Научная статья на тему 'Межотраслевые проблемы квалификации подкупа, принуждения к даче показаний или уклонения от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст. 309 УК РФ)'

Межотраслевые проблемы квалификации подкупа, принуждения к даче показаний или уклонения от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст. 309 УК РФ) Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
557
84
Поделиться
Ключевые слова
УГОЛОВНОЕ ДЕЛО / ПОДКУП / ПРИНУЖДЕНИЕ / ПОТЕРПЕВШИЙ / СВИДЕТЕЛЬ / ЭКСПЕРТ / СПЕЦИАЛИСТ / ПЕРЕВОДЧИК / БОРЬБА С ПРЕСТУПНОСТЬЮ / CRIMINAL CASE / BRIBERY / COERCION / VICTIM / WITNESS / EXPERT / SPECIALIST / TRANSLATOR / FIGHT AGAINST CRIME

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Епихин Александр Юрьевич

В статье рассмотрены основные элементы состава преступления, предусмотренного статьей 309 УК РФ, как одного из видов преступлений против интересов правосудия. Сделан акцент на обязательности установления наличия соответствующих процессуальных актов, формирующих статус участника процесса производства по уголовному делу на основании предписания действующего уголовно-процессуального законодательства. Даны критерии отграничения состава статьи 309 УК РФ от смежных составов преступления.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Епихин Александр Юрьевич

Interindustry problems of qualification of bribery, coercion to evidence or evasion from evidence or to the wrong translation (art. 309 of the Criminal code of Russian Federation)

In article basic elements of the corpus delicti provided by art. 309 of the Criminal code of Russian Federation as one of types of crimes against interests of justice are considered. The emphasis is placed on obligation of establishment of existence of the relevant procedural acts forming the status of the participant of process of production on criminal case on the basis of the instruction of the legislation acting criminal procedure. Criteria of an otgranicheniye of structure of art. 309 of the Criminal code of Russian Federation from adjacent corpus delicti are given.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Межотраслевые проблемы квалификации подкупа, принуждения к даче показаний или уклонения от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст. 309 УК РФ)»

ОТРЯСЛЕЙЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ НЯЧКИ И ПРЯКТИКИ

УДК 343.2/.7

Епихин Александр Юрьевич Epihin Aleksandr Yurievich

доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики

Казанский (Приволжский) федеральный университет (420008, Казань, ул. Кремлевская, 18)

doctor of sciences (law), professor, professor of the department of criminal process and criminalistics Kazan federal university (18 Kremlyovskaya st., Kazan, 420008)

E-mail: doc@epihin.ru

Межотраслевые проблемы квалификации подкупа, принуждения к даче показаний или уклонения от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст. 309 УК РФ)

Interindustry problems of qualification of bribery, coercion to evidence or evasion from evidence or to the wrong translation (art. 309 of the Criminal code of Russian Federation)

В статье рассмотрены основные элементы состава преступления, предусмотренного статьей 309 УК РФ, как одного из видов преступлений против интересов правосудия. Сделан акцент на обязательности установления наличия соответствующих процессуальных актов, формирующих статус участника процесса производства по уголовному делу на основании предписания действующего уголовно-процессуального законодательства. Даны критерии отграничения состава статьи 309 УК РФ от смежных составов преступления.

Ключевые слова: уголовное дело, подкуп, принуждение, потерпевший, свидетель, эксперт, специалист, переводчик, борьба с преступностью.

In article basic elements of the corpus delicti provided by art. 309 of the Criminal code of Russian Federation as one of types of crimes against interests of justice are considered. The emphasis is placed on obligation of establishment of existence of the relevant procedural acts forming the status of the participant of process of production on criminal case on the basis of the instruction of the legislation acting criminal procedure. Criteria of an otgranicheniye of structure of art. 309 of the Criminal code of Russian Federation from adjacent corpus delicti are given.

