Научная статья на тему 'Методы конституционно-правового регулирования'

Методы конституционно-правового регулирования Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
6796
366
Поделиться
Ключевые слова
КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО / МЕТОДЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ / МЕТОД ЗАКРЕПЛЕНИЯ / МЕТОД УСТАНОВЛЕНИЯ / ИМПЕРАТИВНЫЙ МЕТОД / ДИСПОЗИТИВНЫЙ МЕТОД

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Казанник Алексей Иванович

Обоснован нетрадиционный подход к исследованию методов конституционно-правового регулирования, раскрыта их специфика.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Казанник Алексей Иванович,

METHODS (TECHNIQUES) OF CONSTITUTIONAL AND LEGAL REGULATION

The given article presents the grounds of the non-traditional approach to researching constitutional and legal regulation methods of public relations, and reveals their specificity.

Текст научной работы на тему «Методы конституционно-правового регулирования»

КОНСТИТУЦИОННОЕ, ГОСУДАРСТВЕННОЕ И АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2012. № 3 (32). С. 42-50.

УКД 342

МЕТОДЫ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

METHODS (TECHNIQUES) OF CONSTITUTIONAL AND LEGAL REGULATION

А. И. КАЗАННИК (A. I. KAZANNIK)

Обоснован нетрадиционный подход к исследованию методов конституционно-правового регулирования, раскрыта их специфика.

Ключевые слова: конституционное право, методы регулирования, метод закрепления, метод установления, императивный метод, диспозитивный метод.

The given article presents the grounds of the non-traditional approach to researching constitutional and legal regulation methods of public relations, and reveals their specificity.

Key words: constitutional law, methods of regulation, method of consolidation, method of ascertination, imperative method, dispositive method.

Специалисты по общей теории права и отраслевым юридическим дисциплинам почти восемьдесят лет исследуют методы правового регулирования [1]. В результате чётко обозначились две взаимоисключающие позиции в понимании их места и роли в системе правовых средств воздействия на общественные отношения. Одни учёные полагают, что каждая самостоятельная отрасль права имеет свой специфический метод правового регулирования, представляющий собой своеобразный способ воздействия на эти отношения [2]. Другие считают, что всем отраслям права присущ единый метод правового регулирования, поскольку в его структуру входят общие для всех отраслей права приёмы, средства, способы и формы нормативного воздействия на общественные отношения [3].

Вместе с тем М. И. Байтин и Д. Е. Петров результатами своих научных исследований метода правового регулирования, его видов и

структуры подтвердили известное положение житейской мудрости, что истина находится где-то посредине между крайними точками зрения. В зависимости от вида общественных отношений они выявили общий и отраслевой методы правового регулирования, а также метод регулирования совокупности однородных, взаимосвязанных отношений нормами правового института и метод регулирования единичного отношения отдельной юридической нормой [4]. С определённой долей условности эти методы можно, по-нашему мнению, назвать общим, отраслевым, институциональным и мононормативным.

С учётом новейших достижений теоретической мысли, видимо, следует преодолеть сложившиеся стереотипы в понимании методов конституционно-правового регулирования. Для этого необходимо, во-первых, постоянно держать в поле зрения вторичность, производность методов конституционно-

© Казанник А. И., 2012

правового регулирования как сугубо правовых явлений от другого, материального признака отрасли права - предмета правового регулирования и, во-вторых, отказаться от постулирования общих положений о том, что конституционному праву присущ только один, свой собственный метод правового регулирования общественных отношений.

Отправным началом исследования методов конституционно-правового регулирования должно стать их научное определение. Представляется, что под методами конституционно-правового регулирования следует понимать совокупность юридических приёмов, средств, способов, форм нормативного воздействия отрасли права на общественные отношения, которые складываются в процессе определения устоев общества и государства, закрепления основ правового статуса человека, личности и гражданина, установления системы, организации и функционирования государственной власти с целью их упорядочения, перевода в оптимальное состояние.

