Научная статья на тему 'Методологические основания формирования перечня национальных интересов России как основы целеполагания стратегического управления'

Методологические основания формирования перечня национальных интересов России как основы целеполагания стратегического управления Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
753
94
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕРЕС / НАЦИЯ / СИСТЕМООБРАЗУЮЩИЙ ФАКТОР / СУЩЕСТВОВАНИЕ / ПОТРЕБНОСТЬ / NATIONAL INTEREST / NATION / SYSTEMICALLY IMPORTANT FACTOR / EXISTENCE / NEED

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Трошин Д.В.

Предмет. Ведущие отношения в сфере национальных интересов и стратегического управления, касающиеся объективных оснований выявления национальных интересов. Цели. Обоснование объективного перечня национальных интересов России на основе витального подхода. Методология. В работе использованы положения теории систем, диалектика, методы стратегического управления. Результаты. Проведен краткий анализ основных подходов к осмыслению категории «национальный интерес» и ее использованию в стратегическом управлении, а также формированию перечней национальных интересов в реальной политике и науке в России и за рубежом. Показано, что используемые подходы недостаточно опираются на системный анализ. Интересы определяют содержание главной ценности их носителя существования и вытекают из необходимости обеспечить системообразующие факторы, а также ресурсы для жизнедеятельности и восполнения нации. Национальными интересами России в качестве основы для целеполагания стратегического управления являются: сохранение территории; увеличение населения, прежде всего за счет естественного прироста; патриотизм народа; укрепление и развитие русской культурной традиции, отражающей эмерджентность нации; укрепление государства и развитие механизмов генерации и внедрений знаний, возможностей для качественного восполнения национальной элиты; ресурсное обеспечение существования на уровне минимально необходимой экономической самодостаточности и удовлетворения других национальных интересов; ингерентность в международную среду за счет паритетных, уважительных отношений между странами в многополярном мире, субъективно воспринимаемое народом благоприятное существование на основе культурной традиции. Выводы. Интересы личности и нации в целом следует рассматривать в системном единстве и согласовывать их на основе культурной традиции, используя фрактальность системы национальных ценностей и потребностей. Национальные интересы взаимосвязаны и могут служить основой для целеполагания при стратегическом управлении.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The methodological framework for listing Russia''s national interests as the basis for setting up strategic governance goals

Importance The article focuses on fundamental relations in national interests and strategic governance concerning unbiased grounds for identifying national interests. Objectives The research substantiates the unbiased list of Russia's national interests using a vital approach. Methods The research draws upon clauses of the systems theory, dialectics, strategic governance methods. Results I briefly analyzed the main approaches to comprehending the concept of national interest and its use for strategic governance purposes, and preparing lists of national interests in the Russian and foreign politics and science. The article shows that the approaches insufficiently rely upon a systems analysis. Interests generate the substance of key values of a person who has them, i.e. existence, and stem from the need to ensure systemically important factors, and resources for life and reproduction of the nation. Conclusions and Relevance Personal and national interests should be considered as a systemic unity and coordinated on the basis of the cultural tradition using the fractality of national values and needs. National interests are mutually related and can be the basis for setting up goals of strategic governance.

Текст научной работы на тему «Методологические основания формирования перечня национальных интересов России как основы целеполагания стратегического управления»

Национальные интересы: National Interests:

приоритеты и безопасность 5 (2016) 32-45 Priorities and Security

ISSN 2311-875X (Online) Приоритеты России

ISSN 2073-2872 (Print)

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ПЕРЕЧНЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ РОССИИ КАК ОСНОВЫ ЦЕЛЕПОЛАГАНИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ

Дмитрий Владимирович ТРОШИН

кандидат технических наук, ведущий научный сотрудник, Центр проблем экономической безопасности и стратегического планирования, Институт экономической политики и проблем экономической безопасности, Финансовый университет при Правительстве РФ, Москва, Российская Федерация giopup2@yandex.ru

История статьи:

Принята 28.12.2015 Принята в доработанном виде 03.02.2016 Одобрена 17.02.2016

УДК 351/354 (303.01) JEL: Z00

Ключевые слова:

национальный интерес, нация, системообразующий фактор, существование, потребность

Аннотация

Предмет. Ведущие отношения в сфере национальных интересов и стратегического управления, касающиеся объективных оснований выявления национальных интересов. Цели. Обоснование объективного перечня национальных интересов России на основе витального подхода.

Методология. В работе использованы положения теории систем, диалектика, методы стратегического управления.

Результаты. Проведен краткий анализ основных подходов к осмыслению категории «национальный интерес» и ее использованию в стратегическом управлении, а также формированию перечней национальных интересов в реальной политике и науке в России и за рубежом. Показано, что используемые подходы недостаточно опираются на системный анализ. Интересы определяют содержание главной ценности их носителя - существования -и вытекают из необходимости обеспечить системообразующие факторы, а также ресурсы для жизнедеятельности и восполнения нации. Национальными интересами России в качестве основы для целеполагания стратегического управления являются: сохранение территории; увеличение населения, прежде всего за счет естественного прироста; патриотизм народа; укрепление и развитие русской культурной традиции, отражающей эмерджентность нации; укрепление государства и развитие механизмов генерации и внедрений знаний, возможностей для качественного восполнения национальной элиты; ресурсное обеспечение существования на уровне минимально необходимой экономической самодостаточности и удовлетворения других национальных интересов; ингерентность в международную среду за счет паритетных, уважительных отношений между странами в многополярном мире, субъективно воспринимаемое народом благоприятное существование на основе культурной традиции. Выводы. Интересы личности и нации в целом следует рассматривать в системном единстве и согласовывать их на основе культурной традиции, используя фрактальность системы национальных ценностей и потребностей. Национальные интересы взаимосвязаны и могут служить основой для целеполагания при стратегическом управлении.

© Издательский дом ФИНАНСЫ и КРЕДИТ, 2015

В настоящее время в научных исследованиях, в политике и публичных дискуссиях, посвященных проблемам стратегического управления, национальной безопасности и другим актуальным аспектам жизнедеятельности общества России, одной из широко используемых категорий стал «национальный интерес». С разной степенью однозначности и конкретности национальные интересы наделяются ролью цели, включаются в предмет и содержание политики и других смежных сфер общественной жизни. Как правило, они рассматриваются в связи с проблематикой обеспечения национальной безопасности [1].

Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации»1 рассматривает защиту национальных интересов и

1 О стратегическом планировании в Российской Федерации: Федеральный закон от 28.06.2014 № 172-ФЗ. URL: http://base.garant.ru/70684666

обеспечение национальной безопасности личности, общества и государства как задачи равновеликие и взаимно друг друга дополняющие. Действующая Стратегия национальной безопасности Российской Федерации2 (далее -Стратегия) в отличие от предыдущего варианта, напротив, устанавливает четкое отношение зависимости между национальной безопасностью и национальными интересами, определяя, что обеспечение первой есть «реализация органами... мер, направленных на противодействие угрозам национальной безопасности и удовлетворение национальных интересов». К тому же угрозу документ определяет, как «совокупность условий и факторов, создающих прямую или косвенную возможность нанесения ущерба3 национальным интересам». Это серьезный прорыв при

2 Стратегия национальной безопасности Российской Федерации: утверждена Указом Президента РФ от 31.12.2015 № 683.

формировании методологической основы для разработки нормативной правовой и концептуальной базы в сфере национальной безопасности и стратегического планирования, тем более что ученые неоднозначно определяют роль национальных интересов в формировании политики и методологии стратегического управления. Например, Д.А. Афиногенов, с одной стороны, полагает, что «государственная политика Российской Федерации в области защиты национальных интересов является высшим, интегрированным звеном внешней и внутренней политики России и представляет собой систему целей, совокупность принципов, норм, направлений и форм деятельности органов государственной власти в сфере обеспечения национальной безопасности и устойчивого социально-экономического развития страны» [1, с. 29], с другой - предлагает «рассматривать в качестве предмета стратегического

планирования увязанное воедино социально-экономическое развитие страны и обеспечение ее национальной безопасности, включая защиту национальных интересов... » [1, с. 108].

В последнем случае защита национальных интересов уже не является «высшим, интегрированным звеном» политики, а лишь включается наряду с другими в обеспечение национальной безопасности, которое увязывается с социально-экономическим развитием.

По-разному рассматривается в науке содержание самих национальных интересов [2-7]. В ряде работ формулировка национальных интересов опирается на исследование содержания базовых

~ ~ 4

категорий «интерес» и «национальный интерес» [2, 8-10]. В других предпринимаются попытки предложить национальные интересы, не конкретизируя метафизическую, онтологическую, методологическую основу для этого [3-5].

Витальный подход к исследованию организационных систем5, предполагающий использование парадигмы существования [6], отражен в определении С.Н. Сильвестрова:

3 «Ущерб интересам» - это некорректное выражение. Правильно было бы соотносить ущерб с субъектом, его терпящим, то есть рассматривать ущерб России как отражение недостижения (неудовлетворения) национальных интересов.

4 Осипова Е.В. Интерес / Новая философская энциклопедия. Т. II. М.: Мысль, 2010. С. 134.

5 Под организационной системой понимается объединение людей, совместно реализующих некоторую программу или цель и действующих на основе определенных процедур и правил. См.: Новиков Д.А. Теория управления

организационными системами. М.: МПСИ, 2005. 584 с.

«главным национальным интересом является гарантированное обеспечение выживания и развития России как государства, суперэтноса, цивилизации и упрочение ее национальной безопасности... » [7].

Всю совокупность подходов к определению содержания национальных интересов России, вероятно, можно свести к трем группам (по степени важности):

1) на ведущее место выдвинуты проблемы становления мощной экономики;

2) обеспечение суверенитета, укрепление гражданской и культурной идентичности;

3) множество аспектов жизнедеятельности, в том числе разномасштабных, зачастую на основе политической конъюнктуры.

Само понятие «интерес» является достаточно многогранным; подходы к наделению его смыслом и содержанием разнятся. В толковых словарях в качестве наиболее распространенного (первого) смысла указано: корысть, выгода, прибыль (В. Даль, С. Ожегов), а также внимание к чему-нибудь или кому-нибудь важному, полезному (Д. Ушаков, Т. Ефремова). В социологии интерес часто определяется как реальная причина действий, лежащая в основе непосредственных побуждений, мотивов, а в психологии - как отношение личности к предмету как к чему-либо для нее ценному, привлекательному.

Ряд авторов придерживается взглядов на интерес как субъективную категорию, поскольку прежде чем стать мотивом действий, он должен быть осознан субъектом. Другие полагают объективную природу интересов. В частности, некоторые экономисты выводят экономические интересы из объективности экономических законов [10].

Национальные интересы определяют содержание и характер национального права, которое призвано их защищать. Право воплощает волю государства и общества, направляемую национальными интересами. Воля формируется с учетом реальных возможностей реализации интересов6.

Наиболее известными зачинателями

методологической разработки категории «национальный интерес» являются Р. Нибур и Ч. Бирд, однако целостную концепцию

6 Саидов А.Х., Кашинская Л.Ф. Национальная безопасность и национальные интересы: взаимосвязь и взаимодействие (опыт политико-правового анализа) // Журнал российского права, 2005. URL: http://juristlib.ru/book_3156.html

национального интереса в зарубежной науке сформировал Г. Моргентау. В отличие от отечественной традиции, категория

«национальный интерес» на Западе методологически и практически применяется только к внешней политике. Для решения внутренних проблем используется категория «общественный интерес».

Основная идея Г. Моргентау сводится к тому, что национальный интерес содержит два компонента: постоянный (основной, центральный, коренной) и изменчивый (второстепенный). Первый определяется объективными условиями, включая географические, историко-экономические,

культурные факторы, природу человека и т.п. Второй - является конкретным воплощением первого. Это воплощение определяется актуальными условиями и тем, как национальный интерес понимает элита общества. При этом национальные интересы определяются в терминах силы7 [11]. Подход Г. Моргентау вытекает из разработанной им концепции реалистичной политики и позволяет выстраивать достаточно последовательную долгосрочную стратегию, однако важно отметить, что в школе Г. Моргентау центральный компонент в национальных интересах формируется не только на объективной основе бытия нации (страны), а включает также субъективно принятые элитой общества ценностные компоненты, в том числе абсолютизацию национальной (субъективной) интерпретации своей роли и выгод во взаимоотношениях с другими странами. Существование каких-либо абсолютных (универсальных для всех людей и эпох) моральных принципов отвергается.

Концепция национального интереса, заложенная Г. Моргентау, в увязке с отмеченным отношением национального права и национальных интересов через волю государства используется в политике США для правового, логического, дипломатического оправдания своими

национальными интересами любых своих действий на международном уровне. При этом факт наличия национальных интересов других субъектов международных отношений, которые, по справедливости и исходя из той же логики реалистичной политики, могут иметь аналогичное национально-правовое оправдание, игнорируется. Тем самым заложена концептуальная база для эгоистичной внешней политики, международных конфликтов и дестабилизации внутренней обстановки в странах и целых регионах - жертвах

7Morgenthau H. Politics among Nations. N.Y., 1948.

национальных интересов сильного. Политика, проводимая США, отражает их национальный интерес глобального лидерства, гарантии безопасности США, создания благоприятных условий для американского бизнеса и сохранения американского образа жизни, продвижение за рубеж американских шаблонов

внутриполитического устройства для обеспечения расширения рынков потребления, использования иностранных ресурсов.