Keywords: criminal case, bribery, coercion, victim, witness, expert, specialist, translator, fight against crime.

Уголовно-правовые средства охраны участников уголовного судопроизводства представляются наиболее достаточными с точки зрения оценки их превентивного профилактического воздействия. Оказание незаконного воздействия на содействующих уголовному судопроизводству лиц создает серьезные препятствия процесса доказывания обстоятельств, включенных в статью 73 УПК РФ (предмет доказывания по уголовному делу). Кроме того, противоправное воздействие на участников процесса является одной из причин отказа содействовать правосудию.

Обратим внимание на то, что данная уголовно-правовая норма не ограничивает привлечение к уголовной ответственности субъекта данного преступления только рамками уголов-

ного судопроизводства. Буквальное толкование диспозиции статьи 309 УК РФ позволяет сделать вывод о возможном противоправном воздействии на свидетеля, эксперта, специалиста или переводчика, которые участвуют, например, в гражданском, арбитражном или административном видах процесса. Вместе с тем, потерпевшим лицо может быть признано только в рамках уголовного процесса.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Так, например, на основании части 1 статьи 42 УПК РФ решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела и оформляется постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда. Если на момент возбуждения уголовного дела отсутствуют сведения о лице, которому преступлением

Вестник Нижегородской академии МВД России, 2015, № 4 (32)

101

Епихин А.Ю. Межотраслевые проблемы квалификации подкупа, принуждения к даче показаний или уклонения от дачи показаний...

Епихин А.Ю. Межотраслевые проблемы квалификации подкупа, принуждения к даче показаний или уклонения от дачи показаний...

ОТРЯСЯЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ нячки И ПРЯКТИКИ

причинен вред, решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно после получения данных об этом лице. То есть статус потерпевшего формируется на основании соответствующего постановления лица, в чьем производстве находится уголовное дело.

На основании части 1 статьи 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний. В данном случае обязательны оба признака: наличие сведений о преступлении и официальный вызов полномочного должностного лица для дачи показаний. Вызов лица в качестве свидетеля осуществляется в порядке, установленномстатьями 187—191 УПКРФ.

Экспертом может быть лицо, которое обладает специальными знаниями и назначено полномочным лицом, в чьем производстве находится уголовное дело, для производства судебной экспертизы и дачи заключения (ч. 1 ст. 57 УПК РФ). Обязательным является факт назначения лица в качестве эксперта, порядок определяется нормами УПК РФ (ст. 195—207, 269, 282 и 283).

В качестве специалиста может быть назначено лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ч. 1 ст. 58 УПК РФ). Вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяются статьями 168, 270 УПК РФ.

На основании части 1 статьи 59 УПК РФ переводчиком может быть лицо, которое привлекается к участию в производстве по делу в случаях необходимости осуществления перевода для лиц, не владеющих русским языком. При этом переводчик должен свободно владеть языком, знание которого необходимо для перевода. Он так же назначается соответствующим постановлением дознавателя, следователя или судьи, которые выносят постановление, а суд — определение. Вызов переводчика и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяются статьями 169 и 263 УПК РФ.

Таким образом, для установления специальных признаков потерпевшего применительно к составу преступления, предусмотренному статьей 309 УК РФ, обязательным условием явля-

ется наличие соответствующих уголовно-процессуальных документов, которые определяют процессуальный статус указанных участников.

Квалификация преступлений данного рода существенно осложняется в связи с тем, что правовой статус потерпевших урегулирован нормами действующего Уголовно-процессуального кодекса. Эти лица имеют специальные признаки, которые позволяют проводить оценку деяния субъекта преступления в соответствии с содержанием статьи 309 УК РФ и соответствующими нормами УПК РФ. При отсутствии процессуального статуса участника уголовного процесса отсутствует и состав преступления, предусмотренного статьей 309 УК РФ. Кроме того, на отдельные межотраслевые проблемы норм УК РФ и УПК РФ обращается внимание со стороны ученых [1; 2].

