Научная статья на тему 'Миграции раннеславянского населения по территории Тамбовщины'

Миграции раннеславянского населения по территории Тамбовщины Текст научной статьи по специальности «Химия»

CC BY
163
62
Поделиться
Ключевые слова
АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ ТАМБОВСКОЙ ОБЛАСТИ / РАННИЕ СЛАВЯНЕ / КИЕВСКАЯ КУЛЬТУРА / ПЕНЬКОВСКАЯ КУЛЬТУРА / КОЛОЧИНСКАЯ КУЛЬТУРА

Аннотация научной статьи по химии, автор научной работы — Земцов Григорий Леонидович

Рассматриваются новые данные об освоении территории Тамбовщины раннеславянским населением. Выделяется несколько миграционных волн ранних славян, прошедших по территории Тамбовского края. Видимо, все они имели «транзитный» характер. На протяжении всей первой половины I тыс. н. э. происходила инфильтрация раннеславянских племен с запада на восток.

MIGRATION OF EARLY SLAVIC POPULATION WITHIN TAMBOV REGION

New data on the development of the territory of Tambov early Slavic population is considered. Several migration waves of early Slavs, passed through the territory of Tambov region, are provided. Apparently, they all had a “transit” nature. Throughout the first half of I thousand AD the infiltration of early Slavic tribes occurred from the west to the east.

Текст научной работы на тему «Миграции раннеславянского населения по территории Тамбовщины»

УДК 902

МИГРАЦИИ РАННЕСЛАВЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ПО ТЕРРИТОРИИ ТАМБОВЩИНЫ1

© Григорий Леонидович ЗЕМЦОВ

Липецкий государственный педагогический институт, г. Липецк, Российская Федерация, кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории, e-mail: grizem@rambler.ru

Рассматриваются новые данные об освоении территории Тамбовщины раннеславянским населением. Выделяется несколько миграционных волн ранних славян, прошедших по территории Тамбовского края. Видимо, все они имели «транзитный» характер. На протяжении всей первой половины I тыс. н. э. происходила инфильтрация раннеславянских племен с запада на восток.

Ключевые слова: археологические памятники Тамбовской области; ранние славяне; киевская культура; пеньковская культура; колочинская культура.

Одним из наиболее трудных вопросов для историка является проблема происхождения наций и этносов. Становление народности происходит очень медленно и встречает много препятствий и неожиданных поворотов. Не является исключением и длительный процесс возникновения славянства.

Сейчас одним из наиболее успешных подходов к изучению сложного времени становления нового этноса является тщательное изучение истории и археологии отдельных регионов. Каждую область распространения древнего населения можно представить как отдельный пазл. Чтобы создать максимально верную общую историческую картину, его нужно кропотливо, всесторонне изучить и прикрепить к другому. Очень часто исследователи долго спорят, какой стороной скрепляются эти пазлы, как проходил древний рисунок - историческая жизнь людей. А иногда - раз, и пазлы сошлись в интересную панораму древней жизни.

При работе по изучению отдельных регионов исследователям особенно интересны территории, где находились пограничные районы древних обществ. Здесь сталкивались представители различных племен - общались, вступали в брак, конфликтовали. Здесь происходили контакты, которые свидетельствовали о торговых связях, политической ситуации, миграциях населения и мн. др. То есть исторические процессы, происходившие на пограничных территориях, как лакмусовая

1 Исследование выполнено при поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации, соглашение 14.B37.21.0053.

бумажка, отражали изменения во многих других соседних регионах. Археолог, собирающий исторические пазлы, главное внимание уделяет фишкам, на которых видны границы элементов изображения. Ведь проще оконтурить рисунок, а затем заполнить его почти одноцветные участки.

В первой половине I тыс. н. э. Тамбовская земля была именно такой точкой пересечения различных племен, более того, она располагалась на границе миров древних объединений. Этим и обусловлено столь пристальное внимание к археологии нашего «пазла» со стороны самых разных специалистов. Остановлюсь на этом подробнее.