Наглядным примером воплощения

рассматриваемой концепции национального интереса во взглядах американских политологов являются исследования У.Р. Мида [12]. В них подвергается анализу реализация изменчивого компонента национального интереса, критикуется конкретное осознание и воплощение в изменчивом постоянного компонента той или иной администрацией США в тех или иных ситуациях, однако сама идея лидерства и мессианства по-американски в центральном (постоянном) компоненте под сомнение не ставится.

Другое достаточно популярное методологическое направление западной политологии в сфере национального интереса приводит к вырожденному случаю и предлагает исключить национальный интерес из научного дискурса и практической политики. Оно построено на мифической ценности всемирного гражданского общества и соответствующей логике, утверждающей, что в условиях глобализации, всеобъемлющей «толерантности» к кому угодно и чему угодно национальные интересы не имеют смысла, архаичны и реакционны. Фактически эта концепция предлагает ликвидацию субъектности наций (стран) в международных отношениях. С точки зрения науки она не учитывает механизмы самоорганизации глобального сообщества, а с точки зрения практики - неадекватно отражает сложившиеся реалии. Концепция «отмены» национального интереса коренится в ультралиберальном оправдании абсолютного индивидуализма, когда главной, в пределе -единственной ценностью личности выступают лишь ее права. В аспекте политической практики такая концепция, вне зависимости от замыслов ее авторов, способствует укреплению однополярного мира и в этом смыкается с североамериканской концепцией национального интереса и ее реализацией.

В соответствии с современными представлениями теории систем перспективными направлениями разработки концептуальных подходов к

управлению сложными организационными системами, прежде всего обществом и цивилизацией, является управление смыслами и потенциалами. Первые определяют

метафизическую основу деятельности,

пространство целей и мотивацию, вторые -возможности реализации смыслов. Смысл увязывает мотивы и цели с интересами. Кроме того, смысл определяет отношения между потенциалами (ресурсами) и интересами. В основе управления смыслами лежат определение и формулировка интересов.

Методологической основой управления обществом на основе смыслов и потенциалов может служить витальный подход, предполагающий

использование парадигмы существования, а также положения телеологии, предполагающие целесообразность качественной определенности существования системы с точки зрения интересов существования надсистемы, включающей первую.

Парадигма существования предусматривает, что существование является главной ценностью субъекта. Под субъектом в настоящей статье понимается любая живая система, в том числе организационная, которая выступает в отношениях со средой в качестве деятеля, то есть совершающего действие.

Стремление к существованию выступает системообразующим фактором для системы деятельности указанных систем (субъектов). Смыслом и содержанием существования для человека является удовлетворение его интересов. Аналогично обстоит дело на национальном уровне: национальные интересы определяют смысл существования нации как субъекта -носителя этих интересов.

По Конституции РФ носителем «суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации» является народ России. В связи с этим логично было бы использовать термин «народные интересы» или «интересы народа», но сложилось иначе, и пытаться менять это нецелесообразно не только по соображениям использования привычной фигуры речи. Господствующая ныне в науке концепция нации полагает динамичность нации и не отождествляет ее с народом как совокупностью граждан некоторого государства. Народ может быть в большей или меньшей степени нацией. В настоящей работе речь идет не о совокупности граждан, а об исторически сложившейся организационной системе, которая имеет множественные внутренние отношения и системные признаки, в частности целостность,

эмерджентность и ингерентность. Такой системой и является нация. Она обладает общностью традиций, потребностей, стремлений,

исторических судеб и воспоминаний, прочувствованным, а затем и осознаваемым единством воли к совместной жизни. Нация осознает факт общего прошлого и имеет волю к совместной жизни [13]. «Нация есть...личность, ноумен, а не феномен исторического процесса», -писал Н.А. Бердяев [14].

Категория «интерес» тесно связана с категориями «потребность», «ценность», «смысл», «цель». Каждая из них имеет оттенки смысла в разных концептуальных подходах и у разных авторов. Порой некоторые из них используются как синонимы или члены одного ряда. В экономической литературе нет единого взгляда на трактовку взаимосвязи потребностей и интересов [10]. В рамках системного подхода в целях формирования методологических оснований для стратегического управления далее в работе используются следующие трактовки.

Потребность - это зависимость субъекта от содержания условий для поддержания его существования. При этом потребность может проистекать из объективных естественных законов бытия и рассматриваться как естественная, например потребность в еде, а также вытекать из частной, признанной (желаемой) субъектом качественной определенности своего бытия, например потребность в творчестве, уважении, выполнении социальной роли (миссии), в духовных переживаниях и т.д.

Неестественные потребности могут выступать в двух формах:

• потребность, управляемая волей, сознательно признанная и принятая;

• потребность, прямо не управляемая волей, сложившаяся в результате впитанной культурной традиции, субъективной картины реальности и субъективно личного отношения с нею без критического осмысления.

Для полноты «группы событий» необходимо указать также «лжепотребности», удовлетворение которых объективно вредит субъекту.

Ценность - это любое материальное или

идеальное явление, имеющее значение для

субъекта, ради которого субъект прилагает

усилия8. Отсюда следует, что сбережение

8 Смирнов П.И. Ценность: стимул деятельности и одно из основных понятий социологии // Теоретический журнал «Credo new». 2011. № 1. С. 139-157.

ценностей может рассматриваться как потребность. Для определенности такую потребность удобно назвать ценностной.

Ценностью может являться в том числе источник (ресурс) удовлетворения неценностной потребности. Например, вода (водоем) является ресурсом для утоления жажды (потребности в поддержании водного баланса организма). В этом случае ценностная потребность, то есть потребность сбережения источника ресурсов является вторичной по отношению к соответствующим неценностным потребностям. Выявление такой потребности помогает сформировать практически значимое, предметно и объектно ориентированное целеполагание в рамках стратегического управления. При этом неценностные потребности наделяют смыслом усилия по удовлетворению соответствующих ценностных потребностей.

Удовлетворение потребностей, включая сбережение ценностей, рассматривается в качестве интересов субъекта. Интересы субъекта определяют мотивацию его деятельности и опредмечиваются целями и задачами деятельности. Л. Фейербах, например, также отождествлял с интересами человека его стремление к удовлетворению своих потребностей, к личному счастью9.

В сложившейся отечественной практике разработки концептуальных политических документов10, а также в ряде научных работ национальные интересы разделяются на три части: интересы личности, общества и государства.

Существуют разные подходы к содержанию категории «государство» в зависимости от контекста рассматриваемой проблемы и предпочтений исследователей. Например, зачастую собственно государство отождествляется с обществом или нацией. Для целей настоящей работы, при этом согласуясь с логикой разделения общества и государства при трехчастном представлении национальных интересов, государство рассматривается как система власти, надстройка управления. В этом случае оно не может иметь интересов, паритетных (однорядовых) с интересами личности и общества. Государство имеет задачи и функции по

9 Философская энциклопедия. В 5 т. М.: Советская энциклопедия. Под ред. Ф.В. Константинова. 1960-1970. Статья А. Айзиковича «Общественные интересы».

