Научная статья на тему 'Некоторые аспекты биогеохимического перераспределения мышьяка в природных экосистемах Алтая'

Некоторые аспекты биогеохимического перераспределения мышьяка в природных экосистемах Алтая Текст научной статьи по специальности «Науки о Земле и смежные экологические науки»

CC BY
64
21
Поделиться
Ключевые слова
МЫШЬЯК / АЛТАЙ / БИОГЕОХИМИЯ / ПОЧВЫ

Аннотация научной статьи по наукам о Земле и смежным экологическим наукам, автор научной работы — Бабошкина С. В., Пузанов А. В.

Обнаружено естественно высокое содержание валового мышьяка в педосфере Алтая. Растения и природные воды отличаются низкими концентрациями As. Аккумулятивное внутрипочвенное распределение As в горно-лесных почвах Алтая в большей степени определяется биогенными процессами, в степных почвахиспарительным концентрированием. Благоприятными условиями для миграции As отличаются ландшафты Юго-Восточного Алтая в периоды сезонного увлажнения.

Похожие темы научных работ по наукам о Земле и смежным экологическим наукам , автор научной работы — Бабошкина С. В., Пузанов А. В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

SOME ASPECTS OF ARSENIC BIOGEOCHEMICAL REDISTRIBUTION IN COMPONENTS OF ALTAI NATURAL ECOSYSTEMS

Naturally high content of total arsenic in Altai paedosphere is found, however plants and natural waters are characterized by low As concentration. The accumulative distribution of arsenic within the mountain-forest soil profile to a greater extent depends on the biogenic processes, while in steppe soils on the evaporation concentration. The landscapes of Southeast Altai are distinguished by favorable conditions for As migration during the seasonal humidification.

Текст научной работы на тему «Некоторые аспекты биогеохимического перераспределения мышьяка в природных экосистемах Алтая»

Подзона интенсивного природопользования (4.1)

располагается, главным образом, в левобережье Кату-ни. Здесь сочетаются сельскохозяйственная и лесохозяйственная деятельность при некотором приоритете первой, сосредоточены основные пахотные, сенокосные и пастбищные угодья, маральники. В правобережье к подзоне отнесены сельскохозяйственные земли в окрестностях с. Иня.

Подзона умеренного природопользования (4.2) находится, главным образом на территории лесхозов в правобережье Катуни. В левобережье к данной подзоне отнесены несколько кластеров, где особенности ландшафтной структуры предполагают наложение более серьезных ограничений на хозяйственную деятельность. Так, в подзону включены леса верхней части лесного пояса Семинского хребта, крутосклонные ландшафты в истоках притоков Катуни ниже впадения Урсула и лесные ландшафты, примыкающие к Тюгурюкскому болоту.

ВЫВОДЫ. Разработанный проект функционального зонирования территории Онгудайского района:

1) Исходит из того, что стратегия социально-экономического развития Республики Алтай должна базироваться на экологоприемлемых способах эксплуатации природно-ресурсного потенциала.

2) Обеспечивает сохранение всего разнообразия ландшафтов района, как в качестве информационного банка, так и для текущего и будущего рекреационного и регулируемого ресурсосберегающего природопользования.

3) Позволяет охранять, в первую очередь, в пределах заповедной и заказной зоны, отдельных подзон рекреационной зоны, весь список краснокнижных растений и животных, отмеченных в пределах района, а также весть спектр природных сообществ.

4) Поддерживает стабильное состояние традиционных объектов рекреации как важных составляющих рекреационной мотивации туристов.

5) Обозначает наиболее перспективные с точки зрения развития рекреации территории.

6) Не нарушает сложившиеся традиции природопользования, но оптимизирует их для рекреационных и природоохранных нужд.

7) Способствует развитию экологического туризма как наиболее перспективного направления в рекреации, повышению эстетической привлекательности пейзажей и комфортности пребывания рекреантов на территории района.

8) Благоприятствует развитию туристического бизнеса, что позволяет вовлекать местное население в сферу обслуживания туристов.

Библиографический список

1. Красная книга Республики Алтай (растения). Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды растений.— Новосибирск, 1996.— 131 с.

2. Красная книга Республики Алтай (животные).— Новосибирск, 1996.— 256 с.

3. Зеленая книга Сибири: Редкие и нуждающиеся в охране растительные сообщества.— Новосибирск: Наука, 1996. — 396 с.

