Научная статья на тему 'Мельницы в традиционной жизни чувашей'

Мельницы в традиционной жизни чувашей Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
137
17
Поделиться
Ключевые слова
ЧУВАШИ / ВЕТРЯНЫЕ МЕЛЬНИЦЫ / ВОДЯНЫЕ МЕЛЬНИЦЫ / МИСТИЧЕСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ / ТРАДИЦИОННАЯ КУЛЬТУРА

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Медведев Владислав Валентинович

Наиболее распространенными видами у чувашей были ветряные и водяные мельницы для обработки зерна и перемола его в муку. Чуваши верили в наличие на мельницах потусторонних сил, которым необходимо было приносить жертвы. Совершаемые обряды содержали животные и бескровные жертвы. Бытовали повествования о человеческих жертвоприношениях. Предпринимаемые меры защищали мельницы от поломки, прорыва запруды и прочих несчастий. Мельникам, приходившимся общаться с духами, приписывали тайные знания. Аналогичные действия встречаются в русской традиции.

THE MILLS IN TRADITIONAL LIFE OF THE CHUVASH

Most common types of the Chuvash were windmills and watermills for processing for grain and milling it in to the flour. Chuvash believed that there supernatural forces in the mills, which it was necessary to offer sacrifices. Committed ceremonies contained animals and bloodless sacrifices. The existed storytelling of human sacrifice. The mills defended measures taken against breakage, breakthrough dams and other misfortunes. Millers, has to communicate with the spirits, attributed the secret knowledge. Similar actions are occur in the Russian tradition.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Мельницы в традиционной жизни чувашей»

УДК 392:398.343 ББК Т.521 (=635)

В.В. МЕДВЕДЕВ МЕЛЬНИЦЫ В ТРАДИЦИОННОЙ ЖИЗНИ ЧУВАШЕЙ

Ключевые слова: чуваши, ветряные мельницы, водяные мельницы, мистические представления, традиционная культура.

Наиболее распространенными видами у чувашей были ветряные и водяные мельницы для обработки зерна и перемола его в муку. Чуваши верили в наличие на мельницах потусторонних сил, которым необходимо было приносить жертвы. Совершаемые обряды содержали животные и бескровные жертвы. Бытовали повествования о человеческих жертвоприношениях. Предпринимаемые меры защищали мельницы от поломки, прорыва запруды и прочих несчастий. Мельникам, приходившимся общаться с духами, приписывали тайные знания. Аналогичные действия встречаются в русской традиции.

V. MEDVEDEV THE MILLS IN TRADITIONAL LIFE OF THE CHUVASH

Key words: Chuvash, windmills, watermills, mystical ideas, traditional culture. Most common types of the Chuvash were windmills and watermills for processing for grain and milling it in to the flour. Chuvash believed that there supernatural forces in the mills, which it was necessary to offer sacrifices. Committed ceremonies contained animals and bloodless sacrifices. The existed storytelling of human sacrifice. The mills defended measures taken against breakage, breakthrough dams and other misfortunes. Millers, has to communicate with the spirits, attributed the secret knowledge. Similar actions are occur in the Russian tradition.

Известно, что перед употреблением зерновых культур в пищу проводится их обработка. Для этого чуваши использовали киле «ступы» и деревянные или каменные жернова, перемалывающие зерно и крупу. Для нужд поселения и окрестностей строили арман «мельницы». Слово арман возникло от авар «вертеть», «крутить», «вращать» и аффикса -ман [3. С. 32]. Несмотря на то, что мельницы принадлежали отдельным семьям и имели владельцев, они служили местами всеобщего пользования [7. Л. 187].

Н.И. Ашмариным выделены различные виды мельниц: ал-армане, алар-ман «ручная мельница», шыв армане, шыв арман «водяная мельница», дил армане, дил арман «ветряная мельница», керпе армане «круподерка», лаша армане, вут армане «паровая мельница» [1. С. 6].

Ручными мельницами мололи в домашних условиях. Водяные мельницы зависели от движения воды, их ставили в запрудах, у реки. Движение ветра вращало крылья ветрянок, которые для них были обязательными.

Ветряные мельницы были характерны для юго-восточной территории Чувашии, так как здесь невелики речные ресурсы [10. С. 240]. Подробное описание их технического устройства составлено Н.В. Никольским [8. С. 108-109].

Мельницу дил арман строили, поставив сруб, «от земли аршина в четыре», «на четырехугольный сруб сажени в три сажается восьмиугольный сруб, а на верх крыша. Сверху, поперек восьмиугольного сруба кладется вал, у которого один конец выступает наружу - длиною в аршин и в этот конец втыкаются крылья» [7. Л. 39-40]. Ветряные мельницы обеспечивали четырьмя или шестью крыльями. С противоположной стороны крыши, напротив крыльев, закрепляли три бревна, концы которых соединялись. Они служили рычагом для вращения мельницы к ветряной стороне [7. Л. 39-40].

