Научная статья на тему 'Международный договор в системе источников уголовного права'

Международный договор в системе источников уголовного права Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
2881
238
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
источники права / международное уголовное право / международный договор / решения международных организаций / судебные решения / доктрина / sources of law / international criminal law / international contract / resolutions of international organizations / court orders / doctrine

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Спиридонов Анастас Павлович

В статье дается развернутая характеристика международного уголовно-правового договора, раскрывается его соотношение с иными источниками международного уголовного права.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Спиридонов Анастас Павлович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article provides a comprehensive description of an international penal contract, reveals its correlation with other sources of international criminal law.

Текст научной работы на тему «Международный договор в системе источников уголовного права»

Научное обеспечение противодействия правонарушениям

УДК 343.2/.7 © А. П. Спиридонов, 2009

Международный договор в системе источников уголовного права

А.П.Спиридонов *

В статье дается развернутая характеристика международного уголовно-правового договора, раскрывается его соотношение с иными источниками международного уголовного права.

Ключевые слова: источники права, международное уголовное право, международный договор, решения международных организаций, судебные решения, доктрина.

Понимание источников права может разворачиваться в различных аспектах: материальном, идеологическом, формально-юридическом и др . 1 В связи с этим целесообразно выделить следующие основные признаки — обязательность источника, его нормативность и вид норм, содержащихся в источнике права 2 . Поэтому вполне оправданна позиция, согласно которой понятийно разделены, с одной стороны, материальные и идеальные источники права, а с другой — форма права (обычай, прецедент и др . ) 3 .

Из указанных конструктивных признаков (критериев) последние два позволяют отграничивать источники права и иные социальные нормы. В данном ключе, на наш взгляд, и следует рассматривать соотношение форм и источников права . Они совпадают именно в группе нормативных актов, обладающих юридической определенностью (независимо от способа регулирования общественных отношений) и формально-юридическим закреплением Именно это выступает предметом нашего интереса

Источники права в формально-юридическом смысле — это специальные юридические конструкции объективирования юридических норм,

посредством которых правовые нормы не только воспринимаются как таковые (с присущими им характеристиками), но и функционируют в качестве именно юридических норм . Это соответствует наиболее распространенным определениям источников права, но акцент здесь сделан на представлении об источниках права как объектах, которые, приобретая известную самостоятельность, становятся способными к процедурам осуществления права, служат для них исходным пунктом. Источники права в легитимационном смысле — публичные или иные акции, которые способны, в силу своей авторитетности, воспринимаемой в данном случае весьма разнообразно, вплоть до применения вооруженной силы, устанавливать, поддерживать или аннулировать правила, рассматриваемые в качестве юридических норм или близких юридическим нормам положений 4 . Легитима-ционные источники права во многом определяют допустимость, признаваемость источников права в формально-юридическом смысле для той или иной национальной правовой системы

Несмотря на разнообразие доктринальных суждений относительно классификации источников права, в целом можно выделить такие, как док-

* В нашем журнале опубликовал статью «Взаимодействие российского уголовного права с системами права других государств: исторический аспект» (2009. № 3 . С . 37-43) .

трина, правовой обычай, нормативно-правовой акт (статутное право), договор, судебный прецедент, акт конституционного контроля 5 . Разумеется, данная классификация является весьма приблизительной, поскольку в национальных правовых системах мы встречаем в качестве источников делегированное законодательство (Великобритания), директивы (страны Европейского Сообщества), право индейских племен (США), канон как религиозный источник права и т д

Вместе с тем практически все специалисты в качестве самостоятельного источника права выделяют международное право. Усложнение выполняемых международным правом функций предопределяет растущее многообразие нормативного инструментария . Появляются новые виды норм, между ними устанавливаются новые связи, расширяется их взаимодействие . Совершенствование структуры — характерная черта прогрессивного развития международно-правовой системы 6 . Взяв за основу наиболее значимые критерии, И . И . Лукашук предлагает общую классификацию норм международного права по:

1) содержанию и месту в системе — цели, принципы, нормы;

2) сфере действия — универсальные, региональные, партикулярные;

3) юридической силе — императивные и диспозитивные;

4) функциям в механизме международноправового регулирования — материальные и процессуальные;

5) способу создания и форме существования, т. е . по источнику, — обычные, договорные, нормы решений международных организаций 7.