Приемы представляют собой относительно обособленные элементы процесса конституционно-правового регулирования

общественных отношений. Они находят своё практическое выражение в специфике определения субъективного состава правовых норм, совокупности юридических фактов, необходимых для приведения норм в действие, формулирования субъективных прав и юридических обязанностей, установления мер государственного принуждения для их обеспечения и защиты. Следствием использования специфических приёмов конституционно-правового регулирования служат постоянный или дискретный (переменный) характер действия правовой нормы, абсолютная или относительная определённость её структурных частей, общий или казуальный характер гипотезы правовой нормы, собственные санкции или санкции охранительных отраслей права.

Под средствами понимается совокупность нормативно определённых действий, необходимых для осуществления конституционно-правового регулирования. В качестве средств в системе конституционно-правового регулирования используются такие виды юридически значимых действий, как нормативное закрепление, общее установление,

предписание, дозволение, запрет, ограничение и применение мер конституционной ответственности.

Способы конституционно-правового регулирования можно характеризовать как нормативно определённый порядок, образ действий по установлению правовых связей между субъектами возможных правоотношений. В диспозициях норм конституционного права моделируются связи сторон, которые раскрываются в их субординационном или автономном положении. Соответственно различают субординационный и автономный способы конституционно-правового регулирования.

Форму конституционно-правового регулирования можно определить как внешнее проявление всех его сущностных свойств. В этом смысле говорят о документальнословесном оформлении приёмов, средств, способов нормативного воздействия конституционного права на систему однородных общественных отношений. Форму характеризуют такие признаки, как множественность отсылочных и бланкетных нормативно-правовых предписаний, особая структура правовых норм, наличие конституционноправовых санкций и внутриотраслевых процессуальных норм [5].

Специфика и виды методов конституционно-правового регулирования обусловлены характером общественных отношений, подлежащих упорядочению и оптимизации, т. е. предметом правового регулирования. Именно предмет определяет не только содержание методов конституционно-правового регулирования, но и их чёткую специализацию и пределы применения. Вместе с тем набор методов конституционно-правового регулирования, их сочетание в значительной степени зависят от формы правления и политического режима государства. Такая закономерность обусловлена тем, что конкретные методы конституционно-правового регулирования получают своё выражение в нормах права, которые принимаются или санкционируются государством. С помощью методов достигаются результаты конституционноправового регулирования, выгодные обществу, государству, политической элите или отдельным лицам, узурпировавшим власть. Поэтому система конституционно-правового

регулирования носит ярко выраженный политический характер.

Набор общих и типичных для системы конституционно-правового регулирования

юридических приёмов, средств, способов и форм их внешнего выражения, а также специфическая комбинация этих элементов обусловили образование двух категорий методов правового регулирования.

Первая категория представлена методом конституционного закрепления и методом общих установлений, совершенно не свойственных ни одному другому типу правового регулирования.

Отличительной чертой метода конституционного закрепления является то, что он специально предназначен для правового воздействия на совокупность общих отношений, входящих в качестве составной части в предмет правового регулирования конституционного права. Средством юридического закрепления формируются конституционноправовые нормы, в содержании которых не определяются субъекты отношений, не устанавливаются их конкретные права и обязанности, не называются юридические факты, не предусматриваются меры государственного принуждения. В результате правового регулирования методом конституционного закрепления складываются общие конституционно-правовые отношения стабильного и бессрочного характера. Они порождаются действием главным образом норм-деклараций и норм-принципов, широко представленных в конституционном праве каждой страны [6].

Метод конституционного закрепления находит своё материальное выражение преимущественно в содержании правовых норм действующих конституций. Своим нормативным воздействием на определённую группу публичных отношений он формирует правовую основу для становления и развития конкретных конституционно-правовых отношений. Так, например, нормы ст. 2 Конституции Франции содержат прямые указания на регулятивную роль метода конституционного закрепления, определяют пределы его применения. «Франция, - говорится в этой статье, - является неделимой Республикой. Она обеспечивает равенство перед законом всем гражданам, независимо от проис-

хождения, расы или религии. Она уважает все верования».