4. Красная книга Республики Алтай, особо охраняемые территории и объекты.— Горно-Алтайск, 2002.— 272 с.

Статья поступила в редакцию 07.12.07.

УДК 631.41 : 546.76 : 550.42

С.В. Бабошкина, канд. биол. наук, с.н.с. ИВЭП СО РАН, г. Барнаул A.B. Пузанов, д-р биол. наук, проф., ИВЭП СО РАН, г. Барнаул

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ БИОГЕОХИМИЧЕСКОГО ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ МЫШЬЯКА В ПРИРОДНЫХ ЭКОСИСТЕМАХ АЛТАЯ

Обнаружено естественно высокое содержание валового мышьяка в педосфере Алтая. Растения и природные воды отличаются низкими концентрациями As. Аккумулятивное внутрипочвенное распределение As в горно-лесных почвах Алтая в большей степени определяется биогенными процессами, в степных почвах— испарительным концентрированием. Благоприят-

ными условиями для миграции As отличаются ландшафты ЮгоКлючевые слова: мышьяк, Алтай, биогеохимия, почвы

Мышьяк входит в группу особо опасных загрязняющих веществ и в повышенных концентрациях оказывает токсическое действие на живые организмы. В процессе переработки полиметаллических и золотоносных руд, при сжигании угля и нефти, использовании мышьяксодержащих пестицидов элемент существенно загрязняет окружающую среду [2, 3, 8, 10]. Дальнейшая миграция Лб, его поступление в растительные и животные организмы определяется свойствами почвы.

Незагрязненные почвы мира редко содержат более 10 мг/кг Лб, за исключением областей недавнего вулканизма [12]. Среднее содержание Лб в почвах бывшего СССР составляет 3.6 мг/кг [7], регионы, педосфера которых содержит 10-25 мг/кг, считаются геохимическими провинциями [7, 8].

Оценка кларка мышьяка в водах рек — 3 мкг/л [10], в морской воде его содержание может достигать 10 мкг/л [8].

■Восточного Алтая в периоды сезонного увлажнения.

Подземные воды разных районов сильно отличаются по содержанию Лб, высокие его концентрации установлены в углекислых, нефтяных, кислых рудничных водах — до 905 мг/л [10].

Мышьяк входит в состав многих растений, но его биологическая роль изучена недостаточно. Известно, что в растительном организме элемент ускоряет биосинтез этилена [22], увеличивает продукцию некоторых видов болотной растительности [25]. Высокий уровень его биодоступных количеств негативно сказывается на жизнедеятельности растений: замедляется их рост, снижается урожайность, происходит увядание листьев и обесцвечивание корнеплодов [8]. Фитотоксичность Лб интенсивно проявляется на участках с низкими концентрациями органического вещества [23] и снижается при хорошей обеспеченности растений фосфором и серой [12]. Наиболее токсичной формой мышьяка для растений большинством авторов признаются арсениты

[8, 10, 17, 26, 28, 30]. Как анионогенный элемент, мышьяк более интенсивно вовлекается в биологический круговорот в условиях щелочной среды [1]. Среднее содержание мышьяка в растениях, произрастающих на незагрязненных почвах, составляет 0,01-5 мг/кг сухой массы [12]. Гипераккумуляторами мышьяка являются лжетсуга тиссолистная (Pseudotsuga taxifolia) — 8200 мг/кг As в золе [31] и папоротник Pityrogramma calomelanos — 400 мг/кг As на сухую массу [27].

В предыдущих почвенно-геохимических исследованиях Западной Сибири [11, 16] было отмечено, что фоновые концентрации As в педосфере региона сравнительно высокие: превышают российские ОДК [19], не согласуются с европейскими данными для незагрязненных территорий [12, 29]. На Алтае сосредоточена масса полиметаллических и ртутных месторождений, во многих из которых мышьяк является представителем парагенетической ассоциации элементов. Развитие горнодобывающей промышленности на Алтае и хранение отходов горно-обогатительного передела требует повышенного внимания к состоянию окружающей среды. Для региона с напряженной экологической обстановкой изучение содержания и выявление основных закономерностей распределения мышьяка в компонентах окружающей среды имеет большое теоретическое и практическое значение.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Объектами исследования являются основные типы почв и почвообразующих пород, травянистые растения и природные воды Алтая.

