Научная статья на тему '«Мусульманская трудовая группа» как один из векторов общественно-политической жизни тюрко-мусульман Урало-Поволжья начала ХХ века'

«Мусульманская трудовая группа» как один из векторов общественно-политической жизни тюрко-мусульман Урало-Поволжья начала ХХ века Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
104
64
Поделиться
Ключевые слова
ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА / Х.АТЛАСИ / К.ХАСАНОВ / ГАЗЕТА "ДУМА" / МУСУЛЬМАНСКАЯ ФРАКЦИЯ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Галлямов Д. Ф.

Первая Российская революция 1905-1907 гг. дала мощный толчок национально-освободительному движении среди мусульманских народов Империи. Важное место в общественно-политической жизни тюрко-мусульман заняла деятельность мусульманской фракции в имперском законодательном парламенте всех четырех созывов. В то же время необходимо помнить, что умеренная мусульманская фракция не всегда была единой. Во время работы Государственной Думе II созыва произошел раскол. Впервые в истории была создана «Мусульманская трудовая группа».

Текст научной работы на тему ««Мусульманская трудовая группа» как один из векторов общественно-политической жизни тюрко-мусульман Урало-Поволжья начала ХХ века»

УДК 55 (092)

«МУСУЛЬМАНСКАЯ ТРУДОВАЯ ГРУППА» КАК ОДИН ИЗ ВЕКТОРОВ

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ТЮРКО-МУСУЛЬМАН УРАЛО-ПОВОЛЖЬЯ НАЧАЛА ХХ ВЕКА

Д.Ф.Галлямов

Первая Российская революция 1905-1907 гг. дала мощный толчок национально-освободительному движении среди мусульманских народов Империи. Важное место в общественно-политической жизни тюрко-мусульман заняла деятельность мусульманской фракции в имперском законодательном парламенте всех четырех созывов. В то же время необходимо помнить, что умеренная мусульманская фракция не всегда была единой. Во время работы Государственной Думе II созыва произошел раскол. Впервые в истории была создана «Мусульманская трудовая группа».

Ключевые слова: Государственная Дума, ХАтласи, КХасанов, газета «Дума» мусульманская фракция.

Государственная дума II созыва выделялась тем, что в ней была создана самая многочисленная за всю историю законодательного собрания фракция мусульман из 36 депутатов. В I Государственной думе мусульманская группа, оформившаяся в самостоятельную фракцию 22 июня 1906 году, насчитывала 22 человека (еще 3 депутата-мусульманина вошли в состав интернациональной фракции автономистов, а выборы двоих были признаны не состоявшимися). Однако уже в Думе III созыва ее численность сокращается до 9 депутатов, в IV думе и вовсе составляет 6 человек [4]. По составу Дума II созыва выглядела следующим образом: трудовая крестьянская фракция - 104 депутата, кадеты -98, социал-демократическая фракция - 65, беспартийные - 50, польское коло -46, фракция октябристов и группа умеренных - 44, социалисты-революционеры - 37, мусульманская фракция - 36, казачья группа - 17, народно-социалистическая фракция - 16, правых монархистов - 10.

Однако под влиянием сильного левого крыла парламента, а также идеологов тюрко-татарских эсеров Гаяза Исхаки и Фуада Туктарова из состава единой фракции в марте 1907 года выделяется самостоятельная «Мусульманская трудовая группа» из 6 депутатов [7, с. 165], которая вошла как особая подгруппа в думскую фракцию «трудовиков».

По свидетельству Г.Ибрагимова, Г.Исхаки и Ф.Туктаров «сыграли значительную роль в деле отделения этой мусульманской группы от основной мусульманской фракции». Ф.Туктаров был направлен в Санкт-Петербург для работы с народными избранниками. Перед ним была поставлена задача сформировать мусульманскую фракцию левой направленности. Он стал вдохновителем и создателем мусульманской трудовой группы». Но сам Ф.Туктаров нелестно отзывался о политическом и даже интеллектуальном уровне членов группы, считая их программу «мертворожденной». Трудовая группа («трудовики») была организована в апреле 1906 года группой депутатов от крестьян в I Государственной думе при участии деятелей бывшего Крестьянского союза. Трудовая группа отражала интересы широких слоев крестьянства.