10 Стратегия национальной безопасности Российской Федерации: утверждена Указом Президента РФ от 31.12.2015 № 683.

36 №р://йп-^гЛ.1

обеспечению национальных интересов. С системной точки зрения оно само представляет ценность для нации как средство (ресурс) для обеспечения других национальных интересов.

Вместо интересов общества точнее использовать термин «интересы нации» или «интересы нации в целом», поскольку субъектом здесь является нация, и общество не тождественно нации и народу. Оно является формой совместной жизнедеятельности народа, социальной

организацией взаимоотношений внутри народа.

Интересы личности, взятые автономно от нации, представляют собой абстракцию, не соответствуют ни одной реально живущей личности. Фактические автономные интересы одной личности противоречат таковым других личностей и в то же время могут значительно совпадать с интересами нации в целом. В то же время системы не бывает без элементов, поэтому интересы системы органично должны включать как ценности сами элементы и их гармоничное сосуществование в рамках системы и на благо системы.

Существуют специфические интересы нации в целом как субъекта бытия, отличающиеся от личностных, однако они не полностью дифференцируются от последних, не полностью вычленяются из них. Живые, в том числе социальные и организационные, системы более адекватно описываются не иерархическими и аддитивными структурами, а фрактальными и сетевыми (иногда сетецентрическими) [15]. Это означает, что интересы нации в целом и личности для благополучного существования должны взаимно отражать друг друга, быть ингерентными относительно друг друга. Ценности и потребности, определяющие содержание существования нации, должны входить в систему ценностей и потребностей личности, а ценности и потребности личности не должны игнорироваться на национальном уровне. Степень диффузии интересов нации как целостного субъекта и интересов личностей определяет гармонию общественной жизни, сплоченность нации, ее целеустремленность и способность к мобилизации. В то же время нельзя не учитывать, что интересы нации всегда опредмечиваются через персонификацию. Они существуют и реализуются только, если входят в личностные интересы хотя бы части нации, хотя бы ее элиты. Таким образом, вместо суммы интересов нации и личности целесообразно формулировать национальные интересы, как двуединство интересов нации и

личности, как общего, не сводимого к совокупности (сумме) частностей, и частностей необособляемых, неотделимых полностью от общего. Механистичный подход разделения национальных интересов на три составляющие неадекватно отражает системную целостность субъекта - носителя национальных интересов.

Под национальными интересами, в связи с изложенным, целесообразно понимать

удовлетворение основных потребностей нации, обеспечивающих ее существование. В рамках используемой парадигмы существования национальные интересы определяют

качественную определенность существования нации и являются основой целеполагания стратегического управления, поскольку их полное удовлетворение есть необходимое и достаточное условие существования нации на уровне, осознанном наиболее желаемым из возможных. Уровни удовлетворения интересов могут быть заданы на качественных или количественных шкалах. Это не означает, что национальные интересы могут или должны быть осознаны одинаково всеми представителями нации. В качестве руководства к действию национальные интересы формулирует элита нации, а принимает государство. При этом мнение части элиты, представленной деятелями культуры и науки, может не совпадать с мнением части элиты, облеченной властными полномочиями.

В современном глобализирующемся,

высокодинамичном мире, сильно зараженном ментальными вирусами, подверженном

ментальному терроризму, в том числе кибертерроризму, и уставленном ментальными ловушками [16], весьма высока вероятность формулирования ложных или обессмысленных (пустых) интересов и смыслов, навязываемых государству ненационально ориентированными, как правило, анонимными

выгодоприобретателями. Так, борьба за абстрактные права абстрактной личности, за «толерантность» и мультикультурализм привели к гибели целых обществ (как это случилось, например, в Югославии и Ливии), размыванию культурных ареалов, утрате культурной и гражданской идентичности, сокращению суверенитета народа на территории своего исторического существования, что наблюдается сегодня в Ираке, Сирии, в пределах Евросоюза и других регионах.

В связи с этим представляется, что весьма важна и актуальна проблема поиска научного обоснования

национальных интересов, разработки методологии их выявления, формализованного описания и оценки степени достижения (удовлетворения). Основными методологическими вопросами здесь являются следующие.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1) Что следует относить к потребностям нации? Что является потребностью, а что средством или условием ее удовлетворения?

2) На каком уровне общности целесообразно описывать потребности? На уровне национальных интересов следует рассматривать только первичные потребности или также вторичные и другие производные?

Удовлетворение излишних потребностей распыляет ресурсы субъекта, а неосознание, невыявление потребностей, напротив, ведет к невозможности достичь качественной

определенности существования субъекта на необходимом уровне и может его погубить.

Научный подход к исследованию категории «национальный интерес» и ее предметному наполнению для использования в стратегическом управлении предполагает выделение объективного (поддающегося научному обоснованию) и субъективного начал, общего (применимого к любой нации) и частного (применимого к России).

Объективные потребности и ценности нации, удовлетворение и достижение которых необходимо для ее существования, вытекают из системообразующих факторов нации.

Необходимость поддержания (обеспечения) таких факторов диктуется стремлением к существованию. В самом общем виде для существования любой открытой системы необходимы три составляющих: элементы, отношения между ними, а также ресурсы для осуществления функционирования системы. Системообразующие факторы связывают первые два компонента в систему некоторым образом, позволяющим сформировать ее эмерджентность и ингерентность. Ресурсы обеспечивают

функционирование системы и ее воспроизводство. К системообразующим факторам нации целесообразно отнести следующие:

• территорию осуществления суверенитета нации - территорию страны, а также исключительные экономические зоны (в перспективе, вероятно, и зоны в космическом пространстве и на поверхности планет Солнечной системы);

• население - «человеческий объем» нации (народа);

• гражданскую идентичность населения -патриотизм;

• культурную традицию;

• механизмы и правила взаимодействия личностей, социальных групп, институтов (элементов и подмножеств элементов) -государство и общественную координацию.

