Научная статья на тему 'Мотивация экономического развития региона (на примере республики Дагестан)'

Мотивация экономического развития региона (на примере республики Дагестан) Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
73
8
Поделиться
Ключевые слова
УРОВЕНЬ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ / ФАКТОРЫ ТОРМОЖЕНИЯ / МОТИВАЦИЯ РАЗВИТИЯ / ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ РОСТА / СИСТЕМА ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ / ФОРМАЛЬНЫЕ И НЕФОРМАЛЬНЫЕ ИНСТИТУЦИИ / ПРЕОБРАЗОВАНИЕ СОСТОЯНИЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ СРЕДЫ / LEVEL OF SOCIAL AND ECONOMIC DEVELOPMENT OF TERRITORIES / FACTORS OF DECELERATION / MOTIVATION OF DEVELOPMENT / MOVING FORCES OF GROWTH / SYSTEM OF STATE CONTROL / FORMAL AND INFORMAL INSTITUTIONS / TRANSFORMATION OF THE STATE OF PUBLIC ENVIRONMENT

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Сагидов Юрий Нурмагомедович

Рассматривается отставание в экономическом развитии регионов субъектов Российской Федерации и их административных структур как следствие слабости мотивации раскрытия движущих сил роста. Раскрыта роль формальных и неформальных институциональных императивов, определяющих как стимулирующие, так и противодействующие мотивации роста. Предложены меры решения проблемы.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Сагидов Юрий Нурмагомедович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

MOTIVATION OF THE ECONOMIC DEVELOPMENT OF THE REGION (ON THE EXAMPLE OF THE REPUBLIC OF DAGESTAN)

The delay in the economic development of regions constituent units of the Russian Federation and their administrative structures is being considered as the consequence of weakness of motivation of uncovering the moving forces of growth. The role of formal and informal institutional imperatives determining both stimulating and counteracting motivations of growth is defined. Solutions to the problem have been suggested.

Текст научной работы на тему «Мотивация экономического развития региона (на примере республики Дагестан)»

САГИДОВ Ю.Н.

МОТИВАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН)

Рассматривается отставание в экономическом развитии регионов — субъектов Российской Федерации и их административных структур как следствие слабости мотивации раскрытия движущих сил роста. Раскрыта роль формальных и неформальных институциональных императивов, определяющих как стимулирующие, так и противодействующие мотивации роста. Предложены меры решения проблемы. Ключевые слова: уровень социально-экономического развития территорий, факторы торможения, мотивация развития, движущие силы роста, система государственного управления, формальные и неформальные институции, преобразование состояния общественной среды.

SAGIDOV Y.N.

MOTIVATION OF THE ECONOMIC DEVELOPMENT OF THE REGION (ON THE EXAMPLE OF THE REPUBLIC OF DAGESTAN)

The delay in the economic development of regions — constituent units of the Russian Federation and their administrative structures is being considered as the consequence of weakness of motivation of uncovering the moving forces of growth. The role of formal and informal institutional imperatives determining both stimulating and counteracting motivations of growth is defined. Solutions to the problem have been suggested.

Keywords: Level of social and economic development of territories, factors of deceleration, motivation of development, moving forces of growth, system of state control, formal and informal institutions, transformation of the state of public environment.

Если судить по количеству субъектов Федерации, испытывающих бюджетную недостаточность, то подавляющее их большинство, около 58 из 83, являются экономически несостоятельными. В их арьергарде находится Республика Дагестан — регион с экономикой периферийного характера [1]. Нет смысла в проведении опроса среди населения подобных регионов о необходимости изменения ситуации, с тем чтобы быть в числе состоятельных. Ответ будет заведомо утвердительным. Но одного лишь осознание этой потребности недостаточно. Необходимо сильное желание выйти из состояния прозябания. Это должно стимулироваться мотивацией населения региона. Мотивация как совокупность движущих сил развития является той проблемой, решению которой должны уделить внимание все регионы России, причем не только отстающие в развитии, но и те, которые считаются динамично развивающимися. Это так потому, что регионы, которые считаются экономически состоятельными, не столь достаточны в динамичности своего развития. Они пока еще не являются примерами регионов, в полной мере находящихся на пути инновационного развития.

