Научная статья на тему 'Народное восстание 1918 года в Поветлужье'

Народное восстание 1918 года в Поветлужье Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
583
354
Поделиться
Ключевые слова
АНТИСОВЕТСКИЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ / Б.В.САВИНКОВ ЛИДЕР БОЕВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ЭСЕРОВСКОЙ ПАРТИИ / ВАРНАВИНСКИЙ И ВЕТЛУЖСКИЙ УЕЗДЫ / УРЕНЬ-КРАЙ / РЕКВИЗИЦИЯ ХЛЕБА / РУКОВОДИТЕЛЬ ВОССТАНИЯ И.Н.ИВАНОВ / "ЗЕЛЕНЫЕ" / B.V. SAVINKOV THE LEADER OF ESSER PARTY / I.N. IVANOV THE LEADER OF INSURRECTION / 'GREEN'

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Завьялова Светлана Владимировна

Из всех антисоветских выступлений в Нижегородской области наиболее длительным, масштабным и организованным было восстание в Ветлужском и Варнавинском уездах. Оно вспыхнуло в августе 1918 г. в Уренском крае. Крестьянство с большим озлоблением встретило решения власти по учету и изъятию излишков хлеба, а также репрессивные меры за укрытие продовольствия. Большинство населения видело в хлебной монополии не только отдачу своих излишков, но и окончание своей торговли хлебом, конец своей профессиональной деятельности хлеботорговцев. Главной причиной восстания явилось недовольство продовольственной диктатурой большевиков и грабительскими действиями продотрядов. Вовлеченные в стихию гражданской войны противоборствующие стороны доходили до проявления крайней жесткости. В составе восставших числилось до 10 тыс. человек. Открытое противостояние продолжалось с 19 августа ст. ст. по 18 сентября 1918 г. Рассеянные повстанцы продолжали действовать в составе небольших отрядов до 1924 г.

POPULAR UPRISING IN POVETLUZHYE IN 19181Nizhniy Novgorod State Pedagogical University

The uprising in Vetluzhsky, Varnavinsky districts was the longest, perfectly organized on a large scale revolt in the history of all untisoviet revolts in Nizhegorodskaya region. It blazed up in August of 1918 in Uryensky area. The decisions of the authority on calculation and withdrawal of bread excesses and also repressive measures on concealing of food stuffs were met by the peasants with great bitterness. The majority of the population saw in bread monopoly not only withdrawal of their bread excesses but the end of their trade of bread, the end of their professional activity of bread tradesmen.The main reason of uprising was discontent of bolshevik's food stnffs dictatorship and predatory actions of food stuffs detachments. Opposed forces involved in the civil war gave evidence of adject cruelty. The staff of uprising people was 10 thousand people. Open opposition continued from the 19 th of August to the 18 th of September, 1918. Scattered insurgents continued fight in small detachments till 1924.

Текст научной работы на тему «Народное восстание 1918 года в Поветлужье»

УДК 94(47+57)"1917/1991"

С.В. ЗАВЬЯЛОВА

НАРОДНОЕ ВОССТАНИЕ 1918 ГОДА В ПОВЕТЛУЖЬЕ

Ключевые слова: антисоветские выступления, Б. В. Савинков - лидер боевой организации эсеровской партии, Варнавинский и Ветлужский уезды, Урень-край, реквизиция хлеба, руководитель восстания И. Н. Иванов, «зеленые».

Из всех антисоветских выступлений в Нижегородской области наиболее длительным, масштабным и организованным было восстание в Ветлужском и Варнавинском уездах. Оно вспыхнуло в августе 1918 г. в Уренском крае. Крестьянство с большим озлоблением встретило решения власти по учету и изъятию излишков хлеба, а также репрессивные меры за укрытие продовольствия. Большинство населения видело в хлебной монополии не только отдачу своих излишков, но и окончание своей торговли хлебом, конец своей профессиональной деятельности хлеботорговцев. Главной причиной восстания явилось недовольство продовольственной диктатурой большевиков и грабительскими действиями продотрядов. Вовлеченные в стихию гражданской войны противоборствующие стороны доходили до проявления крайней жесткости. В составе восставших числилось до 10 тыс. человек. Открытое противостояние продолжалось с 19 августа ст. ст. по 18 сентября 1918 г. Рассеянные повстанцы продолжали действовать в составе небольших отрядов до 1924 г.