В упомянутой ранее Стратегии эти факторы, а также потребности в ресурсах в основном нашли отражение в формулировках национальных интересов. Однако в этих формулировках местами отмечается смешение целей и средств, потребностей разного уровня общности. Например, конкурентоспособность экономики, оборону, развитие демократических институтов точнее рассматривать как средства достижения благоденствия, а не «объективно значимые потребности». Ряд национальных интересов (укрепление..., повышение... и т.п.) носит декларативный характер. Интерес

«конкурентоспособность экономики» не имеет четкого смысла - вполне логично, что какая-то российская продукция пользуется спросом на внешних рынках даже высокотехнологичной продукции, другая - нет. Плохо сочетаются статус лидерства и взаимовыгодные партнерские отношения. При этом содержание лидерства в документе не раскрыто - дипломатическое, моральное, экономическое, военное, научное, культурное, спортивное или какое-либо другое. Вероятно, нормативно определенный перечень национальных интересов следует рассматривать как интерпретацию потребностей нации через призму публичного объявления основных политических установок властной элиты на ближайшие шесть лет. Однако в целях построения методологически непротиворечивой, пригодной к объективному анализу и моделированию основы целеполагания при стратегическом управлении требуется дальнейшая научная проработка национальных интересов на основе системообразующих факторов и содержания ресурсного обеспечения, а также их дополнения субъективно ценностным содержанием, определяющим духовные компоненты

качественной определенности существования нации и обретающим обоснование и объяснение через научное описание национальной культурной традиции, форм и способов ее адаптации к современности.

38 №р:/Лп-^й.г

Для определенности национальные интересы, непосредственно отражающие

системообразующие факторы нации и их ресурсное обеспечение, являющиеся устойчивыми в метастратегической перспективе, целесообразно рассматривать как фундаментальные.

Национальные интересы на уровне, заданном в Стратегии, - стратегические. Фактически последние при соответствующем уточнении должны служить основой стратегического планирования во временном масштабе, заданном ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации»11. Рассмотрим далее

фундаментальные национальные интересы.

Территория служит основой формы существования нации в пространстве. На суверенной территории нация имеет возможность в полной мере применять право для защиты своих национальных интересов. История человечества наполнена множеством войн за территории, которые являются источником всевозможных ресурсов и одним из признаков национального могущества. Германский геополитик первой половины ХХ в. К. Хаусхофер обосновывал идею территориальной экспансии своей нации тем, что она якобы заслужила своими цивилизационными достижениями большего пространства для жизнедеятельности [17]. Наличие суверенной территории - объективная национальная потребность, однако в конкретных исторических условиях частной субъективной интерпретацией территориального национального интереса какой-либо страны может быть уступка части (но только части) территории за какой-либо «бонус», например мирный договор или обмен участками территорий. Есть такие примеры и в истории России. Объективным национальным интересом России в отношении территории является ее сохранение в географическом и качественном содержании. Качество здесь предполагает пригодность для жизни в биологическом смысле и (или) для деятельности людей (экономической, оборонной, научной и т.п.). В настоящее время Россия не испытывает дефицита территории, однако нельзя исключать ситуативно обусловленную коррекцию территориального национального интереса, возникающую в связи с реализацией других интересов и на основании плебисцитов, как это, например, произошло при возвращении Крыма в состав России в 2014 г.

11 О стратегическом планировании в Российской Федерации: Федеральный закон от 28.06.2014 № 172-ФЗ. URL: http://base.garant.ru/70684666

Население (демографический фактор) является наиболее очевидным системообразующим фактором, поскольку если нет населения - нет и нации. Снижение численности населения ниже некоторого порога (своего для каждой нации в каждой конкретной исторической реальности) приводит к невозможности обеспечить наличие и реализацию других системообразующих факторов. В то же время объем и динамика численности населения для разных стран неоднозначно относятся к национальному интересу. Для России, не страдающей от перенаселения, для цивилизационного освоения территории, укрепления других системообразующих факторов объективным национальным интересом является увеличение численности населения. Поскольку важен не только объем населения, но и органичная встроенность жителей в структуру системы-нации и ее отношения, их участие в формировании свойств эмерджентности системы-нации, то рост населения важен прежде всего за счет естественного прироста, а также иммиграции людей, идентифицирующих себя с русской культурной традицией, признающих себя гражданами и патриотами России. Трудовая миграция в Россию, сопровождаемая недостаточной культурной интеграцией, уже сформировала ряд социально-экономических проблем. Яркий пример негативных последствий роста населения за счет иммигрантов чуждой культуры демонстрирует приток в Европу арабов и африканцев, возникший в конце ХХ в. и сформировавший лавину переселенцев в 2015 г.

Патриотизм позволяет сохранять объем населения и сплачивать его для реализации остальных национальных интересов, то есть укрепляет связность системы. Патриотизм - это одно из внешних проявлений культурной традиции и согласованности интересов общего и частного -нации в целом и личности. Патриотизм основан на двух началах: материальном (социально-экономические и административные аспекты комфортности персонального бытия в стране) и духовном (культурная традиция, ощущение принадлежности к нации). Духовная основа является главной, поскольку материальным аспектам бытия можно найти альтернативу в других странах, а национальной культурной традиции ввиду ее уникальности, по определению, - нет. Культурная идентификация человека поддерживает его гражданскую идентификацию и в случае неудовлетворенности материальными аспектами бытия.

http://fin-izdat.r

Культурная традиция - основа

самоидентификации населения как граждан и эмерджентности нации, ее отличительный признак в мировой цивилизации. Культурная традиция задает телеологический смысл существования и определяет культурные, в том числе духовные аспекты качественной определенности

существования нации и, в частности, ее ингерентности в отношении мировой цивилизации.

Поддержание культурной традиции также относится к объективным национальным интересам. Теряя ее, нация либо перенимает (подчиняется) иную, чужую культурную традицию, либо деградирует. В любом случае нация, как цивилизационная самобытность, исчезает, растворяется в мировом сообществе и в этом смысле гибнет. Правовое, политическое, административно-территориальное оформление этого процесса и констатация факта ликвидации субъекта международных государственных отношений может задерживаться после гибели культурной, но сути дела это не меняет.

Иллюстрация сказанному легко находится в перипетиях недалекого исторического прошлого

России. Несмотря на революционный пафос и

" 12 принцип «партийности литературы» , советская

власть поняла, что преемственность русской

традиции через революционную пертурбацию

всего жизненного уклада страны важнее, чем

классовая неприязнь к дореволюционной элите,

героям истории и культуры несоциалистического

Отечества. Культурная преемственность советской

и дореволюционной России имеет и глубинные

метафизические корни, исследованные, в

частности, Н.А. Бердяевым в работе «Истоки и

смысл русского коммунизма». Напротив,

либеральная пропаганда постмодернистских,

буржуазных ценностей на фоне массированной

дискредитации истории и культуры России,

мироощущения народа России в период

контрреволюции на рубеже 1980-1990-х гг.

породили затяжной нравственный кризис русской

нации, снижение патриотизма, рост эмиграции

(фактической и желаемой).

Яркий пример культурной гибели нации демонстрирует современная Украина. Отторжение русской культурной традиции и отмежевание от общей с Россией истории на уровне элиты и квазиэлиты, выталкивание народа в постмодернистскую евроментальность, в том

12 Ленин В.И. Партийная организация и партийная литература // Газета «Новая жизнь» № 12 от 13.11.1905.

