Научная статья на тему 'Монографические исследования русских говоров: история и современность'

Монографические исследования русских говоров: история и современность Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
257
26
Поделиться

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Маршева Лариса Ивановна, Родина Маргарита Александровна

В статье изложены подробные резюме двух докладов, прозвучавших на парижской конференции, посвященной сборнику «Dialogus miraculorum» Цезария Гейстербахского. Основным тезисом доклада «“Диалог о чудесах”: непосредственный источник “Небесной лествицы” Жана Гоби Младшего (1323–1330)?» является тезис о том, что к 20-м годам XIV в. Цезарий сделался прецедентным автором (auctoritas) для нищенствующих орденов, к которым принадлежал Жан Гоби Младший, автор Scala coeli. Главная коллизия, которая рассматривалась в этом докладе, заключается в противоречии между заявлением Жана Гоби о том, что он заимствует свои примеры у Цезария, и явные стилистические различия между изложением самим Цезарием и Жаном Гоби одних и тех же экземпла. Мари Анн Поло де Болье, сопоставив случаи сплошного цитирования Жаном Гоби «Алфавита примеров» Арнольда Льежского и тот факт, что рубрикация «Небесной лествицы» совпадает с рубрикацией «Алфавита примеров», делает вывод, что Жан Гоби не напрямую черпает из Цезария, а через посредство своего доминиканского собрата — Арнольда Льежского; при этом он предпочитает указывать исходный источник, умалчивая, что на самом деле таковым является Арнольд. Тем самым доказывается авторитетность цистерцианского автора для доминиканца. Во втором докладе — «Accessit abbatis mei imperium... Вера и богословие в рассказах Цезария Гейстербахского» — доказывается (в русле такого направления, как «нарративное богословие»), что в девятой части «Диалога» Цезария сама нарративная структура, подкрепленная диалогом, воплощает характерные черты цистерцианского «аффективного богословия»: акцент на том, что причиной Боговоплощения и всего Божественного действия в мире является любовь; идея личного союза христианина с Богом во время причастия, когда сердце верующего, в котором заново рождается Христос, уподобляется Богородице; внимание к образу младенца-Христа и к человеческой природе Христа. Значение личного действия в цистерцианском богословии нарративно выражается в том, что персонажи Цезария не являются пассивными носителями веры, но активно устремляются к действенному участию в таинстве. Повествование работает на воплощение цистерцианской модели веры, несмотря на то, что в диалоги вплетено учение не цистерцианского автора, а схоласта Петра де Пуатье.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Маршева Лариса Ивановна, Родина Маргарита Александровна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Монографические исследования русских говоров: история и современность»

Вестник ПСТГУ III: Филология

2013. Вып. 4 (34). С. 147-151

Монографические исследования русских говоров:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Л. И. Маршева, М. А. Родина

Данная статья отражает обсуждение, которое возникло во время защиты М. А. Родиной диссертации на соискание степени кандидата филологических наук, посвященной монографическому исследованию говора села Апухтино Тульской области (состоялась 12 декабря 2012 г. в МГГУ им. М. А. Шолохова), и констатирует актуальную необходимость монографического описания русских народных говоров. Именно оно, находясь в традиционном методологическом русле отечественной лингвогеографии, поможет решить все еще насущные и перспективные в самом разном смысле слова задачи устройства диалектов, их взаимосвязи, корреляции с литературным языком и сохранить для потомков уходящий деревенский язык во всей его колоритной полноте.

Определяя основные принципы методики конкретной науки, естественно исходить не только из особенностей отдельной отрасли знания, то есть адекватной именно для этой дисциплины системы способов, приемов, средств сбора, обработки, анализа и оценки научной информации, но и внимательно прислушиваться к тем общим тенденциям, которые главенствуют в научном мире. При этом важно не только действовать в их ключе, но и уметь оценивать эти тенденции критически, применяя в совокупности с ранее выработанными, опробованными и зарекомендовавшими себя методами исследования. Представляется, что такие размышления с полным правом могут быть применены и к филологическим наукам в их современном состоянии, и область диалектологического знания в таком случае не будет являться исключением.

