Научная статья на тему 'Мышьяк в растениях Алтая: содержание, условия поступления'

Мышьяк в растениях Алтая: содержание, условия поступления Текст научной статьи по специальности «Сельское хозяйство, лесное хозяйство, рыбное хозяйство»

CC BY
91
81
Поделиться

Аннотация научной статьи по сельскому хозяйству, лесному хозяйству, рыбному хозяйству, автор научной работы — Бабошкина Светлана Вадимовна

Исследовано содержание мышьяка в растениях Алтая территории, являющейся геохимической провинцией с повышенным содержанием элемента в почвах. Установлено, что концентрация As в растениях Алтая не превышает мировой фоновый уровень и не определяется валовым количеством элемента в педосфере. Рассчитаны индексы аккумуляции и коэффициенты биологического поглощения As. Показано, что наиболее интенсивно As вовлекается в биологический круговорот травянистыми растениями высокогорных тундр, лугов и пустынно-степных долин Юго-Восточного Алтая.

Похожие темы научных работ по сельскому хозяйству, лесному хозяйству, рыбному хозяйству , автор научной работы — Бабошкина Светлана Вадимовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ARSENIC CONTENT IN PLANTS OF ALTAI

Arsenic in plants of Altai that is the geochemical province with the increased content of arsenic in soils is investigated. It has been found that arsenic concentration in Altai plants don't exceed a world background level and is not determined by total arsenic amount in the paedosphere. The bioavailability indexes of arsenic are calculated. It is shown, that most intensively arsenic is involved in biological circulation by grassy plants of high-mountainous automorphic tundra and meadows, and desert-steppe valley of South-East Altai.

Текст научной работы на тему «Мышьяк в растениях Алтая: содержание, условия поступления»

УДК 631.438 С.В. Бабошкина

МЫШЬЯК В РАСТЕНИЯХ АЛТАЯ: СОДЕРЖАНИЕ, УСЛОВИЯ ПОСТУПЛЕНИЯ

Исследовано содержание мышьяка в растениях Алтая - территории, являющейся геохимической провинцией с повышенным содержанием элемента в почвах. Установлено, что концентрация As в растениях Алтая не превышает мировой фоновый уровень и не определяется валовым количеством элемента в педосфере. Рассчитаны индексы аккумуляции и коэффициенты биологического поглощения As. Показано, что наиболее интенсивно As вовлекается в биологический круговорот травянистыми растениями высокогорных тундр, лугов и пустынно-степных долин Юго-Восточного Алтая.

Химический состав растений является важным показателем экологического благополучия окружающей среды. С давних пор территория Алтая привлекает к себе внимание потребителей лекарственного сырья: флора региона характеризуется значительным разнообразием, наличием редких видов, достаточным их количеством и предполагаемой экологической чистотой. Поскольку наши предыдущие исследования [1] и работы других авторов [2] показали, что Алтай является геохимической провинцией с повышенным валовым содержанием мышьяка в почве, а поступление мышьяка в растительные организмы доминируется процессами сорбции и десорбции его соединений почвами и почвообразующими породами [3, 4, 5], определение содержания и закономерностей поступления мышьяка в растения Алтая, контроль за уровнем его подвижных форм в почвах являются приоритетными задачами экологического и био-геохимического мониторинга территории.

В связи с наличием мышьяка в геосфере, а также широком использовании его соединений в сельском хозяйстве, промышленности и медицине, присутствие его в биоте естественно. Мышьяк входит в состав многих растений, однако, его содержание в растительной золе значительно ниже, чем в литосфере - 0,3 мг/кг [6], что свидетельствует о сравнительно низкой биофильности элемента.

Биологическая роль мышьяка до сих пор изучена недостаточно. Известно, что в растительном организме элемент ускоряет биосинтез этилена [7], стимулирует активность почвенных микроорганизмов [8], увеличивает продукцию некоторых видов болотной растительности [9].

Высокий уровень биодоступных количеств мышьяка негативно сказывается на жизнедеятельности растений: замедляется их рост, снижается урожайность, происходит увядание листьев и обесцвечивание корнеплодов [5]. Рис, выращиваемый на почвах с содержанием мышьяка 77 мг/кг, почти не дает урожая в первый год [10], а в результате эксперимента с Oryza sativa установлено, что физиологическое нарушение, приводящее к развитию стерильных колосков, связано с повышенными (от 50 мг/кг) концентрациями мышьяка в почве [11].