Мы придерживаемся данной классификации, поскольку она представляется нам наиболее рациональной и юридически точной

Международный договор в настоящее время — основной источник международного уголовного права 8 . По замечанию В . П . Панова, большинство составляют двусторонние, региональные или универсальные соглашения о преступности и наказуемости за международные преступления и преступления международного характера, об оказании друг другу правовой помощи по уголовным делам, выдаче преступников 9 . Вместе с тем все особенности международного договора, характерные для международноправового регулирования в целом, присущи и международному договору в области международного уголовного права

Если круг источников общего права достаточно широк, то применительно к уголовному праву само понятие «источник права» существует лишь в формально-юридическом его проявлении Специ-

фика современного уголовно-правового регулирования общественных отношений предполагает, что идеи, принципы, декларации, установления, разрешения, запреты и т. д . становятся элементами уголовного права лишь при условии формализации . Ненормативная регламентация общественных отношений, связанных с преступлением и наказанием, в современном мире едва ли возможна

Договорные источники международного уголовного права служат важным инструментом борьбы народов и государств в предотвращении таких международных преступлений, как подготовка к агрессии, нарушение мира, т. е . действий государств и физических лиц, наносящих серьезный ущерб всему международному сообществу, и требуют привлечения к ответственности виновных 10 . Под влиянием международных договоров по предотвращению и пресечению преступлений, имеющих международную опасность, как правило, расширяется круг уголовно наказуемых явлений Нормы уголовного права, которые регламентируют ответственность за преступления с иностранным элементом, под влиянием договоров большей частью сужают круг уголовно наказуемых деяний .

В последнем случае выделяют следующие международные договоры: 1) предусматривающие ограничение условной юрисдикции в отношении лиц, исполняющих свои функции в сфере международных отношений; 2) определяющие особый правовой статус отдельных частей территории государства; 3) регламентирующие сотрудничество государств по правовым вопросам п. Здесь классификация ориентирована на такой критерий, как содержание правовых последствий, создаваемых договорными нормами международного уголовного права

Самостоятельное основание классификации международных договоров уголовно-правового содержания связано с особыми приемами законодательной техники, необходимыми для их реализации. Так, О. Н . Шибков, подразумевая под нормой международного права правило поведения, которое признается субъектами международного права (государствами и иными субъектами) в качестве юридически обязательного, полагает, что по своей сути такое правовое предписание представляет из себя «согласованную волю государств». Государство как субъект международного права обязано исполнять такие нормы, внося определенные изменения во внутреннее уголовное законодательство Поэтому О Н Шибков предлагает классификацию императивных норм международного права в зависимости от характера действия: имеющих непосредственное действие — данные нормы могут не включаться во внутреннее законодательство го-

сударства (отсылка к норме международного права); имеющих опосредованное действие — эти нормы подлежат обязательному включению в уголовное законодательство в оригинальном виде либо внутригосударственный закон приводится в соответствие с ними 12

Фактически подобная классификация выстроена по критерию механизма влияния международных уголовно-правовых договоров и содержащихся в них норм на внутригосударственное уголовное законодательство стран-участниц Обратим внимание на характеристику норм международного уголовного права — их согласованный и императивный характер Относительно согласованного волеизъявления государств при достижении той или иной международной договоренности этот критерий не вызывает сомнений Однако императивный характер норм международного уголовного права не признается в науке безоговорочно Например, по мнению А . Белкина, в регулировании внутригосударственных отношений слишком незначительное внимание уделяется роли публичного договора, что, возможно, связано с восприятием договора прежде всего как частноправового образования. «...Свойства правового договора позволяют утверждать, что в социально-экономическом и политическом отношениях договор является наиболее оптимальным источником права В юридическо-техническом плане договор практически ничем не уступает закону, но в то же время не содержит присущей закону императивности, которая всегда порождает известное сопротивление тем или иным положениям закона» 13 На наш взгляд, координационный, согласительный, рекомендательный характер имеют не договорные нормы, а нормы решений международных организаций (хотя и те и другие входят в группу норм, объединенных по способу создания и форме существования, т. е . по источнику).