Во-первых, представим политическую карту первой половины I тысячелетия н. э. Как вы помните, самым развитым государством Европы в начале нашей эры была Римская империя. Она занимала огромную территорию с сотнями крупных городов, в которых развивалась наука, искусство, культура. А Тамбовский край в этот период находился непосредственно за краем Ойкумены - мира, связанного в экономической, политической и духовной сферах с цивилизованной Римской империей. Интересно, что долгое время римляне считали Дон пограничной рекой. Это не значит, что здесь проходила граница Римской империи, нет. Об этой территории римляне имели весьма смутные сведения по сообщениям представителей соседних племен, но включали эту зону в свои интересы. Не зря в Певтингеровой карте, созданной на территории Римской империи в первой половине I тысячелетия н. э., р. Дон обозначен «Пит[еп] Tanais quidi vid.it Asiamet

Еигорат» - «Река Танаис, которая разделяет Азию и Европу» [1]. Далее на север, восток и юг располагались племена, которые ориентировались прежде всего на другие ценности, культурные общества, государства. Таким образом, Тамбовский край, располагающийся рядом с территорией Подонья, оказывался форпостом варварского мира.

Во-вторых, своеобразие этого региона определено климатическими особенностями. Сейчас он находится в лесостепной части России. Подчеркнем слово «сейчас». Дело в том, что климат нашей планеты постоянно меняется. Климатические качели формировали своеобразное историческое развитие нашего, ныне лесостепного, региона. В период похолодания здесь господствовали леса, в условиях потепления - наступала степная растительность. А вслед за природой шагал человек. Таким образом, Тамбовский край заселялся то представителями лесных сообществ, то степных. В первой половине I тысячелетия н. э. происходит последнее более-менее серьезное изменение климата Земли -похолодание. Если до этого большая часть Тамбовского края занимала степь, то теперь вновь распространяются леса. А следовательно, эта территория стала «буферной» зоной контактов представителей этих двух абсолютно разных исторических миров - жителей леса и степи.

Итак, на интересующем нас историческом пазле проходит граница трех миров. Это мир варварских народов, окруживших Римскую империю. Развитие этого региона сильно зависело от состояния империи, ее политики. Варварский мир - бурлящий котел воинственных племен, большинство которых были германцами. В V в. н. э. после нападения кочевников - гуннов этот котел перевернулся и затопил римлян.

Другой мир - жители леса. Сюда также доходили импульсы, посылаемые Римом, но гораздо реже и слабее. Этот мир развивался медленнее, существовали племена, которые даже в начале нашей эры еще не использовали железные орудия труда. Здесь сформировалась специфическая культура, мировоззрение. Большинство «лесных» племен относились к балтской и финно-угорской языковой семье.

И третий мир - лихой и непредсказуемый - степной. В первой половине I тыс. н.э.

в южнорусских степях обитали сарматы, в конце периода - гунны. Все это собирательные названия, и сарматы, и гунны состояли из различных, часто воюющих друг с другом, племен и родов. Большинство из них были ираноязычны. Кочевая культура сильно отличалась от мира земледельцев варваров и жителей леса. Вы помните, как на этом акцентируют внимание русские сказки и былины. Замечу, что взаимодействие кочевников и земледельцев было гораздо сложнее, чем показано в этих источниках.

Оценив пространство нашей темы как достойное внимания, отметим особенности периода, о котором пойдет речь. Это первая половина I тысячелетия н. э. - время, ставшее переломной вехой в развитии Европы. Кризис Римской империи и нападение гуннов приводит в 476 г. к крушению высокоразвитой державы. На ее месте возникают варварские государства, которые стали основой для формирования современных европейских народов. Именно с этого времени историки отсчитывают начало новой исторической эпохи - средневековья.

