Научная статья на тему 'Православный фактор в истории чувашей'

Православный фактор в истории чувашей Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
110
21
Поделиться
Ключевые слова
ПРАВОСЛАВИЕ / РУССКИЕ / САВИРЫ/СУВАРЫ/ЧУВАШИ / ОБРЯДЫ И ВЕРОВАНИЯ / АССИМИЛЯЦИЯ / ORTHODOXY / RUSSIANS / SAVIR/SUVAR/CHUVASH / RITES AND BELIEFS / ASSIMILATION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Салмин Антон Кириллович

Целью статьи является анализ первоисточников и основной литературы по теме. Недостаточное освещение раннего этапа христианизации чувашей является серьезным упущением в науке и делает тему актуальной. Научной новизной статьи можно назвать вовлечение новых, не использованных до сих пор источников, а также объективный взгляд автора. Результатом исследования следует назвать показ исторических перипетий, через которые прошел народ, пока не стал православным. Результаты могут быть использованы, развиты и уточнены другими исследователями. Хронологическая незавершенность статьи делает ее перспективной. Православие как одно из направлений христианства среди чувашей ассоциировалось с русским народом. Приобщение к русской культуре и миссионерская деятельность среди чувашей проводились под флагом православия. Поэтому полезно проследить краткую раннюю историю приобщения предков чувашей к этому направлению в христианстве.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Салмин Антон Кириллович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ORTHODOX FACTOR IN CHUVASH HISTORY

The purpose of the article is the analysis of primary sources of information and the main literature on the subject. Insufficient coverage of the early stage of Christianization of the Chuvash is a serious omission in the science and makes the subject relevant. The involvement of new sources which have not been used previously and the unbiased view of the author can be regarded as the scientific novelty of the article. The demonstration of historical ups and downs experienced by the nation until it became Orthodox shall be considered as the result of investigation. The results may be used, developed, and improved by other researchers. The chronological incompleteness of the article makes it advanced. Orthodoxy as one of the versions of Christianity among the Chuvash was associated with the Russian nation. Introduction to the Russian culture and missionary activities among the Chuvash were performed in the name of Orthodoxy. Therefore it is useful to look through a brief early history of introduction of ancestors of the Chuvash to this version of Christianity.

Текст научной работы на тему «Православный фактор в истории чувашей»

УДК 39 ББК 63.5 (2)

А.К. САЛМИН ПРАВОСЛАВНЫЙ ФАКТОР В ИСТОРИИ ЧУВАШЕЙ

Ключевые слова: православие, русские, савиры/сувары/чуваши, обряды и верования, ассимиляция.

Целью статьи является анализ первоисточников и основной литературы по теме. Недостаточное освещение раннего этапа христианизации чувашей является серьезным упущением в науке и делает тему актуальной. Научной новизной статьи можно назвать вовлечение новых, не использованных до сих пор источников, а также объективный взгляд автора. Результатом исследования следует назвать показ исторических перипетий, через которые прошел народ, пока не стал православным. Результаты могут быть использованы, развиты и уточнены другими исследователями. Хронологическая незавершенность статьи делает ее перспективной. Православие как одно из направлений христианства среди чувашей ассоциировалось с русским народом. Приобщение к русской культуре и миссионерская деятельность среди чувашей проводились под флагом православия. Поэтому полезно проследить краткую раннюю историю приобщения предков чувашей к этому направлению в христианстве.

В целях усиления своего влияния Византия постоянно поддерживала отношения с племенами Кавказа и охотно принимала их представителей на военную службу в качестве федератов и ауксиляриев. Христианизация - мирный способ покорения. Одним из способов привлечения на военную службу была оплата воинам. «Воинов вербовали, оплачивали их на определенных условиях и так поступали как Византия, так и Иран» [20. С. 308]. Еще епископ Григорис, первым возглавлявший Албанскую церковь в 330-337 гг., уделял христианизации кочевников исключительное внимание. Согласно источникам, миссия епископа Григориса не охватила гунно-савирские земли. В то время лидерами в политической жизни Восточного Кавказа были маскуты. Проповеди Григориса сильно не нравились кавказцам, и по приказу маскутского царя он был казнен в районе Дербента.

Согласно Прокопию (У—У! вв.), анты и склавины не управлялись одним человеком, а издревле жили в народоправстве (демократии). Они считали, что только Бог, творец молнии, является владыкой над всеми. Ему приносили в жертву быков и совершали священные обряды. Если они спасались от болезни, то также приносили Богу жертву за свою душу. «Они почитают реки, и нимф, и всякие другие божества, приносят жертвы всем им и при помощи этих жертв производят и гадания» [22. С. 251]. Да и в событиях V!!—X! вв., описываемых Гардизи, славяне выступают как народ, поклоняющийся быку.

В 515 г. предки чувашей савиры снова вторглись в византийские владения, на этот раз уже в Армении, Месопотамии и Малой Азии. В 522 г. царь Лазики Цафий порвал отношения с сасанидским шахом Кавадом ! и перешел на сторону Византийской империи. К этому времени как раз назревала ирано-византийская война. К ней надо было хорошо подготовиться, прежде всего набрать войска. Византийские послы возлагали большую надежду на клириков, действовавших среди гунно-савиров. С этой целью в Боспор было направлено посольство во главе с патрикием Пробосом. Но следует учесть, что незадолго до этого события стратегический для гуннов город Боспор был захвачен Византией. А это, естественно, вызвало недовольство среди гуннов (т.е. савиров). Ввиду этого вербовка гуннов, к которым с большими деньгами приехал Пробос, не состоялась. А когда он узнал о пленных сородичах, пожелал встретиться с ними. Вернув-

шись, он рассказал об увиденном императору. Тогда «было погружено 30 мулов, и он послал их с пшеницей, вином, маслом, льном, другими плодами и священной утварью. Мулов он дал им в подарок, так как Пробос был муж верующий, мягкий и был усерден в таких добрых делах, как это» [10. С. 596].