Метод конституционного закрепления оказывает в данном случае через нормы ст. 2 Конституции Франции своё регулирующее воздействие на волю и поведение практически всех субъектов конституционного права с тем, чтобы они обеспечивали единство и территориальную целостность государства, его светский, демократический и социальный характер, не допускали дискриминации граждан.

Сходным образом регулируются отношения общего характера, возникающие в результате нормативного закрепления устоев жизни общества и государства России, составляющие основы её конституционного строя.

Метод конституционного закрепления находит своё практическое применение и в нормативном регулировании основных прав и свобод человека, личности и гражданина. В конституциях современных государств содержатся многие права и свободы, которые реализуются в правоотношениях общего характера, посредством метода конституционного закрепления. Значительный интерес в этом отношении представляет ст. 5 Конституции Бразилии 1988 г., в которой записано: «Права и гарантии, содержащиеся в настоящей Конституции, не исключают других прав и гарантий, которые вытекают из строя и принципов, договоров, участником которых является Федеративная Республика Бразилия» (§ 2).

В ст. 5 Конституции Бразилии сформулирована норма, согласно которой основные права и свободы человека и гражданина подразделяются на два вида. К первому виду относятся права и свободы, которые непосредственно закреплены в Конституции Бразилии и подлежат развитию в законах и судебной практике. Второй вид охватывает права и свободы, предусмотренные актами международного права. На основании этой нормы Конституции Бразилии складываются правоотношения общего характера, которые эффективно регулируются методом конституционного закрепления. Его регулятивное воздействие превращает официальное подразделение прав и свобод граждан Бразилии в норму поведения всех субъектов конституционного права.

В Китае методом конституционного закрепления регулируется порядок осуществления всеобщих обязанностей граждан. Согласно ст. 52-54 Конституции КНР все граждане страны обязаны защищать единство государства и сплочённость всех наций, хранить государственную тайну, беречь общественную собственность, соблюдать трудовую дисциплину и общественный порядок, охранять безопасность, честь и интересы Родины.

Исключительно отраслевым методом конституционно-правового регулирования является метод общих установлений. В структуре этого метода выделяются средства юридического закрепления, приёмы определения субъективного состава правовых норм, форма выражения его содержания. Их взаимодействие в рамках отраслевого метода обеспечивает закрепление правовых норм, чёткое определение субъектов права, учреждение их правовых состояний или конституционно-правовых статусов. Но они не раскрывают содержание субъективных прав и юридических обязанностей. Оно выводится из большого массива действующих конституционно-правовых норм материального и процессуального характера, на что указывают отсылочные и бланкетные нормы конституций [7].

Своим регулятивным воздействием на фактические общественные отношения метод общих установлений порождает правовые состояния народовластия, политикотерриториальной организации государства, территориальной основы местного самоуправления, субъектов федерации, национально-территориальной автономии, гражданства.

Для иллюстрации столь важных теоретических положений приведём несколько простейших примеров.

В конституциях почти всех стран содержатся нормы, порождающие методом общих установлений правовое состояние народовластия. Так, в Конституции Швеции записано: «Вся государственная власть в Швеции исходит от народа. Правление шведского народа основывается на свободном формировании мнений и на всеобщем и равном избирательном праве. Правление осуществляется посредством государственного строя, основанного на представитель-

ной и парламентской системе, и посредством коммунального самоуправления» (§ 1).

В Конституционном акте Парламента Великобритании 1867 г. об объявлении Союза Канады сформулированы нормы, на основании которых в Северной Америке возникло правовое состояние федеративного устройства государства и его провинций.

Конституция РФ установила правовое состояние территориальной основы местного самоуправления в стране. Согласно ст. 131 Конституции РФ «местное самоуправление осуществляется в городских, сельских поселениях и на других территориях с учётом исторических и иных местных традиций».

Весьма схематично урегулирована методом общих установлений автономия Аландских островов в составе Финляндии. На основании конституционных норм Основного закона Финляндии возникло правовое состояние Аландских островов, территория которых «имеет автономию в соответствии с особым законом об автономии Аландских островов» (§ 120).

