Научная статья на тему 'Манипуляция сознанием как объект социально-политического исследования'

Манипуляция сознанием как объект социально-политического исследования Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
3476
358
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Ворошилова Анна Анатольевна

Рассматривается манипуляция сознанием с точки зрения социолога-политолога. Исследуется исторический аспект изучения манипуляции сознанием, определения и толкования различных представителей направления, выявляются и анализируются характерные особенности манипуляции сознанием в ракурсе социально-политических исследований.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The manipulation of consciousness as a subject of socio-political research

It is considered the manipulation from the point of view of sociologist-political scientist. History of manipulation studies as well as different definitions and interpretations are revealed and analysed.

Текст научной работы на тему «Манипуляция сознанием как объект социально-политического исследования»

индивидуальных предпринимателей : федер. закон : [принят Гос. Думой 23 декабря 2003 г.].

3. Бушев, А. Ю. Коммерческое право зарубежных стран : учеб. пособие / А. Ю. Бушев, О. А. Макарова,

В. Ф. Попондопуло. СПб. : Питер, 2003. 288 с.

4. Германское право. Ч. 1. Гражданское уложение.

Ч. 2. Торговое уложение и другие законы. М., 1996.

5. Гусева, Т. А. Административная ответственность в предпринимательской деятельности / Т. А. Гусева, А. И. Дихтяр, М. Н. Дракина. М., 2003.

6. Закупень, Т. Е. Проблемы регистрации юридических лиц / Т. Е. Закупень // Законодательство. 2000. № 5.

7. Закупень, Т. В. Особенности государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности / Т. Е. Закупень. М. : Изд-во РАГС, 2001.

8. Закупень, Т. В. Государственная регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей : науч.-практ. пособие / Т. Е. Закупень. М. : НОРМА, 2001.

9. Зыкова, И. В. Правовое регулирование государственной регистрации юридических лиц: современное состояние и перспективы развития / И.В. Зыкова // Адвокат. 2004. N° 1.

10. Ионова, Ж. А. Правовые проблемы легитимации предпринимательства / Ж. А. Ионова // Государство и право. 1997. № 5.

11. Овсянников, К. Правовая природа государственной регистрации юридического лица / К. Овсянников // Российская юстиция. 1997. № 2.

12. Полковников, Г. В. Английское право о компаниях: закон и практика / Г. В. Полковников. М. : НИМП, 2000. 239 с.

13. Серегин, В. П. Международный опыт государственной регистрации коммерческих организаций и его практическое значение для России / В. П. Серегин. М. : МАИК «Наука/Интерпериодика», 2001.

14. Спектор, Е. И. Развитие административного законодательства о государственной регистрации / Е. И. Спектор // Журнал российского права. 2002. № 7.

15. Французская республика: Конституция и законодательные акты / под ред. В. А. Туманова. М. : Прогресс, 1989. 448 с.

16. Юридическая энциклопедия / под редакцией М. Ю. Тихомирова. М., 1997. С. 385.

17. Щербаков, Н. Регистрация и доверенность / Н. Щербаков // эж-ЮРИСТ. 2006. № 26.

18. Бараненков, В. В. Военная организация как юридическое лицо в системе Федеральной пограничной службы Российской Федерации : автореферат дис. на соиск. уч. ст. канд. юр. наук / В.В. Бараненков ; Московский военный институт Федеральной пограничной службы Российской Федерации. М., 1999.

19. П. 7 Приложения № 1 к постановлению Правительства Российской Федерации «Об утверждении форм документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, и требований к их оформлению» от 19 июня 2002 г. № 439.

E. M. Volkonitskaya

THE LEGAL REGULATION TO STATE REGISTRATION COMMERCIAL ORGANIZATION IN COUNTRY OF THE EUROPE AND RUSSIA

In is considered the most actual problems of the legal regulation to state registration as terminating stage of the process of the creation commercial organization. It is conducted relatively-legal analysis of the procedure to state registration in country of the Europe and Russia.

