Научная статья на тему 'Муромское восстание 1918 г'

Муромское восстание 1918 г Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
188
57
Поделиться
Ключевые слова
"SOCIETY FOR DEFENCE OF MOTHERLAND AND FREEDOM" / UPRISING / MUROM / BORIS SAVINKOV / NIKOLAY SAKHAROV / BISHOP MITROFAN (ZAGORSKY) / "СОЮЗ ЗАЩИТЫ РОДИНЫ И СВОБОДЫ" / ВОССТАНИЕ / МУРОМ / Б.В. САВИНКОВ / Н.П. САХАРОВ / МИТРОФАН (ЗАГОРСКИЙ)

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Кидяров Алексей Евгеньевич

В статье рассматривается подготовка и ход антибольшевистского восстания, организованного в июле 1918 г. в Муроме отделением «Союза защиты Родины и свободы». Муромское восстание до сих пор не получило детального освещения в историографии. Значение Мурома в планах Союза определялось тем, что он был связан с Москвой железной дорогой, а водным путем по Оке и Волге с очагами антибольшевистских волнений. После октября 1917 г. среди торгово-промышленных кругов Мурома, духовенства и офицерства отмечалось недовольство приходом к власти большевиков. С весны 1918 г. советским органам стало известно о деятельности в Муроме подпольной офицерской организации, готовившей вооруженное выступление. Руководителем июльского восстания в Муроме был полковник Н.П. Сахаров, прибывший в город во главе группы офицеров. К восставшим примкнули представители местного купечества, интеллигенции, бывшие офицеры. Поддержку восстанию оказало духовенство. Восставшие выпустили четыре воззвания к населению, в которых говорилось об отмене распоряжений органов советской власти, введении свободной торговли хлебом, предлагалось спасать Россию от большевиков и содержались призывы к созданию вооруженных отрядов. Восставшим удалось сформировать три небольших отряда, но все они были разбиты красноармейскими и рабочими отрядами. Часть восставших попали в плен и были расстреляны. Другая группа была расстреляна позже по приговору ВЧК. Поражение восстания способствовало провалу антибольшевистских восстаний на территории Верхнего Поволжья.

Murom anti-Soviet riot in 1918

The article deals with the preparation and progress of the anti-Bolshevik uprising, organised in July 1918 in Murom branch of «Society for Defence of Motherland and Freedom». Murom rebellion on 8-10 July 1918 still has not received detailed coverage in the historiography. The value of Murom in the plans of the «Society» was determined by the fact that it was connected with Moscow by railroad, and by water, on the Oka and the Volga, with the centres of anti-Bolshevik unrest. After October 1917, among trade and industrial circles of Murom, clergy, and officers dissatisfaction with the Bolsheviks coming to power could be observed. From spring 1918, the Soviet authorities became aware of activity of clandestine officers of an organisation which was preparing an armed uprising. Who was the leader of the July uprising in Murom, was Colonel Nikolay Sakharov, he arrived in the city as the head of the group of officers. The rebels joined representatives of local merchants, the intelligentsia, former officers. Support for the rebellion was provided by the clergy. The rebels released four appeals to the people, spoke about the cancellation of the orders of the Soviet authorities, the introduction of liberal bread trade, asked to save Russia from the Bolsheviks and called for the creation of armed groups. The rebels managed to form three small detachments, but they were defeated by the Red Army and groups of workers. Some of the rebels were captured and shot to death. Another group was later executed by sentence of the Cheka. The defeat of the uprising contributed to the failure of anti-Bolshevik uprisings in the territory of the Upper Volga region.

Текст научной работы на тему «Муромское восстание 1918 г»

УДК 94(470)"1918"

Кидяров Алексей Евгеньевич

кандидат исторических наук Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова

19a85@mail.ru

МУРОМСКОЕ ВОССТАНИЕ 1918 Г.

В статье рассматривается подготовка и ход антибольшевистского восстания, организованного в июле 1918 г. в Муроме отделением «Союза защиты Родины и свободы». Муромское восстание до сих пор не получило детального освещения в историографии. Значение Мурома в планах Союза определялось тем, что он был связан с Москвой железной дорогой, а водным путем по Оке и Волге - с очагами антибольшевистских волнений. После октября 1917 г. среди торгово-промышленных кругов Мурома, духовенства и офицерства отмечалось недовольство приходом к власти большевиков. С весны 1918 г. советским органам стало известно о деятельности в Муроме подпольной офицерской организации, готовившей вооруженное выступление. Руководителем июльского восстания в Муроме был полковник Н.П. Сахаров, прибывший в город во главе группы офицеров. К восставшим примкнули представители местного купечества, интеллигенции, бывшие офицеры. Поддержку восстанию оказало духовенство. Восставшие выпустили четыре воззвания к населению, в которых говорилось об отмене распоряжений органов советской власти, введении свободной торговли хлебом, предлагалось спасать Россию от большевиков и содержались призывы к созданию вооруженных отрядов. Восставшим удалось сформировать три небольших отряда, но все они были разбиты красноармейскими и рабочими отрядами. Часть восставших попали в плен и были расстреляны. Другая группа была расстреляна позже по приговору ВЧК. Поражение восстания способствовало провалу антибольшевистских восстаний на территории Верхнего Поволжья.