Правовое состояние гражданства устанавливается путём определения его субъектов и указанием на их устойчивую правовую связь с государством. В таком аспекте состояние гражданства характеризуется, например, в ст. 12 Конституции Бразилии и в ст. 1-3 Акта Великобритании о гражданстве 1981 г.

Методом общих установлений учреждаются конституционно-правовые статусы личности, государства, органов государственной и муниципальной власти, политических партий, религиозных и общественных объединений. Соответствующие нормы имеются в конституциях практически всех суверенных государств.

Так, согласно ст. 64 Конституции РФ в содержание конституционно-правового статуса личности входят его принципы, субъективные права и юридические обязанности, а также гарантии их реализации.

Конституционно-правовой статус государства учреждается методом общих установлений путём указания на такие его сущностные признаки, как политический режим, политико-территориальная организация,

форма правления. Об этом можно судить по содержанию ст. 1 Конституции РФ, в кото-

рой записано: «Российская Федерация - Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления» (ч. 1).

В странах с теократическими и клерикальными режимами в содержании конституционно-правового статуса государства выделяется в качестве обязательного признака религиозный фактор. В частности, Конституция Мавритании 1991 г. провозглашает ислам «религией народа и государства», а само государство характеризует как «подлинно демократическую и социальную исламскую Республику» (ст. 5).

Согласно конституционным актам Израиля государство является не только демократическим, но и еврейским. Как сказано в Законе Израиля от 1 апреля 1952 г. «О гражданстве», воссозданное «государство Израиль существует с целью предоставления очага евреям всего мира».

Приведённые здесь примеры являются совершенно разными по своему характеру. Тем не менее в их содержании выпукло проявляются специфика метода общих установлений и его ведущая роль в системе конституционно-правового регулирования фактических общественных отношений. Они наглядно показывают, что с его помощью решаются важнейшие задачи по законодательному оформлению правовых состояний и учреждению конституционно-правовых статусов

практически всех видов субъектов конституционного права. Своим регулятивным воздействием он придаёт стабильность всей политической системе общества, закладывает конституционные основы для реализации прав и свобод человека, личности и гражданина.

Вторая категория методов конституционно-правового регулирования охватывает императивный и диспозитивный методы. Они применяются для регулирования общественных отношений во всех отраслях современного права, что позволяет рассматривать их в качестве общеправовых методов регулирования. Однако в каждой отрасли права их элементы находятся в таком сочетании, которое не свойственно другим отраслям национальной системы права.

Для императивного метода конституционно-правового регулирования характерно использование приёмов чёткого определения

субъективного состава правовых норм, установления юридических фактов, приводящих нормы в действие, формулирования субъективных прав и юридических обязанностей. Целенаправленное юридическое воздействие на фактические общественные отношения осуществляются такими юридическими средствами, как предписание, запрет и ограничение. При этом используется субординационный способ регулирования общественных отношений, возлагающий на одного из субъектов конституционного права юридическую обязанность. Что касается субъективного права, то оно не всегда формулируется в содержании конституционно-правовых норм.

Поскольку все элементы императивного метода конституционно-правового регулирования общественных отношений закрепляются нормами права, то для более глубокого понимания их специфики представляется необходимым проанализировать несколько типичных для конституционного права норм.

В ст. 92 Конституции РФ сформулирована правовая норма, согласно которой Президент РФ прекращает исполнение полномочий досрочно в случае его отставки, стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия или отстранения от должности (ч. 2).

В содержании этой нормы Конституции РФ в качестве субъекта права назван Президент России. На него средством предписания возложена юридическая обязанность прекратить исполнение полномочий досрочно. Вступление в действие нормы увязано специальным юридическим приёмом с наступлением хотя бы одного из альтернативных юридических фактов: отставкой Президента; стойкой неспособностью по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия; отстранением от должности.