Среди методов рассмотрения диалектов, как правило, называют изучение и монографическое описание диалектов как целостной языковой системы; изучение отдельных уровней этой системы в их связях и отношениях друг к другу; лингвогеографическое изучение диалектов; изучение диалектов методами лексикографии; изучение диалектной речи методами экспериментальной фонетики.

С точки зрения методики все перечисленные приемы исследования диалектного материала полагаются равноправными, хотя, очевидно, степень детализации при монографическом и экспериментальном подходе, например к фонетическому материалу, является различной. Однако нетрудно заметить, что сейчас в науке в целом чрезвычайно сильна тенденция к узкопрофильное™, которая считается гарантом профессиональной грамотности. В таком случае монографическому методу описания противопоставляется как более авторитетная

Хроника

глубокая разработка частного вопроса1. Насколько справедлив такой подход, позволяет понять даже самый краткий обзор истории русской диалектологии, который свидетельствует о том, что важные вехи становления и формирования методологической базы науки в действительности отмечены тесной связью общего и частного подходов к исследуемому материалу.

Еще в XVIII в. М. В. Ломоносов обратил внимание на различия, существующие между русскими говорами. С первой половины XIX в. в связи со все усиливающимся интересом к русской народной культуре, творчеству развернулось собирание материалов по говорам (Н. И. Надеждин, В. И. Даль, М. А. Колосов). В XX столетии отечественная наука уже явила выдающихся исследователей в области истории русской диалектологии и диалектной фонетики (А. И. Соболевский, А. А. Шахматов, О. Брок), была произведена классификация русских наречий. Первая половина XX в. отмечена также созданием работ обобщающего характера (труды А. М. Селищева, Е. Ф. Карского, С. П. Обнорского, Н. М. Ка-ринского, Ф. П. Филина). Новый этап истории науки диалектологии на российской почве в том современном ее понимании, которое существует до сих пор, начался с деятельностью Р. И. Аванесова, с введения им в научный оборот понятия «диалектный язык», последовательно с точки зрения структуры, функций, нормы противопоставленного языку литературному. Основополагающими в применении не только к литературному языку, но и к языку диалектному стали понятия «структура» и «система».

Каждый ярус языка определяется какой-либо единицей, а эта единица имеет свое отношение к другой — более высокого уровня: фонема — к морфеме, морфема — к лексеме и т. д. Полагая, что только системный взгляд на предмет исследования может во всей полноте раскрыть его специфику, обнаружить общие и различительные признают конкретного диалектного образования, Р. И. Аванесов, впервые сформулировав идею структурной диалектологии, показал возможность ее реализации в конкретном исследовании. Так, в свое время был в корне изменен статус диалектологии как науки. Это касается и объекта, и метода исследования. Предметом изучения становится диалект/ говор в полном составе его языковых проявлений, а не отдельных особенностей, отличающих диалект от литературного языка. Адекватное представление об устройстве и функционировании диалекта достигается методом моделирования диалектных систем разного уровня (ЧДС, собрание диалектов типа наречия, диалектный язык как компонент национального языка)2.

1 См., например: Симашко Т. В., Осколкова Н. В., Хохлова Н. В. и др. Архангельский Север в зеркале языка: региональный аспект языковой картины мира. Архангельск, 2010; Ганцов-ская Н. С. Лексика говоров Костромского акающего острова и ивановских говоров в аспекте семантики ДАРЯ // Проблемы семантики и функционирования языковых единиц разных уровней. Иваново, 2003. С. 23—26; Дьяченко С. В., Исаев И. И. Об одном из полевых методов сбора диалектного фонетического материала // Актуальные проблемы русской диалектологии. М., 2012. С. 40—42.