Более интенсивно фитотоксичность мышьяка проявляется на участках с низкими концентрациями органического вещества [12], и снижается при хорошей обеспеченности растений фосфором и серой [10]. Наиболее токсичной формой мышьяка для растений большинством авторов признаются арсениты [5, 13, 14, 15, 16], но в некоторых исследованиях называются и другие формы, например, монометиларсоновая кислота [9].

Мышьяк поглощается растениями вместе с водой, но его доступность ограничена сорбцией арсенат-ионов коллоидными частицами почвы. Обычно наибольшее количество мышьяка наблюдается в корнях высших растений, а стебли, листья, плоды имеют меньшее содержание. Возможно, поэтому более высокие значения характерны для зеленых листовых овощей, а низкие - для фруктов [5].

Как анионогенный элемент, мышьяк более интенсивно вовлекается в биологический круговорот в условиях щелочной среды, поэтому в растительности сухостепных ландшафтов содержание его более высокое [17].

Среднее содержание мышьяка в растениях, произрастающих на незагрязненных почвах, составляет 0,01-5 мг/кг сухой массы и редко превышает 1 мг/кг влажной массы. В золе деревьев и кустарников мышьяк обнаруживается практически во всех образцах в количестве от 0,25 до 50 мг/кг, относительно интенсивно концентрируется в съедобных грибах [10]. Некоторые виды растений устойчивы к высокому содержанию мышьяка в тканях. Так, Pseudotsuga taxifolia (8200 мг/кг As в золе [18]) и папоротник Pityrogramma calomelanos (400 мг/кг As на сухую массу [19]) являются гипераккумуляторами мышьяка, а повсеместно распространенную ряску Spirodela polyrhiza L. зарубежные исследователи предлагают использовать в качестве фиторемедиатора [20].

Методы исследования. Методологической базой для проведения экспедиционных работ послужил сравнительно-географический метод. В местах разрезов, заложенных в системе ландшафтно-геохимических профилей, делали растительные укосы и отбирали дикорастущие лекарственные виды растений. Образцы высушивали в тени до воздушно-сухого состояния и измельчали.

Для определения доступных растениям форм мышьяка мы использовали кислотную вытяжку (0,2н HCl при отношении почва: раствор - 1:10), по методу Кирсанова [21], чтобы смоделировать процесс поглощения микроэлемента корнями растений, которое в природе происходит как из почвенного раствора, так и за счет синтеза корнями растений кислых растворяющих реагентов (пектиновых, угольных, уксусных кислот) при контактном обмене между корневым волоском и твердой частицей почвы [22].

Содержание мышьяка в растениях, а также кислотных вытяжках, воде, определяли методом атомной абсорбции на спектрофотометре Perkin-Elmer 3030 Zeeman HGA-60, с электротермической атомизацией. Общее содержание мышьяка в почвах определяли количественным плазменно-спектральным методом.

Обсуждение результатов. По результатам наших предыдущих исследований, уровень содержания валового мышьяка в педосфере Алтая (0,4 - 77 мг/кг) [1] не выходит из диапазона концентраций для незагрязненных почв мира <1 - 95 [6, 10], но среднее значение 17 мг/кг существенно превышает содержание в почвах европейской части страны - 3,6 мг/кг [23], и российские ОДК: 2 - 10 мг/кг [24].

Среднее содержание подвижных форм мышьяка в педосфере Алтая составляет 0,45±0,04 мг/кг, варьируя в пределах от 0,10 до 1,03. Распределение значений (по критерию Фишера) не отклоняется существенно от нормального закона. По сравнению с почвами других регионов, содержание доступных растениям форм мышьяка в почвах Алтая довольно высокое. На долю подвижных форм для 70% всех исследованных образцов почв Алтая приходится менее 3% от общего содержания эле-

мента, что не превышает аналогичные показатели для других территорий [21].

Водорастворимые формы мышьяка были обнаружены нами только в образцах почв с очень высокими валовыми концентрациями элемента: на месте бывшей дислокации военной части, в пределах ореолов рассеяния полиметаллических месторождений.