Министерство экономики и территориального развития РД периодически проводит ранжирование уровней социально-экономического развития территорий (УСЭРТ) — 42 районов и 10 городов Республики Дагестан (РД) по четырем группам градации: «выше среднего», «средний», «ниже среднего», «низкий». Напрашивается необходимость комментирования различий.

Принято считать, что на результативность деятельности экономически активной части населения, от которой зависит достижение того или иного УСЭРТ, влияет ряд объективных (природных) факторов. К ним относятся: почвенные условия, рельеф, климат, ресурсы недр, географическая приближенность к административным центрам, рынкам сбыта и снабжения, геостратегическое положение региона и др.

Анализ результатов градации показывает, что на УСЭРТ районов и городов РД действительно влияют факторы объективного характера. Однако это утверждение нельзя считать абсолютным, наблюдаются отклонения.

Так, по фактору географической удаленности в группу территорий РД с характеристикой «низкий» попали: Ахтынский, Цумадинский, Ахвахский, Рутульский, Докузпаринский, Цун-тинский. Но такую же оценку имеет Акушинский район, не являющийся географически удаленным. В то же время в эту группу не попадает удаленные Ботлихский и Тляратинский районы, отнесенные в более высокую группу — «ниже среднего». Разные оценки имеют и некоторые равноудаленные соседствующие районы: Левашинский — «средний», Сергокалинский — «ниже среднего», Акушинский — «низкий».

Не подвержены влиянию географического фактора города Кизляр и Южно-Сухокумск, удаленные от центральной части Дагестана, но имеющие УСЭРТ «высокий».

За отдельными исключениями наблюдается характерное соотношение между оценками УСЭРТ районных центров и районов в целом: в подавляющем большинстве у первых — более высокий, чем у вторых. Так, город Кизилюрт имеет оценку УСЭРТ «выше среднего», а Кизи-люртовский район — «средний»; г. Южно-Сухокумск — «выше среднего», а возглавляемый им Ногайский район — «средний»; г. Буйнакск — «средний», Буйнакский район — «ниже среднего»; г. Хасавюрт — «средний», Хасавюртовский район — «ниже среднего»; г. Кизляр — «выше среднего», Кизлярский район — «средний»; г. Дербент и Дербентский район составляют указанное исключение — имеют одинаковую оценку «средний».

Что касается остальных объективных факторов, то в таком регионе, как Республика Дагестан, их различия не имеют особой значимости в УСЭРТ, так как они не столь существенны, как, например, наличие запасов нефти для Тюменской области или условий земледелия для Краснодарского края.

Если резюмировать изложенный материал, то можно сказать, что различие в объективных условиях не является единственно довлеющей причиной неравенства в уровнях социально-экономического развития территорий регионов. В равной мере такое утверждение относится и в целом к межрегиональным и даже межгосударственным сравнениям. Более того, можно на межгосударственных сравнениях привести примеры успешного развития стран независимо от объективных природных факторов. Так, в Канаде, где климатические условия не менее суровы, чем в российской Сибири, урожайность пшеницы достигает 80 центнеров с гектара на фоне сибирских 20. То же самое можно сказать о Тайване и Японии, которые небогаты природными ресурсами, но входят в число развитых стран мира. Или также можно противопоставить успешные страны Севера — Норвегию и Исландию, где природные условия крайне суровы, экономически отсталым странам южных континентов с благоприятными условиями.

Возвращаясь к градации УСЭРТ по РД и учитывая отмеченные тенденции в развитии отдельных стран и регионов независимо от объективных факторов, можно сказать, что различия в уровнях развития свидетельствуют о наличии иных факторов, действие которых в разных регионах различно. Если не все сводится только к объективным факторам, то речь идет о субъективных (человеческих) факторах, об умении создать условия включения движущих сил развития, активизации заинтересованности экономически активной части населения в созидательной деятельности на всех уровнях: управления, предпринимательской и исполнительской.