В системе элементов императивного метода конституционно-правового регулирования общественных отношений юридическое средство предписания используется достаточно широко. Посредством него возлагаются юридические обязанности на субъектов конституционного права, специально уполномоченных обеспечивать порядок формирования и деятельности органов государственной власти. Достигается это путём фор-

мирования в конституциях компетенционных норм, принятия законов и парламентских регламентов, утверждения специальных положений об органах государственной власти, закрепляющих их задачи, функции и полномочия по совершению юридически значимых действий в строго определённых формах и в условиях, предусмотренных правовыми нормами данных актов.

Вместе с тем в конституционно-правовом регулировании общественных отношений императивным методом довольно часто используется юридическое средство запрета в сочетании с приёмами установления видов и мер юридической ответственности за нарушение запрещающих норм.

Смысл запрета заключается в том, что конституционно-правовая норма возлагает на определённого субъекта права юридическую обязанность воздержаться от совершения конкретных юридически значимых действий в условиях, предусмотренных соответствующей нормой. Запрет характеризуется однозначностью, категоричностью, непререкаемостью. Для документально-словесного оформления конституционно-правовых запретов в содержании норм используются такие лингвистические конструкции, как «не может», «не должен», «запрещается»,

«не вправе», «не допускается» и т. п. Так, например, в России никто не может присваивать власть. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону (п. 4 ст. 3 Конституции РФ). В США «Конгресс не должен издавать законов, устанавливающих какую-либо религию или запрещающих её свободное вероисповедание, либо ограничивающих свободу слова или печати или право народа мирно собираться и обращаться к Правительству с петициями об удовлетворении жалоб» (поправка I к Конституции США). В Испании ни в коем случае не допускается образование федерации автономных сообществ (ст. 145 Конституции Испании). В связи с добровольным отказом Японии от войны как суверенного права нации «никогда впредь не будут создаваться сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны. Право на ведение государством войны не признается» (ст. 9 Конституции Японии).

Конституционно-правовые запреты в системе элементов императивного регулирования общественных отношений являются важным и необходимым средством охраны прав и свобод человека, личности и гражданина, защиты законных интересов организаций и социальных общностей, укрепления законности и правопорядка в каждой демократической стране. За нарушение запретов применяются виды и меры юридической ответственности, предусмотренные санкциями норм конституционного права, или санкции норм охранительных отраслей права (административного, уголовного, гражданского).

Значительно реже в практике конституционно-правового регулирования общественных отношений с применением императивного метода используется юридическое средство, известное под названием «ограничение». В словарях русского языка оно истолковывается как грань, предел, рубеж; удержание в известных рамках, границах; правило, ограничивающее какие-либо права, действия; стеснение определёнными условиями; лимитирование сферы деятельности, сужение возможностей и т. п. [8]. По своему содержанию конституционно-правовое ограничение близко к запрету, однако оно рассчитано не на полное вытеснение того или иного отношения из жизни общества, а на удержание его в жестко установленных пределах. В качестве примера можно привести ст. 56 Конституции РФ, в которой записано: «В условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия» (ч. 1). Тем не менее даже в условиях чрезвычайного положения недопустимо вводить принудительный труд, ограничивать свободу совести и вероисповедания, отказывать в получении юридической помощи, лишать права на судебную защиту, нарушать право каждого на возмещение государством вреда, причинённого незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, применять пытки (ч. 3).

В ст. 104 Конституции РФ сформулирована норма, ограничивающая права субъектов законодательной инициативы. Они могут

вносить в Государственную думу финансовые законопроекты только при наличии заключения Правительства РФ (ч. 3).

Новейшие конституции демократических государств предусматривают возможность ограничения в общественных интересах права частной собственности и наследования. В различных формулировках юридическое средство ограничения раскрывается в содержании правовых норм ст. 17 Конституции Греции, ст. 33 Конституции Испании, ст. 62 Конституции Португалии, ст. 35 Конституции Турции и конституций других государств. Законы о гражданстве почти всех современных государств устанавливают ограничения (цензы), соблюдение которых необходимо для приобретения гражданства в порядке натурализации. В конституциях и законах о выборах закрепляются различные избирательные цензы, ограничивающие активное и пассивное избирательное право граждан.