Установлено, что степень интенсивности вовлечения мышьяка в биологический круговорот не определяется его общим содержанием в педосфере, поскольку доля доступных растениям форм мышьяка от его валового содержания в почвах Алтая обратно пропорциональна общему содержанию элемента, коэффициент корреляции составляет -0,5. Кроме того, между коэффициентом поглощения мышьяка растениями и его валовым содержанием в почве обнаружена слабая отрицательная связь (-0,3).

По результатам исследования, содержание мышьяка в лекарственных растениях Алтая варьирует в широком диапазоне: от <0,07 до 0,78 мг/кг, среднее содержание составляет 0,16±0,06 мг/кг. Более 60% образцов содер-

жат мышьяка менее 0,07 мг/кг сухой массы. В таблице 1 приведены 13 видов лекарственных растений Алтая, содержание мышьяка в которых выше 0,1 мг/кг сухой массы.

В пересчете на золу содержание мышьяка в лекарственных растениях Алтая составляет в среднем 2,74±1,2 мг/кг. КБП (соотношение количества элемента в золе растения с его содержанием в почве) в среднем равен

0,41±0,11. Оценка интенсивности вовлечения мышьяка в биологический круговорот травянистой растительностью Алтая совпадает с оценкой А.И. Перельмана (1979), по которому мышьяк является элементом среднего накопления с КБП = 0,п [25]. Относительно интенсивным поглощением мышьяка из почвы характеризуются среди высших растений: панцерия шерстистая (КПБ = 3,5), курильский чай (КПБ =1,4). Биогенные процессы играют существенную роль в процессах перераспределения мышьяка в профиле горно-лесных бурых супесчаных почв на флювиогляциальных отложениях (бассейн р. Башкаус) (табл. 2).

Таблица 1

Содержание мышьяка в некоторых лекарственных растениях Алтая и верхних горизонтах соответствующих разрезов почв (мг/кг сухой массы)

Вид растения As КБП

в сухой массе в золе

Северный Алтай, чернозем выщелоченный суглинистый, (А8 7,7 - 9,9 мг/кг)

Paeonacea (корни) 0,129 2,2 0,2

Rhaponticum cartamoides 0,259 - -

Potentilla fruticosa 0,625 12,3 1,4

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Phlomis tuberosa 0,163 3,1 0,3

Peucedanum Morisonii 0,148 10,6 1,3

Mentha sp. 0,196 1,5 0,2

Северо-Восточный Алтай, горно-лесная бурая, (As 6,4 - 8,3 мг/кг)

Euphorbia sibirica 0,152 1,9 0,2

Urtica dioica 0,163 1,2 0,1

Plantago media 0,276 2 0,4

Cladonia sp. (ягель) 0,362 9,8 1,6

Юго-Восточный Алтай, горно-тундровая, каштановидная (А8 4,5; 9,7 мг/кг)

Panzeria lanata 0,78 15,6 3,5

Rheum sp. 1,2 5,5 0,4

Таблица 2

Мышьяк в системе почва - растения Алтая (содержание, мг/кг, и индекс аккумуляции)

Почва Растительность Ia

№ разреза, тип (подтип) Ad(An) As, мг/кг, с Тип, ассоциация нижнего яруса As, мг/кг

валовый подвиж-

1 2 3 4 5 6

13-99 горно-лесная бурая суглинистая 27 22 0,47 0,20 Парковый кедровый лес, злаковоразнотравная 0,14 0,005

22-99 горно-лесная бурая супесчаная 11 7,5 0,45 0,14 Кедрово-лиственничный лес, злаковоразнотравная 0,37 0,034

14-99 горно-лесная черно-земовидная и 20 0,57 0,53 Парковый лиственничный лес, злаково-осоково-разнотравная 0,23 0,014

62-00 горно-лесная черноземо-видная над месторождением 34 49 0,58 0,46 Разреженный лиственничный лес, разнотравно-злаковая 0,12 0,004

49-00 чернозем обыкновенный слабо-выщелоченный 19 11 0,59 0,40 Разнотравно-бобово-злаковая лугово-степь 0,24 0,013

Продолжение табл.2

1 2 3 4 5 6

16-99 чернозем южный 21 0,62 Полынно-караганниково-осочковая 0,08 0,004

10 0,27 степь

32-01 горно-тундровая торфянистая 4j0 5,8 0,66 0,44 Разнотравно-осоково-злаковый ерник, злаково-разнотравная 0,09 0,023