Ключевые слова: «Союз защиты Родины и свободы», восстание, Муром, Б.В. Савинков, Н.П. Сахаров, Митро-фан (Загорский).

Муромское восстание июля 1918 г. являлось одним из вооруженных выступлений против советской власти, подготовленных «Союзом защиты Родины и свободы». Несмотря на то, что муромские события упоминаются во многих работах, посвященных Гражданской войне, восстание в Муроме до сих пор крайне редко становилось предметом специального исследования. Подготовка восстания, ход событий, его подавление почти не освещались в историографии. Отчасти это объясняется фрагментарностью источников, исходящих, главным образом, из советского лагеря. Свидетельства непосредственных участников восстания содержатся в основном в протоколах допросов, проводившихся ЧК. В то же время Муромское восстание было тесно связано с другими антибольшевистскими выступлениями - в Ярославле и Рыбинске. Поэтому его изучение способствует воссозданию более целостной картины событий начала Гражданской войны.

Стратегические идеи руководства «Союза защиты Родины и свободы» и причины, по которым для вооруженного выступления им были избраны именно Ярославль, Рыбинск и Муром, до сих пор продолжают оставаться малоизученными и до конца не проясненными. Организатор Союза Б.В. Савинков вспоминал, что стремился «отрезать Москву от Архангельска, где должен был происходить союзный десант». «...Союзники, высадившись в Архангельске, могли бы без труда занять Вологду и, опираясь на взятый нами Ярославль, угрожать Москве, - характеризует Савинков план предполагавшихся действий. - Кроме Рыбинска и Ярославля, предполагалось также завладеть Муромом (Владимирской губернии), где была большевистская ставка, и, если возможно, Владими-

ром на востоке от Москвы и Калугой на юге» [7, с. 168]. Таким образом, предполагалось «окружить столицу восставшими городами и, пользуясь поддержкой союзников на севере и чехословаков, взявших только что Самару1, на Волге, поставить большевиков в затруднительное в военном смысле положение» [4, с. 283]. Руководитель Ярославского мятежа А.П. Перхуров не анализирует мотивов выбора района Верхнего Поволжья, упомянув лишь о подготовке восстаний в Рыбинске, Ярославле, Костроме, Нижнем Новгороде, Ростове и Муроме. Член «Союза защиты Родины и свободы» капитан В.Ф. Клементьев приводит следующий список городов: Ярославль, Рыбинск, Владимир, Муром, Арзамас, Казань, Калуга.

Муром имел для членов Союза важное военно-оперативное значение. С Москвой его связывала железная дорога, а водный путь по Оке и Волге -с очагами антибольшевистских волнений. Руководителем июльского восстания в Муроме был полковник Николай Павлович Сахаров. Участник Первой мировой войны, заслуживший семь боевых орденов, в том числе орден Св. Георгия IV степени, он сумел в трудной обстановке самостоятельно создать подпольную группу. Мать полковника, Антонина Васильевна, была родственницей муромского епископа Митрофана (Загорского) [4, с. 284].

После Октябрьской революции в Муроме среди местных торгово-предпринимательских слоев и интеллигенции, а также духовенства и бывшего офицерства отмечалось недовольство переходом власти в руки большевиков. 2 февраля 1918 года в церкви Иоанна Предтечи было организовано собрание с участием представителей торговых кругов и бывшего офицерства, где критиковали декрет об

1 8 июня 1918 года.

© Кидяров А.Е., 2016

Вестник КГУ им. H.A. Некрасова № 4, 2016

27

отделении церкви от государства, читалось послание патриарха Тихона о посягательстве советской власти на церковь и ее достояние. Попутно с агитацией шла подготовка к вооруженному выступлению. В феврале при обыске в квартире будущего руководителя восстания Н.П. Сахарова было найдено 6 шашек, 2 рапиры, 5 штыков, 8 тесаков, 5 кобур, 40 пар офицерских погон разных чинов [3].