Византийцы сумели провести глубинную разведку в гуннских (т.е. савир-ских) землях. Их агенты достигли и далеких от Боспора кочевий гунно-савиров. Усердия византийской разведки не пропали даром. Среди савиров возникла сильная провизантийская группировка, во главе которой встала вдова предводителя савиров Боа. Относительно подробно история, произошедшая с этой женщиной «из гуннов, именуемых савир», изложена Иоанном Никиусским и Феофаном Византийским. Событие датируется 527/528 годом. В те годы персы, возобновив войну против римлян, попросили гуннов дать им 20 000 воинов. Боарекс (Boarex, т.е. царица Боа) была женщиной исключительно мужественной и наделенной большой мудростью. Она была женой правителя Балаха (Balach). После смерти мужа взяла всю полноту власти в свои руки. Правительница имела при себе 100 000 гуннов (т.е. савиров). Двух других князей, представлявших «внутренних гуннов», звали Стиракс (Styrax) и Глонес (Glonès). Оба были склонены царем Персии Кавадом на свою сторону для оказания военной помощи против ромеев. Тогда женщина добралась до христианского императора Юстиниана и преподнесла ему дары: большое количество золота, серебра и драгоценных камней. Император попросил ее напасть на двух других хуннских (т.е. савирских) лидеров - Стиракса и Глонеса, которые хотели вступить в союз с персами против римлян. Когда они проходили с 20 000 воинами в Персию через владения царицы Боарекс, она разбила их войска. Глонеса и его семью умертвила. А Стиракса взяла в плен и отправила в оковах в Константинополь, где он был приговорен к казни. Так она стала союзницей и другом императора Юстиниана [32. P. 152-153]. Этот союз, естественно, стал удобным случаем и для прививания христианства на землях гунно-савиров.

Первым клириком, дошедшим до гуннских территорий, был выходец из Албании епископ Аррана Кардуст (Qarduçt) с тремя священниками и четырьмя сподвижниками. Его приход датируется 537 годом. Официальной целью миссии было проведение религиозных служб с римскими пленниками, пребывавшими здесь 34 года. Как писал Йозеф Маркварт, под словом «гунны», вероятно, следует понимать «сабиры» (Sabiren). Согласно Захарию Ритору и Йозефу Маркварту, пробыв среди гунно-савиров в течение 7 лет, албанцы обучили их, в 544 г. выпустили там писание на их языке о том, как этот мир устроен Господом. Притом Захария Ритор уверял, что все описываемое он слышал из уст очевидцев -пленных мужей Фомы и Иоханана, пробывших более 30 лет среди гуннов. За это время они успели там жениться и родить детей [33. P. 302].

Через 14 лет Кардоста сменил клирик из Армении по имени Макар. «Он был хорошо подготовлен и вступил туда по своей воле вместе со священниками. Он построил церковь из кирпичей, насадил растения, посеял различные семена, совершил знаменья и многих крестил» [10. С. 596]. Макар пробыл у гунно-савиров до 555 г. Когда властители этих земель увидели новшества, они обрадовались приезжим мужам. Просили, чтобы они были их учителями.

Соседями савиров в VI в. были зихи, а также аланы и авасги, являвшиеся христианами [34. P. 291-292].

После смерти императора Ираклия (610-641 гг.) разворачивается борьба за престол. В этих дворцовых интригах был заподозрен человек по имени Куэрнак. Согласно «Хронике», написанной в конце VII в. египетским епископом Иоанном Никиусским, Куэрнак был вождем гуннов, получившим власть из рук своего дяди

Органы. Еще в детстве, оказавшись в Константинополе, он был крещен. Скорее всего, Куэрнак является искажением имени Кубрат (см. новейшую трактовку этого вопроса у [35. Б. 144-146]). В «Чудесах св. Димитрия Солунского» этот же персонаж назван булгаром Кувером (Коивер). Он имел звание архонта, а от императора получил чин патрикия. Примерные даты этих событий - 680-685 гг. Как рассуждает А.В. Комар, Куэрнак, претендовавший на престол, принадлежал к верхушке знати и мог иметь в подчинении достаточное количество армии. На этот пост не мог претендовать вождь кочевников из Подунавья, Поднестровья или еще хуже - из Прикубанья. «Куэрнак, без всякого сомнения, жил в Константинополе и, даже будучи по происхождению вождем кочевников-федератов, по воспитанию и образу жизни был уже византийцем» [17]. Вполне допустимо, что Куэрнак - этнический савир, выходец из гунно-савирской конфедерации. В пользу этого говорит и его имя (ср.: савирский теоним Куар и этноним кавар). Возможно, константинополец Куэрнак - савир по происхождению и христианин по вере - являлся претендентом на престол Византии. Однако весь этот пассаж о связи Куэрнака с племенем кавар/савар пока лишь на уровне рассуждений. Тут еще нужны более надежные источники.

Мовсес Каланкатуаци, историк X в., пересказал события V!! в. в «Истории страны Алуанк». Тогда великим князем Алуанка был Вараз-Трдат (669-699 гг.). Здесь речь идет и о гунно-савирах, столицей которых был город Варачан на Кавказе, а их князем - Алп-Илитвер, почитали они божество молнии Куар. Одним из эпитетов этого божества является «длинноволосый». Исследователи называют его богом неба, Солнца, грозы, войны и плодородия [4. С. 292]. Согласно автору «Истории», этот народ почитал свою религию за великую. Они приносили в жертву огню, воде и высокому густолиственному дубу жареных лошадей. Голову и кожу жертвенной лошади вешали на сучья деревьев (сделав чучело?). В то время страна Алуанк терпела бедствия с двух сторон: с юга - от тачиков, с севера - от гуннов. Вараз-Трдат решил отправить к гуннам в город Варачан своего епископа Исраэля и таким образом обратить гуннов в христианскую веру.