33-01 горно-лугово-степная 42 0,62 Тундро-лугово-степь (остепненный луг) 0,22 0,052

4,9 0,33

Здесь в почвах обнаруживается довольно высокое процентное (1,8 - 4,7%) содержание подвижных форм, и наибольшее содержание мышьяка - 0,37 мг/кг в укосе пышного травостоя, выросшего под пологом кедроволиственничного леса. Очевидно, за счет перекачивания корнями травянистых растений, элемент накапливается в верхних почвенных горизонтах (Кэа=1,5). Заметим, что хвойные подстилки песчаных ленточных боров пре-далтайской равнины накапливают до 34 мг/кг мышьяка при также очень невысоком валовом его содержании в почвенной толще - 0,4-4,5 мг/кг [26]. Решающим фактором в процессе формирования аккумулятивного распределения мышьяка в почвах степного почвообразования, напротив, является, скорее всего, не биогенные процессы, а испарительное концентрирование. Хотя элемент накапливается в верхнем почвенном горизонте черноземов обыкновенных и южных, в укосе степной растительности его содержание минимальное >0,08мг/кг (см. табл. 2). В растительных укосах сеяных трав (эспарцет, пырей), выращенных на черноземах обыкновенных, содержание мышьяка также оказалось ниже предела обнаружения - >0,08 мг/кг сухой массы.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Содержание мышьяка в травянистой растительности горно-лесной черноземовидной почвы, сформированной в условиях напряженного литохимического фона (недалеко от месторождения, разрез 62-00 табл. 2), оказалось очень невысоким - 0,12 мг/кг, значение индекса аккумуляции (отношение содержания элемента в сухой массе растения к его содержанию в почве [6]) минимальное. Хотя концентрация валового мышьяка в почве здесь достигает 77 мг/кг, содержание его подвижных форм невысокое, и чрезмерного поступления мышьяка в растительные организмы не наблюдается.

В предварительных исследованиях мы рассматривали содержание мышьяка в основных компонентах ландшафтов - почвах, водах, растениях различных физикогеографических районов Алтая. Оказалось, что в ЮгоВосточном Алтае обнаруживаются повышенные концентрации (0,33-0,83 мг/кг) подвижных форм мышьяка в почвах и высокое их процентное содержание (3,4 -20,7%) от валового, а также высокие концентрации элемента в поверхностных (2,0; 3,0 мкг/л) и подземных (1,4

- 7,3 мкг/л) водах района. Поэтому выявление макси-

Библиографический список

мального содержания (0,78 мг/кг сухой массы) и наивысшего коэффициента биологического поглощения мышьяка (КБП=3,5) в Panzeria lanata (панцерии шерстистой), произрастающей в этом районе (табл. 1), а также наивысших индексов аккумуляции в растительных укосах вполне закономерно.

Понятно, что в обстановке дефицитного увлажнения перемещение мышьяка - водного мигранта - в пределах почвенных профилей или геохимически сопряженных ландшафтов Юго-Восточного Алтая весьма затруднительно. Тем не менее, в периоды сезонного увлажнения, потенциально подвижные формы этого элемента, очевидно, активно вовлекаются в биологический круговорот.

Выводы:

1.Несмотря на повышенное содержание мышьяка в почвах Алтая, уровень концентрации мышьяка в растениях находится в пределах мировых фоновых значений. Заготавливаемое на Алтае растительное лекарственное сырье можно отнести к категории экологически чистого.

2.Наиболее высоким содержанием микроэлемента отличаются: Panzeria lanata, Potentilla fruticosa, Urtica dioica, Rhaponticum cartamoides, Plantago media.

3. Оценки интенсивности вовлечения мышьяка в биологический круговорот травянистой растительностью Алтая совпадают с оценками А.И. Перельмана, который определил мышьяк, как элемент среднего накопления с КБП=0,п.

4. Содержание доступных растениям форм мышьяка в почвах Алтая сравнительно высокое, однако их доля от общего количества элемента в почве и форм, доступных растениям, не превышает аналогичные показатели для других территорий.

5.В почвах с естественно высоким валовым содержанием мышьяка не наблюдается увеличения интенсивности вовлечения элемента в биологический круговорот.

6.Горно-тундрово-степные ландшафты Юго-Восточного Алтая в периоды сезонного увлажнения характеризуются благоприятными условиями для вовлечения мышьяка в биологический круговорот.