"УДК 338.124.4 (1-662)

А. А. Ворошилова

МАНИПУЛЯЦИЯ СОЗНАНИЕМ КАК ОБЪЕКТ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Рассматривается манипуляция сознанием с точки зрения социолога-политолога. Исследуется исторический аспект изучения манипуляции сознанием, определения и толкования различных представителей направления, выявляются и анализируются характерные особенности манипуляции сознанием в ракурсе социально-политических исследований.

Несмотря на то, что проблематика манипуляции сознанием неоднократно исследовалась в научной и публицистической литературе, интерес к ее изучению неуклонно растет и множит попытки проникновения в суть этого сложного и противоречивого процесса. В связи с тем, что история изучения проблемы насчитывает всего несколько десятков лет, в результате не сформировалось

даже единых подходов к ее изучению со стороны различных социальных наук. Тем не менее можно выделить три направления или точки зрения, сообразованные с профессиональными интересами исследователей:

- точка зрения политолога-социолога;

- точка зрения психолога-педагога;

- точка зрения семиолога-лингвиста.

Настоящая статья рассматривает характерные особенности исследования манипуляции сознанием в контексте политологической и социологической направленности, так как данная проблема находится в тесной связи с проблемой личности в современном обществе, оказывает значительное влияние на формирование идеологических принципов и властных отношений, форм и способов осуществления коммуникации на разнообразных уровнях. К этому направлению примыкают и философы, а также большинство «практиков», работающих в областях РЯ, рекламы и традиционной публицистики. Манипуляции сознанием сегодня прочно укоренились в таких развивающихся областях социального взаимодействия, как реклама, связи с общественностью, политический РЯ и т.д., что, несомненно, вызывает интерес исследователей, занимающихся данными проблемами.

Актуальность проблемы определяется многочисленными причинами, среди которых невозможно не отметить широкое распространение манипуляционных технологий в современном мире как одного из первоочередных способов урегулирования взаимоотношений в сфере экономики и бизнеса, политики и общественных коммуникаций. Таким образом, исследование манипуляции сознанием с социально-политической точки зрения позволяет определить степень закономерности возникновения данного явления, раскрыть сущностные аспекты манипуляции сознанием, которые являются актуальными и важными для изучения политических, социальных и исторических процессов, происходящих в современном мире.

Для нашего исследования важной является задача выявления сущностных характеристик манипуляции сознанием с точки зрения политолога-социолога для сопоставления с двумя другими направлениями и выявления как различных, так и сходных признаков в подходах к исследованию, толкованию и оценке данного явления. Наконец, изучение и определение характерных особенностей манипуляции сознанием с точки зрения политолога-социолога помогает выделить данный феномен как явление из множества популистских толкований, способствует научному анализу разнообразных примеров и контекстов использования манипуляции сознанием.

Как уже говорилось выше, анализ манипуляции сознанием является достаточно молодой темой научных исследований. Манипуляция как научная категория была введена в оборот в 40-50-е гг. XX столетия западными политологами. Несмотря на то, что рассматриваемая проблема пользуется широкой популярностью у исследователей, масштабных трудов, посвященных исследованию манипуляции сознанием, сравнительно немного.

К наиболее полным трудам, исследовавшим проблему манипуляции сознанием с точки зрения политолога-социолога, можно отнести работы западных авторов Р. Гудина, Г. Шиллера, Э. Шосторма и некоторых других. В советское время проблема манипуляции сознанием практически не поднималась в отечественной литературе. Однако настоящее время целиком восполнило существовавшие пробелы (по крайней мере, по количественному признаку). Начиная с 1990-х гг., вышел целый ряд научных и публицистических исследований по проблеме. Среди них необходимо отметить Е. Доценко, посвя-

тившего исследования проблемам манипуляции сознанием с точки зрения политологии и психологии, Н. Лим-натиса, сделавшего попытку философского анализа данного явления, а также совместный труд Г. Грачева и И. Мельника, рассмотревших технологии манипуляционного воздействия. В наше время проблемы манипуляции сознанием все чаще становятся предметом исследования ряда диссертаций по политическим (М. Цветикова), социально-политическим (Д. Ермакова, С. Лисова) и социально-философским (М. Бабюк) направлениям.

В последние годы в свет вышло большое количество работ публицистического характера, в которых активно поднимается проблема манипуляции сознанием. Хрестоматийным примером такого рода исследования является «Манипуляция сознанием» С. Кара-Мурзы.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что основной материал по исследованию манипуляции сознанием реализован в психологии, политологии, философии. У каждого направления своя специфика, отличающаяся рядом деталей.