В «Истории страны Алуанк», в частности, пересказаны события 684 г. Великий князь Алуанка Вараз-Трдат отправляет христианскую миссию к гунно-савирам. А великий князь гунно-савиров Алп-Илитвер выходит им навстречу и принимает их с великой радостью. Население Варачана и близлежащих селений во время своих обрядов и молений приносило божествам коней, било в барабаны, во время похоронных обрядов наносило себе раны. Они скакали на конях, плясали, почитали огонь, воду и луну. Епископ Исраэль денно и нощно молился о спасении этой страны, желал обратить население в христианство. Послушать его собрались вельможи и простой народ. Тогда он начал излагать проповеди из божественных книг. Алп-Илитвер и народ постепенно стали верить его словам, писал Каланкатуаци. Боголюбивый князь обязался вместе со всеми приближенными ежегодно свято соблюдать семь седьмиц. Он также обязался разрушить святилища божества Куар. И стал он воздвигать во многих местах церкви. Тогда епископ Исраэль повелел ему срубить священный дуб, которому приносили лошадей, окропляли кровью жертвы, а голову и шкуру ее вешали на ветви этого дерева. Этот дуб народ варачанский считал дарителем жизни и всех благ. Подняли вой колдуны и чародеи, ворожеи и жрецы вместе с простолюдинами кричали громким голосом: «Что вы думаете, как вы смеете, как вы можете сделать то, что говорит вам наш противник враг богов наших - срубить дерево то!». А епископ приказал священникам взять в руки топоры. Те двинулись в рощу и повалили все деревья. Епископ велел перевезти бревна в Варачан. Из бревен был изготовлен крест. И установлен был крест восточнее цар-

ского дворца. Увидел князь Алп-Илитвер, что ничего из того, чем грозили колдуны, не сбылось, не причинили деревья Исраэлю никакого вреда. Тогда Илитвер велел схватить своих колдунов и ворожеев и отдал их в руки епископу. «Тот повелел некоторых из них сжечь на кострах на перекрестках дорог и улиц, чтобы показать [всем], как бессильно суетное колдовство, а некоторых бросил в темницы» [16. С. 128-130]. Все эти порядки были установлены при многотысячном царском войске гуннов, а было подготовлено и устроено рукою епископа Исра-эля. И был назначен Исраэль духовным предводителем страны гунно-савиров.

Как считал исследователь этнической истории Кавказа А.В. Гадло, религия, защитником которой выступала народная масса, представляла систему религиозных воззрений [7. С. 145-146]. Любопытно, что носители исконных гунно-савирских обрядов и верований готовы были придерживаться религиозного симбиоза: они выразили готовность пойти на компромисс с миссионером Исраэлем, но предлагали при этом сохранить старые культы. Так полагал и князь Алп-Илитвер. Однако упорство албанской миссии и решимость епископа Исраэля не оставили гунно-савирам шансов для сосуществования на их земле двух религий.

Несмотря на всенародное сопротивление поклонников божества Куар (= чуваш. Кёвар «жар, горячий уголь»), Исраэилю удалось склонить князя Алп-Илитвера и других вельмож к почитанию христианства. Имя князя расшифровывается как чувашское Улап-Эльтепер «Исполин-предводитель». Были сожжены священные рощи, а на этих местах поставлены кресты. Князь гунно-савиров Алп-Илитвер вместе со своими вельможами услышал все это увещевание. «Он увидел и то, что ничего из того, чем грозили колдуны, не сбылось, и деревья близ капищ не причинили ему [Исраэлю] никакого вреда, и не постигли его ни тяжкие недуги, ни смерть. Но, напротив, [епископ] еще больше просветлел и ревностно усердствовал в служении Христу. Тогда и они более укрепились в вере и стали внимать словам его учения» [16. С. 127-128]. Конечно, введение монотеистической религии в стране и превращение его в религию государственную выгодны были для централизации власти самого Алп-Илитве-ра. Если ко времени событий, переданных Псевдо-Захарием (середина VI в.), население Страны гуннов крепко придерживалось своих древних традиций, то к приходу албанского епископа Исраэля в стране христиане уже были. На этот факт обращают внимание и другие исследователи [8. С. 13].

Историческими фактами, свидетельствующими о дальнейшем укреплении христианства среди гунно-савиров, наука не располагает. А епископ Исраэль после первого посещения Варачана больше ни разу не был в стране гунно-са-виров. «Обращение князя гуннов Алп-Илитвера было всего только эпизодом, не сыгравшим сколько-нибудь заметной роли в религиозной жизни страны гуннов» [3. С. 191]. Весьма важны и нюансы, на которые обратил внимание А.А. Акопян при анализе «Истории страны Алуанк». Он справедливо назвал язык повествования художественным и пышным. В тексте в изобилии цитаты из Библии и раннехристианской литературы. Автор, несомненно, знал греческий язык. В сочинении имеют место древнегреческие боги Зевс, Афродита, Арес. Автор сочинения также хорошо осведомлен в событиях. Скорее всего, он сам принимал участие в путешествии епископа Исраэля к гунно-савирам. В Варачан миссионерская делегация прибывает в 682 г. Описанные же события могли произойти в том же или в следующем году. В 685 г. происходит ужасное нашествие хазар на Армению, Иверию и Албанию. Тогда описанные события в Алуанке можно датировать между 683 и 685 гг. Поэтому условный год, под которым названы действия Исраэля в Варачане, принят как 684-й. Несмотря на старания

миссии, «христианизация гуннов не завершилась успехом» [1. С. 201]. Все восхваления в адрес епископа Исраэля и слова об успешности миссии - всего лишь умозаключения историка X в., ибо для автора «Истории 684 г.» бог грома Куар «был главным противником Христа» [4. С. 290].

В первой половине IX в. византийский источник дает лаконичную характеристику религиозного состояния славянского племени росов: «Храмы ниспровергаются, святыни оскверняются: на месте их [нечестивые] алтари, беззаконные возлияния и жертвы, то древнее таврическое избиение иностранцев, у них сохраняющее силу. Убийство девиц, мужей и жен; и не было никакого помогающего, никого, готового противостоять. Лугам, источникам и деревьям воздается поклонение» [15. С. 136-137].

Ибн Хордадбех, говоря о событиях 848-885 гг., писал: купцы ар-рус «утверждают, что они христиане» [14. С. 125]. Конечно, речь пока идет только о купцах, плававших к ромеям по торговым делам.