2 См. подробнее: Калнынь Л. Э. Значение трудов Р. И. Аванесова для теории диалектологии // Аванесовский сборник: К 100-летию со дня рождения чл.-кор. Р. И. Аванесова. М., 2002. С. 47-52.

Именно с таких позиций — анализ «структуры русского языка в его диалектах» — создавались в свое время ставшие классическими труды по русской диалектологии, в которых освещаются теоретические и прикладные, общие и частные проблемы членения, структуры и функционирования отдельных говоров и диалектного языка в целом: труды основоположника теории диалектного языка Р. И. Аванесова, В. Г. Орловой, К. Ф. Захаровой, С. С. Высотского, Т. С. Когот-ковой, Л. Л. Касаткина, Р. Ф. Касаткиной, Л. Э. Калнынь и многих других диалектологов.

Особую роль в презентации диалектного языка как системы играют многоаспектные, монографические описания частных диалектных систем, в коих русская наука достигла больших успехов, многие из которых (исследования А. С. Говорова, П. Я. Черных, О. Г. Гецовой и др.) пока не удается превзойти. Весьма показательным результатом подобных изысканий стали, например, Деулинский и Верши ни не кий словари, а также «Полный словарь диалектной языковой личности». Несомненно, такая исследовательская форма требует сбора материала не под конкретные задачи, а в общем, в том числе и потому, что в первом случае чрезвычайно велика вероятность упустить из виду какое-либо диалектное явление, а это было бы непозволительным в условиях распадения архаических и устойчивых диалектных структур, наблюдаемого на современном этапе.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Понятно, что избирательность, учитывающая степень изученности того или иного яруса, фокусирует взгляд диалектолога на определенных языковых фрагментах, и это приводит к весьма репрезентативным выводам. Но нельзя не обратить внимание на тот факт, что исследование частного вопроса в рамках заданного Р. И. Аванесовым направления было подчинено разрешению актуальных проблем диалектологии в целом. См., например, такие его высказывания, как: «В традиции русской диалектологии с самого начала ее возникновения существует взгляд, что типы предударного вокализма являются важным критерием для классификации русских говоров»; «Исследование лингвогеографических данных показало, что особенности образования форм существительных мать, дочь в говорах русского языка могут касаться всех формообразующих элементов — основы, окончания и ударения. В связи с этим, в частности, изучение этих форм является весьма актуальным как при разработке вопросов, относящихся к диалектному членению языка, так и при изучении истории формирования диалектных объединений» и др. При таком исследовательском подходе принципиально важно следующее обстоятельство: объемный взгляд на разные подсистемы часто помогает увидеть то, что упускается при узконаправленном обследовании.

И здесь нужно сказать следующее: говоры — это живые, развивающиеся феномены с подвижными границами, зыбкость которых становится еще более очевидной и даже драматичной, когда на них влияет русский литературный язык, жаргоны и другие языки. Поэтому ошибкой было бы полагать, что исследователи, по крайней мере в 80-е годы XX столетия, получили полную, окончательную информацию о том, как устроены частные диалектные системы и как они взаимодействуют между собой и с иными формами национального языка.

Конечно, лингвистическая наука развивается, и многие ее проблемы решены чрезвычайно глубоко, однако этот факт не должен служить препятствием к

Хроника

комплексному изучению частных диалектных систем, на всех их уровнях. Кроме того, такой широкий подход к исследованию диалектного материала ни в коей мере не сказывается на «качестве» исследования: те или иные вопросы существования диалектного языка в возможной степени глубоко и полно прорабатывались и в рамках монографических исследований.