Нижняя часть мельницы служила амбаром для зерна либо муки. Все ветрянки имели четное количество вращавших их крыльев: четыре, шесть, восемь, десять. Они приводили в движение вал, на котором держалось колесо с зубцами. Зубцы вращали шестеренку на верхнем конце веретена. Нижний

Исторические науки и археология

57

конец был вставлен в порхлицу. Зерно засыпали в ковш, пересыпающий его под жернов, смолотую муку отправляли в лари [1. С. 8].

Для мельницы шыв арман был необходим водоем. Движение такой мельницы зависело от водяного колеса, имевшего два обода, с закреплёнными на расстоянии досками. С внутренней стороны их подбивали, создавая ящики для подачи воды. По сбитому каналу вода попадала на колесо, наполняла ящики и приводила его в движение. Оно, в свою очередь, вращало колесо с палицами и шестерни с жерновами [8. С. 109]. Канал обеспечивал беспрерывную подачу воды [2. С. 178].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Водяные мельницы у чувашей были более распространены. В Башкортостане они встречались во многих крупных чувашских поселениях. Например, по притокам р. Меселька действовали пять водяных мельниц. Помимо них в с. Месели была ветрянка. В д. Таштамак (ныне Аургазинского района) к 1905 г. работали четыре мельницы. Располагались они по рекам Турсагали и Каран-Елга. Владельцами были Юнус, Василий, Захар и Иван, имевший еще молотилку, приводимую в движение водой. Старожилы с. Чуваш-Карамалы вспоминают водяные мельницы р. Кармалка. До 1970 г. работали восемь мельниц. Помнят имена мел1ьников Ивана Васильева, Николая Васильева, семью Стришенко (Струщенко)1.

У чувашей с мельницами связаны мистические представления. Наиболее жуткими были устные повествования о водяных мельницах. При частом прорыве плотины мельники якобы крали маленьких детей, подкармливали их в течение определенного времени, а затем «сажали» в воду. При этом узнавали, будет ли ребенок «держать» мельницу. Получив удовлетворительный ответ, его топили живым. Ребенка старались «посадить в воду» у основания плотины [6. Л. 80]. Легенды о человеческих жертвоприношениях среди чувашей не находят подтверждений историческими фактами. В конце концов, такие наррати-вы растворились во времени, на смену им пришли обряды, согласно которым при закладке мельниц в фундаменты «сажали» уже животных [9. С. 481].

Согласно народным поверьям, мельницы строили злые силы, мельники были людьми, общавшимися с ними и знавшими особые заклинания. Новая мельница не будет работать, пока не совершено человеческое жертвоприношение. Согласно легенде, на р. Цивиль под некоторыми мельницами жили злые духи Вуташ. Если весной, летом и осенью в определенное время не приносили им жертву, то они прорывали мельничную плотину. Потусторонняя сила, якобы обитавшая на мельнице, выходила по ночам, перемалывала зерно. В это время духов можно было увидеть [1. С. 6-10].

Помимо животных жертвоприношений при постройке мельницы совершали жертву кашей. Для предотвращения прорыва запруды поверх воды протягивали три нити. При ремонте прорвавшегося пруда следовало уложить воз хвороста, затем стебли хмеля, засыпать землей и установить рябиновый крест. Процедура была рассчитана на предотвращение прорыва воды и улучшение работы водяной мельницы [9. С. 546-547].

Жертву приносили и в русской традиции. Рассказывали, что в омут сталкивали запоздалых путников или опускали убитое животное. Впоследствии жертву составляли мука, разведенная водой в хлебной посуде, крошки хлеба, по праздникам - водка [5. С. 96]. Действия должны были защитить мельницу от поломки и задобрить хозяина воды, «ответственного» за плотину.

Животные черной масти, водившиеся в хозяйстве при мельнице, русскими считались наилучшим даром водяному. Совершаемые жертвоприношения

1 Полевой материал автора (Республика Башкортостан, Аургазинский р-н, разные поселения, 2013).

охраняли мельника от несчастного случая, при происшествии которого он мог утонуть [4. С. 124].

Богат упоминаниями о ветряных и водяных мельницах повествовательный фольклор чувашей. Так, средний сын ветра в сказке «Дети ветра» ломает крылья ветрянок. Аналогичное повествование о нем ведется в сказке «Что сильнее всего на свете». В мельничную запруду Васьлей, герой «Нужды», опрокидывает ведро с солодом для пива [11. С. 42, 111, 120].