Рассмотрим в сравнении рекомендательные и императивные нормы, относящиеся, например, к трем видам преступлений — рабству и работорговле, коррупции, компьютерным преступлениям Так, Венская декларация ООН о преступности и правосудии 14 содержит следующие положения: «Мы обязуемся разрабатывать более эффективные способы взаимного сотрудничества в целях искоренения отвратительного явления торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и незаконного ввоза мигрантов Мы рассмотрим также вопрос о поддержке глобальной программы борьбы против торговли людьми, разработанной Центром по международному предупреждению преступности и Межрегиональным научно-исследовательским институтом Организации Объединенных Наций по вопросам преступности и правосудия, при условии проведе-

ния тесных консультаций с государствами и обзора этого вопроса Комиссией по предупреждению преступности и уголовному правосудию, и мы определяем 2005 год как год, когда будет обеспечено значительное уменьшение числа таких преступлений во всем мире, а если эта цель не будет достигнута, для оценки фактического осуществления рекомендованных мер (ст. 14). Мы далее обязуемся более активно предпринимать международные действия против коррупции, основываясь на Декларации Организации Объединенных Наций о борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных коммерческих организациях, Международном кодексе поведения государственных должностных лиц и соответствующих региональных конвенциях, а также опираясь на работу региональных и глобальных форумов (ст. 16). Мы принимаем решение разрабатывать ориентированные на конкретные действия программные рекомендации в отношении предупреждения преступлений, связанных с использованием компьютеров, и борьбы с ними, и мы предлагаем Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию приступить к работе в этом направлении, принимая во внимание работу, которая ведется в других форумах Мы также обязуемся работать в направлении укрепления наших возможностей по предупреждению, расследованию и преследованию преступлений, связанных с использованием высоких технологий и компьютеров (ст 18)»

Анализ содержания данных норм прямо указывает на их рекомендательный, координационный характер Здесь не должно вводить в заблуждение слово «обязуемся», поскольку речь идет о намерениях, создании магистральных эффективных направлений противодействия тем или иным видам названных преступлений Конкретные запреты, являющиеся основой диспозиции уголовноправовой нормы, отсутствуют в Венской декларации, хотя ее положения следует, несомненно, отнести к источникам международного уголовного права Запреты, имеющие именно уголовно-правовое содержание и обладающие не рекомендательным, а императивным характером, мы находим в договорных нормах Так, признаки преступных посягательств на права человека, связанных с рабством и работорговлей, содержатся в Лондонском договоре о борьбе с работорговлей (1841 г.), Конвенции относительно рабства (1926, 1953 гг.), Дополнительной Конвенции об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством (1956 г.), Международной конвенции о пресечении торга женщинами (1910 г.), Женевской конвенции о запрещении торговли женщинами и детьми (1921 г. ), Конвенции о борьбе с торговлей людь-

ми и эксплуатацией проституции третьими лицами (1950 г.), Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (1979 г.).

Императивный характер для установления уголовной ответственности за взяточничество имеют положения Декларации ООН о борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных коммерческих организациях Такой же характер и у Директивы от 14 мая 1991 г. «О правовой охране компьютерных программ», которая принимает во внимание то, что программы нечетко и по-разному охраняются законодательством, различия в правовой охране имеют негативные последствия для общего рынка программ Директива содержит десять статей, последняя из них предписывает государствам-членам до 1 января 1993 г. ввести в действие законы и административные положения, необходимые для ее выполнения. В принятых государствами мерах должна содержаться ссылка на Директиву, а в последующем они должны сообщать положения национального закона, принятого во исполнение Директивы