)ита1/пайопа1/ 39

числе с использованием ментальных ловушек, привели к значительному размыванию нравственных и духовных норм украинского общества, «одичанию» социальных отношений и по вертикали, и по горизонтали на всех уровнях. За последние 25 лет, по официальной украинской статистике, население Украины сократилось примерно на 1/513 (в реальности, вероятно, значительно больше14). Только за 2014-2015 гг. Украина потеряла 2,5 млн чел., иммигрировавших вместе с территорией (Крым и Севастополь), 3,8 млн чел., вышедших вместе с территорией из-под украинского суверенитета (Донбасс), порядка 0,4 млн чел., запросивших статус беженцев в одной только России15. Количество переехавших в Россию в этот период превышает 1 млн чел.16 По социологическим исследованиям, проведенным в 2015 г., 70% жителей Украины не видят будущего в этой стране, а 20% решительно намерены ее покинуть17.

Содержание культурной традиции для каждой страны разнится, то есть имеет национальный (субъективный) характер. Сохранение и развитие вполне определенной культурной традиции (для России - русской) должно осознаваться и приниматься властной частью элиты нации в качестве идейного и духовного начала политики и стратегического управления страной.

Действующий вариант Стратегии национальной безопасности предусматривает формирование политики в части, касающейся культуры, на сохранении и приумножении «традиционных российских духовно-нравственных ценностей», однако пока конкретное содержание русской культурной традиции в документах уровня стратегического управления не раскрывается. В то же время оно достаточно глубоко разработано и представлено в современной научной литературе. Так, например, научное осмысление и описание русской культурной традиции с использованием философско-антропологического подхода на основе обширной эмпирической базы текстов русской культуры изложено в работе [18], актуальная синкретическая идеология для России предложена В.К. Захаровым18, содержание

13 URL: http://ukrstat.gov.Ua/operativ/operativ2007/ds/nas_rik/n as_u/nas_rik_u.html

14 URL: http://resfed.com/article-88

15 https://fms.gov.ru/about/activity/stats/Statistics/Predostavlenie _ubezhishha_v_Rossijskoj

16 URL: http://aif.ua/society/social/1486118

17 URL: http://vesti-ukr.com/strana/124843-kazhdyj-pjatyj-ukrainec-nastroen-pokinut-stranu

18 Захаров В.К. Объединительная (синкретическая) идеология для России // Национальные интересы: приоритеты

национального русского идеала раскрыто в работе [8]. При этом важно учитывать, что именно русская культурная традиция, впитывая компоненты величия традиции других этнических культур, присутствующих в России, является системообразующим фактором, без которого развитие народа России в нацию невозможно. Общество должно иметь фильтры и «иммунные» системы в отношении любых образцов, противоречащих русской культурной традиции. Государство, в свою очередь, должно организовывать, обеспечивать и охранять эти фильтры и иммунные системы. Для этого русская культурная традиция должна быть идентифицирована на официальном уровне.

Ранее было отмечено, что государство само по себе является ценностью нации. Нация создает государство в соответствии с уровнем своего развития и понимания общественных отношений и смысла бытия, то есть культурной традицией. Государство призвано, используя властные полномочия, обеспечить гармонию внутренних отношений между субъектами общественных и государственных структур, доверие к власти, степень удовлетворения социальных ожиданий, со-трудничество, со-существование социальных групп и т.п. В лице своих представителей государство призвано осознать в явном виде национальные интересы и опредметить их, как было отмечено ранее, в целях и задачах реальной политики. Государство обеспечивает мобилизацию нации для создания потенциала обеспечения ее существования - ресурсов и механизмов их использования.

С системной точки зрения в обществе для обеспечения упреждающей адаптивности системы к среде и ее эволюционного изменения адекватно развитию культуры нации должна быть обеспечена генерация знаний и воспроизведение носителей интеллекта, нравов и воли, а также налажена работа механизмов селекции и реализации знаний и социальных лифтов для воспроизводства элиты в соответствии с национальной традицией. Исходя из этого творческая реализация личностей и устойчивые механизмы общественной

координации на различных уровнях организации и в различных предметных срезах

жизнедеятельности [19] также является национальным интересом, поскольку задает качество нации с цивилизационной точки зрения и прямо влияет на ее эмерджентность. Те или иные формы государственного устройства носят преходящий и субъективный характер. Их создание и совершенствование, скорее, относится к инструментам обеспечения существования

и безопасность. 2013. № 11. С. 2-13.

нации во всей полноте желаемой качественной определенности и может рассматриваться в качестве целей и задач более низких порядков, чем национальные интересы.

Кроме системообразующих факторов для существования системы нужны ресурсы, обеспечивающие воспроизводство нации и реализацию ее ингерентности в окружающей среде (природе и человеческой цивилизации, как метасистеме, включающей каждую нацию).

С одной стороны, очевидно, что без ресурсов существование нации невозможно, следовательно, их наличие, преумножение и структурное развитие является национальным интересом. С другой -объем ресурсов, которые способна потреблять нация, может значительно превышать пороги, отражающие необходимый для существования минимум. Чрезмерное потребление каких-либо ресурсов может привести к их истощению и деградации окружающей среды, создать проблемы существования. В связи с этим национальным интересом является не просто увеличение потребления ресурсов, а развитие потенциала для обеспечения существования нации, то есть удовлетворения остальных национальных интересов. Объем используемых ресурсов должен обеспечить самодостаточность экономики, позволяющую поддерживать системообразующие факторы хотя бы на минимально необходимом уровне и осуществлять воспроизводство национального богатства в любых условиях международной экономической конъюнктуры.

Конкретные цели и задачи по сбережению, воспроизводству и использованию ресурсов -предмет стратегического управления и реальной политики, в том числе с использованием научно обоснованных оценок и расчетов. Здесь важно отметить, что в число ресурсов включаются не только материальные и финансовые, но также кадровые ресурсы, уровень образованности населения, уровень обороноспособности и другие компоненты физической и информационной защиты нации от агрессивных воздействий среды.

Если общество возникло как результат стремления людей повысить уровень качественной определенности (безопасности) существования, то эмерджентность нации должна проявляться, наряду с культурной традицией и общенациональными достижениями, в

предоставлении представителям нации (элементам системы) возможностей возвышения

существования, которые они никогда бы не получили в самостоятельной жизнедеятельности или жизнедеятельности в субнациональных социальных группах. Люди должны иметь

возможность реализовать свой потенциал на благо нации, ощущать свое существование как благоприятное, разделять интересы,

сформулированные на уровне нации, осуществлять жизнедеятельность согласно государственным уложениям и национальной культурной традиции - для России русской традиции в сочетании с частными традициями этнических и социальных групп. В связи с этим национальным интересом на личностном уровне является обеспечение субъективно

воспринимаемого благоприятного (безопасного) существования личности с учетом интересов нации в целом (удовлетворение естественных потребностей на основе культурной традиции, приобретение социальной значимости полезным для нации способом, переживание положительных эмоций и избегание негативных) как можно большим количеством населения.