S.V. ZAVYALOVA POPULAR UPRISING IN POVETLUZHYE IN 1918

Key words: antisoviet public appearance, B. V. Savinkov - the leader of esser party, Varnavinsky and Vet-luzhsky districts, Urjen - area, reguisition of bread, I.N. Ivanov - the leader of insurrection, 'green'.

The uprising in Vetluzhsky, Varnavinsky districts was the longest, perfectly organized on a large scale revolt in the history of all untisoviet revolts in Nizhegorodskaya region. It blazed up in August of 1918 in Uryensky area. The decisions of the authority on calculation and withdrawal of bread excesses and also repressive measures on concealing of food - stuffs were met by the peasants with great bitterness. The majority of the population saw in bread monopoly not only withdrawal of their bread excesses but the end of their trade of bread, the end of their professional activity of bread tradesmen. The main reason of uprising was discontent of bolshevik's food - stnffs dictatorship and predatory actions of food - stuffs detachments. Opposed forces involved in the civil war gave evidence of adject cruelty. The staff of uprising people was 10 thousand people. Open opposition continued from the 19 th of August to the 18 th of September, 1918. Scattered insurgents continued fight in small detachments till 1924.

Антисоветские вооруженные выступления 1918 г. в РСФСР были значимой частью гражданской войны. Они произошли в Москве, Ярославле, Муроме, Рыбинске. Организовал их, опираясь на офицерские отряды «Союза защиты родины и свободы» (СЗРиС) при поддержке меньшевиков и местного купечества, Б.В. Савинков, лидер боевой организации эсеровской партии. Имела место попытка поднять также восстание в Костроме, оттянув тем самым значительные части Красной Армии, оборонявшие Казань и Самару от чехословаков и эсеров. Некоторые антисоветские силы в это время оказались в Нижегородской губернии и в самом Нижнем Новгороде. Здесь создалась напряженная обстановка. Стало известно, что в губернском городе готовится восстание, но в результате действий военно-революционного комитета оно было предотвращено. Зато прокатилась волна антисоветских выступлений в Нижегородском, Павловском, Сергач-ском, Васильсурском, Балахнинском уездах.

Мятеж, охвативший Варнавинский и Ветлужский уезды Костромской губернии (к Нижегородской губернии они отошли в 1922 г.), был не случайным, а тесно связанным с поволжскими событиями.

Вооруженное крестьянское восстание вспыхнуло в августе 1918 г. в селе Уре-не. В этот край входили 6 волостей Варнавинского уезда, и вплоть до революции 1917 г. он носил общее название «Уренщины», или Урень-края. В Урене была сосредоточена административная и хозяйственная власть, находилось отделение крестьянского поземельного банка, почтово-телеграфное отделение. Село Урень стояло на торговых путях в Вятку, на Урал, в Сибирь, Великий Устюг. Из Сибири

везли золото, пушнину и другие товары, из Великого Устюга - рыбу, из Котельни-ча и Яранска Вятской губернии - хлеб, мясо, лен и другие товары сельского хозяйства. Село Урень служило своего рода перевалочным пунктом. Ещё при Екатерине II здесь были установлены ярмарки: Никольская, Крещенская, Трёхсвятская. Сюда приезжали купцы из Вятки, Нижнего Новгорода, Костромы, Ярославля. Часть населения Уренской волости была более зажиточной, занимаясь торговлей, закупкой продуктов сельского хозяйства, разъезжая по сельским ярмаркам и деревням не только своей, но и соседних волостей [1, с. 16]. Большое стечение людей, бойкая торговля привлекали деловых людей из разных мест. Здесь обосновываются торговцы из Яранска, Варнавина, Воскресенска.

Значительно отличался Урень-край от остальных волостей уезда и своим хозяйственным положением. В среднем на крестьянское хозяйство здесь по данным сельскохозяйственной переписи Костромской губернии в 1916 г. приходилось по 5,33 десятины. Сравнительно немного было безземельных хозяйств.

