

В двух циклах: "Вечерние возношения" и "Десять лирических пауз одной прогулки" надписи Волошин объединяет не только с пейзажами, но и между собой. На характер этой связи указывает заглавие цикла - "Десять лирических пауз одной прогулки".

В ритме движений - пауз, обозначенных в заглавии, значимыми оказываются паузы. Пауза имеет значение остановки, прекращения, ее признаком является отсутствие звука, на письме -многоточие. Содержательность пауз характерна для японского

искусства. Паузы хайку моменты недействия актера в театре Но, незаполненное белое пространство картины являлись активными компонентами произведения и служили для передачи эстетической категории "затаенного откровения".

В цикле Волошина пауза теряет свои формальные признаки и заполняется словом. Пауза в цикле - это говорящее молчание. Таким образом, находясь между словом и живописью, пауза обретает признаки промежуточной сущности.

Пауза и движение (прогулки) меняются значениями. "Десять пауз" значат движение, динамику внутри их. Этому движению свойственна мистическая суть, она подчеркнута символикой числа десять, играющего "...основополагающую роль в мистической философии нумерологического характера" [5].

Паузы рождены прогулкой, остающейся "за кадром". Прогулка - универсальная категория, являющаяся ключом к поэтике Волошина. Сопоставляя в статьях о живописи импрессионистов и художников старой барбизонской школы, Волошин отмечает преимущество последних, так как их принцип постижения природы не созерцательный, а осязательный: "Чувствуется, что художник ходил по этой земле, касался ее ногами, ощущал ее своим осязанием, а не только зрением" [6]. Прогулка есть форма осуществления синтеза созерцания и осязания, реального пейзажа и картины. Моменты превращений одного в другое (метаморфозы) и отмечаются в цикле паузами. Паузы имеют знаковый характер.

У нас нет точного свидетельства знакомства Волошина с садово-парковым искусством, но поэтика прогулок Волошина совпадает с принципом прочтения садово-парковых пейзажей, характерных для культуры XVIII века: "Смена картин в парке только на первый взгляд может показаться случайной, на самом деле их последовательность тщательно продумывалась, увязывалась с маршрутом прогулок, с внешним окружением. Между особенно эффектными видами и панорамами вводились паузы, посетителей старались заинтриговать, удивить, дать им передышку и вновь вовлечь в пейзажное действо. Читать "книгу пейзажа" не так легко" [7].

Примечания:

1. О надписи см: Чистякова Н.А. Греческая эпиграмма // Греческая эпиграмма. СПб., 1993. С. 324-365.

2. См. подробнее о связи надписи и изображения в японском искусстве: Соколов С.Н. Эстетические основы и художественные принципы живописи «хайка» // Искусство Японии. М., 1965.

3. Цит. по: Волошин М. Стихотворения и поэмы. СПб., 1995. С. 656.

4. По мнению М.Н. Дарвина, в циклической художественной форме важна...не столько сама связь части целому, как в самостоятельном литературном произведении, сколько сама связь частей». (Дарвин М.Н. Циклизация в лирике. Автореферат дисс...на соиск... доктора наук. Екатеринбург, 1966. С. 12).

5. Цит. по: Волошин М. Письмо из Парижа // Волошин М. Лики творчества. Л., 1988. С. 631.

6. Цит по: Волошин М. Письмо из Парижа // Волошин М. Лики творчества. Л., 1998. С. 220.

7. См. подробнее: Вергунов А.П., Горохов В.А. Вертоград. Садовопарковое искусство России. М., 1996. С. 168.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.