Следует отметить, что взгляды на религию у предков славян и чувашей во многом совпадали, пока православие не пришло на Волгу. Например, Константин Багрянородный так описывал обряд жертвоприношения у росов с о. Хор-тица, что на Днепре: «Там стоит громадный дуб: приносят в жертву живых петухов, укрепляют они и стрелы вокруг [дуба], а другие - кусочки хлеба, мясо и что имеет каждый, как велит их обычай. Бросают они и жребий о петухах: или зарезать их, или съесть, или отпустить их живыми» [5. С. 51]. Хотя и ведется полемика об этнической принадлежности этой сцены (славянская или скандинавская), следует признать, что поклонение дубу и приношение петуха на самом деле известны почти всем народам Европы. Исключением не являются и чуваши. Например, данный обряд можно определить как типологически сходный с ритуалом, посвященным божеству Киремет [28. Р. 107-120].

На начало X в. все славяне, как и соседние племена, еще продолжали оставаться огнепоклонниками. Как и прежде, они приносили жертву за хороший урожай. Во время жатвы славяне клали просяные зерна в ковш и воздавали благодарственные молитвы, обратив взоры к небу [12. С. 30-31]. В качестве жертвы божествам русы приносили женщин, мужчин и лошадей. Жертву выбирал знахарь и сам же вешал на дереве [11. С. 96-97]. Согласно Тверской летописи, в 945 г. великие князья Руси клялись Перуном и Волосом [25. С. 55]. В 980 г. (по Ермолинской летописи - в 972 г.), став князем Киевским, Владимир поставил «на холме вне двора теремного: Перуна древяного, глава сребрена, ус злат, и другыа кумиры: Хорса (Харса), Дажба, Стриба, Симанрьгла (Семарг-ла), Мокоша. И жряху им, нарицающе их богы, и привожаху сынове свои и дщери, и жряху им и служаше им» [24. С. 40]. Вскоре после крещения древние божества были преданы разрушению. Так, в 991 г. «приде архиепископ Иакым к Новогороду, и требища разори, и Перуна посече, и повелел влещи его в Влхов» [25. С. 114]. Имеются сведения, что во времена царя Владимира русы подумывали о варианте принятия исламской веры. Об этом говорят арабские авторы. Согласно Марвази, посланники от царя Владимира прибыли в Хорезм и вручили Хорезм-шаху послание о желании стать мусульманами. Шах обрадовался и послал в Киев «того, кто научил их законам ислама, и они приняли ислам» [19. С. 217]. Об этом же свидетельствовал и Ауфи. Видимо, дорога послов лежала через Волжскую Булгарию. Тем не менее, у нас нет надежных оснований говорить о серьезных намерениях Киевской Руси принять ислам. Речь можно вести только о размышлениях по поводу выбора веры.

Русы, писал в начале XIII в. Ибн Са'ид, в настоящее время исповедуют христианскую веру [13. С. 31].

Имеются легенды, объясняющие происхождение религии среди чувашей. Приведем одну из типичных. Записана она в 1911 г. в с. Ерилкино Бугурусланско-го уезда Самарской губернии псаломщиком Андреем Липатовым: «Некрещеные (букв. "не вошедшие в религию") чуваши мункун справляют в среду на Страстной неделе. Если у них спросишь: "Почему вы этот мункун на Страстной неделе сейчас (т.е. в этот день) справляете?", они говорят: "Экей, наш мункун раньше вашего праздника, с давних пор был". Если спросишь: "Чему вы приурочиваете его?", то объясняют: "В сегодняшний день Тура нам дал религию, эту религию Тура нам вот как дал. Вначале при возникновении вселенной людей немного было, было только 77. Тех людей Тура собрал на одну гору и сказал: "Кому какая религия нужна, он пусть ту религию и займет". В тот день наш главный отец Яхунке сказал: "Мне пусть чувашская религия будет". С того дня возникли чувашская религия и чувашский язык, до того не было ни одной религии. Теперь на свете всего 77 видов религии, говорят. Все чуваши теперь именно так объясняют происхождение религии, все, так понимая, веруют» [31. Л. 224-226]. Можно усомниться в исконности этой чувашской легенды, так как Тура, как и Христос, созвал людей для объявления на гору. По-моему, данная легенда сугубо чувашская. Согласно представлению чувашей, в природе весь живой и неживой мир представлен 77 видами: 77 религий, 77 языков, 77 видов птиц и зверей, 77 видов деревьев, 77 видов насекомых, 77 видов рыб, 77 типов людей, 77 видов камней. 77 - магическое число в чувашских заговорах [29. Л. 54]. Семантика горы в аналогичном контексте - явление вполне типичное.

Некрещеные чуваши четко различают свои и православные праздники, они говорят о своей древней религии очень возвышенно, указывают на величие старинных порядков. Например, когда в экспедиции по Куйбышевской области попросил рассказать о празднике Микула (т.е. Николин день), то бабушка тут же вставила: «Это не наш праздник». Информанты то и дело объясняют, что предков этой деревни когда-то крестили, насильно загоняя в воду. Тогда они побросали кресты в Волгу и переселились на нынешнее место [21. Л. 175,181, 239].

Массовое превращение населения Казанского округа в православных начинается с середины XV! в. В 1553 г. в Казани по велению царя была построена соборная каменная церковь Пресвятой Богородицы. В тот же год крестился царь Мамш-Кирей Казанский, наречен он был Александром, затем - Едигер (сын Астраханского царя Касым-Салтана), нареченный Симеоном. Крещение прошли также многие жители казанские, крымские, астраханские, ногайские, а также черемисы, гласит летописец [18. С. 520]. 1555 год явился, пожалуй, отправной точкой. В этот год архиепископ преподобный Гурий занимает в Казани святительский престол. Вместе с ним прибывает внушительная свита в лице архиморитов и игуменов [26. С. 133]. Вхождение в состав Российского государства обеспечило чувашам освобождение от социально-экономического притеснения Казанским ханством и одновременно ориентировало народ на православие. Несмотря на то, что чуваши попали в руки к российским помещикам и священникам, этот исторический факт помог им сохранить себя как народ -«была предотвращена угроза установления в Среднем Поволжье крымско-турецкого ига» [9. С. 70]. Но этот поворот событий оказался для народных обрядов и верований чувашей и на этот раз тлетворным. С взятием Казани начинается массовое переселение православных русских в этот регион. Переселению способствовали: с одной стороны, пятилетняя льгота от всех повинностей, предоставленная правительством в первое время переселявшимся сюда русским; с другой - право, предоставленное от правительства казанским монастырям поселять на дарственных им землях крестьян [6. С. 9]. Однако, как жа-