Данный состав следует отличать от признаков состава преступления, предусмотренного статьей 302 УК РФ, который содержит специальные признаки субъекта преступления. К ним, в частности, относятся лица, ведущие производство по уголовному делу, либо иные лица, осуществляющие противоправное воздействие на потерпевшего с согласия должностного лица. Кроме того, имеется обязательный признак место совершения преступления — место для проведения процессуального действия — получения показаний (допроса) или заключения эксперта, специалиста.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Кроме того, при принуждении к даче показаний по статье 302 УК РФ потерпевший принуждается кдаче показаний, а в случае квалификации действий лица по статье 309 УК РФ такие участники уголовного процесса, как свидетель, потерпевший, эксперт, специалист и переводчик принуждаются к даче ложных показаний (заключения или перевода).

В этой связи в качестве основного объекта состава статьи 309 УК РФ выделяются те охраняемые уголовным законом общественные отношения, которые обеспечивают беспрепятственное получение достоверной доказательственной информации в процессе производства по делу.

В квалифицированных составах статьи 309 УК РФ имеет место дополнительный непосредственный объект: права и законные интересы, безопасность здоровья такихучастников производства по уголовному делу, как свидетель, потерпевший, эксперт, специалист и переводчик. Это следует из указания в диспозиции части 2 статьи 309 УК РФ (шантаж, угроза убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением

102

Юридическая наука и практика

ОТРЯСЛЕЙЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ НЯЧКИ И ПРЯКТИКИ

или повреждением имущества участников процесса или их близких), в части 3 статьи 309 УК РФ (применение насилия, которое не опасно для жизни или здоровья этих лиц), в части 4 статьи 309 УК РФ (применение насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего).

Обратим внимание на некоторое несоответствие названия статьи 309 УК РФ «Подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу» и ее содержания. В названии статьи 309 УК РФ отсутствует такой способ совершения преступления, который указан в части 1: «подкуп... эксперта, специалиста в целях дачи ими ложного заключения.». Таким образом, следует привести наименование статьи 309 УК РФ в соответствии с ее содержанием, так как в настоящее время название статьи ограничено по сравнению с его содержанием.

Закон устанавливает специальные признаки потерпевшего в данном составе преступления — только лица, имеющие оформленный уголовно-процессуальный статус участника уголовного судопроизводства: свидетель, потерпевший, эксперт, специалист, переводчик.

Объективная сторона составов преступления выражается деянием в активной форме поведения путем действия — подкупа или принуждения.

Для подкупа и принуждения общим является противоправное воздействие на волю участников процесса, совершаемое с определенной целью. Различны лишь способы такого воздействия. При этом принуждение имеет разные формы: а) принуждение к даче ложных показаний, заключения или неправильного перевода (ч. 2); б) принуждение к уклонению от дачи показаний, соединенное с шантажом, угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества этих лиц или их близких (ч. 2); в) принуждение, совершенное с насилием, не опасным для жизни или здоровья (ч. 3); г) принуждение, соединенное с насилием, опасным для жизни или здоровья (ч. 4) [3, с. 899].

В судебной практике имеются определенные проблемы квалификации данного состава преступления. Так, например, суды ошибочно квалифицируют действия лиц, не выполнявших объективную сторону состава данного преступления. В частности, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила приговор в отношении Ш. и Н. в части их осуждения по части 2 статьи 309 УК РФ и прекратила уголовное дело на

основании пункта 2 части 1 статьи 24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава данного преступления). Судом установлено, что осужденные Ш. и Н. какие-либо угрозы, в том числе убийством, в адрес потерпевшей не высказывали, своими действиями телесных повреждений не причиняли. Действия других осужденных, А. и И., относительно угроз убийством и применения насилия к потерпевшей С. при принуждении ее к даче ложных показаний являлись эксцессом исполнителей, не входивших в сговор с другими соучастниками [4].