Характерно, что императивные нормы уголовно-правового содержания могут быть включены не только в специальные договоры, конвенции, соглашения, направленные непосредственно на борьбу с тем или иным преступлением, но и в договоры, имеющие иное целевое назначение Например, ответственность за пиратство (ст 227 УК РФ) определяется Женевской конвенцией об открытом море (1958 г ), Конвенцией ООН по морскому праву (1982 г.); ответственность за нарушение режима континентального шельфа и экономической зоны (ст 253 УК РФ) — Женевской конвенцией о континентальном шельфе (1958 г ), Конвенцией ООН по морскому праву (1982 г. ); ответственность за нарушение правил морских промыслов (ст ст 256, 257 УК РФ) — Конвенцией о рыболовстве и охране живых ресурсов открытого моря (1958 г.), Конвенцией о рыболовстве в северной части Атлантического океана (1959 г.), Конвенцией по сохранению живых ресурсов Юго-Восточной Атлантики (1969 г.), Международной конвенцией по регулированию китобойного промысла (1946 г.), Временной конвенцией о сохранении морских котиков северной части Тихого океана (1957 г.), Конвенцией о сохранении морских живых ресурсов Антарктики (1980 г.), Конвенцией ООН по морскому праву (1982 г.). Перечень можно продолжить Для иллюстрации рассматриваемого положения достаточно проанализировать текст Конвенции ООН по морскому праву Данный акт ориентирован на регулирование международных отношений, связанных с освоением и эксплуатацией мирового океана Однако часть норм данной Конвенции содержит указание на те или иные при-

знаки таких преступлений, как пиратство, оборот наркотических средств и психотропных веществ, неоказание помощи судам, терпящим бедствие в открытом море, и т. д. Таким образом, можно констатировать, что к источникам международного уголовного права следует относить не только международные договоры, непосредственно направленные на борьбу с тем или иным видом преступлений, но и другие международные договоры, ориентированные на решение задач международного сотрудничества неуголовно-правового характера, но косвенным образом устанавливающие элементы уголовной ответственности за преступные деяния

В этих условиях, по мнению И П Блищенко, проявляются две тенденции, которые необходимо учитывать при ответе на вопрос о природе соотношения международного и внутригосударственного уголовного права Первая тенденция — это тесная взаимосвязь правовых норм, регулирующих одну и ту же область отношений, их взаимное влияние и проникновение, вторая тенденция — решение традиционных вопросов внутригосударственного права путем заключения международного, межгосударственного соглашения 15 . На наш взгляд, существование «профильных» (т е собственно уголовно-правовых) и «непрофильных» (косвенным образом устанавливающих основания уголовной ответственности за те или иные преступления) международно-правовых договоров позволяет говорить о наличии еще одной тенденции соотношения международного и внутригосударственного уголовного права — постепенного понимания необходимости кодификации международных договоров, являющихся источниками международного уголовного права

В настоящее время в международном праве до сих пор не существует ни одного кодифицированного источника, включающего договорные нормы международного права, регламентирующего уголовные правоотношения, хотя идея о создании Всемирного уголовного кодекса высказывалась еще в 1935 г. профессором Пелла 16 . В Комиссии международного права (КМП) ООН и на международных конференциях идет процесс кодификации принципов и норм международного уголовного права Решение проблемы кодификации международного уголовного права не только позволит сконцентрировать в одном документе принципы и нормы, сформулированные в действующих международных договорах, но и разработать новые принципы и нормы, в том числе и новые составы международных преступлений и преступлений международного характера Конкретным результатом кодификационной работы КМП ООН стал проект Кодекса преступлений против мира и безопасности челове-

чества, принятый на 46-й сессии в 1994 г. Выработанный в рамках КМП ООН окончательный текст Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества призван способствовать установлению прочной правовой основы принципов деятельности Международного трибунала для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии, а также деятельности на основе Устава Международного уголовного суда Официальная кодификация международного уголовного права — закономерный процесс становления и развития этой отрасли права на стадии, когда появляется целая группа международных договоров, прямо или косвенно касающихся борьбы с отдельными международными преступлениями и преступлениями международного характера. Это требует соединения в международном документе обычной и договорной практики государств, введения новых принципов и институтов эффективного механизма его реализации 17