Для славянских племен это был также важнейший период. В это время из разнообразных родов и племен создается мощное образование, которое в VI-VII вв. начнет расселение на огромные территории, заставит трепетать преемницу Рима - Византийскую империю. Первая половина I тысячелетия н. э. - время складывания основы могущества славянских племен.

На территории Тамбовского края это по-граничье времен представлено немногочисленными находками.

Наиболее ранние раннеславянские материалы, которые исследователи обнаруживают на территории России, относятся к т. н. древностям «позднезарубинецкого горизонта». Термин «горизонт» в археологии применяется по отношению к неустойчивым древним общностям, которые в любой момент могут погибнуть или раствориться в среде других племен. Перед ними стоит исторический выбор:

1) сохраниться, сознавая свою национальную принадлежность и единство. Простейший пример - еврейская нация, которая не только не исчезла, но и обрела свое государство;

2) переродиться. Так из представителей разных этносов сформировалась новая народность - американская нация;

3) ассимилироваться, раствориться в среде другого народа. Так, например, произошло с итальянцами, осевшими во Франции;

4) исчезнуть. Этот удел венчал, например, существование многих индейских племен Северной и Центральной Америки.

В I в. н. э. происходит распад зарубинец-кой культуры, большая часть которой занимала территорию современной Украины. Население оставило свои городища и, в буквальном смысле этого слова, разошлось в разные стороны. Часть мигрантов отправилась на восток.

В конце II - начале III в. нестабильная ситуация в зоне распространения западной группы позднезарубинецких памятников типа Картамышево 2 - Терновки 2 приводит к передвижению населения с территории верховьев Сейма и Псла. В это время появляются поселения Попово-Лежачи 4 и Гребля, которые связывают позднезарубинецкие памятники типа Картамышево 2 и деснинские древности киевской культуры [2, с. 88]. На территории Верхнего Подонья появляется кратковременная стоянка переселенцев носителей позднезарубинецкого горизонта на поселении Мухино 2. Здесь обнаружена орнаментированная скупыми украшениями керамика и «воронковидная печь». Конечным пунктом этой миграционной волны пока можно считать территорию лесостепного Прихоперья, где найдены памятники поздне-зарубинецкого облика [3-5].

Пока неизвестно, какая историческая судьба была уготовлена переселенцам с западных земель. Судьбы носителей позднеза-рубинецкого горизонта на территории других регионов выяснены гораздо лучше. Преимущественно это был второй вариант - перерождение. Неустойчивые коллективы людей вступают в соприкосновение с соседями, происходит унификация материальной культуры и появляется новая общность - киевская археологическая культура.

Вторая волна переселения раннеславянского населения по направлению с запада на восток проходила в конце III - начале IV в. н. э. В это время климат стал мягче, влажнее, территория лесостепи стала покрываться ле-

сами. Природа открыла двери земледельческим раннеславянским племенам. И они не замедлили прийти.

Истоки этого миграционного потока берут свое начало с территории пограничья черняховской и киевской археологических культур на обширных пространствах По-днепровья. Значительный пласт этих древностей выявлен на территории Верхнего Подо-нья. Здесь функционировали поселения типа Каширки-Седелок [6]. Жителям полюбились берега небольших рек и ручьев с их плодородными черноземными почвами в Правобережье Дона. Эти поселения функционировали недолго и быстро погибли в пожаре. Исследователи, однако, на некоторых из них выделяют два строительных горизонта [7, с. 130; 8, с. 41].

Поселки были оставлены полиэтничным населением, в материальной культуре которого переплелись элементы черняховской и киевской общности [9]. Механизм создания подобного полиэтничного объединения до сих пор до конца не ясен.

В начале IV в. верхнедонские поселения гибнут в пожаре. Примерно тогда же, в III-IV вв., на территории Самарской луки возникают селища, материальная культура которых достаточно близка находкам группы Каширка-Седелки [10]. Скорее всего, мы можем наблюдать еще один «миграционный мост», соединяющий Поднепровье с Поволжьем. Видимо, переселенцы позднеримского периода продвигались по территории Тамбовского края. Возможно, именно они оставили клад римских динариев II в. н. э., обнаруженный в 2012 г. в с. Ракша. Для изучения памятников этого периода здесь необходимы новые археологические исследования.