Оправдание в совершении преступления, предусмотренного статьей 309 УК РФ, не является исключением. Так, например, по приговору Новосибирского областного суда Ш. осужден по части 3 статьи 33, части 3 статьи 30, пункту «з» части 2 статьи 105 УК РФ. Этим же приговором (на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей) Ш. был оправдан по части 2 статьи 309 УК РФ за отсутствием события преступления [5]. Обратим внимание, что в случае оправдания лица ввиду отсутствия в его действиях состава преступления как самостоятельного реабилитирующего основания у осужденного (оправданного) возникает право на реабилитацию. В приведенном нами примере на основании постановления судьи Владимирского областного суда ходатайство Ш. о признании за ним права на реабилитацию направлено для рассмотрения по существу в Новосибирский областной суд.

Для правильной квалификации деяния имеет значение сам факт оказания противоправного воздействия на перечисленных участников процесса. Само по себе изменение показаний, заключения или перевода как последствие подкупа или принуждения правового значения применительно к статье 309 УК РФ не имеет. Кроме того, в случае дачи заведомо ложных показаний в стадии предварительного расследования и дачи правдивых показаний, заключения либо перевода в судебном заседании на основании примечания к статье 307 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Так, например, суд правильно отказал в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя о приобщении к делу протоколов допроса, поскольку показания указанных лиц, допрошенных в качестве свидетелей по другим уголовным делам, не могут являться доказательствами по настоящему делу. В. и X. с соблюдением закона в условиях, исключающих какое-либо незаконное воздействие на них, были допрошены в судебном заседании, их по-

Вестник Нижегородской академии МВД России, 2015, № 4 (32)

103

Епихин А.Ю. Межотраслевые проблемы квалификации подкупа, принуждения к даче показаний или уклонения от дачи показаний...

Епихин А.Ю. Межотраслевые проблемы квалификации подкупа, принуждения к даче показаний или уклонения от дачи показаний...

ОТРЯСЯЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ нячки И ПРЯКТИКИ

казания на предварительном следствии были оглашены в судебном заседании, и суд имел возможность дать надлежащую оценку этим доказательствам с точки зрения их достоверности [6].

Кроме того, данный состав преступления следует отграничивать от внешне сходных по признакам составов, в частности от подстрекательства к даче заведомо ложных показаний, заведомо ложного заключения эксперта или заведомо неправильному переводу. Разграничение проводится по объективной стороне, прежде всего по приемам противоправного воздействия с целью добиться ложных показаний, заключения или неправильного перевода. При подстрекательстве — это уговоры, просьбы и тому подобное, но не психическое насилие или подкуп, как при принуждении. Подстрекательство к даче ложных показаний имеет место только в том случае, когда склоняемое лицо осознает несоответствие даваемых показаний действительности. При принуждении или подкупе это не обязательное условие.

В случае причинения тяжкого вреда здоровью при совершении данного состава преступления (ч. 4 ст. 309 УК РФ) следует квалифицировать деяние по совокупности со статьей 111 УК РФ. На первый взгляд, диспозиция части 4 статьи 309 УК включает такой признак объективной стороны, как общественно опасные последствия в виде тяжкого вреда здоровью и может возникнуть вопрос о правомерности квалификации деяния по совокупности.

В этой связи представляется верным мнение РД. Шарапова, который указывает: несмотря на то, что нижний предел санкции в части 4 статьи 309 УК РФ (от 3 лет лишения свободы) превышает нижний предел санкции в части 1 статьи 111 УК РФ (от 2 месяцев лишения свободы), тем не менее верхний предел санкции за первое преступление (до 7 лет), наоборот, ниже верхнего предела санкции в части 1 статьи 111 УК РФ (до 8 лет), что не позволяет сделать абсолютный вывод о повышенной общественной опасности сложного насильственного преступления по сравнению с обычным преступлением против здоровья [7]. Аналогичного мнения придерживаются и другие авторы [8].