Так, психологическая литература делает упор на межличностной манипуляции, уделяя основное внимание механизмам психического воздействия. В центре внимания исследователя-психолога находится поведение и реакция личности и общества (преимущественно отдельных групп) на действия манипулятора. В исследовании ярко выражена аксиологическая направленность: речь идет об оценках и эмоционально-оцениваемом поведении людей - объектов манипуляции; однако сам исследователь стремится быть вне аксиологического поля. К анализу привлекаются отвлеченные от отдельных примеров ситуации в их совокупности; широко используется анкетирование, опирающееся на диагностику последствий, а не на динамику изменения поведения в ходе манипуляционного воздействия. Таким образом, точка зрения пси-холога-педагога сведена к адресату, действия адресанта, т. е. манипулятора, не попадают в поле исследования. Наиболее полные и последовательные примеры такого анализа содержатся в «Психологии влияния» Р. Чалдини.

У представителей интересующего нас направления (социолог/политолог/философ) в выраженной форме проявляется аксиологическая доминанта, которая выражается чаще всего в виде отрицательной оценки. Как правило, крупные исследования напоминают своего рода совокупность case studies, вследствие чего выводы распределены по анализируемым эмпирическим образцам и обобщаются, вокруг той же аксиологической доминанты, в поле действия которой попадает и сам исследователь.

Определение манипуляции в каждом подходе различается. А если добавить еще авторскую позицию, то становится объяснимым множественность трактовок одного понятия. Проблема определения понятия манипуляции сознанием как явления социального взаимодействия сложна, но чрезвычайно важна для последующих исследований.

Рассмотрим пример определения в одном из классических словарей исследуемого направления. Политологический словарь [4] сообщает, что манипуляция (в политике) - это махинация или система психологического воздействия, ориентированная на внедрение иллюзорных представлений. Обращение к авторам, занимавшимся

проблемой манипуляции, дает немало примеров попыток найти определение манипуляции, однако без явного анализа содержания самого явления. Большинство исследователей просто дает готовое определение, отталкиваясь от определенного набора признаков, произвольно отмеченных как важнейшие для данного явления. Трактовка может значительно различаться в разных работах или быть схожей по основным позициям. Г. Шиллер определяет манипуляцию как скрытое принуждение, программирование мыслей, намерений, чувств, отношений, установок, поведения [6]. Р. Гудин представляет ее как скрытое применение власти (силы) вразрез с предполагаемой волей другого. В трактовке У Рикера манипуляция предстает как такое структурирование мира, которое позволяет выигрывать ее проводнику. То есть определения варьируются значительно, и, как очевидно, большинство авторов опираются скорее на интуитивное представление о сути манипуляции. Анализ критериев манипуляции встречается редко и присутствует в работах всего нескольких авторов.

Среди основных признаков манипуляции, приведенных в большинстве определений, особенно ярко выделяются следующие:

1) воздействие (психическое, психологическое), оказываемое манипулятором на манипулируемого;

2) отношение манипулятора к другому как средству достижения определенной цели;

3) стремление получить односторонний выигрыш;

4) скрытый характер воздействия (как факта, так и направленности);

5) игра на слабостях объекта;

6) мотивационное привнесение;

7) особое мастерство в осуществлении манипуляции.

Рассмотрим функции, которые манипуляция сознанием как элемент системы общественных отношений выполняет в человеческой деятельности. Во-первых, манипуляция, безусловно, относится к понятию коммуникации, т. е. является одной из форм коммуникативной связи, используемой в человеческом обществе. Данная форма коммуникации отличается неравноправием субъектов в процессе контакта, или, вернее, превращением одного из субъектов в объект, на который воздействует другой или другие субъекты взаимоотношений. То есть в данном случае имеет место искаженная форма коммуникации, имеющая свои социальные, психологические и исторические предпосылки. Во-вторых, как форма общественного взаимодействия она выступает элементом социального управления в обществе. Зачастую манипуляция предстает как форма, которую принимает управление в множестве случаев. Наконец, манипуляция сознанием, бесспорно, есть явление историческое, возникающее как и любое социальное отношение в процессе развития общества, изменения характера экономических, политических, социальных связей.