Горные хребты Алтая сложены в основном разновозрастными хлорито-серицитовыми сланцами, алевролитами, песчаниками, известняками. Образовавшиеся в результате их гипергенеза физически и химически неоднородные отложения являются основой для формирующихся здесь почв. В пределах высотной почвенной поясности Алтая выделяются пояса: 1) горно-тундровых и горно-луговых почв высокогорий (1600-3500 м), 2) горно-лесных почв среднегорий и низкогорий (6002500 м); 3) лесостепных почв низкогорий (< 600 м); 4) межпоясные районы степных почв котловин и речных долин [21].

Растительный покров Алтая вследствие многообразия природных условий отличается большой сложностью. По мере увеличения высоты происходит последовательная смена степного, лесного, альпийского поясов с существенно различающимися в отдельных частях Алтая типами растительности [21].

Алтай имеет хорошо развитую гидрографическую сеть. Воды рек и озер относятся к гидрокарбонатному классу, общая минерализация изменяется от 20 мг/л в высокогорно-ледниковом гидрологическом районе до 600 мг/л — в районе низкогорий.

Методологической базой для проведения экспедиционных работ послужил сравнительно-географический метод. Почвенные разрезы закладывали в системе ландшафтно-геохимических профилей, их описание и опробование проводилось по генетическим горизонтам. Проанализировано 70 растительных образцов лекарственных растений Алтая и растительных укосов фитомассы в местах разрезов. Были опробованы основные источники водоснабжения, целебные источники и поверхностные воды.

Физико-химические свойства почв определены общепринятыми методами — содержание гумуса — по Тюрину, гранулометрический состав — по Качинско-му, емкость поглощения — по Бобко-Аскинази-Алеши-ну, содержание карбонатов — ацидиметрически, рН — потенциометрически.

Поскольку в природе поглощение элементов растениями из почвы происходит как из почвенного раство-

ра, так и за счет непрерывного синтеза корнем растения кислых растворяющих реагентов (пектиновых, угольных, уксусных кислот) [6], для определения доступных растениям форм мышьяка мы использовали кислотную вытяжку (02н HCl при отношении почва : раствор — 1:10), по методу Кирсанова [13].

Общее содержание мышьяка в почвах определяли количественным плазменно-спектральным методом. Содержание мышьяка в кислотных вытяжках, воде, растениях определяли методом атомной абсорбции на спектрофотометре Perkin-Elmer 3030 Zeeman HGA-60, с электротермической атомизацией.

Статистическая обработка данных проводилась стандартными методами [9, 15] В работе приняты следующие обозначения вариационно-статистических параметров: n — объем выборки; lim — пределы колебания параметров; X — среднее арифметическое; ~х — доверительный интервал, x = Sx 1,96, где s — стандартное

•Jn

отклонение; V,% — коэффициент вариации, r— коэффициент корреляции.

Содержание элемента в педосфере Алтая изменяется от 0.5 до 346 мг/кг, 98% образцов попадают в интервал концентрации от 0.5 до 77 мг/кг. Среднее содержание элемента 17.4±1.0 мг/кг не выходит из диапазона концентраций для незагрязненных почв мира <1 — 95 [5, 12], но заметно превышает среднее содержание в почвах европейской части страны [7] и российские ОДК (2-10 мг/кг) [19], что свидетельствует не о загрязнении территории, а о несовершенстве российских нормативов.

Эта геохимическая особенность педосферы Алтая объясняется фосфоритоносностью отложений Алтае-Саянской горной страны [11, 21] — известно, что мышьяк обладает геохимическим сродством к фосфору [8, 17], и металлогенией Алтая.

Разнообразная минеральная основа почвообразования обусловливает неравномерное содержание мышьяка в педосфере Алтая, высокий коэффициент варьирования (67.4%) и ненормальное статистическое распределение значений: эмпирическая кривая носит двухвершинный характер: с первым пиком (12 мг/кг) совпадает значение среднего содержания As в аккумулятивных почвообразующих породах и почвах песчаного и супесчаного гранулометрического состава; второму пику значений концентрации (21 мг/кг) соответствуют в основном образцы суглинистых почв и почвообразующих субстратов элювиально-делювиального происхождения.

В европейской части России в почвах зонального ряда содержание мышьяка возрастает в ряду тундровые<-лесные почвы< черноземы [5]. В системе высотной почвенной поясности Алтая наблюдается обратная закономерность: горно-тундровые (11.5 мг/кг), горно-луговые (22 мг/кг), горно-лесные (13-22 мг/кг) почвы, формирующиеся на коренных отложениях, отличаются высокими содержаниями мышьяка (в отдельных горизонтах концентрации достигают 50 мг/кг), а песчаные и супесчаные черноземы и каштановые почвы аккумулятивных отложений долин характеризуются меньшими его количествами (в среднем, 12 мг/кг).