На основании изложенного мы приходим к выводу о том, что международный договор представляет собой самостоятельный источник международного уголовного права, обладая при этом такими важнейшими отличительными признаками, как согласованность позиций государств-участников, наличие нормативной формы, императивный характер содержащихся в них положений Международное уголовное право оказывается интегрированным в систему общеправового комплексного покрови-тельствования различным сферам международного правопорядка, реализуемого его свойственными лишь данной юридической отрасли приемами и методами Поэтому в настоящее время актуализировалась задача кодификации международных договоров уголовно-правового содержания

Как мы отметили ранее, международные договоры и решения международных организаций, имеющие уголовно-правовое содержание, объединены в группе норм, совпадающих по способу создания и форме существования (единый источник) И если международные договоры уголовноправового содержания императивны по механизму своей реализации, то решения международных организаций в основном носят координационный, рекомендательный характер Вместе с тем нельзя не заметить, что решения международных организаций создают концептуальную основу для международных договоров, предопределяют их общую направленность, целеполагание Речь идет в первую очередь о решениях таких международных организаций, как Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности Организации Объединенных На-

ций Если в отношении решений последнего среди юристов-международников существует более или менее единая точка зрения и они, в соответствии со ст 25 Устава ООН, понимаются как обязательные правила поведения, подлежащие соблюдению всеми государствами, то резолюции Генеральной Ассамблеи ООН или других органов ООН в своем большинстве не рассматриваются как источники международного права При этом ссылаются на ст . 11 Устава ООН, которая говорит о них как о рекомендациях 18 Вместе с тем в литературе существует точка зрения, согласно которой решения международных органов, в частности, принимаемые Генеральной Ассамблеей ООН единогласно, могут рассматриваться как обязательные, и их следует считать таковыми в том случае, если они основываются на Уставе организации и являются толкованием уставных положений 19. Независимо от этой позиции решения международных органов оказывают влияние на развитие международного права в конкретных областях, и такое влияние осуществляется путем выработки проектов международных договоров, решений международных судов, через практику государств, учитывающих и применяющих их В последних документах ООН указывается, что Организации Объединенных Наций следует подготовить типовые документы, которые можно было бы использовать в качестве международных и региональных конвенций, а также в качестве ориентиров при осуществлении национальной законодательной практики

Руководящие принципы ООН в области предупреждения и уголовного правосудия в контексте развития и нового международного экономического порядка предполагают, что всем государствам и иным образованиям следует осуществлять сотрудничество через Организацию Объединенных Наций или другим путем в области предупреждения преступности и борьбы с ней в качестве неотъемлемого элемента содействия укреплению мира и безопасности человечества, повышая при этом степень эффективности, действенности и справедливости системы уголовного правосудия

Данное положение находит закрепление в положениях ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора» Как отмечает Ю А Тихомиров, впервые используемое понятие правовой системы позволяет считать эти источники ее составной частью 20 Однако до-

говорные нормы международного права, имеющие уголовно-правовое значение, представляют собой формально-материальные источники российского уголовного права в следующих случаях: 1) если законодатель создает новые нормы национального уголовного права, изменяет или дополняет уже существующие, то он во всех случаях вносит во внутригосударственное законодательство определенное правило, которое содержится в международных документах (в этом случае нормы международного права служат источником национального уголовного права в материальном смысле); 2) если же путем адаптации ратифицированный и официально опубликованный международный акт, нормы которого имеют уголовно-правовой характер, будет применяться дополнительно к статьям уголовного законодательства России, то в этом случае положения международно-правового договора следует рассматривать как дополнительный источник российского уголовного права в формальном смысле 21

В связи с этим большое значение приобретает процедура признания международных обязательств Принцип, известный с древних времен, — договоры должны соблюдаться — нашел полное выражение в Положениях Венской конвенции о праве международных договоров Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» содержит разделы, регламентирующие процедуру признания международных обязательств: раздел III «Регистрация и официальное опубликование международных договоров Российской Федерации», раздел IV «Выполнение международных договоров Российской Федерации», раздел V «Прекращение и приостановление действия международных договоров Российской Федерации» Характерно, что на каждой процедурной стадии признания действуют и применяются нормы субъектов национального права

Ю . А . Тихомиров выделяет такие этапы признания Россией своих международных обязательств, как:

