Научная статья на тему 'Лирика Эдуарда Мёрике и традиции немецкого романтизма'

Лирика Эдуарда Мёрике и традиции немецкого романтизма Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
103
19
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РОМАНТИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ / БИДЕРМЕЙЕР / ПОЭТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ / ШВАБСКАЯ ШКОЛА / РЕАЛИЗМ / ТРАДИЦИИ ГЁТЕ / ПЕЙЗАЖНАЯ ЛИРИКА / ЛЮБОВНАЯ ЛИРИКА / ФИЛОСОФСКО-ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ / ROMANTIC TRADITION / BIEDERMEIER / POETIC REALISM / SCHOOL OF SCHWABIEN / REALISM / TRADITION OF GOETHE / PASTORAL POETRY / PHILOSOPHIC-AESTHETIC

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Теряева Г.Н., Шатрова Т.И.

В рамках настоящей статьи исследуется значение романтической традиции в поэтическом творчестве Эдуарда Мёрике, так как именно лирике принадлежит центральное место в творческом наследии писателя; устанавливаются основные направления ее развития, а также ее сочетание и взаимодействие с другими художественными течениями и направлениями, оказавшими влияние на творчество Э. Мёрике. На примере конкретных лирических текстов Э.Мёрике делается вывод, подтверждающий положение о продолжающемся воздействии романтизма на процесс культурного развития Германии во второй половине 19 века и в последующие эпохи. В статье делается попытка доказать, что поэзия Э.Мёрике не представляет собой совершенное особое направление, выходящее за рамки всего литературного процесса Германии. Как явление переходного периода поэзия Э.Мёрике представляет собой характерный для многих писателей 19 века процесс формирования реализма как художественного метода, базирующегося на романтической основе. В зависимости от индивидуального стиля каждого художника, его философских и эстетических взглядов, этот процесс имел неоднородный характер. А именно в лирике философско-эстетические воззрения писателя нашли свое яркое воплощение. Выводы, представленные в статье, могут быть использованы для дальнейших исследований развития теории романтической традиции и в практике преподавания теоретических курсов по истории зарубежной литературы 19 века и в спецкурсах по немецкому романтизму 19 столетия.In the framework of this article, the place and significance of the romantic tradition in the poetic work of Eduard Merike is investigated, the main directions of its development, as well as its combination and interaction with other artistic movements and directions that influenced the work of E. Merike are established. On the example of specific lyric texts by E. Merike, a conclusion is made confirming the position on the continued impact of romanticism on the cultural development of Germany in the second half of the 19th century and in subsequent eras. The article makes an attempt to prove that the poetry of E. Merike does not represent a perfect special direction that goes beyond the entire literary process in Germany. As a phenomenon of the transition period, the poetry of E. Merike is a characteristic process for the formation of realism as an artistic method, based on a romantic basis, characteristic of many 19th century writers. Depending on the individual style of each artist, his philosophical and aesthetic views, this process was heterogeneous. It was in the lyrics that the philosophical and aesthetic views of E. Merike found their bright embodiment. The conclusions presented in the article can be used for further studies of the development of the theory of romantic tradition and in the practice of teaching theoretical courses on the history of foreign literature of the 19th century and in special courses on German romanticism of the 19th century.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Лирика Эдуарда Мёрике и традиции немецкого романтизма»

УДК: 82.01

ББК: 83.3 (2 Рос = Нем)

Теряева Г.Н., Шатрова Т.И.

ЛИРИКА ЭДУАРДА МЁРИКЕ И ТРАДИЦИИ НЕМЕЦКОГО РОМАНТИЗМА

Teryaeva G.N., Shatrova T.I. LYRICS OF EDUARD MORIKE AND ROMANTIC TRADITIONS OF GERMANY

Ключевые слова: романтическая традиция, бидермейер, поэтический реализм, швабская школа, реализм, традиции Гёте, пейзажная лирика, любовная лирика, философско-эстетические взгляды.

Keywords: romantic tradition, biedermeier, poetic realism, school of Schwabien, realism, tradition of Goethe, pastoral poetry, philosophic-aesthetic.

Аннотация: в рамках настоящей статьи исследуется значение романтической традиции в поэтическом творчестве Эдуарда Мёрике, так как именно лирике принадлежит центральное место в творческом наследии писателя; устанавливаются основные направления ее развития, а также ее сочетание и взаимодействие с другими художественными течениями и направлениями, оказавшими влияние на творчество Э. Мёрике. На примере конкретных лирических текстов Э.Мёрике делается вывод, подтверждающий положение о продолжающемся воздействии романтизма на процесс культурного развития Германии во второй половине 19 века и в последующие эпохи. В статье делается попытка доказать, что поэзия Э.Мёрике не представляет собой совершенное особое направление, выходящее за рамки всего литературного процесса Германии. Как явление переходного периода поэзия Э.Мёрике представляет собой характерный для многих писателей 19 века процесс формирования реализма как художественного метода, базирующегося на романтической основе. В зависимости от индивидуального стиля каждого художника, его философских и эстетических взглядов, этот процесс имел неоднородный характер. А именно в лирике философско-эстетические воззрения писателя нашли свое яркое воплощение. Выводы, представленные в статье, могут быть использованы для дальнейших исследований развития теории романтической традиции и в практике преподавания теоретических курсов по истории зарубежной литературы 19 века и в спецкурсах по немецкому романтизму 19 столетия.