Первичные потенциальные условия заинтересованности в труде у всех дагестанцев имеются. Это — пока еще сохраняющаяся в Дагестане, как и во всех других регионах СКФО, панацея института семьи в трех ее составляющих: основная трудовая часть — семейная пара и те, кого эта пара не бросит на произвол судьбы, — ее родители и ее дети1. Именно значимость семьи определяет дагестанца как ответственного за её благополучие, и это является основой его стремления к экономическому и социальному самоутверждению.

По логике вещей экономическое самоутверждение трудящихся региона должно быть основой его экономического роста. К сожалению, это не закономерность, а только предпосылка. Есть еще фактор полноты занятости. В истории Дагестана условия складывались так, что большей частью периодов существовал острый дефицит в рабочих местах. Поэтому многие дагестанцы вынуждены были удовлетворять свои потребительские интересы, внося вклад в экономический рост не в своей республике, а за ее пределами. Выезжающие за пределы республики дагестанцы в профессиональной и экономической самореализации всегда были весьма успешными, причем практически во всех сферах народнохозяйственной деятельности.

Так, в сфере интеллектуальной деятельности в стране и за рубежом известны философ — академик А. Гусейнов и физик — академик А. Асхабов, композитор М. Кажлаев. Прославился космонавт М. Манаров. В крупномасштабном бизнесе на слуху фамилии С. Керимова, братьев З. и М. Магомедовых. Особенно много дагестанцев, заслуживших высокие профессиональные звания, трудятся в сфере медицины. То же можно сказать о строителях, нефтяниках, чабанах и др.

Не столь успешны дагестанцы у себя в республике. С 1990 по настоящее время в результа-

1 По данным Росстат среди всех регионов России в Ингушетии, Чечне и Дагестане самый высокий уровень сохранения брачных уз.

_Региональным ировлгмы прюьрлйо&лниу экономики, №2, 2014_

те чередующихся провальных рецессий и стагнаций в РД значительно усугубилась проблема занятости. Около 30% крупных предприятий самоликвидировались. Остальные снизили объемы производства до двадцатипроцентного дореформенного периода. Вновь созданные производства оказались такой масштабности, которая не позволила вывести РД на дореформенный уровень. По данным Росстата, среди 83 регионов России РД по величине валового дохода на душу населения, а также по большинству показателей, характеризующих качество жизни населения, занимает места в последней десятке — от 74 до 81.

Поэтому понятно то, что, несмотря на наличие природно-климатических конкурентных преимуществ Дагестана (разнообразный рельеф — горы, низменности, море, удобное геостратегическое положение, этнотуристическое многообразие, уникальные флора и фауна), регион воспринимается как «неуютный». Как следствие, логично и то, что миграция населения по РД имеет отрицательный баланс: по годам порою исход превышал въезд до 60%. А это означает, что часть мигрантов является невозвратной и ресурсной потерей для республики.

Следует обратить внимание на то, что в градации УСЭРТ по РД нет оценки «высокий». Это и не удивительно, т. к. ни одно муниципальное образование республики не является экономически самодостаточным. Отсюда ясно, что экономическая состоятельность в целом Республики Дагестан будет достигнута при сдвижке результативности на уровни «высокий», «средний», «ниже среднего». При этом у территорий, отнесённых к первым двум уровням, должна быть бюджетная достаточность, обеспеченная собственными доходами.

Итак, необходимо создать такие условия, при которых таящаяся в потенциале потребность трудоспособной части населения РД в активной экономической деятельности была раскрепощена и чтобы удовлетворялась эта потребность в максимальной мере в пределах республики. Основными препятствиями удовлетворению этой потребности является сложившаяся инфер-нальность условий экономической деятельности.