В заключение отметим, что сопоставление уголовно-правовых и иных норм с точки зрения их взаимосвязи и непротиворечия, на уровне межотраслевого взгляда, позволяет выявить особенности их внутреннего содержания и соз-

дает важные предпосылки для правильной квалификации.

Примечания

1. Епихин А.Ю. Совершенствование статуса эксперта в российском уголовно-процессуальном законодательстве: взаимосвязь норм УК РФ и УПК РФ // Актуальные проблемы адаптации региональных организаций к условиям глобализации правовых и экономических отношений: сборник статей Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 20-летию Батыревского филиала ФГБОУ ВПО «Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова» / Ред. кол.: Н.В. Тумаланов, Л.В. Лялина, Т.В. Яковлева, М.В. Шоркина. Чебоксары, 2014.

2. Епихин А.Ю. Межотраслевые проблемы квалификации состава преступления заведомо ложных показаний, заключения эксперта, специалиста или неправильного перевода (ст. 307 УК РФ) // Политические, экономические и социокультурные аспекты регионального управления на Европейском Севере: материалы Итоговой (тринадцатой) Всероссийской научно-практической конференции. г. Сыктывкар, 2014.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. 9-е изд., перераб. и доп. М., 2013.

4. Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 19 ноября 2014 г. № 18-АПУ14-43 // СПС «Кон-сультантПлюс».

5. Определение Верховного Суда РФ от 12 января 2011 г. № 12-010-11 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 8.

6. Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 18 мая 2015 г. № 34-АПУ15-6 // СПС «Консуль-тантПлюс».

7. Шарапов РД. Актуальные вопросы квалификации насильственных преступлений // Уголовное право. 2015. № 1.

8. Голубов И.И. Юридическая оценка применения насилия при совершении преступлений против правосудия // Российская юстиция. 2014. № 11.

Notes

1. Epikhin A.Yu. Improving the status of an expert in Russian criminal procedural law: the relationship norms of the Criminal code and the Criminal procedure code of the Russian Federation // Actual problems of regional organizations to adapt to the conditions of globalization of legal and economic relations: a collection of articles AllRussian scientific-practical conference dedicated to the 20th anniversary of the branch Batyrevsky VPO «Chuvash state university named after I.N. Ulyanov» / editorial board: N.V. Tumalanov, L.V. Laylina, T.V. Yakovleva, M.V. Shorkina. Cheboksary, 2014.

2. Epikhin A.Yu. Cross-sectoral problems of qualification of the offense of false testimony, expert opinion, spe-

ioa

Юридическая наука и практика

ОТРЯСЛЕЙЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ НЯЧКИ И ПРЯКТИКИ

cialist or mistranslation (art. 307 of the Criminal code) // Political, economic and socio-cultural aspects of regional governance in the European North: the Final materials (thirteenth) All-Russian scientific-practical conference. Syktyvkar, 2014.

3. Commentary on the Criminal code of the Russian Federation / ed. by V.T. Tomin, V.V. Sverchkov. 9th ed., rev. and add. Moscow, 2013.

4. Appeal of the Supreme Court on November 19, 2014 № 18-APU14-43 // PCA «ConsultantPlus».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Determination of the Supreme Court of January 12, 2011 № 12-O10-11 // Bulletin of the Supreme Court. 2011. № 8.

6. Appeal of the Supreme Court on May 18, 2015 № 34-APU15-6 // «ConsultantPlus».

7. Sharapov R.D. Topical issues of qualification of violent crimes // Criminal law. 2015. № 1.

8. Golubov I.I. Legal assessment of the use of violence in the commission of crimes against justice // Russian justice. 2014. № 11.

Вестник Нижегородской академии МВД России, 2015, № 4 (32)

105

Епихин А.Ю. Межотраслевые проблемы квалификации подкупа, принуждения к даче показаний или уклонения от дачи показаний...