ловался митрополит Казанский и Астроханский Ермоген царю, по состоянию на конец XVI в. в Казанском и Свияжском уездах, в частности, новокрещеные едят и пьют с татарами, чувашами, черемисами и вотяками, к церквам Божиим не приходят, крестов на себе не носят, в домах своих Божьих образов не держат, не соблюдают и другие элементарные каноны православия [2. С. 436].

В целях христианского просвещения царь Алексей Михайлович в 1648 г. основал Симбирск. Сюда, на обжитые мордвой и чувашами земли, переселили целые семьи и деревни из Московской, Рязанской, Владимирской губерний. Крещеным в православную христианскую веру инородцам давали послабления. Так, Уложение царя Алексея Михайловича от 1649 г. запрещает у крещеных татар, мордвы, чувашей, черемисов и вотяков отнимать поместные земли [23. Т. 1. С. 81].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В XVIII в. издаются друг за другом Именные и Сенатские указы, возбраняющие некрещеных обращать в иные веры, кроме православной греко-российской. Так, Сенатский указ от 1 сентября 1720 г. предоставляет льготу новокрещеным людям от всяких сборов и податей на 3 года: «Которые некрещеные разных народов люди восприняли Православную греческого закона веру, или которые впредь воспримут, всем двором, сколько оных ни обретается: тем во всяких государственных сборах и в издельях давать льготы на 3 года, дабы тем придать к восприятию веры греческого закона лучшую охоту» [23. Т. VI. С. 234-235]. 2 ноября 1722 г. издается именной указ Петра I, данный Казанскому губернатору, «О неприеме в рекруты крестившихся иноверцов» [23. Т. VI. С. 792]. Указом от 11 сентября 1740 г. были подтверждены назначенные прежними указаниями льготы для новокрещенов: освобождение от податей и рекрутской повинности на 3 года, выдача крестов, наград деньгами и одеждой. Новое в последних указах заключалось в том, что подати и рекрутская повинность с крестьян, принявших православие, перекладывались на некрещеных. Поэтому, предоставляя крестившимся льготы, царское правительство не несло никаких расходов. Переселение стало мерой принудительного крещения иноверцев. А в декабре 1741 г. появляется указ о нечинении казни иноверцам за смертные убийства, кои воспримут веру греческого исповедания [23. Т. XI. С. 549]. Все эти меры свидетельствуют о том, что превращение инородцев в православную веру для Правительства становится делом государственной важности.

Первый официальный христианский обряд, с которым пришлось столкнуться чувашам, они назвали шыва кёртни, что буквально значит «загнать в воду». Этим они выразили свое отношение к христианству и способу приобщения к нему. «Людей согнали с берега в реку и крестили, а некоторые убежали в лес и остались некрещеными», - гласит архивная запись от 1904 г. из Цивиль-ского уезда Казанской губернии [30. Л. 365]. Заметим, в самом христианстве данный обряд выражен в терминах и словосочетаниях «крестить», «окропить», «полить на голову». Даже и ныне верноподданные чувашские священники, приглашая крестить младенца, активно используют в своей практике терминологию шыва кёртес пулать «необходимо окунуть в воду».

Сенат зорко следил, чтобы новокрещеным иноверцам не были нанесены обиды и разорения. Так, в документе от 1 мая 1744 г. отмечается, что «в других местах является и то, что иноверцы отдают за некрещеных в рекруты новокрещеных..., да и некрещеные, видя новокрещеным обиды и разорения, ко крещению намерение свое весьма отлагают, и как в крещении, так и в переселении учинилась великая остановка» [23. Т. XII. С. 90-91]. Сенатский указ от 11 марта 1747 г. разъясняет порядок взыскания податей и повинностей за воспринявших веру греческого исповедания Казанской губернии татар, чувашей, ма-

рийцев и мордву с оставшихся иноверцев и об освобождении их от поставки новых рекрутов, если поступившие уже в наборе окрестятся [23. Т. X!!. С. 667-670]. Вот такая «игра».

Таким образом, середину XV!!! в. можно считать началом повального крещения чувашей. Но вначале же крестное движение принимает формальный характер, наблюдается явная погоня за процентами. Так, чувашей Батырев-ской волости Буинского уезда «крестили в реке Буле кучами» [27. Л. 42об.]. Однако новокрещеные продолжали придерживаться своих старых традиций. Многие из них выбрасывали подаренные им кресты и уходили на новые земли. Например, из Симбирской и Казанской губерний - в Самарскую. Об этом до сих пор бытуют предания об образовании там деревень [21. Л. 239].

Как видим, чуваши православными стали (а заодно ассимилировались с русскими) не сразу, а поэтапно. Этот процесс имеет историю. А она весьма сложная, с перипетиями.

Литература

1. Акопян А.А. Албания - Алуанк в греко-латинских и древнеармянских источниках. Ереван: Изд-во АН АрмССР, 1987. 304 с.

2. Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографическою экс-педициею Императорской академии наук. Т. 1: 1294-1598. СПб.: Тип. !! отделения Собственной ЕИВ Канцелярии, 1836. XV, 491, 12, 25, 4 с.

3. Артамонов М.И. История хазар. Л.: Гос. Эрмитаж, 1962. 524 с.

4. Арутюнова-Фиданян В.А. Божество Куар и «северные племена» // Цивилизация и варварство: Трансформация понятий и региональный опыт. М.: ИВИ РАН, 2012. С. 266-296.