Водорастворимые формы мышьяка нами обнаружены только в образцах почв с повышенными валовыми концентрациями элемента: на месте бывшей дислокации военной части, в пределах ореолов рассеяния месторождений.

Среднее содержание подвижных форм As в педосфе-ре Алтая, по сравнению с почвами других регионов [13, 17], довольно высокое и составляет 0.45±0.04 мг/кг, изменяясь от 0.10 до 1.03 мг/кг, распределение значе-

ний близко к нормальному. На долю подвижных форм мышьяка для 70% всех исследованных образцов почв Алтая приходится менее 3% от валового содержания элемента, что согласуется с литературными данными [17]. Отношение Asmoblle/Astotal обратно пропорционально общему содержанию элемента, г = — 0.53. Очевидно, миграционная способность As не определяется валовым его содержанием в педосфере, а зависит от свойств почв и растений.

Содержание As в лекарственных растениях Алтая варьирует в широком диапазоне: от <0,07 до 0.78 мг/кг, среднее содержание составляет 0.16±0.06 мг/кг и 2.74±1.2 мг/кг в пересчете на золу. Более 60% образцов содержат мышьяка менее 0.07 мг/кг сухой массы. Наиболее высоким содержанием микроэлемента отличаются: Panzeria lanata (панцерия шерстистая) — 0.78 мг/кг, Potentilla fruticosa (курильский чай)— 0.65 мг/кг, Plantago media (подорожник) — 0.29 мг/кг, Rhaponticum cartamoides (левзея сафлоровидная) — 0.26 мг/кг.

Коэффициент биологического поглощения мышьяка растениями Алтая в среднем равен 0.41±0.11. По А.И. Перельману (1975), мышьяк также является элементом среднего накопления с КБП = 0.n [20]. Более интенсивным поглощением мышьяка из почвы характеризуются панцерия шерстистая (КБП = 3.45) и курильский чай (КБП =1.24).

Наибольшее содержание мышьяка обнаружено в укосе травянистых растений, выросших под пологом кедрово-лиственничного леса на горно-лесной бурой супесчаной почве (табл. 1, разрез 22-99). Очевидно, за счет перекачивания корнями травянистых растений доступных соединений мышьяка, происходит его накопление в верхнем гумусовом горизонте этих почв.

В процессе формирования аккумулятивного распределения мышьяка в степных почвах Алтая (рис. 1) более значимым фактором является испарительное концентрирование, т.к. в укосах степной растительности (табл. 1, разрез 16-99) его содержание, как правило, минимальное — <0.08 мг/кг.

0 5 10 15 20 25 30 35

- p. 43-88 ч .o. —■— p. 32-88 ч^.

—X- - p. 33-88 ч .o. —ф— p. 15-99 ч^.

49-00 ч^. —О— p. 16-99 ч.ю.

—0- p. 18-88 ч .ю.

Рис. 1. Распределение в алового мышьяка в профиле черноземов обыкновенных и южных ествественных фитоцинозов

При сочетании выраженности дернового макропроцесса и хорошего увлажнения (почвы горно-лесная черноземовидная, чернозем слабовыщелоченный — р. 1499 и р. 49-00, табл. 1) в растительных укосах обнаруживаются более высокие содержания мышьяка (0.23 мг/кг), однако, в случае лесного почвообразования это не приводит к накоплению элемента в верхнем почвенном горизонте — возможно, из-за нисходящей внутрипочвенной миграции и закрепления As на карбонатном барьере (рис. 2).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Повышенное содержание валового As в почвах Алтая, сформированных в условиях напряженного литохимического фона, является, очевидно, экологически безопасным для окружающей среды, т.к. содержание подвижных форм в таких почвах не увеличено (рис. 2, разрез 62-00), и чрезмерного поступления мышьяка в растительные организмы не наблюдается (табл. 1). По внутрипрофильному поведению мышьяка почвы ореолов месторождений не отличаются от своих фоновых аналогов (рис. 2, разрез 14-99).