Таким образом, возникая как способ обеспечения сложившихся в определенных исторических условиях производственных, политических и т. п. отношений, манипуляция сознанием закономерна для данных отношений, несет на себе определенную функциональную нагрузку, является формой осуществления данных связей.

Не менее принципиальным моментом для определения манипуляции будет утверждение, что в основе данного явления лежат способы психического взаимодействия, характеризующиеся превращением одного из субъектов взаимодействия в объект воздействия. Для манипуляционных отношений характерно неравенство субъектов в общении, которое выражается в побуждении одного из них к действиям, выгодным для другого субъекта.

Для всякого манипулирования характерна некоторая закрытость, иллюзия, невидимый механизм, психологическое воздействие на сознание с целью формирования тех или иных убеждений или предпочтений. Как считает Г. Шиллер, «успех манипуляции гарантирован, когда манипулируемый верит, что все происходящее естественно и неизбежно. Короче говоря, для манипуляции требуется фальшивая действительность, в которой ее присутствие не будет ощущаться». Р. Борецкий пишет: «Под пропагандистской манипуляцией следует понимать последовательно и целенаправленно осуществляемое управление массовым сознанием (а через него, в результате - и поведением), обращенное преимущественно к иррациональной сфере восприятия, опирающееся на внушение и ставящее своей задачей предотвращение социальных конфликтов. Или короче: преднамеренное отклонение массового сознания от реальной действительности».

Обобщающая все признаки манипуляции сознанием с точки зрения социолога/политолога/философа, определением манипуляции можно считать следующее: манипуляция сознанием есть способ социального взаимодействия, обусловленный определенными, историческими сложившимися социальными отношениями, и характеризующийся психическим воздействием одного из субъектов взаимодействия (манипулятора) на другого таким образом, что превращает его в объект, т. е. побуждает его к поведению, целям, желаниям, интересам, потребностям и действиям, необходимым манипулятору.

Таким образом, социальная манипуляция предстает как феномен, относящийся к коммуникативным и управленческим процессам в обществе, причем характеризуется, как отмечено выше, деформацией данных процессов, выражающихся в неформально неравноправном положении сообщающихся субъектов. Следовательно, данный феномен является исторической категорией, возникающей на определенном этапе развития в результате трансформации человеческих отношений, определенного их превращения.

Для социолога-политолога очень важным представляется анализ роли манипуляции сознанием в деятельности и развитии общества в целом. Большинство политологов и социологов, работавших над данной проблемой, как правило, акцентируют внимание на основных функциях манипуляции, таких как: обман, тайное подчинение, склонение адресата к действиям, необходимым манипулятору. При этом результатом функционального анализа, как видно, становится явное вхождение исследователя в аксиологическое поле - манипуляция сознанием предстает исключительно как общественное зло. Происходит это, как справедливо отмечает М. И. Бабюк [1], из-за того, что в работах социологов и политологов не полностью учитывается диалектика общественного развития, где каж-

дое сложное явление предстает как многоуровневое по своим результатам, функциям и способам представления миру. Авторам «мешает» их гуманистическая позиция, ориентирующая на критичность восприятия данной формы воздействия.

Как отмечалось выше, за основу исследования берется индуктивный метод, рассматривающий конкретные примеры манипуляционных форм воздействия, прежде всего, в рекламе, РЯ, маркетинговых технологиях, идеологии и в некоторых других коммуникативных сферах. При этом манипуляция сознанием рассматривается как автономная деятельность, разворачивающаяся в отдельных, не связанных между собой моментах человеческих отношений, где присутствуют вполне конкретный субъект

- манипулятор и объект - манипулируемая личность, социальная группа. Сюда относятся различные виды ухищрений в межличностном общении, как, например, ряд психологических методик (теория построения эффективных межличностных взаимоотношений Д. Карнеги), планируемые и управляемые рекламные акции, РЯ-кам-пании, организация выборных технологий и т. д.