«Мусульманская трудовая группа» сформировалась как группа аграрно-социалистического направления по идеологии близкой к «тангчылар». В начале 1906 года в Казани было официально объявлено о создании партии социалистов-революционеров. Организация объединялась вокруг газеты «Тан юлдузы» («Утренняя звезда»). Издание просуществовало шесть месяцев, и было запрещено властями в ноябре 1906 года. Его преемницей стала газета «Тавыш» («Голос»). В руководство входили Г.Исхаки, Ф.Туктаров и Ш.Мухамедьяров. Местные комитеты партии, признающие Казанскую организацию своим центром, возникли в Уфе, Оренбурге, Симбирске. Не имея четкой программы и устава, группа представляла собой в организованном отношении неустойчивое политическое образование [2, с. 99].

Если учесть, что тюрко-мусульмане Урало-Поволжья составляли в Думе 16 человек, то «думчылар» имели почти треть мест [6, с. 253]. От Уфимской губернии 1 из 7 - К.Г.Хасанов, от Казанской 1 из 4 - член бюджетной комиссии законодательного парламента Г.С.Бадамшин, в Вятской, Симбирской и Самарской по 1 из 1 - Х.С.Массагутов, А.А.Нежметдинов, Х.М.Атласов/Атласи. Также в состав группы вошел депутат от Бакинской губерний - З.Э.Зейналов.

Таким образом, группа объединила 3 представителей духовенства, в том числе мулла Х.Атласи, историк, педагог, религиозный и общественный деятель. Он был участником III Всероссийского мусульманского съезда от «тангчылар» - татарских социалистов-революционеров. На съезде Х.Атласи солидаризировался с либеральной позицией И.Гаспринского: «Давайте распространим вначале среди неграмотной, необразованной нации науки..., дадим детям знания, необходимые для современности. Затем будем спорить по политическим вопросам». Будучи депутатом Государственной Думы II созыва Х.Атласи выпустил брошюру «Яна низам вэ голямаларымыз» («Новый закон и наши улемы». - Оренбург, 1906), где выступил за отмену Правил Министерства народного просвещения от 31 марта 1906 года «О печатании учебных книг и пособий в русской и национальной транскрипции» и национальной политики правительства. В 1909 году за это он был осужден, провел в заключении три месяца и был лишен звания муллы. На II Всероссийском мусульманском съезде в 1917 году он был избран членом Комиссии по выработке основ национально-культурной автономии мусульман тюрко-татар внутренней России и Сибири. Несмотря на аресты, в 1920-е годы он работал в школах Бугульминского кантона, безуспешно пытался создать в Бугульме медресе или курсы имамов. В 1929 году Х.Атласи был сослан на Соловки, освобожден в 1933 году, продолжил преподавание в Казани, но был вторично арестован в 1936 году и расстрелян.

Вследствие поражения Первой Российской либеральной революций 19051907 годов, парламент приобрел радикально-социалистическое большинство. Сторонники этого социалистического движения опирались на районы развитой сельской буржуазии, выступившей автономно от традиционной и либеральной элиты [6, с. 253]. Официальным политическим лидером «мусульманских трудовиков» и редактором печатного органа группы - газеты «Дума», стал К.Хасанов. В ноябре 1905 года он выступил инициатором создания местного учительского союза и на собрании учителей начальных школ Бураевской волости был избран делегатом на Всероссийский съезд Союза учителей и

деятелей по народному образованию в Москве. В 1907 году он был избран депутатом Думы от башкирского населения Бирского уезда по крестьянской курии. После роспуска законодательного собрания К.Хасанов продолжил политическую деятельность. За статью «революционного» содержания, опубликованную в газете «Дума» К.Хасанов приговором Петербургской судебной палаты от 7 марта 1911 года был осужден и отбывал тюремное заключение в Казанской губернской тюрьме. После освобождения из заключения (в мае 1912 года) он принял активное участие в предвыборной кампании по выборам депутатов IV Государственной думы. Но его попытка выдвинуть свою кандидатуру в выборщики от крестьянской курии была пресечена жандармскими органами. До начала Первой мировой войны К.Хасанов работал страховым агентом в Казани, откуда в сентябре 1914 года за «пораженческие настроения» и «антирусскую пропаганду» был выслан на два года в Оренбург под гласный надзор полиции. В марте 1917 года стал членом Временного центрального бюро мусульман России (Петроград). Был депутатом Национального Собрания мусульман внутренней России и Сибири («Милли Меджлис»), заседавшего в Уфе с 22 ноября 1917 по 11 января 1918 годы, на котором избран членом «Милли идара» - Национального управления тюрко-татар мусульман внутренней России и Сибири. Как один из активных сторонников национально-территориальной автономии тюркских народов в советское время обвинялся в «буржуазном национализме» и трижды подвергался арестам.