Рассматривая проблемы социального и экономического развития, в современных научных исследованиях допускается эксцентриситет внимания экономическим факторам. Представляется, что эта ограниченность не продуктивна. Раскрытие энергии созидания зависит как от экономических, так и неэкономических факторов. Причём, надо отметить, что экономические факторы в формах нормативов или, так называемых, правил экономической игры за годы реформ определялись достаточно полно и в соответствии с требованиями рыночной экономики. Но их движущая сила крайне ограничена противодействием неэкономических факторов, может быть, требующих сегодня даже смещения эксцентрики. То есть речь идёт о необходимости рассматривать состояние всей общественной среды. Следует также признать, что поиск мер активизации движущих сил не может ограничиваться пределами региона. Они не могут быть в отрыве от мер общегосударственных масштабов.

Ни одно государство в мире не добивалось претворения замыслов активного развития без использования системы экономических, политических, административных, нравственных и иных форм побуждения главной производительной силы — труда — к созидательной деятельности посредством создания условий для здоровых рыночных отношений.

Если говорить о системе государственного управления как о важнейшем факторе побуждения к созидательной деятельности, то его сущность и значение сводится к интегральной совокупности двух составляющих по каждому звену иерархии этой системы: побудительные посылы по вертикали «вниз» и ответственность за результаты по вертикали «вверх». В разных общественных системах формы посылов и ответственности различаются. В современном мире доминируют две системы — авторитарная и демократическая. Как известно, авторитарная система характеризуется тем, что лидер страны со своей командой соратников может направлять вниз по иерархии управления побудительные посылы и контролировать в порядке обратной реакции их исполнение. Сам же лидер и его команда, по сути дела, ни перед кем не подотчётны, особенно если авторитарность близка к тоталитарности. В такой системе необходимость представительного органа (парламента) сводится к законотворческой деятельности под диктатом правящей верхушки. Ей же (системе) не формально, а фактически подвластны судебная деятельность и средства массовой информации.

В демократической системе существует такая совокупная системность, как «чистые» выборы делегатов парламента и исполнительных органов власти, право отзыва делегатов избирателями депутатов парламента, а также право импичмента первых лиц и отставок субъектов управления других рангов при низкой результативности их деятельности. Это определяет и формальную, и фактическую их представительность от общества и объективную необходимость подотчётности перед ним. То есть в такой системе государственного устройства и управления не прерывается ответственность за результаты деятельности по вертикали — от уровня низшего звена управления до общества. Суды и СМИ в такой системе независимы от органов власти.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Какую же систему мы имеем в настоящее время в Российской Федерации в целом и какова её проекция в регионах? От советской авторитарной системы Россия ушла в 1991 г. Однако

вновь созданная система, приобретя демократические основы, не стала в полной мере таковой. С 1993 г. было подорвано поступательное движение к демократии, зародившееся в предыдущие два года. Ссылаясь на классификацию Freedom House, д.э.н. Кондрашова Л. И. отмечает, что Россия входит в число 114 (из 202) стран, в которых сложилась система электоральной демократии, а точнее, псевдодемократии по причине засилья власти узкой группой лиц, опирающейся на монополию правящей партии [2]. При формальном наличии структур институтов демократии фактически эти институты не являются в полной мере состоятельными, поскольку подчинены воле правящей верхушки и практически не подотчётны обществу. То же можно сказать о СМИ и судах, далеко не объективных в своих функциях.

Негативы этой симбиозной системы к настоящему времени сформировались полностью. Прежде всего, для нее характерно то, что фактически установившаяся псевдодемократия всецело служит коррумпированной кучке олигархов, расточительно эксплуатирующей природные ресурсы страны и совершенно не заинтересованной в её экономическом развитии.

Указанное состояние вполне объясняет тот факт, что государственные органы управления не имеют чётко выраженной и последовательной политики социально-экономического развития страны, как совокупности стратегических идей, определяющих видение путей развития и имеющих в этом качестве мобилизующую значимость в обеспечении развития. Это привело к потере в обществе доверия к государству, и, как следствие, сложилось нигилистическое отношение к правовым нормам, которые должны быть основным инструментарием системы государственного управления, определяющим экономическую деятельность. Они нарушаются или игнорируются во всех возможных случаях. То есть этот факт свидетельствует о значительной слабости возможного побуждения органами государственного управления созидательной деятельности людей во всех социальных и экономических сферах народного хозяйства, что, в конечном счёте, оборачивается торможением активности экономического развития.