Для диалектологии, которая в последние годы переживает не самые лучшие времена, можно говорить скорее не о приращении теоретических данных (хотя оно тоже есть), а о широком и эффективном использовании новейшего оборудования, технологий, которые позволяют исследовать полевой материал с высокой точностью. Многие диалектные факты и обобщения, сделанные в связи с ними, в том числе и в части группировки, переоцениваются, дополняются. См., например, многочисленные труды Д. М. Савинова, Н. А. Волковой о фонетике и ритмике южнорусских говоров, публикации С. К. Пожарицкой о севернорусской грамматике, комплексные исследования А. А. Зализняка по древненовгородскому диалекту и т. д.

Важно и то, что монографические исследования, зачастую впервые поднимающие проблему функционирования того или иного диалектного образования и обращающие на него внимание ученого сообщества, могут и призваны стать отправной точкой последующих более скрупулезных и внимательных разработок частных вопросов их функционирования самих по себе, в рамках диалектного, и — шире — национального языка.

Итак, можно говорить о том, что за время своего научного существования отечественная диалектология выработала три основных подхода к анализу лингвистического материала:

1) разработка какого-либо частного вопроса бытования одной конкретной диалектной системы;

2) изучение специфики определенного диалектного явления на материале разных говоров;

3) комплексные, многоаспектные, разноуровневые описания одной диалектной системы.

Последний подход в действительности может быть назван первичным, наиболее отдаленным хронологически от современного этапа развития диалектологии, ведь в случае применения такого подхода отдельный диалект в своем системном описании и противопоставлении литературному языку и другим говорам служит моделью диалектного языка в целом. Второй подход, который получил распространение в ходе работы над Диалектологическим атласом русского языка, является свидетельством актуализации понятия о диалектном языке как системе систем. Первый же подход, нацеленный на скрупулезное изучение конкретного вопроса, ценен сам по себе, но без выхода на междиалектные связи, описание языковых систем высшего или, наоборот, низшего порядка сам в себе и замыкается. Это важно подчеркнуть.

Таким образом, мнение о необходимости лишь такой методики на современном этапе будет справедливо в том случае, если при изучении какой-либо конкретной проблематики исследователь не будет мыслить ее отдельно от общего научного контекста своей отрасли. В свое время Р. И. Аванесов, фактически обу-

словивший своими постулатами переход от первого подхода ко второму, с горечью отмечал: «За последние годы в связи с работой над атласом заметно ослабел интерес к монографическому изучению диалектов. Между тем детальные всесторонние монографии по отдельным говорам весьма необходимы для дальнейшего развития науки об истории русского языка» (выделено нами. — Л. М., М. Р.).

Показательно, что отказ от многоаспектных описаний конкретного диалектного материала как несомненный недостаток в работе диалектологов ставился Р. И. Аванесовым в один ряд с такими упущениями, как недостаточность исследований по лексике русских говоров, отсутствие областных словарей говоров отдельных территорий и проблематичность создания единого областного словаря русского языка, непоследовательность применения к диалектному материалу методов экспериментальной фонетики, недостаточность внимания к накоплению фонотеки русских говоров.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Все вышеизложенное побуждает не согласиться с мнением о том, что многоаспектные, многомерные исследования русских говоров должны уступить место исключительно частно-тематическим разработкам.

Очевидно, что и создание «Словаря русских народных говоров», и работа над составлением областных словарей и материалов к ним, и усиление работы по каталогизации и архивированию диалектного материала, и исследования в области экспериментальной диалектной фонетики, проводимые наследниками Р. И. Аванесова в советские годы и в наши дни, фактически являются ответом на его сомнения, устранением тех упущений, на которые в свое время было обращено внимание выдающегося исследователя.

Именно в тесной связи друг с другом разные подходы к исследованию диалектных систем смогут стать, по верному слову Р. И. Аванесова, исполнением долга «по отношению к грядущим поколениям, которые не будут иметь возможности непосредственно наблюдать диалектную речь». Ведь диалектологу, особенно сейчас, нужно помнить не только о научных изысканиях, но и о необходимости сохранить для потомков уходящий деревенский язык во всей его колоритной полноте, которую фиксируют монографические интерпретации отдельных говоров.