Третий этап заселения Тамбовского края раннеславянскими племенами происходил в период раннего средневековья. В настоящий момент лишь начинается планомерное археологическое изучение данного пласта древностей. На территории Тамбовской области обнаружен ряд памятников с раннесредневековой керамикой и вещами. Скорее всего, на территорию Тамбовского края проникают отдельные общины колочинской культуры.

Так, на поселении Коровий брод (поречье р. Цны) обнаружены фрагменты лепной керамики, находящие аналогии среди древностей колочинской культуры [11, с. 21].

На поселении Красный Городок 2 (р. Воронеж) найден бронзовый наконечник пояса геральдического стиля, конический колокольчик с трапециевидным ушком, изделие, которое интерпретируется как отливка по оттиску римской (?) монеты с изображением неясного человеческого силуэта, медный византийский фоллис, чеканенный в 590-х гг. при императоре Маврикии в Херсонесе [11. с. 23].

Близкие по характеру находки обнаружены на р. Воронеж и на р. Матыре в Липецкой области. На поселении Кривец было обнаружено несколько вещей - обломки пинцета и пальчатой фибулы из меди или бронзы, браслета с расширенным сохранившимся концом из белого металла, железный нож, обломки посуды [11, рис. 2, 2, 3, 11]. Последние два года на этом поселении проводит работы Раннеславянская экспедиция ИА РАН под руководством А.М. Обломского.

Первым из обнаруженных раннесредневековых памятников в регионе является поселение Ярлуково на р. Матыра в Липецкой области. Здесь в 1968 г. проводила раскопки Р.Ф. Воронина в составе Верхнедонской экспедиции ИА АН СССР (нач. Б.Г. Тихонов). В раскопе была обнаружена раннеславянская постройка с двумя очагами. В ней найдены фрагменты трех сосудов, зернотерка и пест [12, с. 55].

Таким образом, отдельные находки и объекты, количество которых с каждым годом все увеличивается, позволяют сделать вывод о наличии на территории Тамбовского края представителей раннесредневековых культур. Интересно, что эти памятники занимают компактную территорию на погра-ничье Липецкой и Тамбовской областей. В тоже время основной ареал распространения этой общности на востоке не выходит за пределы верховьев Сейма и Псла, Северского Донца. Видимо этот регион и стал истоком миграционного движения раннесредневековых племен.

В связи с малочисленностью выявленных находок сохраняется вопрос о времени переселения. А.М. Обломский выдвигает гипотезу о достаточно раннем продвижении представителей колочинской культуры, еще в V в. В это время на территории Верхнего Подонья располагался раннесредневековый центр, состоящий из нескольких поселений в

районе задонской Острой луки Дона. Здесь проживало полиэтничное поселение, занимающееся земледелием и ремеслами. На поселении Мухино 2 было выявлено единственное в регионе захоронение знатной женщины [13]. Не исключено, что население этого «княжества» находилось под властью гуннов. Появление этой группы поселений А.М. Обломский связывает с необходимостью контроля торгового пути по р. Дон. [14]. Возможно, в этом разноплеменном конгломерате присутствовали и представители раннесредневековых славян колочинской и пеньковской культур. В подтверждение этой гипотезы А.М. Обломский приводит находки некоторых типов посуды [12, с. 58].

Остается вопрос и о характере заселения Тамбовского края в V-VI вв. н. э. Компактность освоенной территории свидетельствует о незначительном количестве населения раннесредневековых ранних славян. С другой стороны, не исключено выявление многочисленных новых памятников, свидетельствующих о планомерном передвижении коло-чинских племен.