Свойство эмерджентности нации дополняется свойством ингерентности и вступает с ним в диалектическое взаимодействие. Эмерджентность может проявляться в развитии возможностей, в том числе технологических, и создавать базис не только для положительных, но и негативных проявлений жизнедеятельности нации, например таких, как невосполняемое потребление окружающей среды, порабощение других наций. Специально сформированная ингерентность предоставляет возможность системе

взаимодействовать с окружающей средой и избежать разрушения в результате неограниченного, эгоистичного ее потребления. Множество национальных интересов России, определяющих возможность и смысл ее существования, вероятно, не может ограничиваться потребностями, замкнутыми только на собственное существование.

В соответствии с русской научной традицией нация есть высшая форма развития этноса. Ею может стать народ, обладающий уникальной национальной идеей, положительно ценной для всего человечества [20]. Представляется, что такой идеей может послужить интерес построения справедливого многополярного мироустройства, реализации принципов не конкурентного, а паритетного сотрудничества стран,

коэволюционного развития системы «человек -Земля - Вселенная», исключение военных инструментов и средств из международной политики. Этот интерес, реализуемый через диалог, а не в терминах власти, носит субъективный (в частности, российский) характер и его трудно (если вообще возможно) обосновать на научном уровне, без привлечения телеологии и морали любви к ближнему как к самому себе, однако он, вероятно, не противоречит русской

традиции [8, 18] и поэтому нет оснований отказываться от него.

Ингерентность русской нации в мировое сообщество на основе учета интересов других наций и в целом человечества целесообразно диалектически дополнить по субъективным же соображениям контртезой, заключающейся в уточнении видения стратегического аспекта обеспечения обороноспособности через витальный подход. В условиях военно-экономических возможностей США, их политической и военно-технической

устремленности на разрушение военно-стратегического паритета с Россией и агрессивной внешней политики для достижения своих интересов, наиболее доступным способом выживания для России остается сохранение потенциала возмездия на неприемлемом для агрессора уровне. Этот потенциал и очевидная готовность его применить служит достаточно надежным фактором сдерживания любой агрессии в отношении России.

Очевидно, что все предложенные национальные интересы, которые поддаются научному обоснованию и могут служить основой реальной политики и стратегического управления, взаимосвязаны (рис. 1). Наиболее проблемной частью является обеспечение системного единства

интересов личности и нации в целом. Это возможно осуществлять на основе учета физиологической и психической природы человека, проведения целенаправленной образовательной и информационной политики и учета фрактальности структуры системы-нации. Последнее означает, что национальные потребности должны проецироваться на все слои и уровни государственной и общественной деятельности. Управление в любом организационном масштабе, на любых предметных, временных и пространственных срезах должно сверяться с национальными потребностями и строиться на основе культурной традиции, выработанной, поддерживаемой и развиваемой нацией.

В настоящей статье предпринята попытка обосновать (объективно и с использованием ценностных предпочтений) предложения национальных интересов, как основы стратегического целеполагания. Их практически значимая формулировка является прерогативой политического руководства страны. Наука здесь может лишь указать границы допустимого, определить объективные закономерности, оценить пространство устойчивости на основе моделирования динамики системообразующих факторов и ресурсов в условиях конкретной внутренней и внешней обстановки.

Рисунок 1

Взаимовлияние национальных интересов

Список литературы

1. Афиногенов Д.А. Методологические основы формирования государственной политики в области защиты национальных интересов Российской Федерации: монография. М.: ФБУ НЦПИ Минюст России, 2012. 132 с.

2. Прохожее А.А. Теория развития и безопасности человека и общества: монография. М.: Ин-октаво, 2006. 288 с.

3. АрбатовА.Г. Безопасность: российский выбор. М.: ЭПИцентр, 1999. 525 с.

4. Кузнецов В.И. Российская идеология 21. Опыт социологического исследования формирования российской идеологии 21 века. М.: Книга и бизнес, 2004. 552 с.

5. Кортуное С.В. Становление политики безопасности. Формирование политики национальной безопасности в контексте проблем глобализации. М.: Наука, 2003. С. 29.

6. Селиванов А.И., Трошин Д.В. О методологических основаниях реализации закона от 28.06.2014 № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» // Экономика. Налоги. Право. 2015. № 3. С. 18-23.

7. Сильвестров С.Н. Безопасность, обеспеченная развитием // Экономические стратегии. 2009. № 3. С. 42-47.

8. Шишкин В.А. Национальный идеал как общий закон развития культуры: монография. Барнаул: Концепт, 2014. 230 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Галенович Ю.М. К духовному взаимопониманию. О единственной прочной основе добрососедских отношений России и Китая // Свободная мысль. 2006. № 5. С. 45-46.

10. Леонтьев Р.Г., Веретенников Н.П., Адаменя А.И., Орлов А.Л. Отраслевые корпорации и региональный бизнес: интеграция интересов. М.: ВИНИТИ РАН, 2009. 616 с.

11. Морозов А.В., Полякова Т.А. Организационно-правовое обеспечение информационной безопасности: монография. М.: РПА Минюста России, 2013. 276 с.

12. Мид У.Р. Власть, террор, мир и война. Большая стратегия Америки в обществе риска. М.: Прогресс-Традиция, 2006. 208 с.

13. Устрялов Н. Элементы государства. Из лекций по общему учению о государстве, читаемых автором на Харбинском юридическом факультете. В кн.: Классика геополитики, ХХ век. М.: АСТ, 2003. 731 с.

14. Бердяев Н.А. Философия неравенства. Письма к недругам по социальной философии. Париж: YMCA-Press, 1970. 244 с.

15. Бородакий Ю.В., Лободинский Ю.Г. Эволюция информационных систем (современное состояние и перспективы). М.: Горячая линия-Телеком, 2011. 368 с.

16. Сидоров П.И. Ментальный терроризм гибридных войн и синергетика асимметричной обороны // Экология человека. 2014. № 11. С. 38-54.

17. Хаусхофер К. Границы в их географическом и политическом значении. В кн.: Классика геополитики, ХХ век. М.: АСТ, 2003. 731 с.

18. Андреев А.П., Селиванов А.И. Русская традиция. М.: Алгоритм, 2004. 320 с.

19. Ворожихин В.В. Стратегическая координация: инструмент современного управления. LAP LAMBERT Academic Publishing, 2014. 184 с.

20. Львова Н.Н. Национальная политика в координатах государственной безопасности России. М.: Голос-Пресс, 2012. 192 с.