В научной литературе достаточно подробно описаны механизмы, способы, формы и технологии манипуляционного воздействий. Практически во всех работах по данной проблеме им уделяется внимание, вплоть до того, что они оказываются центральными темами некоторых исследований. Работы социально-политологического плана, основанные на описании технологий и приемов общественной коммуникации, ориентируются на преимущественное описание технической и институциональной сторон вопроса. При этом к технологиям манипуляции относятся те мероприятия, которые инициирует субъект манипуляционных отношений для возбуждения структур сознания и бессознательного своего объекта к производству определенных действий. В арсенал манипуляционных технологий входит множество различных приемов, описанных в обширной литературе по пропаганде, РЯ, рекламе, маркетингу, менеджменту.

К первой группе основных приемов взаимодействия субъекта и объекта манипуляции в процессе осуществления первым власти можно отнести действия с информацией, которые отражают возможность властных субъектов (политических, экономических, культурных) осуществлять эксклюзивное оперирование информацией, ограничивать и фильтровать потоки, поступающие обществу в целях обеспечения стабильности и целостности системы. Фильтрация и корректировка потока информации в целях сохранения системы носит манипуляционный характер, поскольку лишает адресат возможности определения собственного отношения к происходящим событиям. Среди данной группы приемов прежде всего необходимо отметить искажение информации. Это может быть и откровенная ложь, когда подаваемые новости кардинально искажают действительное положение дел. Обыденным приемом подобного плана являются рейтинги исследования популярности политических лидеров, когда цифры и проценты рейтинга умышленно меняются в целях придания авторитета определенной политической фигуре. Такая практика типична для политических РЯ-технологий.

Другими распространенными вариантами искажения информации является ее частичная деформация, когда либо частично подтасовываются факты, либо осуществляется акцентирование на менее существенные побочные явления осуществляемых действий. Примеры широко распространены в российской действительности: например когда правительство России устами министра труда объявляет о ликвидации льгот пенсионерам и переходе на денежные компенсации, причем информация эта подается как забота о данной категории населения, представители которой смогут с большей пользой использовать свои льготы и контролировать их получение. Осуществляемая и налицо видимая подмена целей реформы направлена на снижение социальной напряженности в обществе.

Еще одним приемом в данной группе является утаивание информации, когда неблагоприятные аспекты событий либо полностью, либо частично скрываются от объекта. Утаивание также может осуществляться путем табуирования - познание явления приравнивается к разрушению существующих форм бытия. Наконец, важнейшим приемом манипулирования в этой группе оказывается способ подачи информации, который отражает технику управления информационными потоками. На практике это выражается в том, что необходимую манипулятору информацию можно подать либо акцентировав на ней внимание зрителей (многочисленные повторы или анонсирование как чего-то чрезвычайного), либо в случае нежелательности ее скрыть в ворохе малозначимых новостей или трактуя ее как малозначимую. Существует множество других приемов, заключающихся в действиях с информацией, среди которых можно отметить распространение ее в виде слухов, присоединение к традиционным или популярным в обществе идеям и т. п.

Другая группа манипуляционных технологий заключается в действиях с людьми в процессе осуществления манипуляции. То есть это действия с объектами манипуляции, управляемое изменение их свойств, характеристик. Эта группа технологий играет очень важную роль в современных экономической, политической, социальной областях, формируя определенные формы восприятия как у отдельных групп, так и у всех субъектов деятельности (когда манипулирующим субъектом выступает сложившаяся анонимная и надперсональная система отношений, вырабатывающая и предписывающие тотальные правила поведения, реагирования, направленные на сохранение своих основных характеристик). К данным технологиям относятся подготовка объектов воздействия к восприятию нужной информации или побуждению действий, выбор самих объектов, наконец, стимуляция или изготовление необходимых побудителей (мотивов поведения).

В зависимости от целей, задач, характера действий зачастую манипуляции носят «целевой» характер, т. е. рассчитаны на определенные социальные группы. Ориентация при организации воздействия может быть по этническому, профессиональному, возрастному, религиозному и множеству других признаков. Соответственно деятельность манипулирующего субъекта строится в расчете на спекуляцию потребностями, интересами, обычаями, традициями, другими особенностями группового сознания. Здесь манипуляция выступает как узконаправ-

ленная, связывается с заботой о конкретных группах, выступает как забота о пенсионерах, борьба за права мате-рей-одиночек, защита прав религиозных, этнических меньшинств и т. п.