Однако наиболее полно урегулирован механизм воздействия юридического средства ограничений на общественные отношения в Конституции Швейцарии. В ней имеется специальная статья, нормы которой с исчерпывающей полнотой закрепляют правовые основания ограничения конституционных прав граждан Швейцарии, устанавливают пределы их допустимого ограничения, регламентируют конституционно-процессуальные процедуры применения юридического средства ограничения в правовом регулировании общественных отношений (ст. 36).

Конституции и специальные законы практически всех стран содержат правовые нормы, ограничивающие права и свободы иностранных граждан и лиц без гражданства. В России согласно ст. 62 Конституции РФ иностранные граждане и лица без гражданства пользуются правами и несут обязанности наравне с гражданами страны, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором (ч. 3).

Принятые на основе Конституции РФ федеральные законы с помощью средства юридического ограничения устанавливают, что иностранные граждане и лица без гражданства не могут участвовать в управлении делами государства, работать в правоохранительных органах, учреждать религиозные

организации, состоять в политических партиях и т. п.

Конституционно-правовые ограничения выступают специфическим индикатором, позволяющим определить степень свободы и юридической защищённости человека, личности и гражданина. Именно комплекс установленных в конституции той или иной страны правовых ограничений в наибольшей мере характеризует взаимоотношения между государством и индивидом, представляет собой своеобразный водораздел между законностью и произволом, во многом предопределяет основы конституционно-правового регулирования общественных отношений [9].

Наряду с императивным методом в практике конституционно-правового регулирования общественных отношений используется и диспозитивный метод. Он оказывает воздействие на общественные отношения путём использования юридических приёмов по чёткому определению субъектного состава правовых норм, применения способов установления связей между сторонами отношений на основе их равенства и автономии, исключения произвольного вмешательства в компетенцию субъектов федерации, органов государственной и муниципальной власти, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. При диспозитивном регулировании применяется лишь одно юридическое средство воздействия на общественные отношения - дозволение, представляющее собой конституционно-правовое разрешение совершать те или иные юридически значимые действия в условиях, предусмотренных соответствующей нормой, либо воздержаться от их совершения по собственному усмотрению.

Дозволение как элемент диспозитивного метода конституционно-правового регулирования общественных отношений формулируется в содержании отраслевых норм с разной степенью альтернативности. Выделяется, прежде всего, юридическое дозволение, закрепляющее единственно возможный вариант поведения. Оно применяется при определении полномочий органов государственной власти. В этом случае субъекты конституционного права строго связаны нормами конституций и принятых в её развитие законов, очерчивающих сферу их деятельности. Тем

самым они могут действовать по своему усмотрению лишь в пределах предоставленных им полномочий с целью выполнения возложенных на них функций государственной власти. По этим признакам диспозитивный метод конституционно-правового регулирования отличается от гражданско-правового метода, оказывающего юридическое воздействие на общественные отношения по принципу «дозволено всё, что не запрещено законом».

Сходным образом осуществляется договорное регулирование отношений по разграничению полномочий и предметов ведения между федерацией и её субъектами. Договоры такого типа могут заключаться только в рамках конституций и действующего законодательства. Выходить за их пределы и устанавливать новые правила регулирования общественных отношений субъекты конституционного права не могут. Регулирующая роль дозволения здесь состоит в том, что федерации и её субъектам предоставляется нормами конституции возможность самостоятельно заключать внутригосударственные договоры и совершать на их основе юридически значимые действия. На этот существенный признак юридического дозволения как средства договорного регулирования общественных отношений указывается в ст. 11 Конституции РФ, ст. 15а Федерального конституционного закона Австрии 1920 г., ст. 48 Конституции Швейцарии.

В процессе конституционно-правового регулирования общественных отношений диспозитивным методом применяется в качестве юридического средства воздействия и альтернативное дозволение, предоставляющее субъектам конституционного права возможность выбора из нескольких вариантов поведения.