В первом номере «Думы» было опубликовано платформа трудовиков, носившая в основном декларативный характер «Дума» - газета, издававшаяся на татарском и азербайджанском языках в апреле-мае 1907 года. Всего вышло 6 номеров. По косвенным данным, фактическим редактором издания был Ф.Туктаров, исполнявший обязанности платного секретаря мусульманской фракции. Еще до начала работы Думы II созыва в казанских изданиях появлялись сведения о том, что татарские эсеры («тангисты») намерены наладить в столице издание новой газеты. Кроме К.Хасанова и Ф.Туктарова,

авторами публикаций были Х.Атласи, Х.Массагутов, Г.Бадамшин, З.Зейналов, Ш.Ахмаров. Газета пропагандировала идеи трудовиков и освещала деятельность умеренной мусульманской фракции. Судьба газеты оказалась недолговечной, и после 6-го номера она была запрещена столичными властями «в административном порядке с возбуждением судебного преследования и наложением ареста». В редакционной статье первого номера «Думы» члены группы заявляли, что их целью является борьба «за истинное счастье трудового народа». Они с удовлетворением отмечали, что «наконец-то классовая борьба русских и других народов не осталась бесследной для мусульман». Члены «Мусульманской трудовой группы» говорили о единой 20-миллионной нации российских мусульман. Основными задачами определялись реформа образования по европейскому образцу и аграрные преобразования. Газета критиковала «соглашательскую политику» парламента, ее зависимость от политического давления правительства и исполнение законодательным собранием лишь функции «советчика» [1].

Мусульманские трудовики вступили в полемику с основной, умеренной, фракцией, утверждая, что она защищает интересы только богачей («высшего класса»), критикуя ее за излишний либерализм и сотрудничество с буржуазными фракциями («кадетами» и «октябристами»). Следует отметить, в поддержку данной линии критики мусульманских трудовиков, что именно в процессе работы Государственной думы II созыва, депутаты умеренной мусульманской фракции изменили свою программу. Она была значительно скорректирована в сторону уменьшения радикализма и сосредоточилась в основном на решении религиозно-культурных вопросов. Был опущен параграф о неприкосновенности частной собственности. В разделе «Государственный строй» было пропущено требование: «Министры... ответственны за свои действия перед собранием народных представителей», - этот краеугольный камень кадетской партии. Много поправок было внесено в раздел «Суд». В разделе «Крестьянский вопрос» был изъят параграф, требующий справедливого решения земельного, в том числе и переселенческого вопроса на окраинах

государства. В программе фракций полностью отсутствовал раздел «Военные силы». При этом члены группы были сторонниками идеи, что для подлинного возрождения мусульман как полноценной наций необходимо организовать «мусульманскую трудовую партию», которая смогла бы отстаивать интересы широких масс трудового «магометанского» населения Российской империи.

Таким образом, «Думчылар», защищая интересы крестьянства, в целом выражали позиции национальной интеллигенции, молодого духовенства, мелкой и средней буржуазии, стремившихся к мобильности и повышению своего социального статуса. К тому же, в силу потери тюрко-мусульманами Урало-Поволжья (в частности, башкирами), наиболее плодородных земель, для национального крестьянства было традиционным стремление перехода к статусу более обеспеченных городских слоев и духовенства.

Аграрный вопрос для трудовиков-мусульман был той принципиальной проблемой, в решение, которой, они расходилось с основной мусульманской фракцией. Отражая настроения национальной деревни, группа поддерживала проект земельной реформы крестьянской фракции.