Таким образом, ветряные и водяные мельницы были неотъемлемой частью традиционного хозяйства. О роли мельницы косвенно свидетельствуют упоминание в фольклоре и отношение чувашей к постройке. Зависимость и страх перед потусторонними силами, проживавшими на мельнице либо в мельничном пруду, общение мельника с ними, а также совершаемые обряды, говорят о почтительном отношении чувашей к мельницам.

Литература

1. Ашмарин Н.И. Словарь чувашского языка. Чебоксары: Руссика, 1994. Т. 1-2. 584 с.

2. Ашмарин Н.И. Словарь чувашского языка. Чебоксары: Чебоксарская тип. № 1, 2000. Т. 17. 440 с.

3. Егоров В.Г. Этимологический словарь чувашского языка. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 1964. 356 с.

4. Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография. М.: Наука, 1991. 511 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Максимов С.В. Нечистая, неведомая и крестная сила. СПб.: Этнографическое Бюро князя В.Н. Тенишева, 1903. 529 с.

6. Научный архив Чувашского государственного института гуманитарных наук (далее - НА ЧГИГН). Отд. I. Ед. хр. 167 - Никольский Н.В. Этнография. 1903-1910 гг. (474 л.).

7. НА ЧГИГН. Отд. I. Ед. хр. 174. - Никольский Н.В. Этнография. Фольклор. 1908-1910 гг. (695 л.).

8. Никольский Н.В. Краткий курс этнографии чуваш. Чебоксары: Чуваш. гос. изд-во, 1928. 226 с.

9. Салмин А.К. Система религии чувашей. СПб.: Наука, 2007. 654 с.

10. Чуваши: этнографическое исследование. Чебоксары: Чуваш. гос. изд-во, 1956. Ч. 1. 416 с.

11. Чувашские сказки. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 1984. 160 с.

References

1. Ashmarin N.I. Slovar' chuvashskogo yazyka [Dictionary Chuvash language]. Cheboksary, Rus-sika Publ., 1994. Vol. 1-2. 584 р.

2. Ashmarin N.I. Slovar' chuvashskogo yazyka [Dictionary Chuvash language]. Cheboksary, 2000. Vol. 17. 440 р.

3. Egorov V.G. Etimologicheskii slovar' chuvashskogo yazyka [Etymological dictionary Chuvash language]. Cheboksary, Chuvash Publishing House, 1964, 356 p.

4. Zelenin D.K. Vostochnoslavyanskaya etnografiya [Eastern Slavic ethnography]. Moscow, Nauka Publ., 1991. 511 р.

5. Maksimov S.V. Nechistaya, nevedomaya i krestnaya sila [Unclean, unknown and power of the Cross]. St. Petersburg, 1903. 529 р.

6. Nauchnyi arkhiv Chuvashskogo gosudarstvennogo instituta gumanitarnykh nauk. Otdel I. Edi-nitsa khraneniya 167. - Nikol'skii N.V. Etnografiya. 1903-1910 gody [Scientific archive of the Chuvash State Institute of Humanities. Archives I. Storing Unite 167 - Nikol'skii N.V. Ethnography. 1903-1910].

7. Nauchnyi arkhiv Chuvashskogo gosudarstvennogo instituta gumanitarnykh nauk. Otdel I. Edi-nitsa khraneniya 174 - Nikol'skii N.V. Etnografiya. Fol'klor. 1908-1910 gody [Scientific archive of the Chuvash State Institute of Humanities. Archives I. Storing Unite 174 - Nikol'skii N.V. Ethnography. Folklore. 1908-1910].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Nikol'skii N.V. Kratkii kurs etnografii Chuvash [A short course of ethnography Chuvashia]. Cheboksary, Chuvash Publishing House, 1928. 226 р.

9. Salmin A.K. Sistema religii chuvashei [System Chuvash religion]. St. Petersburg, Nauka Publ., 2007. 654 p.

10. Chuvashi: etnograficheskoe issledovanie [Chuvash: ethnographic research]. Cheboksary, Chuvash Publishing House, 1956. Part 1. 416 p.

11. Chuvashskie skazki [Chuvash tale]. Cheboksary, Chuvashia Publishing House, 1984. 160 p.

МЕДВЕДЕВ ВЛАДИСЛАВ ВАЛЕНТИНОВИЧ - кандидат исторических наук, заведующий кабинетом истории, Институт истории и филологии, Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова, Россия, Магнитогорск (vlad.etno@mail.ru).

MEDVEDEV VLADISLAV - candidate of historical sciences, manager of a history office, Institute of History and Philology, Nosov Magnitogorsk State Technical University, Russia, Magnitogorsk.