Все негативы обустройства общегосударственной системы управления проецируются на уровень регионов, причём зачастую в более усугубленных формах. В этом можно убедиться на примерах регионов Северо-Кавказского федерального округа (СКФО). Их представительные и муниципальные органы управления, в силу искажённости системы выборов, не являются эмиссарами социумов разных уровней. А главы регионов, фактически являясь назначенцами главы государства, ответственны перед последним, но не замыкают ответственность перед обществом ни на региональном, ни на конечном государственном уровнях. То есть на высших уровнях управления, как государства, так и регионов, личностная ответственность прерывается. Соответственно «подмяты» под исполнительные органы регионов и их суды и СМИ. Этому способствует и то, что в регионах нет политических партий региональных интересов. Имеющиеся партийные структуры — это филиалы централизованных всероссийских партий (ЕР, КПРФ, ЛДПР, СР и др.), не адаптированных к региональным интересам. Отсутствие конкурирующих между собой в борьбе за власть региональных политических партий не способствует выработке иммунитета сопротивления негативам, инъецируемым извне и генерируемым на местах.

Характеризуя состояние общественной среды, следует отметить, что немаловажное значение в побуждении экономического развития имеют неэкономические факторы нравственности и культуры, которые воздействуют на него не непосредственно, но оказывают существенное влияние.

Какими бы ни были совершенными государственные институты и законы, а также прямые административные воздействия, устанавливающие правила рыночного поведения, они недостаточны для установления цивилизованности рынка. Без нравственных устоев и принципов конкуренция побуждает хищничество, спекулятивные цены, обман, нарушение слова, подкупы, кражи, вымогательства, мошенничество и пр. При слабости государственного управления все эти факторы позволяют отдельным лицам в обход законов (особенно, когда они несовершенны), в одночасье стать богатыми набобами-олигархами, а в целом обществу беднеть, генерировать антагонизм между богатством и бедностью, что было подчёркнуто на августовском (2011) форуме в г. Ярославле. Государство при этом воспринимается как орудие, способствующее росту безнравственности. Всё это ведёт к торможению экономики. И наоборот, гражданская честь и честность, добросовестность, справедливость, верность слову, доверие к власти являются признаками здоровья общества, основой стабильности власти закона и экономического процветания. История свидетельствует о том, что полноценное экономическое развитие получат только те страны, в которых присутствуют положительные влияния этих факторов.

От нравственности неотделима культура. У неё есть две стороны: одна связана с развитостью искусства, литературы, науки, просвещения и религии, а другая связана с культурой в обыденных взаимоотношениях людей и состоянием морали. Первая сторона определяет, скажем так, ум социума, его интеллектуальность, творческую потенцию. Вторая сторона — культуру взаимоотношений людей, которая как бы более непосредственно влияет на экономику. В совокупности обе стороны культуры побуждают людей к самоограничениям в эгоизме, стремлении к личной выгоде в ущерб окружающим и даже всему социуму. Культура — это, напри-

_Региональным провлгмы прюьрлйо&лниу экономики, №2, 2014_

мер, когда на рынке партнёры думают об обоюдной выгоде, а не о стремлении «надуть» друг друга. Это является одним из важных условий предпринимательской устойчивости обоих партнёров, исключающим банкротство или разорение кого-либо из них и, в конечном счете, основой устойчивости экономического развития в целом.