Национальные интересы: National Interests:

приоритеты и безопасность 5 (2016) 32-45 Priorities and Security

ISSN 2311-875X (Online) Priorities of Russia

ISSN 2073-2872 (Print)

THE METHODOLOGICAL FRAMEWORK FOR LISTING RUSSIA'S NATIONAL INTERESTS AS THE BASIS FOR SETTING UP STRATEGIC GOVERNANCE GOALS

Dmitrii V. TROSHIN

Financial University under Government of Russian Federation, Moscow, Russian Federation giopup2@yandex.ru

Article history:

Received 28 December 2015 Received in revised form 3 February 2016 Accepted 17 February 2016

JEL classification: Z00

Keywords: national interest, nation, systemically important factor, existence, need

Abstract

Importance The article focuses on fundamental relations in national interests and strategic governance concerning unbiased grounds for identifying national interests.

Objectives The research substantiates the unbiased list of Russia's national interests using a vital approach.

Methods The research draws upon clauses of the systems theory, dialectics, strategic governance methods.

Results I briefly analyzed the main approaches to comprehending the concept of national interest and its use for strategic governance purposes, and preparing lists of national interests in the Russian and foreign politics and science. The article shows that the approaches insufficiently rely upon a systems analysis. Interests generate the substance of key values of a person who has them, i.e. existence, and stem from the need to ensure systemically important factors, and resources for life and reproduction of the nation.

Conclusions and Relevance Personal and national interests should be considered as a systemic unity and coordinated on the basis of the cultural tradition using the fractality of national values and needs. National interests are mutually related and can be the basis for setting up goals of strategic governance.

© Publishing house FINANCE and CREDIT, 2015

References

1. Afinogenov D.A. Metodologicheskie osnovy formirovaniya gosudarstvennoi politiki v oblasti zashchity natsional'nykh interesov Rossiiskoi Federatsii: monografiya [The methodological framework for formulating the State policy for protection of national interests of the Russian Federation: a monograph]. Moscow, Ministry of Justice of the Russian Federation Publ., 2012, 132 p.

2. Prokhozhev A.A. Teoriya razvitiya i bezopasnosti cheloveka i obshchestva: monografiya [The theory of personal and public development and security: a monograph]. Moscow, In-oktavo Publ., 2006, 288 p.

3. Arbatov A.G. Bezopasnost': rossiiskii vybor: monografiya [Security: Russia's choice: a monograph]. Moscow, EPItsentr Publ., 1999, 525 p.

4. Kuznetsov V.I. Rossiiskaya ideologiya 21. Opyt sotsiologicheskogo issledovaniya formirovaniya rossiiskoi ideologii 21 veka: monografiya [Russian ideology 21. An Essay in the Sociological Study of the Formation of Russian Ideology in the 21st Century: a monograph]. Moscow, Kniga i biznes Publ., 2004, 552 p.

5. Kortunov S.V. Stanovlenie politiki bezopasnosti. Formirovanie politiki natsional'noi bezopasnosti v kontekste problem globalizatsii [The security policy origination. Formulating the national security policy in terms of globalization issues]. Moscow, Nauka Publ., 2003, p. 29.

6. Selivanov A.I., Troshin D.V. [On the methodological principles for implementing Federal Law On Strategic Planning in the Russian Federation of June 28, 2014 № 172-FZ]. Ekonomika. Nalogi. Pravo = Economics, Taxes & Law, 2015, no. 3, pp. 18-23. (In Russ.)

7. Sil'vestrov S.N. [Security reinforced with development]. Ekonomicheskie strategii = Economic Strategies, 2009, no. 3, pp. 42-47. (In Russ.)

8. Shishkin V.A. Natsional'nyi ideal kak obshchii zakon razvitiya kul'tury: monografiya [A national ideal as the common law of cultural development: a monograph]. Barnaul, Kontsept Publ., 2014, 230 p.

9. Galenovich Yu.M. [Towards mutual mental consent. On the single firm basis for good neighborhood of Russia and China]. Svobodnaya mysl' = Free Thought, 2006, no. 5, pp. 45-46. (In Russ.)

10. Leont'ev R.G., Veretennikov N.P., Adamenya A.I., Orlov A.L. Otraslevye korporatsii i regional'nyi biznes: integratsiya interesov [Sectoral corporations and regional business: integration of interests]. Moscow, VINITI RAS Publ., 2009, 616 p.

11. Morozov A.V., Polyakova T.A. Organizatsionno-pravovoe obespechenie informatsionnoi bezopasnosti: monografiya [The organizational and legislative framework for information security: a monograph]. Moscow, Ministry of Justice of the Russian Federation Publ., 2013, 276 p.

12. Mead W.R. Vlast', terror, mir i voina. Bol'shaya strategiya Ameriki v obshchestve riska [Power, Terror, Peace and War: America's Grand Strategy in a World at Risk]. Moscow, Progress-Traditsiya Publ., 2006, 208 p.

13. Ustryalov N. Elementy gosudarstva. Iz lektsii po obshchemu ucheniyu o gosudarstve, chitaemykh avtorom na Kharbinskom yuridicheskom fakul'tete. V kn.: Klassika geopolitiki [Elements of the State. Based on lectures on general doctrine of the State as the author presented at the Harbin Faculty of Law. In: Classics of Geopolitics]. Moscow, AST Publ., 2003, 731 p.

14. Berdyaev N.A. Filosofiya neravenstva. Pis'ma k nedrugam po sotsial'noi filosofii [The Philosophy of Inequality]. Paris, YMCA-Press Publ., 1970, 244 p.

15. Borodakii Yu.V., Lobodinskii Yu.G. Evolyutsiya informatsionnykh sistem (sovremennoe sostoyanie i perspektivy) [The evolution of information systems: the current condition and prospects]. Moscow, Goryachaya liniya-Telekom Publ., 2011, 368 p.

16. Sidorov P.I. Mental'nyi terrorizm gibridnykh voin i sinergetika assimetrichnoi oborony [Mental terrorism of hybrid warfare and the synergy of asymmetric defense]. Ekologiya cheloveka = Human Ecology Journal, 2014, no. 11, pp. 38-54.

17. Haushofer K. Granitsy v ikh geograficheskom i politicheskom znachenii. V kn.: Klassika geopolitiki [Grenzen in ihrer geographischen und politischen Bedeutung. In: Classics of geopolitics]. Moscow, AST Publ., 2003, 731 p.

18. Andreev A.P., Selivanov A.I. Russkaya traditsiya [The Russian tradition]. Moscow, Algoritm Publ., 2004, 320 p.

19. Vorozhikhin V.V. Strategicheskaya koordinatsiya: instrument sovremennogo upravleniya [Strategic coordination: a contemporary management tool]. LAP LAMBERT Academic Publishing, 2014, 184 p.

20. L'vova N.N. Natsional'naya politika v koordinatakh gosudarstvennoi bezopasnosti Rossii [National policy in terms of the national security of Russia]. Moscow, Golos-Press Publ., 2012, 192 p.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.