Весьма низким был культурный уровень населения Урень-края. Отсутствовали книги и газеты. Население считало учение смертным грехом и видело во всяком мало-мальски ученом - барина. Боялись всякого нововведения. Не доверяли врачам, благодаря чему население часто предпочитало обращаться за помощью к знахарям и бабкам, отказывалось прививать оспу, называя эту операцию «приложением антихристовой печати». Насколько укоренились в населении Уренского края религиозные вековые воззрения и связанные с ними невежество, настолько же впиталось в кровь вместе с привычкой к земледельческому труду и чувство собственности. Верный старине и традициям прошлого, крестьянин Уренского края, более чем где бы то ни было, являлся собственником куска земли и всего нажитого своим, а подчас и наемным трудом. По определению одного варнавинского сторожила, население можно было охарактеризовать следующим образом: «Народ темный, дикий, суеверный, замкнутый в себе, недоверчивый, лукавый, раболепствующий перед силой, падкий на легкую наживу, в религиозном отношении фанатичный». Но наряду с этим у населения края было развито чувство общности и необходимости стоять всем за одного и одному за всех, патриархальное гостеприимство и человеколюбивое отношение к нищему [3. Д. 42. Л. 29-30].

В целом в селениях региона имелось до 60% бедноты и до 30% середняков, а 10% богатых кулаков, имеющих нетрудовые доходы, занимавшихся спекуляцией, наемом работников, арендой земли [6, с. 1].

Главной причиной восстания крестьян явилось недовольство предстоящей реквизицией хлеба, которая происходила без заранее составленного плана, допускались грубости, избиения, угрозы. Все это привело к тому, что советская власть подорвала свой авторитет, и даже беднейшее население не видело в ней защитников своих интересов. Поводом к восстанию послужило стремление к отделению волостей Уренского края в особый уезд с присоединением его к Вятской губернии.

Подготавливали население к восстанию представители служилого элемента. Это были учителя, ветеринарные работники в Варнавинском и Ветлуж-ском уездах. Они были заброшены сюда по заданиям Р.Г. Локкарта и Б.В. Савинкова. Вступив в контакт с местным населением и лицами старого чиновнического аппарата под лозунгами «Советы без коммунистов», «Долой продразверстку» и «За самостоятельность Уренского края» эмиссары Локкарта, Савинкова и штаб колчаковской армии здесь нашли себе благодатную почву. В целях сплочения антисоветских сил в Урене был создан «Комитет спасения родины», в котором главенствующую роль стали играть М.В. Москвин -агроном по образованию, бывший офицер царской армии, уроженец деревни

Буренино; В.Н. Воробьев - лесничий, бывший офицер царской армии, уроженец села Карпова; братья Овчинниковы из города Ветлуги, И.П. Кочетов из починка Пискуны Вахрамеевской волости; А.И. Зеленцов - агроном Уренского участка из Ново-Николаевской волости. Названные члены комитета фактически являлись организаторами и руководителями Уренского восстания, но многие из них предпочитали оставаться в тени, выставляя, когда нужно, подставных лиц, пользующихся доверием у местного населения.

Руководство восстанием было возложено на Ивана Нестеровича Иванова, который «Комитетом спасения родины» был возведен в сан царя Уренского края. Командующим восстанием был назначен Федор Филиппович Щербаков, а начальником штаба Ф.И. Коротыгин [7, с. 2-3]. Первоначальное количество участвующих в восстании было не более 2-3 тыс. человек. В период наивысшего подъема движения повстанческая армия достигла 10 тыс. Повстанцы намеревались взять Ветлугу, Варнавин, Козьмодемьянск, связаться с Казанью и двигаться к ней.

Восстание началось со схода, который состоялся 19 августа ст. ст. 1918 г. в Урене. Оно совпало с приходом в село варнавинского красноармейского отряда под руководством И.И. Виноградова. Виноградов потребовал, чтобы сход разошелся и выплатил 300 000 контрибуцию, выдал винтовки, иначе отряд вынужден будет стрелять. Сход требования не выполнил, и отряд Виноградова открыл огонь, толпа бросилась во все стороны. Но минут через 30 люди появились вновь с оружием и погнались за армейцами. Отряду пришлось отступить. На сходе решено было вооружить население против Советов, разослать людей по обществам, чтобы присылали с оружием, какое найдется.

На сходе 20 августа появились руководители М.Ф. Красильников, И.Н. Иванов и другие. Все они призывали встать на защиту Уреня и до последней капли крови бороться с варнавинскими красноармейцами и Советом. Слышались возражения против, но они совершенно тонули в общей массе голосов противников [3. Д. 42. Л. 32 об.]. Решено было наказывать вплоть до расстрела тех, кто пойдет за советскую власть.