Из разных периодов истории российского государства известно, что при ослаблении государственной власти (смутные времена) усиливаются проявления безнравственности и наоборот. Если же нравственность и культура заложены исторически как бы на генетическом уровне, то с ослаблением власти не всегда бывают вспышки безнравственности или эти вспышки оказываются слабыми. Нынешнее ухудшение общественной среды в регионах СКФО было бы ещё более усугублённым, если бы на уровне рядовых членов общества (а не в верхах) не сохранились определённые традиции. До Октябрьской революции у народов Северного Кавказа не было проблемы с нравственностью. Суровые условия жизни преимущественно в горах, необходимость преодоления трудностей укрепляли солидарность людей. Взаимовыручка, куначество (гостеприимство) фетишизация понятий ях1 (терпение) и намус (совесть), вежливость и уважительность (едущий на коне спешится, чтобы поздороваться с пешим путником, или, проезжая через село, тоже обязательно спешится и, ведя коня под узду, пожелает всем встречным мира — «салам алейкум»!) — всё это способствовало достаточности нравственного уровня у населения регионов СКФО. Этому же способствовало умелое сочетание правовых установок российского государства с установками исламского шариата и адатами (местными традиционными императивами), а также установок местных авторитетных джамаатов (советов). Некоторый ущерб был нанесён в советский период, инициированный атеизмом.

Но особенно ущербная метаморфоза с нравственностью произошла в период постсоветских реформ, которые с 90-х годов прошлого века по нынешнее время оказались в основном антисоциальной направленности, что было обусловлено аморальным захватом отдельными лицами общественной собственности. Впрыснутая псевдолибералами формула «Обогащайтесь!» привела к потере связи между мерой труда и мерой получения благ. Благосостояние стало связываться с умением ухищряться в завладении чужой собственности, а не на основе действий в соответствии с соблюдением общечеловеческих ценностей.

А теперь традиционный вопрос: что делать?

На него трудно ответить, но не потому, что сложно обозначить круг необходимых мер. А потому, что все они будут противоречить нынешним установкам правящей группировки федерального центра. Эти установки характеризуются, например, жесткостью рамок требования соответствия нормативно-правовых актов регионов федеральным, ограничением действия статьи 35 Конституции РФ о свободе собраний и митингов, ограничением создания (и даже запретом) и регистрации политических партий региональных интересов2 и т. п. Вся деятельность представительных органов власти регионов полностью сводится к копированию федеральных законов с максимальным ограничением автономии, созидательных решений и действий. Поэтому в этих условиях следовало бы сначала задать вопросы: возможно ли и допустимы ли преобразования общественной среды в отдельно взятых регионах? Ответ находится в области решимости общественности регионов и их руководителей взять на себя большую, чем имеется ныне, меру инициативы и ответственности за проведение позитивных преобразований, а также в области доверия федеральных органов власти регионам, подобное тому доверию, которое оказывается в Китае пятидесяти двум территориям, которым представлен статус свободных экономических зон.

Автор не готов к ответам на эти вопросы и не видит нужным их навязывать. Требуется предварительное выявление общественного мнения. Напрашивается необходимость проведения форумов с участием лиц широкого круга специалистов: историков, социологов, юристов, экономистов и многих других.

И всё же очертим крупными мазками круг мер по преобразованию общественной среды в отдельном взятом регионе.

1. Допустимость создания в регионах конкурирующих политических партий региональных интересов. Две или три партии могут иметь приблизительно одинаковые доктринальные формулировки идей стратегии (политики) развития региона, не противоречащие Конституции, но при этом иметь разное видение путей и методов их реализации.

2. Развитие гражданской активности и гражданских институтов как важное условие очищения общества, препятствия негативным и содействие позитивным деяниям населения и органов власти. В обеспечении реальности этого пункта важно уяснить, что развитие гражданского общества должно протекать как объективный процесс. Созданные по инициативе федеральных государственных органы Всероссийской Общественной палаты, а также ей подобные в регионах вовсе не являются институтами гражданского общества. По типу их создания они являются придатками государственного управления, и их образование является инсценировкой граждан-

2 Казалось бы, разрешено создавать партии при их численности в 500 человек. При этом не оговаривается, что в регионах нельзя создавать партии. Но на деле созданию партий в регионах оказывается мощное противодействие.