Весной 1918 года советскими органами было установлено, что в местном общественном клубе происходят собрания бывших офицеров и буржуазии. При обыске в клубе было найдено оружие. Ячейки офицеров создавались также под видом общества футболистов. В июне советскими работниками были получены сведения о наличии в Муроме белогвардейской организации, готовящей вооруженное выступление. На заседаниях организации звучали призывы к свержению советской власти, восстановлению Учредительного собрания и расправе с красноармейцами, коммунистами и советскими работниками [3].

В дни, непосредственно предшествовавшие восстанию, у местных заговорщиков была установлена связь с Нижним Новгородом, где 3-8 июля находился и возглавлявший их Н.П. Сахаров. Имея в своем распоряжении группу вооруженных членов Союза, он не предпринял попытки захвата Нижнего Новгорода - узла водных и железнодорожных путей, закрывавшего, в частности, дорогу на Вятку, откуда теоретически можно было ждать помощи союзников; не пробовал и прорваться на усиление восставшего Ярославля. Вместо этого Сахаров направился в Муром, куда его отряд прибыл по Оке на пароходе к вечеру 8 июля. Скорее всего, в сложившейся ситуации полковник был предоставлен самому себе, и, хотя ранее Сахаров и мог получить какие-либо инструкции от руководства Союза, окончательный выбор стратегии теперь оставался за ним.

К сожалению, фактически не сохранилось сведений, которые бы позволяли делать конкретные выводы о количественном и социальном составе муромского отделения «Союза защиты Родины и свободы». По некоторым данным, отряд восставших в Муроме включал представителей бывших офицеров, учащихся из богатых семей и антибольшевистски настроенной интеллигенции [6, с. 192].

Обстановку в городе в начале восстания помогают представить воспоминания очевидцев. Заведующий спекулятивным отделом Муромской чрезвычайной комиссии А.И. Кириллов отмечал: «8 июля вечером, часов в восемь, я был на Окском бульваре, где гуляло много публики. Мне бросилось в глаза, что публика была крайне нервно настроена, и в особенности молодые купчики и мелкая буржуазия; говорили об убийстве в Москве германского посла и критиковали Советскую власть, но активных призывов к свержению власти

Советов я не слышал... Придя домой, я залег спать, но около 10 часов вечера меня разбудила жена и сообщила, что в городе идет стрельба; действительно, я, прислушавшись, услышал сначала отдельные винтовочные выстрелы, затем несколько залпов» [3].

В.И. Лепехин, редактор газеты «Известия Муромского Совдепа», вспоминал: «8-го, когда начался самый переворот, я был часов до 8 вечера на Окском бульваре, где ввиду местного праздника гуляло много публики, главным образом из среды буржуазии, интеллигенции и учащихся. Толпа вела себя шумно, но каких-либо выпадов против Советов, каких-либо призывов к свержению власти Советов я лично не слышал. В часу одиннадцатом я услыхал одиночные выстрелы, но не придал им значения, полагая, что в городе где-либо «пошаливают»» [3].

Поздним вечером 8 июля восставшие разоружили караульную роту и захватили склады оружия. Ночью участники восстания напали на Высший военный совет Республики, временно переведенный в Муром из Москвы в мае 1918 г., и местный комиссариат, арестовали членов Совета рабочих и солдатских депутатов [5, с. 1; 8, л. 4]. На сторону восставших перешли начальник муромской городской милиции, бывший штабс-капитан Кравченко и уездный военком Блескунов. Они организовали аресты советских и партийных работников города [4, с. 284].

Непосредственно в штаб восстания вошли: Н.П. Сахаров, военный врач Н.С. Григорьев и местный купец А.Ф. Жадин [3].

Восставшими был издан приказ о явке всех офицеров в белогвардейский штаб для обязательной регистрации. Среди населения, как и в Ярославле, объявлялась мобилизация в Северную добровольческую армию. Вступающим в отряды и их семьям обещалось вознаграждение [8, л. 5]. В течение 9 июля восставшие выпустили четыре воззвания к населению, в которых говорилось об отмене распоряжений органов советской власти, введении свободной торговли хлебом, предлагалось спасать Россию от большевиков и содержались призывы к созданию вооруженных отрядов и повсеместному свержению советской власти [3]. В некоторых случаях заметно сходство, а иногда и прямое совпадение этих воззваний с текстом листовок, выпущенных повстанцами в Ярославле: «Граждане! Власть большевиков в Муроме свергнута. Те, кто несколько месяцев тому назад обманом захватили власть и затем путем неслыханных насилий и издевательства над здоровой волей народа держали ее в своих руках, те, кто привели народ к голоду и безработице, восстановили брата на брата, разделили по карманам народную казну, - теперь сидят в тюрьме и ждут возмездия» [3]. Извещалось, что войсками Северной добровольческой армии ко-