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ № 06-08-00438а.

1. Бабошкина, С.В. Биогеохимическое поведение мышьяка в почвах Алтая / С.В. Бабошкина, А.В. Пузанов, М.А. Мальгин //

Ползуновский вестник. - 2004. - №2. - С. 182-189.

2. Ильин, В.Б. Мышьяк в почвах Западной Сибири в связи с региональным мониторингом окружающей среды / В.Б. Ильин, Г.А. Конарбаева // Почвоведение. - 1995. - № 5. - С. 634-638.

3. Карпова, Е.А. Поглощение мышьяка почвами и минералами / Е.А. Карпова, Г.В. Мотузова, Н.Г. Зырин // Тр. ин-та эксперим.

метеорол. Госкомиздата. - 1987. - С. 48-56.

4. Аптикаев, Р.С. Соединения мышьяка в почвах природных и антропогенных ландшафтов: Автореф. дис. ... канд. биол. наук. -М.: МГУ, 1986. - 24 с.

5. Гамаюрова В.С. Мышьяк в экологии и биологии / В.С. Гамаюрова. - М.: Наука, 1993. - 208 с.

6. Kabata-Pendias, А. Ecological consequences of As, Cd, Hg and Pb enrichment in European soil // Global Perspectives on Lead,

Mercury and Cadmium Cycling. - SCOPE: Published by Wiley Eastern Ltd., 1994. - Р. 117-129.

7. Эмсли, Дж. Элементы /Дж. Эмсли. - М.: Наука, 1988. - С. 127-128.

8. Pongratz, R. Arsenic specification in environmental samples of contaminated soils / R. Pongratz // The Science of the Total Environ-

ment. - 1998. - № 11. - Р. 131.

9. Arsenic in wetland vegetation: availability, phitotoxicity and effects on plant grouth and nutrition / R.D. Delaune, A.A. Carbonell, M.A. Aarabi, R.P. Gambrell // The Science of the Total Environment. - 1998. - Т. 217, № 3. - P. 189-199.

10. Кабата-Пендиас, А. Микроэлементы в почвах и растениях / А. Кабата-Пендиас, Х. Пендиас. - М.: Мир, 1989. - 439 с.

11. Straighthead disease of rice (Oryza sativa L.) induced by arsenic toxicity / M. R. Azizur, H. Hasegawa, M.M. Rahman [et al.] // Environmental and Experimental Botany. - 2008. - V. 62. - P. 54-59.

12. Barcelo, J. Arsenic and heavy metal contamination of soil and vegetation around a copper mine innorthern Peru / J. Barcelo, J. Bech, C. Poschenrieder // The Science of the Total Environment. - 1997. - № 29. - Р. 88-91.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. Иванов, В.В. Экологическая геохимия элементов: Справочник. В 6 кн. / Под ред. Э. К. Буренкова. - М.: Недра, 1996.

14. Gough, L.P Biogeochemistry of Arsenic and Cadmium, Fortymile River Watershed, East-Central Alaska / J.G. Crock, W.C. Day, J.

Vohden // Geologic Studies in Alaska by the U.S. Geological Survey. - 1999. - Р. 48-62.

15. Manninen, K.G. Specification of mobile arsenic in soil samples as a function of pH / K.G. Manninen, M. Pantsar-Kallio // The Science of the Total Environment. - 1997. - 206. - Р. 190-200.

16. Smith, E. Chemistry of arsenic in soils. Sorption of arsenate and arsenite by four Australian soils / E. Smith, R. Naidu, A.M. Alstom // Soil Environ. Qual. - 1999. - №6. - Р. 1797-1726.

17. Айвазян, А.Д. Геохимия степных ландшафтов /А.Д. Айвазян, Н.С. Касимов // Вестник Моск. Университета. Сер. География. -1979. - № 3. - С. 117-126.

18. Shacklette, H.T. Toxicity of heavy metals in the environment / H.T. Shacklette, J.A. Erdman, Th.F. Harms. - N.Y.: Dekker, 1978. - P. 1. - P. 25-68.

19. Goessler, W. Arsenic species in an arsenic gyperaccumulation fern, pityrogramma calomelanos / W. Goessler, K. Francesconi // The

Science of the Total Environment. - 2002. - V. 284. - № 1-3. - Р. 27-35.