В почвах, формирующихся на крутых склонах трансэлювиальных ландшафтов (табл. 1, разрезы 32-01 и 3301), внутрипрофильное распределение валового мышьяка регрессивное. Высокое содержание подвижных форм As здесь больше способствует пространственной миграции элемента из верхних горизонтов, чем поглощению растениями (табл. 1, р. 32-01).

Рис. 2. Внутрипрофильное распределение мышьяка в горно-лесных черноземовидных почвах Алтая

Таблица 1

Содержание мышьяка в системе почва-растение (мг/кг)

Почва Растительность

№ разреза, тип (подтип) As _ (Ad(Anax)) C Формация, ассоциация нижнего яруса As

total moblle

13-99 горно-лесная бурая 27 0.47 Парковый кедровый лес, злаково- 0.l4

суглинистая 22 0.20 разнотравная

22-99 горно-лесная бурая ll 0.45 Кедрово-лиственничный парко- 0.37

супесчаная 7.5 0.l4 вый лес, злаково-разнотравная

14-99 горно-лесная черно- l7 0.57 Парковый лиственничный лес, 0.23

земовидная 20 0.53 злаково-осоково-разнотравная

62-00 горно-лесная черно- 34 0.58 Разреженный лиственничный 0.l2

земовидная над месторож- 49 0.46 лес, разнотравно-злаковая

дением l9 0.59 Разнотравно-бобово-злаковая 0.24

49-00 чернозем обыкновен- ll 0.40 лугово-степь

ный слабовыщелоченный 2l 0.62 Полынно-караганниково-осочко- <0.08

16-99 чернозем южный lO 0.27 вая степь

32-01 горно-тундровая тор- 4.0 0.66 Разнотравно-осоково-злаковый 0.09

фянистая 5.8 0.44 ерник

33-01 горно-лугово-степная 4.2 0.62 Тундро-лугово-степь (остепнен- 0.22

4.9 0.33 ный луг)

Среднее содержание мышьяка в водах Алтая составляет 1.5 мкг/л, изменяясь в пределах <0.5 — 7.3 мкг/ л, более 50% образцов содержат менее 1 мкг/л мышьяка. Относительно высоким содержанием характеризуются поверхностные и подземные водоисточники Юго-Восточного Алтая — до 7.3 мкг/л As, однако, эта величина опасения не вызывает — ПДК мышьяка для вод хозяйственного назначения 50 мкг/л [4]. Обнаруженное повышенное содержание As— 6.9 мкг/л— в скважине поселка Кош-Агач очевидно, связано с влиянием ртутного месторождения Чаган-Узун.

Сопоставив содержание элемента в речных водах Алтая с его концентрацией в горных породах, можно охарактеризовать интенсивность водной миграции [20]. Так, при более высоком среднем содержании мышьяка в суглинистых и глинистых почвообразующих породах Северного Алтая 22.5±3.2 мг/кг (п=15, У=28%) содержание элемента в среднеминерализованных (400500 мг/л) водах рек этого района, берущих начало в среднегорьях, невысокое, в среднем 1.1±0.4 мкг/л. Интенсивность водной миграции мышьяка, рассчитанная по формуле Перельмана [20], в этом районе невелика,

^ 1.1 10-6 г/л 100%

Кх =-----------------— = 0.1

0.4 г/л ■ 22.5 -10-4%

Хотя в профиле горно-лесных и лугово-черноземных промывных почв Северного Алтая мышьяк распределяется регрессивно, это не приводит к увеличению его концентрации в водах: закрепление элемента в иллювиальных горизонтах гидроксидами железа и алюминия [14] препятствует его поступлению с поверхностным и внутрипочвенным стоком в гидрологическую сеть.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Среднее содержание мышьяка в почвообразующих породах Юго-Восточного Алтая сравнительно низкое — 9.2 мг/кг, тогда как концентрация мышьяка в водах рек этого района наиболее высокая — 1.5-2 мг/ кг, при одновременно более низкой общей минерализации рек этого района, имеющих в основном ледниковое питание. Таким образом, коэффициент водной миграции мышьяка в Юго-Восточном Алтая выше,

^ 2.010-6 г /л ■ 100%

Кх =-------- -----— = 2.2

0.2 г/л 9.2 -т-40/»

Высокое содержание мышьяка в подземных водах Юго-Восточного Алтая определяет его аккумулятивное

распределение в степных почвах с непромывным режимом увлажнения, «испарительное концентрирование» в их верхних горизонтах, повышенные концентрации подвижных форм элемента (табл. 3 разрезы 32-01 и 3301). В пределах провинции мышьяк, в периоды сезонного увлажнения, в условиях щелочной среды, очевидно, довольно активно может мигрировать, вовлекаться в биологический круговорот. Поэтому здесь установлено максимальное содержание (0.78 мг/кг сухой массы) и наивысший КБП (3.5) в растении Рамепа 1апа1а.