Итак, можно выделить несколько миграционных волн ранних славян, прошедших по территории Тамбовского края. Видимо, все они имели «транзитный» характер. По крайней мере, многочисленных свидетельств долговременного присутствия раннеславянских племен пока не обнаружено. На протяжения всей первой половины I тысячелетия н. э. происходила инфильтрация раннеславянских племен с запада на восток.

Впервые раннеславянские племена, вероятно, появляются на территории Тамбовщины во П-Ш вв. н. э. Это было перемещение позднезарубинецкого населения. Позже, в конце III - начале IV в. н. э. происходит миграция киевско-черняховского населения, и в V-VI вв. н. э. - представителей колочинской культуры.

1. Подосинов А.В. Восточная Европа в римской картографической традиции. М., 2002.

2. Обломский А.М., Терпиловский Р.В. Поселение Попово-Лежачи 4 и его место среди памятников киевской культуры // Аста ишуегатата Lоdziеnsis. (БоИа аrсhаеоlоgiса). 1998а. Уо1. 22.

3. Хреков А.А. Раннесредневековое поселение Шапкино II в лесостепном Прихоперье //

Средневековые памятники Поволжья. Самара, 1995.

4. Хреков А.А. Раннеславянские памятники лесостепного Прихоперья // Проблемы славянской археологии: труды 6 Международного конгресса славянской археологии. М., 1997. Т. 3.

5. Хреков А.А. Постзарубинецкое поселение Шапкино 1 на р. Вороне // Археологические памятники верхнего Подонья первой половины I тысячелетия н. э. Воронеж, 1998. С. 180187.

6. Обломский А.М. О ритмах развития лесостепного Поднепровья и Подонья в позднеримское и гуннское время // Археология Центрального Черноземья и сопредельных территорий. Липецк, 1999. С. 127-129.

7. Обломский А.М., Терпиловский Р.В. Поселение Седелки и его место среди памятников позднеримского времени Днепровского Левобережья и лесостепного Подонья // Археологические памятники верхнего Подонья первой половины I тысячелетия н. э. Воронеж, 1998.

8. Бессуднов А.Н., Обломский А.М. Изучение археологических памятников на р. Семенек //

Археологические исследования высшей педагогической школы. Воронеж, 1996.

9. Обломский А.М. О памятниках лесостепного Подонья позднеримского времени // Верхнедонской археологический сборник. Липецк, 2001. Вып. 2.

10. Сташенков Д.А. Оседлое население самарского лесостепного Поволжья в I—V вв. н. э. / Раннеславянский мир. М., 2005. № 7.

11. Андреев С.И., Филимонова Н.В. Раннеславянские культуры в Тамбовской области // Верхнее Подонье: археология, история. Тула, 2008.

12. Обломский А.М. О раннесредневековых славянских древностях в бассейне Дона // ЗПаШшрЬБ. 2011. № 5.

13. Земцов Г.Л. Миграционные потоки Ш-У вв. и верхнедонской регион (на примере поселения Мухино 2) // Контактные зоны Евразии на рубеже эр. Самара. С. 108-116.

14. Обломский А.М. Танаис и Верхнее Подонье в гуннскую эпоху (проблема контактов населения) // Дивногорский сборник. Воронеж. 2009. Вып. 1. С. 252-269.

Поступила в редакцию 14.01.2013 г.

UDC 902

MIGRATION OF EARLY SLAVIC POPULATION WITHIN TAMBOV REGION

Grigoriy Leonidovich ZEMTSOV, Lipetsk State Pedagogical Institute, Lipetsk, Russian Federation, Candidate of History, Associate Professor of Russian History Department, e-mail: grizem@rambler.ru

New data on the development of the territory of Tambov early Slavic population is considered. Several migration waves of early Slavs, passed through the territory of Tambov region, are provided. Apparently, they all had a “transit” nature. Throughout the first half of I thousand AD the infiltration of early Slavic tribes occurred from the west to the east.

Key words: archaeological sites of Tambov region; early Slavs; Kiev culture; Penkovo culture; Kolochino culture.