Многие местные жители были вынуждены принимать участие в восстании, чтобы спасти себя и свою семью. Илья Вавилович Абрамов рассказал, что он хотел уйти в деревню Тарбеево. «Когда я пришёл и стал просить у Ивана Нестерова пропуск на все свое семейство, то Нестеров мне ответил: «Семейство твое может идти, а ты пропуска не получишь». Я спросил: «Почему?». Нестеров ответил, что все мужчины должны участвовать в войне с Советами. Я сказал, что я нестроевой и не умею обращаться с винтовкой. Нестеров: У нас много другого дела и мы найдем чего дать. И назначил меня в склад оружия инструктором» [4. Д. 50. Л. 12 об.].

Иван Иосифович Красоткин, допрошенный В. Косульниковым, поведал: «Я пошёл за пропуском в правление. Когда шёл в правление, я встретился с председателем Штаба охраны Уренского края Иваном Нестеровым, который, не говоря ни слова, вынул никелированный револьвер, наставил мне в грудь и сказал: «Ты должен быть в армии здесь или будешь, убит; я уступил силе оружия и вступил в ряды повстанцев.... На другой день я пришёл в правление, увидел Илью Абрамова, который переписывал людей и выдавал им ружья всякого рода: дробовые берданы и часть винтовок, патроны. Я подошел к Абрамову и стал просить у него дела. Абрамов сказал: «С удовольствием». И дал мне списки выдачи оружия. Я стал записывать номера оружия и имена тех, кто получал, а Абрамов выдавал оружие и принимал сносившееся оружие с волостей» [4. Д. 50. Л. 13 об.].

Большинство из тех, кто записывался в повстанческую армию под угрозой, старался уклониться от своих обязанностей. «Я (Александр Ветлугин) числился во взводе Михаила Бартенева, но во взводе я не находился, потому что можно было свободно уходить, что я и делал. В первый день наш взвод был назначен дежурить в больнице Ветлужского земства, и пробыл здесь целые сутки. Заступили 1-ого сентября и сменились также в 12 часов дня 2-ого сентября и после этого нас отпустили на сутки отдыхать. 3 сентября я пришел на службу поздно, и мой взвод был куда-то послан, я стал ходить около казармы. Меня видел в это время Снежков Михаил Сергеевич, который и поставил меня караульным около входа, чтобы я не пропускал в здание без его разрешения, что, конечно, я и делал. Простоявши до восьми или девяти часов вечера, я попросился у Снежкова домой. Он меня не отпустил, тогда я ушел без его разрешения домой. Когда я шел, меня остановили патрули, но мне Снежковым был сообщен пароль, и я добрался до дому и пробыл до следующего дня, т.е. до 4-ого сентября. Утром раздался набат часов в пять утра. Я в этот момент не пошел и замедлил часа на два, чтобы ушли отряды, а мне остаться дома. Часов в восемь утра я взял винтовку, которая находилась дома, и пошел в комиссариат. Когда я пришел, народу было уже мало, и сформировать отряд было уже невозможно» [3. Д. 47. Л. 16].

Одни были участниками восстания по принуждению, а другие - по своей воле. Трифон Мартьянович Кузнецов 50 лет и Тимофей Ефимович Назаров 35 лет принимали в этом восстании активное участие, выразившееся в том, что Кузнецов руководил отрядом в 61 человек, ходившим в город Ветлугу за оружием для повстанцев, а Назаров разъезжал по деревням, агитируя за мятежников, производил аресты советских работников, обыски, разыскивая оружие для вооружения, состоял приемщиком лошадей по объявленной мобилизации [3. Д. 47. Л. 272].