Поскольку биогеохимическая обстановка сухостепных ландшафтов Юго-Восточного Алтая для миграции As наиболее оптимальная, любое антропогенное вмешательство (например, строительство линейных магистралей через плато Укок в Китай) здесь следует проводить с большой осторожностью и контролем за микроэлементным составом окружающей среды. Известно, что техногенное воздействие, кроме привнесения в окружающую среду химических веществ неприродного происхождения, приводит к увеличению содержания подвижных форм элементов и к их избыточному поступлению в живые организмы [11].

ВЫВОДЫ

1. Содержание мышьяка в почвах Алтая значитель-

но выше кларка и современных российских ОДК, составляет в среднем 17 мг/кг.

2. Содержание подвижных форм мышьяка в почвах Алтая сравнительно высокое, но соотношение с общим количеством в почве не превышает аналогичные показатели для других территорий.

3. Уровни концентрации мышьяка в лекарственных

растениях и природных водах Алтая низкие и находится в пределах мировых фоновых значений.

4. Горно-степные ландшафты Юго-Восточного Алтая в периоды сезонного увлажнения характеризуются наиболее благоприятными условиями для миграции мышьяка и поэтому являются биогеохимически уязвимыми объектами возможных антропогенных нагрузок.

5. В почвах с естественно высоким валовым содержанием мышьяка не наблюдается увеличения интенсивности вовлечения мышьяка в биологический круговорот и значительного изменения в характере внутрипрофильного поведения элемента.

Библиографический список

1. Айвазян, А.Д. Геохимия степных ландшафтов / А.Д. Айвазян, Н.С. Касимов // Вестник Моск. Университета. Сер. География. — 1979.— №3.

2. Бабошкина, С.В., Тяжелые металлы в природных и техногенных ландшафтах Алтая / С.В.Бабошкина, А.В. Пузанов, И.В. Горбачев // Природа. 2007. №3.

3. Баранова, Н.Н. О содержаниях и формах нахождения Au, As, Fe, Sb в минералообразующих растворах золото-сульфидно-тел-луридных месторождений / Н.Н. Баранова, А.Б. Полынский // Геохимия. 1995. №12.

4. Беспамятнов, Г.Н. Предельно допустимые концентрации химических веществ в окружающей среде. / Г.Н. Беспамятнов, Ю.А. Кротов— Л.: Химия, 1985.

5. Ведина, О.А. Атомно-абсорбционное определение и содержание мышьяка в почвах. Автореф. дис. ... канд. биол. наук. — М., МГУ, 1979.

6. Вильямс, В.Р. Почвоведение / В.Р. Вильямс. — М.: «Сельхозгиз». — 1946.

7. Виноградов А.П. Геохимия редких и рассеянных химических элементов в почвах /А.П. Виноградов — М.: Изд-во АН СССР, 1957.

8. Гамаюрова, В.С. Мышьяк в экологии и биологии / В.С. Гамаюрова. — М.: Наука, 1993.

9. Дмитриев, Е.В. Математическая статистика в почвоведении / Е.В. Дмитриев.— М.: МГУ, 1995.

10. Иванов, В.В. Экологическая геохимия элементов: Справочник. В 6 кн. / Под ред. Э. К. Буренкова. Кн. 3: Редкие р-элементы. —

М.: Недра, 1996.

11. Ильин, В.Б. Мышьяк в почвах Западной Сибири в связи с региональным мониторингом окружающей среды / В.Б. Ильин,

Г.А. Конарбаева // Почвоведение. — 1995. — №5.

12. Кабата-Пендиас А. Микроэлементы в почвах и растениях / А. Кабата-Пендиас, Х. Пендиас. — М.: Мир, 1989.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. Карпова Е.А. Мышьяк в почвах Сихоте-алинского биосферного заповедника: автореф. дис.. канд. биол. наук.— М.: МГУ, 1986.

14. Карпова, Е.А. Поглощение мышьяка почвами и минералами / Е.А. Карпова, Г.В. Мотузова, Н.Г. Зырин // Тр. ин-та эксперим. метеорол. Госкомиздата. — 1987.