5. Багрянородный Константин. Об управлении империей: текст, пер., коммент. / под ред. Г.Г. Литаврина, А.П. Новосельцева; введ. Г.Г. Литаврина. М.: Наука, 1991. 496 с..

6. Благовещенский А.А. История Казанской духовной семинарии с восемью низшими училищами за XVIM-XlX стол. Казань: Тип. Имп. ун-та, 1881. 467, !! с.

7. Гадло А.В. Этническая история Северного Кавказа: вв. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1979. 216 с.

8. Гмыря Л.Б. Явление двоеверия в среде несвободного населения «страны гуннов» При-каспия (V! - V!! вв.) // Вестник Института ИАЭ ДНЦ РАН. 2006. № 1. С. 3-16.

9. Димитриев В.Д., Нестеров В.А., Тихомиров М.Н. Вхождение Чувашии в состав Русского государства. Чувашия во второй половине XV! - начале XV!! веков // История Чувашской АССР: в 2 т. / ред. В.Д. Димитриев, В.А. Прохорова. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 1983. Т. !. С. 64-82.

10. Захария Ритор. Хроника // Пигулевская Н.В. Сирийская средневековая историография. Исследования и переводы / сост. Е.Н. Мещерская. СПб.: Дмитрий Буланин, 2011. С. 570-597.

11. Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Т. !!: Булгары, мадьяры, народы Севера, печенеги, русы, славяне. М.: Наука, 1967. 212 с.

12. Ибн-Даста. Известия о хозарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и руссах Абу-Али Ахмеда бен Омар Ибн-Даста. СПб.: Тип. Имп. ун-та, 1869. X!!!, 199 с.

13. Ибн Са'ид ал-Магриби. Книга распространения земли в длину и ширину // Коновалова И.Г. Восточная Европа в сочинениях арабских географов XIII-XIV вв.: текст, перевод, коммент. М.: Восточная литература, 2009. С. 19-75.

14. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран / пер., коммент., исслед., указатели и карты Н.М. Велихановой. М.: Наука, 1986. 527 с.

15. Игнатий. Житие Георгия Амастридского / пер. В.Г. Васильевского // Бибиков М.В. Ву-ЕапйпогозБюа: Свод византийских свидетельств о Руси. Т. II. Нарративные памятники. М.: Рукописные памятники Древней Руси, 2009. 733 с.

16. Каланкатуаци Мовсэс. История страны Алуанк: в 3 кн. / пер. с древнеармян., предисл. и коммент. Ш.В. Смбатяна. Ереван: Матенадаран, 1984. 257 с.

17. Комар А.В. Ранние хазары в Северном Причерноморье [Электронный ресурс]. 1^1.: http://archaeology.kiev.ua/journal/030500/komar.htm.

18. Лахутинская степенная книга. 1676 год. / отв. ред. Н.Н. Покровский. М.: Языки славянской культуры, 2012. 880 с.

19. Марвази Шараф ал-Заман Тахир. Естественные свойства животных. Глава о тюрках / публ., пер. и введ. А. Храковского // Труды сектора востоковедения. М.: АН КазССР, 1959. Т. 1. С. 209-219.

20. Пигулевская Н.В. Сирийская средневековая историография: Исследования и переводы / сост. Е.Н. Мещерская. СПб.: Дмитрий Буланин, 2011. 832 с.

21. Поле 90 - экспедиция автора в 1990 г. в Шенталинский р. Куйбышевской обл. Магнитофонные записи, фотографии, записи от руки. Л. 134-240.

22. ПрокопийКесарийский. Война с готами / коммент. С.П. Кондратьева. М.: Арктос, 1996. 335 с.

23. Полное собрание Законов Российской Империи. Т. I. 1649-1675. [СПб.:] Тип. Его Имп. Величества Канцелярии, 1830. XXXI, 1029, 13 с.; Т. VI. 1720-1722 [СПб.:] Тип. Его Имп. Величества Канцелярии, 1830. I, 816 с.; Т. XI. 1740-1743. I, 961 с.; Т. XII. 1744-1748. I, 961 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

24. Полное собрание русских летописей (далее - ПСРЛ). Т. 9: Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью. М.: Языки русской культуры, 2000. 288 с.

25. ПСРЛ. Т. 15: Рогожский летописец. Тверской сборник. М.: Языки русской культуры, 2000. 690, 85 с.

26. ПСРЛ. Т. 31: Летописцы последней четверти XVII в.. М.: Наука, 1968. 263 с.

27. Санкт-Петербургский филиал Архива РАН. Ф. 95. Оп. 4. 5 - Статьи учеников Симбирской семинарии о чувашах, составленные под руководством Н. Артемьева. 2-я пол. XIX в. 64 л.

28. Салмин А.К. Энциклопедия традиционных обрядов и верований чувашей // The Encyclopedia of Chuvash Folk Rites and Beliefs / отв. ред. С.А. Арутюнов. Lewiston: Edwin Mellen Press, 2011. 408 p.

29. Научный архив Чувашского государственного института гуманитарных наук (далее -НА ЧГИГН). Отд. I. Т. 147 - Никольский Н.В. Этнография. 1887-1904 гг. 418 с.

30. НА ЧГИГН. Отд. I. Т. 150 - Никольский Н.В. Этнография. 1895-1919 гг. 590 с.

31. НА ЧГИГН. Отд. I. Т. 210 - Никольский Н.В. Этнография, язык, фольклор. 1909-1911 гг.

463 с.

32. Nikiou J. La Chronique de Jean, évêque de Nikiou. Texte éthiopien publié et traduit par H. Zotenberg. Paris, Imperimerie Nationale, 1883, 264 p.

33. Marquart J. Osteuropäishe und ostasiatische Streifzüge: Ethnologische und historischtopographische Studien zur Geschichte des 9. und 10. Jahrhunderts (ca. 840-940). Leipzig, Theodor Weicher, 1903, 557 S.

34. Procopii Caesariensis Opera omnia. Recognovit Jaecobus Haury. Vol. I: De bellis libri I-IV. Lipsiae, In aedibus B.G. Teubneri, 1905, LXIV, 552 p.