Как отмечает большинство авторов, когда аудитория не ограничивается определенной социальной группой, воздействие строится на использовании базовых, универсальных потребностей человека (потребности в пище, коллективе, общении, наконец, гордость, зависть, престиж, честолюбие), стимулирование которых в связке с навязываемой информацией подготавливает объект к манипуляции.

Третья группа манипуляционных технологий, используемая в связке с первыми двумя, это обеспечение нужного контекста манипуляции, включающее формирование физических условий, культурного фона, социального контекста, в рамках которых проходит манипуляция.

Наконец, еще одна группа технологий заключается в управлении характером взаимодействия в процессе осуществления манипуляции. Здесь используется интенсивность контакта (когда на объект обрушивается либо избыток информации, либо искусственно создается ее дефицит), коммуникативная инициатива (когда манипулятор либо «ведет» процесс, либо позволяет объекту быть активной стороной, подспудно направляя эту активность), направленность воздействия.

Таким образом, на основании проанализированных точек зрения политологов, социологов, философов, а также представителей рекламы и РЯ, активно исследовав-

ших проблемы манипуляции сознанием, представляется возможным выделить ряд устойчивых признаков манипуляции, отмечаемых всеми авторами: манипуляция представляет собой скрытую форму воздействия на другое сознание, цель манипулятора отлична от первоначальных установок (намерений) ценностных ориентаций манипулируемого, при этом действия манипулятора не согласуются с фактами, т. е. тем, что внешний наблюдатель манипуляционного акта считает истинным. В результате манипуляционного воздействия поведение манипулируемого не согласуется с его первоначальными установками и ценностными ориентациями.

Библиографический список

1. Бабюк, М. И. Социальная манипуляция : дис. ... канд. филос. наук / М. И. Бабюк ; Московский пед. гос. ун-т. М., 2004. 128 с.

2. Доценко, Е. Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы, защита / Е. Л. Доценко. М. : ТОО «ЧеРо», 1997. 343 с.

3. Кара-Мурза, С. Г. Манипуляция сознанием /

С. Г. Кара-Мурза. М. : Алгоритм, 2004. 528 с.

4. Политология. Энциклопедический словарь / общ. ред. и сост. Ю. И. Аверьянов. М. : Изд-во Моск. коммерч. ун-та. М., 1993. 431 с.

5. Чалдини, Р. Психология влияния / Р. Чалдини. СПб. : Питер, 2001. 272 с.

6. Шиллер, Г. Манипуляторы сознанием / Г. Шиллер. М. : Прогресс, 1980. 326 с.

A. A. Voroshilova

THE MANIPULATION OF CONSCIOUSNESS AS A SUBJECT OF SOCIO-POLITICAL RESEARCH

It is considered the manipulation from the point of view of sociologist-political scientist. History of manipulation studies as well as different definitions and interpretations are revealed and analysed.

УДК811.111

Н. Н. Кацунова

ЯЗЫКОВОЕ ВЫРАЖЕНИЕ КОГНИТИВНОГО ДИССОНАНСА, ВОЗНИКАЮЩЕГО ПО ПРИЧИНЕ НЕСОВПАДЕНИЯ КУЛЬТУРНЫХ И СУБКУЛЬТУРНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПИЩЕ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

Анализируются случаи проявления когнитивного диссонанса по причине несовпадения культурных и субкультурных представлений о пище на примере языковых средств репрезентации концепта FOOD. Доказывается, что иные формы концептуализации и категоризации у людей разных культур и субкультур приводят к возникновению когнитивного диссонанса.

Одним из ярких примеров, иллюстрирующих прояв- тус идиом концепта FOOD может проявляться на разных

ление когнитивного диссонанса, является употребление уровнях. С одной стороны, это игра внутри субкультуры,

идиом. В основе идиом лежат различные когнитивные проходящая согласно правилам и мотивам ее членов. С

игровые механизмы, отражающие специфику той суб- другой стороны, границы субкультур прозрачны, и слен-

культуры, в которой они возникли. Однако игровой ста- говые идиомы постепенно становятся достоянием обще-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.