20. Arsenic accumulation in duckweed (Spirodela polyrhiza L.): A good option for phytoremediation / M.A. Rahman, H. Hasegawa, U.

Kazumasa [et al.] // Chemosphere. - 2007. - V. 69. - P. 493-499.

21. Карпова, Е.А. Мышьяк в почвах Сихоте-алинского биосферного заповедника: Автореф. дис.... канд. биол. Наук / Е.А. Карпова. - М.: МГУ, 1986. - 24 c.

22. Вильямс, В.Р. Почвоведение / В.Р. Вильямс. - М.: Сельхозгиз, 1946. - 456 с.

23. Виноградов, А.П. Геохимия редких и рассеянных химических элементов в почвах / А.П. Виноградов. - М.: Изд-во АН СССР, 1957. - 234 с.

24. Ориентировочно допустимые концентрации тяжелых металлов и мышьяка в почвах. Гигиенические нормативы 2.1.7.020-94. - М.: Госкомсанэпиднадзор России, 1995. - 6 с.

25. Перельман, А.И. Геохимия ландшафта /А.И. Перельман. - М.: Высш. школа, 1975. - 342 с.

26. Мальгин, М.А. Мышьяк в почвах юга Западной Сибири / М.А. Мальгин., А.В. Пузанов // Сиб. экол. журн. - 1996. - № 2. - С. 99-

210.

Материал поступил в редакцию 03.12.07.

УДК 631.438

И.А. Архипов, А.В. Пузанов

АКТАШСКОЕ РТУТНОЕ МЕСТОРОЖДЕНИЕ (ЮГО-ВОСТОЧНЫЙ АЛТАЙ) КАК ПОТЕНЦИАЛЬНЫЙ ИСТОЧНИК ПОСТУПЛЕНИЯ РТУТИ В ОБЪЕКТЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ

Изучен уровень содержания ртути в горнопромышленных ландшафтах юго-восточного Алтая. Произведен сравнительный анализ содержания исследуемого элемента в объектах окружающей природной среды. Установлено, что отвальные руды являются основными носителями загрязняющих веществ, в связи с чем основные природоохранные мероприятия должны быть направлены на снижение их эмиссии в окружающую среду.

Возрастающие масштабы антропогенной деятельности обусловливают необходимость учета и прогнозирования изменений в окружающей среде, оценки возможностей сбалансированного развития экосистем, и почва, в значительной мере определяет ресурсный потенциал биосферы. Сегодня последствия ухудшения состояния почв уже выражаются в целом ряде региональных и местных экологических проблем, связанных с состоянием атмосферы, гидросферы, биоразнообразия и здоровья людей.

Акташское горнометаллургическое предприятие (АГМП) в период 1942-1990 гг. отрабатывало одноименное ртутное месторождение, из руд которого было получено 3700 т. металла. В конце 80-х годов, в связи с погашением его запасов, предприятие перешло на переработку ртутьсодержащих отходов, поступающих от предприятий сибирских и уральских регионов. Акташ-ское месторождение и АГМП находятся вне населенной местности на территории Улаганского района Республики Алтай, на юго-западном макросклоне Курайского хребта. Промышленная зона расположена на высотах 2150-2200 м в верховье р. Ярлыамры (левый приток р. Чибитка, бассейн р. Чуя), в 10 км восточнее пос. Ак-таш (рис. 1). Основным фактором влияния АГМП на

экологическое состояние объектов окружающей среды является воздействие отвалов некондиционных руд и пустых пород (5 млн. т.), содержащих высокие концентрации комплекса тяжелых металлов 1-3 классов токсичности (Щ, А8, 8Ь, 7п, Си и др.).

ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЙ

ЦЕЛЬ - оценить эколого-биогеохимическую обстановку в районе ртутьдобывающего и ртутьперерабаты-вающего производства.

ЗАДАЧИ:

- проведение наблюдений с определенным пространственно-временным разрешением за концентрациями экотоксикантов в объектах окружающей среды на площади влияния АГМП;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- прогнозная оценка экологического состояния природной среды, выявление тенденций ее изменения, разработка рекомендаций по снижению загрязнения объектов окружающей среды;

ОБЪЕКТЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Объектами мониторинга в районе исследований были: поверхностные воды, почвы, техноземы и растения.

Пробы природных и техногенных вод отбирали в полиэтиленовую посуду.