Захватить Варнавин и полностью территорию обоих уездов повстанцам не удалось. 26 августа в Варнавин прибыл красноармейский отряд из Галича и Буя в 229 человек, а 28 августа прибыл с отрядом губвоенком Н.А. Филатов, к которому перешло общее руководство боевыми операциями красных на Ветлужско-Варна-винском фронте. 10 сентября было назначено общее наступление на Урень: с северо-запада, через Широковскую волость, двигались отряды М.Ф. Букштынови-ча, с запада - через Черное, Петрово, Михайлово - Н.А. Филатова, юго-западнее Уреня наступал отряд Рябинина [9]. 11 сентября отряды Красной Армии заняли деревню Черную, село Холкино и деревню Заводи, а 12 сентября - деревню Петрово, Михайлово, Ломы, Шерстниху, Носовую и село Широкое [2, с. 7]. Войска Н.А. Филатова и М.Ф. Букштыновича одновременно 15 сентября вошли с разных сторон в село Урень. До 18 сентября 1918 г. восстание было ликвидировано.

После подавления восстания в крае стали формироваться небольшие отряды, которые называли себя «зелеными». Они комплектовались из участников восстания. Население по отношению к «зеленым» состояло из трех лагерей: 1) лагерь, который поддерживал отряды; 2) лагерь пассивный; 3) лагерь терроризированный, который был против отрядов ввиду жестоких расправ с жителями края. Отрядников можно разделить на несколько групп: 1) силы, действующие против советских работников; 2) группы без всякой идеи, грабящие всех без разбора; 3) террористические - ведущие разведки [11. Д. 130. Л. 7 об.].

«Зеленые» направляли свои удары против представителей советской власти, производящей учет хлеба и изъятие излишков у зажиточного населения, убивали каждого подозреваемого в сочувствии к Советам, увозили с мельниц муку, принадлежащую им, уводили с пастбищ и дворов скот, налагали на целые деревни контрибуции, заставляя их выплачивать натурой: самогоном, мясом, маслом, яйцами и другими продуктами [10].

Наиболее многочисленной среди «зеленых» была группа, руководимая офицером Григорьевым. У него продолжительное время находился лидер движения в Поветлужье Иван Нестерович Иванов, его телохранитель Куракин, бывший городской голова Ветлуги Овчинников и ряд других активных деятелей восстания. Всего у Григорьева было не менее 40 человек, которые проживали в землянках недалеко от деревни Сидорово-Ларионовское. Другой не менее многочисленной силой была группа, руководимая Михаилом Галочкиным. Сам Галочкин - уроженец деревни Большое Содомово. Значительной популярностью среди повстанцев пользовался сподвижник Галочкина Савелий Сидорович Куралов, уроженец деревни Рожниха. Находясь на фронте империалистической войны, Куралов прославился как хороший разведчик. Эти качества Савелий хорошо применял в своей деятельности в Поветлужье. Он имел походку кошки, и жители прилесных деревень о нем говорили, что его замечали только тогда, когда он уже стоял посреди избы.

Какой-либо постоянной взаимосвязи между отрядами не было, и каждый руководитель действовал, как ему заблагорассудится, на свой страх и риск.

Во время действия «зеленых» жестоко были убиты члены продовольственного отряда под командованием В.И. Сироткина, группа продармейцев, работавшая на хлебосыпном пункте в починке Вахрамеевском под руководством И.И. Матасова, старший милиционер волости А.Д. Виноградов.

В феврале 1919 г. в Вахрамеевской волости работала специальная комиссия ревтрибунала, возглавляемая председателем Костромской губчека Я.К. Кульпе. Комиссия уделила большое внимание не только работе по расследованию убийства продотрядников, но и поимке участников августовского восстания, понимая, что спокойствия в этом крае не будет, пока его организаторы на свободе. Разными путями ей удалось выявить 5 лесных землянок; в 3 из них находились обитатели. В это время арестовали и одного из руководителей восстания Иванова, которого Кульпе называет самой крупной личностью Уренского восстания, и его помощника П.Куракина - «личность тоже выдающуюся» [5. Д. 68. Л. 114 об.]. И.Н. Иванов и пять активных участников восстания Костромским ревтрибуналом были приговорены к расстрелу 13 января 1921 г., приговоренные, однако, направили ходатайство о помиловании в кассационный трибунал при ВЦИК, который оставил в силе приговор Костромского трибунала. Дальнейшая их судьба зависела от решения ВЦИК, который на своем заседании 18 марта того же года постановил: «Ходатайство о помиловании удовлетворить и расстрел всем осужденным заменить содержанием под стражей сроком на 10 лет с применением принудительных работ». 21 марта СНК принял Декрет об установлении общих начал лишения свободы лиц, признанных опасными для советской республики, и о порядке условно-досрочного освобождения заключенных. На основании этого Декрета Костромской ревтрибунал постановлением от 4 июня 1921 г. всем руководителям и наиболее активным участникам этого восстания (Иванову, Москвину, Галочкину, Вихареву, Голубеву и Шишкину) сократил срок наказания до 5 лет [8, с. 214-215]. Они вместе с другими арестованными по этому делу находились в Соловецком концлагере.