35. Ziemann D. Vom Wandervolk zur Großmacht: Die Entstehung Bulgariens im frühen Mittelalter (7.-9. Jh.). Köln-Weimar-Wien, Böhlau Verlag, 2007, XVI, 544 S.

САЛМИН АНТОН КИРИЛЛОВИЧ - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН, Россия, Санкт-Петербург (antsalmin@mail.ru).

^ SALMIN

ORTHODOX FACTOR IN CHUVASH HISTORY

Key words: Orthodoxy, Russians, Savir/Suvar/Chuvash, rites and beliefs, assimilation.

The purpose of the article is the analysis of primary sources of information and the main literature on the subject. Insufficient coverage of the early stage of Christianization of the Chuvash is a serious omission in the science and makes the subject relevant. The involvement of new sources which have not been used previously and the unbiased view of the author can be regarded as the scientific novelty of the article. The demonstration of historical ups and downs experienced by the nation until it became Orthodox shall be considered as the result of investigation. The results may be used, developed, and improved by other researchers. The chronological incompleteness of the article makes it advanced. Orthodoxy as one of the versions of Christianity among the Chuvash was associated with the Russian nation. Introduction to the Russian culture and missionary activities among the Chuvash were performed in the name of Orthodoxy. Therefore it is useful to look through a brief early history of introduction of ancestors of the Chuvash to this version of Christianity.

References

1. Akopyan A.A. Albaniya - Aluank v greko-latinskikh i drevnearmyanskikh istochnikakh [Albania-Caucasian Albanians in Greco-Latin and ancient Armenian sources]. Yerevan, 1987, 304 p.

2. Akty, sobrannyye v bibliotekakh i arkhivakh Rossiiskoi imperii Arkheograficheskoyu ekspedit-siyeyu Imperatorskoi akademii nauk. T. 1: 1294-1598 [Acts, collected in libraries and archives of the Russian Empire by the Archeographical expedition of the Imperial Academy of Sciences. Vol. 1: 12941598]. St. Petersburg, 1836, XV, 491, 12, 25, 4 p.

3. Artamonov M.I. Istoriya khazar [The history of the Khazars]. Leningrad, Ermitazh Publ., 1962,

524 p.

4. Arutyunova-Fidanyan V.A. Bozhestvo Kuar i «severnyye plemena» [Deity Kuar and «northern tribes»]. In: Tsivilizatsiya i varvarstvo: Transformatsiya ponyatii i reghional'nyi opyt [Civilization and barbarism: the transformation of concepts and regional experiences]. Moscow, 2012, pp. 266-296.

5. Bagryanorodnyi Konstantin. Ob upravlenii imperiyei [On the management of the Empire]. Moscow, Nauka Publ., 1991, 496 p.

6. Blagoveshchenskii А.А. Istoriya Kazanskoi dukhovnoi seminarii s vosem'yu nizshymi uchilishchami za XVIII-XIX stol. [History of the Kazan Theological Seminary with eight inferior schools for XVIII-XIX century]. Kazan, 1881, 467, II p.

7. Gadlo A.V. Etnicheskaya istoriya Severnogo Kavkaza: IV-X vv. [Ethnic history of the Northern Caucasus: IX-X centuries]. Leningrad, Leningrag University Publ., 1979, 216 p.

8. Gmyrya L.B. Yavleniye dvoyeveriya v srede nesvobodnogo naseleniya «strany gunnov» Pri-kaspiya (VI-VII vv.) [The phenomenon of dvoeveria in proprietary environment of the population "the Hun's State" Caspian Sea (VI-VII centuries)]. Vestnik Instituta IAE DNTs RAN [Bulletin of the Institute of IAE DSC RAS], 2006, no. 1, pp. 3-16.

9. Dimitriyev V.D., Nesterov V.A., Tikhomirov M.N. Vkhozhdeniye Chuvashyi v sostav Russkogo gosudarstva. Chuvashyya vo vtoroi polovine XVI - nachale XVII vekov [Occurrence of Chuvashia in structure of the Russian State. Chuvashia in the second half of the 16th and early 17th centuries]. In: Dimitriyev V.D., Prokhorova V.A., eds. Istoriya Chuvashskoi ASSR [History of the Chuvash ASSR]. Cheboksary, Chuvash Publ. House, 1983, vol. I, pp. 64-82.

10. Zakhariya Ritor. Khronika [Chronicle]. In: Pigulevskaya N.V. Siriiskaya srednevekovaya istori-ografiya. Issledovaniya i perevody [Syrian medieval historiography. Studies and translations]. St. Petersburg, 2011, pp. 570-597.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11. Zakhoder B.N. Kaspiiskii svod svedenii o Vostochnoi Yevrope. T. II: Bulgary, mad'yary, naro-dy Severa, pecheneghi, rusy, slavyane [Caspian set information about Eastern Europe. Vol. II: The Bulgars, Magyars, Pechenegs, peoples of the North, Russ, Slavs]. Moscow, Nauka Publ., 1967, 212 p.

12. Ibn-Dasta. Izvestiya o khozarakh, burtasakh, bolgarakh, mad'yarakh, slavyanakh i russakh Abu-Ali Akhmeda ben Omar Ibn-Dasta [News about Hozars, Burtas, Mad'iars, Bulgarians, Slavs and Russ by Abu Ali Ahmed Bin Omar Ibn-Dasta]. St. Petersburg, 1869, XIII, 199 p.

13. Ibn Sa'id al-Magribi. Kniga rasprostraneniya zemli v dlinu i shyrinu [Book distribution of the land in the length and width]. In: Konovalova I.G. Vostochnaya Yevropa v sochineniyakh arabskikh gheografov XIII-XIV vv.: Tekst. Perevod. Kommentarii [East Europe in the writings of Arab geographers of the XIII-XIV centuries: Text. Translation. Comment]. Moscow, Vostochnaya literature Publ., 2009, pp. 19-75.