Альтернативное дозволение чаще всего формулируется в содержании конституционно-правовых норм, закрепляющих основные права и свободы человека, личности и гражданина. Оно даёт каждому из них возможность выбрать вариант собственного поведения, проявить активность, реализовать свой интерес. Так, согласно ст. 32 Конституции РФ граждане России имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления

(ч. 2). Это означает, что они могут принять участие в выборах представителей в органы государственной и муниципальной власти, отдать своё предпочтение программе определённой политической партии или независимому кандидату, самим баллотироваться в органы публичной власти, свободно выразить свою волю на выборах, воздержаться от участия в выборах, не позволяющих реализовать свой интерес. Тем самым Конституция РФ предоставляет каждому гражданину возможность свободно выбрать из нескольких альтернатив оптимальный с его точки зрения вариант реализации своего избирательного права.

Таким образом, конституционно-правовое регулирование общественных отношений осуществляется методами конституционного закрепления, общих установлений, императивного и диспозитивного воздействия на волю и поведение людей.

В реальной жизни методы конституционно-правового регулирования не представляют собой какие-то шаблоны, стандарты, которые могут механически применяться в различных ситуациях. Практика не терпит трафаретов, однозначных способов, приёмов, средств и форм конституционно-правового регулирования общественных отношений. Выбор методов с учётом специфики подлежащих упорядочению общественных отношений, их оптимальное сочетание обеспечивают высокую эффективность и гибкость механизма конституционно-правового регулирования всей системы отношений, составляющих предмет конституционного права каждой страны.

1. См., например: Аржанов М. Предмет и метод правового регулирования в связи с вопросом о системе советского права // Сов. гос. и право. - 1940. - № 8. - С. 9-13 ; Алексеев С. С. О теоретических основах классификации отраслей советского права // Сов. гос. и право. -1957. - № 7. - С. 102 ; Иоффе О. С., Шарго-родский Д. М. Вопросы теории права. - М., 1961. - С. 355 ; Явич Л. С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. - М., 1961. - С. 99 ; Яковлев В. Ф. Объективное и субъективное в методе правового регулирования // Сов. гос. и право. -1970. - № 6. - С. 58 ; Витченко А. М. Метод правового регулирования социалистических общественных отношений / под ред.

М. И. Байтина. - Саратов, 1974. - С. 44-61 ; Братусь С. Н. Отрасль советского права // Сов. гос. и право. - 1979. - № 11. - С. 26 ; Тихомиров Ю. А. Публичное право. - М., 1995. -С. 46 ; Руковишникова И. В. Метод в системе правового регулирования общественных отношений // Правоведение. - 2003. - № 1. -С. 218.

2. Яковлев В. Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. -М., 2006. - С. 5.

3. Сорокин В. Д. Единый предмет правового регулирования определяет существование и единого метода // Юридическая мысль. -2001. - № 5. - С. 18.

4. Байтин М. И., Петров Д. Е. Метод регулирования в системе права // Журнал российского права. - 2006. - № 2. - С. 84-95 ; Байтин М. И. Сущность права. Современное нормативное правопонимание на грани двух веков. - М., 2005. - С. 286-287 ; Его же. Во-

просы общей теории государства и права. -Саратов, 2006. - С. 243-259.

5. Подробно об этом см.: Фаткуллин Ф. Н. Проблемы теории государства и права. - Казань,

1987. - С. 157-159.

6. О понятии и классификации общих отношений см.: Колюшин Е. И. Конституционное (государственное) право России. - М., 1999. -С. 9-10 ; Кутафин О. Е. Предмет конституционного права. - М., 2001. - С. 308-310.

7. Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России. - М., 1995. - С. 15.

8. См.: Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. - М., 2001. - Т. 2. - С. 536 ; Ожегов С. И. Словарь русского языка. - М.,

1988. - С. 357 ; Толковый словарь русского языка / под ред. Д. Н. Ушакова. - М., 1996. -Т. 2. - С. 252.

9. Малько А. В. Стимулы и ограничения в праве. - М., 2003. - С. 88.