ского общества. Видимо, надо разуметь, что процесс развития гражданского общества может и будет протекать самостоятельно и успешно, если ему просто не мешать. А сегодня этот процесс тормозится целенаправленно такими шоковыми действиями, как расстрел в октябре 1993 г. Белого дома, постоянным угнетением любых протестных выступлений, их разгона дубинками или даже расстрелом, как это было, например, в Коркмаскалинском и Докузпарин-ском районах Дагестана, когда на улицу вышли люди, требуя прекратить злоупотребления муниципальных руководитеей в разделе земли3' Власти спекулируют, называя все без исключения протестные выступления экстремистскими. Кстати, подавление конструктивных про-тестных выступлений является одним из факторов роста активизации террористических актов.

3. Добиться «чистых» демократических выборов первых лиц исполнительных органов власти и представительных органов региона и муниципий, свободных от охлократических, покупных и административных продвижений. При этом представительность кроме как выборностью должна быть обеспечена формальной и фактической подотчётностью парламентариев и первых лиц перед избирателями, а также реальным правом отзыва и импичмента. Выборы должны проходить в условиях конкурентной борьбы политических партий региональных интересов.

4. Пересмотр всей законодательной системы. Отказ от всех правовых нормативов, направленных на удовлетворение корыстных интересов сложившейся эгоистической прослойки общества.

5. Первые руководители исполнительных органов власти регионов и муниципий должны быть формально и фактически подотчётны их представительным органам.

6. Средства массовой информации должны быть законодательно ориентированы на действенную пропаганду общечеловеческих ценностей, религиозных заповедей и позитивных традиционных установок, исторически сложившихся у населения, регионов.

7. Избирательность судей, их неподотчётность органам власти и право избирателей немедленного отзыва мандата судей в случае обнаружения их профессиональной непригодности и должностного несоответствия.

8. К возможности возрождения нравственности можно отнестись с оптимизмом, если:

- будут с успехом реализоваться меры семи предыдущих пунктов;

- судебная власть должна быть справедливой по критериям соблюдения буквы праведных законов;

- средства массовой информации должны быть ориентированы на пропаганду общечеловеческих ценностей;

- мечеть, церковь и синагога будут мессиями, проповедующими избавление от безнравственности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Выполнение всех указанных мер привело бы к раскрепощению труда, высвобождению скрытой энергии народов Северного Кавказа, не лишенных по своей природе созидательных качеств.

Литература

1. Сагидов, Ю. Н. Подходы к развитию региона с экономикой периферийного характера // Региональная экономика : теория и практика. 2012. № 29(260). С. 209.

2. Кондрашова, Л. И. Какая демократия нужна Китаю? // Неэкономические грани экономики ; [Электронныйресурс]. — URL : http:imepi-curasia.ru/news.php?id = 229. Дата обращения 03.03.2012 г.

3. Федоренко, Н. П. О целях и стратегии социально-экономического развития России //Российская академия наук. Отделение общественных наук. 2002.

4. Богомолов, О. Т. Экономика и общественная среда // Экономическая наука современной России. 2005. № 4(31).

5. Львов, Д. С. Экономика развития. — М. : Экзамен, 2002. С. 211-222. List of references used:

1. Sagidov Yu.N. Approaches to the Development of the Region with Peripheral Type of Economy // J. «Regional Economics: Theory and Practice» - 2012, - No. 29(260). Pp. 2-9.

2. Kondrashova L.I. What Democracy does China Need? // In the book «Non-economic facets of economy». An electronic resource. Retrieved from: http : imepi-curasia.ru/news.php?id = 229. Retrieved on 03.03.2012.

3. Fedorenko N.P. On Goals and Strategies of Social-economic Development of Russia // Russian Academy of Sciences. The Department of Social Studies. - 2002.

4. Bogomolov O. T. Economics and Public Environment // J. Economic Science in Modern Russia. - 2005. -No. 4(31)

5. Lvov D. S. Economics of Development // M.: Examen - 2002. Pp. 211-222.

3 Можно сравнить: ни при одном из многих мощных протестных выступлений во Франции, Греции или Украине не прозвучало ни одного выстрела, несмотря на колоссальный ущерб от таких выступлений.