14. Ibn Khordadbekh. Kniga putei i stran [Book of roads and countries]. Moscow, Nauka Publ., 1986, 527 p.

15. Ignatii. Zhytiye Gheorghiya Amastridskogo [Life of George Amastridskii]. In: Bibikov M.V. By-zantinorossica: Svod vizantiiskikh svidetel'stv o Rusi. Т. II. Narrativnyye pamyatniki [Byzantinorossica: Repertory of Byzantine evidence about Russia. Vol. II. Narrative monuments]. Moscow, 2009, 733 p.

16. Kalankatuatsi Movses. Istoriya strany Aluank: v 3 kn. [History of the Caucasian Albanians. 3 books]. Yerevan, Matenadaran Publ., 1984, 257 p.

17. Komar A.V. Ranniye khazary v Severnom Prichernomor'ye [Early Khazars in the northern Black Sea coast]. Available as: http://archaeology.kiev.ua/journal/030500/komar.htm.

18. Pokrovskii N.N., ed. Lakhutinskaya stepennaya kniga. 1676 god [Lahutinskaia power book. 1676]. Moscow, Yazyki slavyanskoi kul'tury Publ., 2012, 880 p.

19. Marvazi Sharaf al-Zaman Takhir. Yestestvennyye svoistva zhyvotnykh. Glava o tyurkakh [Natural properties of animals. The chapter on the reign of]. In: Trudy sektora vostokovedeniya [Proceedings of the sector of Oriental studies]. Moscow, 1959, vol. 1, pp. 209-219.

20. Pigulevskaya N.V. Siriiskaya srednevekovaya istoriografiya: Issledovaniya i perevody [The Syrian medieval historiography: studies and translations]. St. Petersburg, 2011, 832 p.

21. Pole 90 - ekspeditsiya avtora v 1990 g. v Shentalinskii r. Kuibyshevskoi obl. Magnitofonnyye zapisi, fotografii, zapisi ot ruki [Field 90 - author's expedition in 1990, Shentalinsky r. Kuybyshev oblast. Tape recordings, photographs, handwritten]. P. 134-240.

22. Prokopii Kesariiskii. Voina s gotami [The war with the Goths]. Moscow, Arktos Publ., 1996,

335 p.

23. Polnoye sobraniye Zakonov Rossiiskoi Imperii [The complete collection of laws of the Russian Empire]. Vol. I: 1649-1675. St. Petersburg, 1830. XXXI, 1029, 13 p.; vol. VI. 1720-1722. St. Petersburg, 1830, I, 816 p.; vol. XI. 1740-1743, I, 961 p.; vol. XII. 1744-1748, I, 961 p.

24. Polnoye sobraniye russkikh letopisei. T. 9: Letopisnyi sbornik, imenuyemyi Patriarshei ili Ni-konovskoi letopis'yu [Full collection of Russian Chronicles. Vol. 9]. Moscow, Yazyki russkoi kul'tury Publ., 2000, 288 p.

25. Polnoye sobraniye russkikh letopisei. T. 15: Rogozhskii letopisets. Tverskoi sbornik PSRL [Full collection of Russian Chronicles. Vol. 15]. Moscow, Yazyki russkoi kul'tury Publ., 2000, 690, 85 p.

26. Polnoye sobraniye russkikh letopisei. T. 31: Letopistsy poslednei chetverti XVII v. [Full collection of Russian Chronicles. Vol. 31]. Moscow, Nauka Publ., 1968, 263 p.

27. Sankt-Peterburgskii filial Arkhiva RAN, f. 95, op. 4. 5 - Stat'i uchenikov Simbirskoi seminarii o chuvashakh, sostavlennyye pod rukovodstvom N. Artem'yeva. 2-ya pol. XIX v. 64 l. [St. Petersburg branch of the RAS Archives. Archive 95. Anagraph 4.5].

28. Salmin A.K. Entsiklopediya traditsionnykh obryadov i verovanii chuvashei [The Encyclopedia of Chuvash Folk Rites and Beliefs]. Lewiston, Edwin Mellen Press, 2011, 408 p.

29. Nauchnyi arkhiv Chuvashskogo gosudarstvennogo instituta gumanitarnykh nauk. Otd. I, t. 147- Nikol'skii N.V. Etnografiya. 1887-1904 gg. 418 s. [Scientific archive of the Chuvash State Institute of the Humanities. Archive I. Vol. 147].

30. Nauchnyi arkhiv Chuvashskogo gosudarstvennogo instituta gumanitarnykh nauk. Otd. I, t. 150- Nikol'skii N.V. Etnografiya. 1895-1919 gg. [Scientific archive of the Chuvash State Institute of the Humanities. Archive I. Vol. 150].

31. Nauchnyi arkhiv Chuvashskogo gosudarstvennogo instituta gumanitarnykh nauk. Otd. I, t. 210 - Nikol'skii N.V. Etnografiya, yazyk, fol'klor. 1909-1911 gg. [Scientific archive of the Chuvash State Institute of the Humanities. Archive I. Vol. 210], 463 p.

32. Jean Nikiou. La Chronique de Jean, évêque de Nikiou. Texte éthiopien publié et traduit par H. Zotenberg. Paris, Imperimerie Nationale, 1883, 264 p.

33. Marquart J. Osteuropäishe und ostasiatische Streifzüge: Ethnologische und historischtopographische Studien zur Geschichte des 9. und 10. Jahrhunderts (ca. 840-940). Leipzig, Theodor Weicher, 1903, 557 S.

34. Procopii Caesariensis Opera omnia. Recognovit Jaecobus Haury. Vol. I: De bellis libri I-IV. Lipsiae, In aedibus B.G. Teubneri, 1905, LXIV, 552 p.

35. Ziemann D. Vom Wandervolk zur Großmacht: Die Entstehung Bulgariens im frühen Mittelalter (7.-9. Jh.). Köln-Weimar-Wien, Böhlau Verlag, 2007, XVI, 544 S.

SALMIN ANTON - Doctor of Historical Sciences, Leading Researcher, Peter the Great Museum of Anthropology and Ethnography (Kunstkamera) of Russian Academy of Sciences, St.-Petersburg, Russia.

Ссылка на статью: Салмин А.К. Православный фактор в истории чувашей // Вестник Чувашского университета. -2016. - № 2. - С. 120-130.