1) введение в МИД единой государственной системы регистрации и учета международных договоров, регистрация их в международных организациях;

2) хранение в МИД текстов международных договоров, рассылка их копий соответствующим федеральным органам исполнительной власти и органам государственной власти субъектов Федерации;

3) осуществление МИД функций депозитария;

4) официальное опубликование международных договоров в Собрании законодательства Российской Федерации, договоров и соглашений в Бюллетене международных договоров;

5) необходимые меры, принимаемые Президентом и Правительством Российской Федерации для обеспечения выполнения международных договоров Федеральные органы исполнительной власти, в компетенцию которых входят вопросы, регулируемые международными договорами РФ, обеспечивают выполнение обязательств и осуществление прав России, вытекающих из этих договоров, наблюдают за выполнением другими участниками договоров их обязательств . Могут создаваться и специальные комиссии по наблюдению за реализацией договоров Примечательно, что органы государственной власти соответствующих субъектов Федерации обеспечивают в пределах своих полномочий выполнение международных договоров 22 .

Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» предусматривает такие формы признания международных обязательств, как выражение согласия Российской Федерации на обязательность для нее международного договора; его подписание; обмен документами, образующими договор; ратификация, утверждение, принятие, присоединение, иной способ выражения согласия по договоренности сторон (ст 6) В отношении международных договоров РФ установлено: их ратификация и денонсация отнесены к ведению Государственной Думы, принимающей по этому поводу законы, и Совета Федерации (п. «г» ст. 106 Конституции РФ) .

В качестве источника международного уголовного права определенное значение имеют судебные решения Принято считать, что судебные решения в международных отношениях не составляют собственного источника права Однако судебные решения оказывают влияние на развитие международного права, подтверждая или констатируя отсутствие или наличие той или иной международно-правовой

нормы 23

Кроме того, Российская Федерация располагает определенным опытом принятия решений о соотношении международных уголовно-правовых договоров и внутригосударственного уголовного закона и практики его реализации Такие правовые решения содержатся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» и Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»

Вспомогательный характер по отношению к договору как основному источнику международного уголовного права носит и доктрина Понятие док-

трины имеет синонимичные обозначения, но во всех случаях ее сущность сводится к обоснованию, критическому осмыслению или отрицанию тех или иных юридических норм, правовых идей и правовых принципов, правоприменительной практики, осуществляемому отдельными специалистами, учеными Исследователи отмечают, что доктринальное право получало закрепление в государственных актах еще Древнего Рима 24 . Как считал Р. Давид, «... можно, конечно, именовать правом лишь правовые нормы Для тех же, кто считается с реальностью и имеет более широкий и, с нашей точки зрения, более правильный взгляд на право, доктрина в наши дни, так же как и в прошлом, составляет очень важный и весьма жизненный источник права Эта ее роль проявляется в том, что именно доктрина создает словарь и правовые понятия, которыми пользуется законодатель» 25 Так, ст 38 Статута Международного Суда ООН упоминает о доктринах «.наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм» 26 .

А Белкин определяет доктрину в качестве современного источника права как персональнодоктринальное суждение, которое не выводится непосредственно из признанных юридических норм, но учитывается при разрешении конкретных юридических дел в силу авторитетности лица, выносящего суждение Уголовно-правовые доктрины находятся в фокусе внимания генератора договорных норм международного уголовного права — Организации Объединенных Наций Достаточно сказать, что под эгидой ООН функционируют Центр по международному предупреждению преступности, Межрегиональный научно-исследовательский институт ООН по вопросам преступности и правосудия, Комиссия по предупреждению преступности и уголовному правосудию В Венской декларации о преступности и правосудии 27 ООН особым образом подчеркивает значение всеобъемлющих стратегий предупреждения преступности на международном, национальном, региональном и местном уровнях К развитию уголовно-правовых, в том числе превентивных, доктрин, а также к обмену полученными научными знаниями ООН призывает в ряде других своих решений 28 .