мандует Б.В. Савинков, а верховное командование принадлежит генералу М.В. Алексееву. Листовки свидетельствуют о целях восставших, в критический момент отбросивших свои политические разногласия. «Все основные законы даст нашей Родине Учредительное Собрание. Правительство защищает Родину и Свободу от произвола и насилий, царивших в дни правления советской власти», - говорилось в обращении к населению уполномоченного Временного национального правительства, представителя центрального штаба при Восточном отряде Н.С. Григорьева [3]. На территориях, освобожденных от власти большевиков, провозглашались защита прав и жизни населения, восстановление законности, возобновление работы органов местного самоуправления, отмена ограничений при продаже и покупке хлеба, снятие при первой возможности военного положения и амнистия «всех, кто по недоразумению своему примкнул к изменникам родины - большевистским главарям». Еще одно воззвание к рабочим и крестьянам было опубликовано от имени «Союза защиты Родины и свободы». В воззвании ответственность за социально-экономический кризис возлагалась на СНК: «Совет Народных Комиссаров довел Россию до гибели. Совет Народных Комиссаров вместо хлеба и мира дал голод и войну. Совет Народных Комиссаров из великой России сделал клочок земли, политый кровью мирных граждан и обреченный на муки голода. Именем народа самозванцы - комиссары отдали лучшие хлебородные земли врагу земли русской - австрийцам и германцам. У нас отторгнуты Украина, Прибалтийский и Привислинский край, Кубань, Дон и Кавказ, кормившие нас и снабжавшие нас хлебом. Этот хлеб идет сейчас в Германию» [3]. Документ призывал к союзу с чехословаками (они «истинные республиканцы и служат тому же святому делу, что и мы») и к свержению большевистской власти [3]. В призывах восставших к населению содержались лозунги: «Долой опричников - народных комиссаров и их приспешников. Да здравствует грядущее Учредительное собрание! Да здравствует свободная великая родина!» [3]. В обращениях к рабочим и крестьянам обещался «по вольной цене дешевый хлеб» [5, с. 1]. В качестве опознавательного знака повстанцы носили на рукаве белые повязки [8, л. 4].

Как и в Ярославле, восстание было поддержано местной буржуазией и духовенством. «...Местное купечество, интеллигенция и духовенство отнеслись очень сочувственно к белогвардейцам и помогали им подарками, хлебом, пряниками», -отмечал очевидец событий А.И. Кириллов [3]. Интересно, что достаточно активную поддержку восставшим оказало духовенство, что, возможно, объясняется родственными связями Н.П. Сахарова с епископом Митрофаном. Согласно показаниям послушника епископа Митрофана В. Алексинско-

го, «Сахаров часто ходил к архиерею... Накануне восстания Сахаров был у архиерея... говорили, как хорошо жилось при царе, и все было дешево, а сейчас мы проживаем все последнее. Большевики Россию довели до гибели и что их нужно прогнать от власти, тогда будет нам лучше жить, они довели до того, что хлеба нет, и народ голодает, и все это из-за большевиков». Алексинский также показал, что епископ Митрофан передал через него Сахарову «посылку, которая была завернута в обертку, в которой были деньги» [3]. Накануне восстания полковник Сахаров получил благословение епископа Митрофана, а утром 9 июля (на второй день восстания) состоялся городской крестный ход и были отслужены благодарственные молебны. «Духовенство отнеслось сочувственно к восстанию, - отмечал Н.Н. Тагунов, председатель уездного комитета компартии. - Так, 9-го днем в соборе был молебен в присутствии всей буржуазии Мурома, где было благодарственное молебствие об освобождении города от большевиков» [3].

Сформировав три небольших отряда, восставшие пытались продвигаться в направлении железнодорожных станций Кишмово, Новашино, Селиваново, но везде были разбиты красноармейскими и рабочими отрядами [1, с. 82]. Одному из отрядов удалось разобрать железнодорожные пути в нескольких местах между станцией Селиваново и Муромом [3].

Следует отметить некоторые особенности Муромского мятежа. «Восстание в Муроме вообще оказалось каким-то вялым, а организаторские способности его руководителей - значительно уступавшими их порыву и личной храбрости, - отмечает А.С. Кручинин. - Захватив город без большого труда, они не развили военных действий, возможно, вследствие пассивности местного населения, отнесшегося к восставшим доброжелательно, но без стремления немедленно стать в их ряды. Мобилизация не удалась, и Сахаров покинул город почти без боя, предоставив своим силам распылиться» [4, с. 285].