Выкорчевать «зеленых» из лесов было трудно: леса являлись надежным их убежищем, сильна была и поддержка крестьян по селениям Уренщины. Местное население было запугано и вставало на путь предательства. Связь с «зелеными» поддерживал секретарь М. Горденин, начальник милиции Д. Чер-ногубов и многие другие. Борьба с повстанческой партизанщиной требовала привлечения значительных боевых сил.

При непосредственном участии губвоенкома Н.А. Филатова в Костроме формируется почти сплошь из добровольцев спецотряд, предназначенный для борьбы в Урень-крае. Командование отрядом было поручено коммунисту В.Ф. Лоскутову. К 1920 г. лоскутовцам удалось ликвидировать ряд повстанческих убежищ в лесах.

Привлекали местное население для борьбы с «зелеными» с помощью лозунгов, митингов, кружков. Цель этих мероприятий состояла в том, чтобы привлечь как можно больше местного населения для борьбы с ними. Лозунги были обращены не только к местному населению, но и к самим скрывающимся повстанцам. Окончательно силы «зеленой» армии прекратили свою активную деятельность в 1924 г.

Для понимания сути народных восстаний 1918 г. важно осознание того, что большевики проводили непродуманную жестокую антикрестьянскую политику, которая привела к расколу в деревне и вызвала всеобщее возмущение крестьян, выразившееся в восстаниях, охвативших Дон, Кубань, Западную и Восточную Сибирь, Урал, Белоруссию, Поветлужье.

Литература

1. Березин П. С. Борьба за советскую власть летом 1918 года в северных районах современной Горьковской области. Сост. 1957-1967 гг. // Машинописный текст, хранится в Тоншаевском краеведческом музее. (П.С. Березин). С. 41.

2. Бюллетень №1 и 2 Варнавинского оперативного штаба // Машинописный текст, хранится в Ветлужском краеведческом музее. С. 8.

3. Государственный архив новейшей истории Костромской области (ГАНИКО). Ф. 383 (Костромской ИСТПАРТ). Оп. 2.

4. Государственный архив Костромской области (ГАКО). Ф. 1269 (Костромской губернский революционный трибунал г. Костромы Костромской губернии). Оп. 2.

5. гАкО. Ф. 6 (Костромской губисполком 1917-1929 гг.). Оп. 3.

6. Зверев Г.С. Уренское восстание, август, 1918 г., 1966 г., 24 апреля // Рукопись, хранится в Шахунском фольклорно-этнографическом музее (Г.С. Зверев). С. 10.

7. Зуйков М.С. Становление Советской власти в Тонкинском районе (Уренское восстание) // Машинописный текст, хранится в Тонкинском краеведческом музее (М.С. Зуйков). С. 12.

8. Лапшина М.А. Гражданская война в Костромской губернии (1918-1919 гг.) / М.А. Лапшина // Костромская земля. Краеведческий альманах Костромского филиала Российского фонда культуры. Кострома. 1999. № 4. С. 217.

9. Мамонтов В. Гроза на рассвете (историческая хроника 1917-1919 гг.) / В. Мамонтов // За коммунизм. 1967. 3 авг.

10. Минников В. Ликвидация остатков контрреволюционного мятежа в Урень-крае в 1918-1921 гг. / В. Минников // Красное знамя (Тонкино). 1974. 9 февр.

11. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17 (Центральный комитет КПСС (1898, 1903-1991). Оп. 6.

ЗАВЬЯЛОВА СВЕТЛАНА ВЛАДИМИРОВНА - аспирантка кафедры отечественной истории, Нижегородский государственный педагогический университет, Россия, Нижний Новгород (zavyalova_sv@mail.ru).

ZAVYALOVA sVeTLANA VLADIMIROVNA - post-graduate student of Modern History Department, Nizhniy Novgorod State Pedagogical University, Russia, Nizhniy Novgorod.