15. Лакин, Г.Ф. Биометрия / Г.Ф. Лакин. — М.: Высш. школа, 1980.

16. Мальгин, М.А. Мышьяк в почвах юга Западной Сибири /М.А. Мальгин., А.В. Пузанов // Сибирский экологический журнал — 1996.— №2.

17. Мотузова, Г.В. Соединения микроэлементов в почвах / Г.В. Мотузова. — М.: Эдиториал УРСС, 1999.

18. Ониси, Х. Геохимия мышьяка / Х. Ониси, Э.Санделл // Геохимия редких элементов. — М.: ИЛ. 1959.

19. Ориентировочно допустимые концентрации тяжелых металлов и мышьяка в почвах. Издание официальное. — Гигиенические нормативы 2.1.7.020-94.— М.: Госкомсанэпиднадзор России. 1995. 6 с.

20. Перельман, А.И. Геохимия ландшафта /А.И. Перельман— М.: Высш. школа, 1975.

21. Почвы Горно-Алтайской автономной области / Под. ред. РВ. Ковалева— Новосибирск: Наука, 1973. 352 с.

22. Эмсли, Дж. Элементы / Дж. Эмсли — М.: «Наука», 1993.

23. Barcelo, J. Arsenic and heavy metal contamination of soil and vegetation around a copper mine innorthern Peru / J. Barcelo, J. Bech, C. Poschenrieder // The Science of the Total Environment. — 1997. — №29.

24. Chalmers, A. Geochemical processes affecting the solubility of selenium an arsenic in ground water, Tulare Basin / A. Chalmers //

Amer. Soil. Sci. — 1997. — №4.

25. Delaune, R.D., Arsenic in wetland vegetation: availability, phitotoxicity and effects on plant grouth and nutrition / R.D. Delaune, A.A. Carbonell, M.A. Aarabi, R.P. Gambrell // The Science of the Total Environment.— 1998.— Т 217, №3.

26. Deschenes, L. Partition and speciation of chromium, copper and arsenic in contaminated soils / L. Deschenes, C.F. Balasoiu, G.J.

Zagury // The Science of the Total Environment. — 2001. №3.

27. Goessler, W. Arsenic species in an arsenic gyperaccumulation fern, pityrogramma calomelanos / W. Goessler, K. Francesconi // The Science of the Total Environment. — 2002. — Т 284, №1-3.

28. Gough, L.P. Biogeochemistry of Arsenic and Cadmium, Fortymile River Watershed, East-Central Alaska / J.G. Crock, W.C. Day, J.

Vohden. // Geologic Studies in Alaska by the U.S. Geological Survey. — 1999.

29. Kabata-Pendias, А. Ecological consequences of As, Cd, Hg and Pb enrichment in European soil / А. Kabata-Pendias // Global

Perspectives on Lead, Mercury and Cadmium Cycling. — SCOPE. Published by Wiley Eastern Ltd., 1994.

30. Manninen, K.G. Specification of mobile arsenic in soil samples as a function of pH / K.G. Manninen, M. Pantsar-Kallio //The Science

of the Total Environment. — 1997. — №206.

31. Shacklette, H.T. Toxicity of hearvy metals in the environment / H.T. Shacklette, J.A. Erdman, Th.F. Harms / ed. F. W. Boehme.— N.Y.: Dekker, 1978. — Pt. 1.

Статья поступила в редакцию 17.01.08.

УДК 631.4

А.В. Салтыков, м.н.с., ИВЭП СО РАН, г. Барнаул

А.В. Пузанов, д-р биол. наук, проф., ИВЭП СО РАН, г. Барнаул

ГЕОХИМИЧЕСКИЕ БАРЬЕРЫ И ВНУТРИПРОФИЛЬНОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ МИКРОЭЛЕМЕНТОВ В ПЕДОСФЕРЕ ЧЕРНЕВЫХ ЛЕСОВ

Изучено аккумулятивное действие геохимических барьеров в педосфере черневых лесов в зависимости от субстратной породы и элемента склона.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ключевые слова: геохимические барьеры, биогеохимия, микроэлементы, почвы, черневые леса

Внутрипочвенная миграция микроэлементов в зна- тором для иммобилизации химических элементов,

чительной степени подвержена влиянию геохимичес- которая приводит в некоторых случаях к новообразова-

ких барьеров в педосфере. Именно они являются фак- ниям, вплоть до минералообразования. Вследствие это-