В ночь на 9 июля исполняющий обязанности председателя Муромского совета А.И. Ерлыкин отправил во Владимир телеграмму с просьбой о помощи [4, с. 286]. К вечеру 9 июля к Мурому двинулись отряды красноармейцев из Владимира, Миленок, Коврова и Выксы. На подавление Муромского восстания также прибыли красноармейские части из Москвы, Судогды, Гусь-Хрустального и Владимира. Из Владимира, в частности, был направлен красноармейский отряд численностью в 250 человек, из Москвы - подразделения 1-го и 3-го латышских полков [6, с. 192]. Из Нижнего Новгорода был прислан пароход с отрядом вооруженных рабочих. 10 июля восставшие покинули город почти без боя. Их преследовал отряд красноармейцев из 350 человек под руководством

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ¿V- № 4, 2016

29

A.И. Ерлыкина. Двенадцать захваченных белогвардейцев были расстреляны в Выксе у стен Иверско-го женского монастыря, еще двенадцать - спустя две недели в Муроме, в подвале Муромского совета. 10 июля в Москву была отправлена телеграмма о подавлении мятежа [4, с. 286]. «Происшедшее в Муроме под руководством полковника Сахарова выступление белогвардейцев, арестовавших было Муромский совет, ликвидировано силами ковров-ских, меленковских и владимирских красноармейцев, - сообщалось в печати. - Белогвардейцы уничтожены почти без сопротивления. Советская власть восстановлена» [2, с. 1].

По постановлению ВЧК были расстреляны участники восстания - П. Страхов, Б. Способин,

B. Симонов, Г. Кравченко, В. Робустов, Г. Перкус, Н. Лебедев, А. Леман, Н. Завулонов, Б. Дубницкий,

B. Генисаретский, А. Архипов и А. Захаров [3].

В феврале 1919 г. во Владимире прошло заседание губернского революционного суда. Участники восстания, которым удалось скрыться, - Н. Сахаров, Н. Григорьев, А. Жадин, В. Рожков, П. Добролюбов, Зимоглядов, Н. Петров, Н. Гвоздев, А. Мяз-дриков, Б. Русаков, Н. Гайкович, В. Моисеев,

C. Орлов, Зотов и Н Фиворский - были объявлены врагами народа и заочно приговорены к расстрелу. Еще четырнадцать человек приговорены к заключению в военно-концентрационный лагерь до окончательного прекращения Гражданской войны. На часть обвиняемых в мятеже были возложены штрафы. Спасский монастырь было постановлено закрыть «как очаг контрреволюционных сил» [3].

Таким образом, восстание было подавлено в зародыше. Причины его поражения связаны с общей организационной слабостью плана «Союза защиты Родины и свободы». Поднятые им восстания возникали и гасли одно за другим. Ставка на военный

переворот, отсутствие поддержки широких слоев населения способствовали поражению восстания. Вместе с тем, потерпев поражение, восставшие в Муроме не могли оказать поддержки повстанцам в Ярославле и Рыбинске, что способствовало провалу антибольшевистских восстаний на территории Верхнего Поволжья.

Библиографический список

1. Балашов Р.В. Пламя над Волгой: (ликвидация белогвард. мятежа в Ярославле летом 1918 г.) / под общ. ред. В.Т. Андреева. - Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1984. - 131 с.

2. Конец мятежа в Муроме // Красная газета. -1918. - 13 июля.

3. Красная книга ВЧК. Т. 1 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://leftinmsu.narod.ru/ polit_files/books/Red_book_VChK_files/122.htm (дата обращения: 20.04.2016).

4. Кручинин А.С. Муромское антисоветское восстание (1918): истоки и предыстория // Уваров-ские чтения - V: материалы научной конференции, посвященной 1140-летию г. Мурома. - Муром, 2003. - С. 283-286.

5. Муромские события // Рабочий край. - 1918. -12 июля.

6. Очерки истории Владимирской организации КПСС. - Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд., 1972. -552 с.

7. Савинков Б.В. Борьба с большевиками // Литература русского зарубежья. - М.: Книга, 1990. -Т. 1, кн. 2. - С. 151-152.

8. Филиал Государственного архива Ярославской области - Центр документации новейшей истории (ФГАЯО - ЦДНИ). - Ф. 394. - Оп. 5. -Д. 39. - Л. 4.