На наш взгляд, принятию и реализации международных уголовно-правовых договоров предшествует научная разработка соответствующих концепций, норм права, их целесообразности, предполагаемых криминологических эффектов и т д В этом смысле доктрина международного и национального уголовного права является сопутствующим неформализованным источником международных договоров

1 Калинин А. Ю., Комаров С. А. Форма (источник) права как категория в теории государства и права // Правоведение. 2000. № 6. С. 3.

2 Ермоленко А. К вопросу об источниках конституционного права // Право и жизнь . 2001. № 38. С. 32.

3 Теория государства и права: курс лекций / под ред. Н . И . Матузова и А. В. Малько . М. , 2001. С. 375-377.

4 Белкин А. Источники права // Право и жизнь . 2002. № 40 . С. 4 .

5 Уголовное право зарубежных государств / под ред. И . Д. Козочкина . М. , 2003; Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. СПб. , 2003. С. 345-346; Алебастрова И. А. Основы конституционного права Великобритании // Конституционное (государственное) право зарубежных стран / под ред. Б. А . Страшун . М. , 1998. С. 2; Бержель Ж.-Л. Общая теория права / под ред. В. И . Даниленко . М. , 2000. С. 102; Козлова Е. Ж., Кутафин О. Е. Конституционное право России. М. , 2002 С 25-30; и др

6 Лукашук И. И. Нормы международного права. М. , 1997 С 134

7 Там же . С. 135-136.

8 Хотя в литературе была высказана точка зрения, что в настоящее время в силу трудностей, возникающих на пути договоренностей о той или иной конкретной норме поведения государств, обычные нормы международного права играют большую роль, чем договоры (см . подробнее: Арциба-сов И. Н., Егоров С. А. Вооруженный конфликт: право, политика, дипломатия . М. , 1989) .

9 Панов В. П. Международное уголовное право . М . , 1997.

С 24

10 Международное уголовное право / под ред . В. Н . Кудрявцева . М. , 1999. С. 19-20 .

11 Там же С 32

12 Шибков О. Н. Значение принципов и норм международного права в уголовном праве России: лекция Ставрополь, 1999 С 17

13 Белкин А. Указ . соч . С. 6 .

14 Венская декларация ООН о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI в . иЯЬ: Шр^/А/СООТ. 187/4/Яеу. 3 (дата обращения: 15.08.2009).

15 Международное уголовное право: учебное пособие / под общ . ред. В. Н . Кудрявцева. 2-е изд., перераб. и доп . М. , 1999. С. 28-29.

16 Трайнин А. Н. Защита мира и борьба с преступлениями против человечества М , 1956 С 270

17 Международное уголовное право: учебное пособие / под общ . ред. В. Н . Кудрявцева . С. 25 .

18 Фельдман Д. И., Яновский М. В. Генеральная Ассамблея ООН и вопросы развития международного права Казань, 1968

19 Блищенко И. П., Солнцева М. М. Мировая политика и международное право . М. , 1991; Фельдман Д. И., Яновский М. В. Указ соч

20 Тихомиров Ю. А. Международное и внутреннее право: динамика соотношения // Правоведение . 1995. № 3 . С. 27.

21 Трунцевский Ю. В. Нормы международного права как источник российского уголовного права: автореф . дис .... канд. юрид наук Рязань, 1995 С 19-20

22 Тихомиров Ю. А. Указ . соч. С. 27-29.

23 Блищенко И. П. Прецеденты в международном праве. М. , 1977.

24 Покровский И. А. История римского права СПб , 1913 С. 196, 229-230.

25 Международное публичное право: сборник документов. М. , 1996. Т. 1 . С. 14.

26 Давид Р. Основные правовые системы современности . М. , 1988. С. 143.

27 Венская декларация ООН о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века .

28 Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила»), принятые на 96-м пленарном заседании

ООН 29 ноября 1985 г. // Сборник Международных стандартов и норм ООН в области правосудия в отношении несовершеннолетних. М. , 1998; Резолюции VIII конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, 1990) . М. , 1990; Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Руководящие принципы, принятые в Эр-Рияде) от 14 декабря 1990 г. // Сборник Международных стандартов и норм ООН в области правосудия в отношении несовершеннолетних. М. , 1998; и др.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.