Однако в выступлении председателя «мусульманских трудовиков» К.Хасанова по аграрному вопросу эта принципиальная разница не видна. В его речи, как и в выступлениях других мусульманских депутатов, звучит протест против расхищения земель коренных народов национальных окраин, в частности, башкир [5]. Депутат из Оренбургской губернии Ш.Сайфетдинов внес от имени башкир заявление в аграрную комиссию II Государственной думы, в котором раскрывается история вотчинного права башкир, состояние башкирского землепользования в начале ХХ века. Касаясь проблемы расхищения башкирских земель, он дает оценку законам конца XIX века (от 20 апреля 1898 и 6 июня 1894 годов). В заявлении содержались предложения из семи пунктов, в которых обосновывается необходимость отмены указанных законов как несправедливых и издания нового законоположения.

К.Хасанов, в ответ на речь премьер-министра России П.А.Столыпина, посвященную обоснованию правительственного проекта аграрной реформы

требовал соблюдать права собственности на землю не только отдельных частных лиц, но и, в частности, башкирских обществ [5].

Вследствие поражения Первой Российской революции и разгона Государственной Думы II созыва «Мусульманская трудовая группа» и их общероссийские союзники-трудовики уходят с политической арены. После Третьеиюньского государственного переворота деятельность трудовиков на местах прекратилась. После Февральского государственного переворота объединились с народными социалистами (энесами) и образовали Трудовую народно-социалистическую партию на VI-м съезде трудовиков (июнь 1917 года). Партия поддерживала Временное правительство, а после Октябрьского государственного переворота заняла антибольшевистскую позицию, выступила на стороне контрреволюции и вскоре распалась.

Таким образом, формирование двух политических групп мусульман и принятие ими самостоятельных социальных программ говорит о том, что общественно-политическая жизнь тюрко-мусульман региона была далеко не однородна, в нем проявлялось яркое общественно-политическое различие [7, 170-171].

Источники:

1. Гаффарова Ф. ДУМАть // «Татарстан», 2004. №7. [Электроныый ресурс] http://tatarica.narod.ru.

2. Ибрагимов Г. Татары в революции 1905 года. Казань, 1926. С. 99, 222.

3. Калмантаев Н.М. Деятельность башкирских депутатов Государственной думы первого и второго созывов / Башкортостан и Россия: историко-правовые аспекты: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (5 декабря 2006 года). Ч. I. Уфа: РИО БашГУ, 2006.

4. Кривов С.В. Некоторые вопросы формирования мусульманской фракции в Государственной думе Российской империи (1906-1917 гг.). [Электроныый ресурс] www. idmedina. ru.

5. Мусульманские депутаты Государственной думы России. С. 76-79.

6. Хабутдинова М. Мусульманская трудовая группа / Ислам на европейском Востоке. Энциклопедический словарь. Казань, 2004. С. 253.

7. Ямаева Л. А. Мусульманский либерализм начала ХХ века как общественно-политическое движение. Уфа, 2002. С. 165-167, 170-171.

References:

1. Gaffarova F. DUMAt' // «Tatarstan», 2004. №7. [E'lektrony'y'y resurs] <http://tatarica.narod.ru/>.

2. Ibragimov G. Tatary' v revolyucii 1905 goda. Kazan', 1926. S. 99, 222.

3. Kalmantaev N.M. Deyatel'nost' bashkirskih deputatov Gosudarstvennoy dumy' pervogo i vtorogo sozy'vov / Bashkortostan i Rossiya: istoriko-pravovy'e aspekty': Materialy' Vserossiyskoy nauchno-prakticheskoy konferencii (5 dekabrya 2006 goda). CH. I. Ufa: RIO BashGU, 2006.

4. Krivov S.V. Nekotory'e voprosy' formirovaniya musul'manskoy frakcii v Gosudarstvennoy dume Rossiyskoy imperii (1906-1917 gg.). [Rlektrony'y'y resurs] www. idmedina. ru.

5. Musul'manskie deputaty' Gosudarstvennoy dumy' Rossii. S. 76-79.

6. Habutdinova M. Musul'manskaya trudovaya gruppa / Islam na evropeyskom Vostoke. E'nciklopedicheskiy slovar'. Kazan', 2004. S. 253.

7. YAmaeva L.A. Musul'manskiy liberalizm nachala HH veka kak obsch'estvenno-politicheskoe dvijenie. Ufa, 2002. S. 165-167, 170-171.

Зарегистрирована: 29.07.2013