Abstract: in the framework of this article, the place and significance of the romantic tradition in the poetic work of Eduard Merike is investigated, the main directions of its development, as well as its combination and interaction with other artistic movements and directions that influenced the work of E. Merike are established. On the example of specific lyric texts by E. Merike, a conclusion is made confirming the position on the continued impact of romanticism on the cultural development of Germany in the second half of the 19th century and in subsequent eras. The article makes an attempt to prove that the poetry of E. Merike does not represent a perfect special direction that goes beyond the entire literary process in Germany. As a phenomenon of the transition period, the poetry of E. Merike is a characteristic process for the formation of realism as an artistic method, based on a romantic basis, characteristic of many 19th century writers. Depending on the individual style of each artist, his philosophical and aesthetic views, this process was heterogeneous. It was in the lyrics that the philosophical and aesthetic views of E. Merike found their bright embodiment. The conclusions presented in the article can be used for further studies of the development of the theory of romantic tradition and in the practice of teaching theoretical courses on the history of foreign literature of the 19th century and in special courses on German romanticism of the 19th century.

XIX век, подаривший мировой куль- дожников, ученых философов, несмотря на туре многих крупнейших писателей, ху- свою довольно широкую изученность, со-

держит еще многие проблемы, которые до сих пор привлекают внимание ученых разных стран и побуждают к многочисленным спорам и дискуссиям. Одним из таких вопросов, находящихся в центре внимания современных литературоведов и историков литературы, является проблема, связанная с романтической традицией, ее влиянием на общий ход культурного развития в XIX веке, ее взаимодействием с другими предшествующими и последующими художественными течениями и ее отражением и преломлением в произведениях писателей XIX века. В рамках этой проблемы находится и настоящая статья, посвященная швабскому поэту Эдуарду Мёрике (1804-1875 гг.).

Безусловно, романтическая традиция не является единственным и неизменным фактором, характеризующим культурную жизнь Германии XIX столетия. Она, как и любое другое явление искусства, подвержена изменениям и варьированию, происходящими с течением времени и вызванными как общим ходом культурного развития эпохи, так и индивидуальными особенностями каждого художника, обращающегося в своем творчестве к достижениям предшествующих поколений.

«Романтизм», - как писал Г. Гессе, открывая сборник романтической поэзии «Der Zauberbrunnen. Die Lieder der deutschen Romantik» («Волшебный источник. Песни немецкого романтизма»); составленный по его собственному выбору и изданный впервые в 1913 году, - «означает для нас, немцев, не простое прошедшее время гениев («Geniezeit»), ... а нашу дорогу в собственное прошлое» И далее продолжал: «Романтизм, некогда варварски забытый и презренный официальным духом тогдашней Германии, в конце XIX столетия все чаще и чаще стал появляться на страницах художественных произведений, «как образ и как проблема». Где-то в глубине живет такое чувство, что «немецкая дорога к самообретению еще раз пройдет мимо волшебной горы (Zauberberg) романтизма»1 (Der Zauberbrunnen, 21, с.1.)

Столь высокая оценка романтизма исходила, конечно, из признания непреходя-

1 Der Zauberbrunnen. Die Lieder der deutschen Romantik. - Frankfurt a.M., 1977. - 254 S., S.1.

щей роли и значения философских и эстетических воззрений представителей йенско-го и гейдельбергского направлений романтизма Германии, но и из глубокого, взволнованного прочтения художественных произведений романтиков как старшего, так и младшего поколений, к числу которых относят и Э. Мёрике, хотя, исходя из его лирического творчества, он, скорее, должен рассматриваться не как романтик, а как приверженец и продолжатель этой традиции, сохранивший ее в своих произведениях до самого конца (70-е годы XIX века) и передавший ее следующему поколению писателей: Т. Шторм, Г. Келлер, а позднее Г. Гессе, которые, в свою очередь, были горячими поклонниками лирики Э. Мёрике.

Среди литературоведов-германистов нет единого мнения относительно того, какую традицию считать определяющей в творчестве Э. Мёрике. Существует утверждение, что Э. Мёрике относится к младшему поколению романтиков, он является завершающим этапом в цепи романтических писателей Германии, связывая уходящую эпоху романтизма с последующими направлениями. Как писал Б. фон Визе: «.. .многое в поэзии Э. Мёрике указывает не на прошлое, а на будущее, на неоромантизм и импрессионизм рубежа веков»2. Наряду с этим Э. Мёрике часто рассматривают как представителя эпохи «бидермейер»3. В этом случае прослеживается односторонность подхода к творческому наследию писателя, так как критерием оценки художественных достоинств его произведений служит установка на актуальность и своевременность того или иного произведения, что было совершенно чуждо Э. Мёрике, хотя обвинить поэта в аполитичности, в полном равнодушии к насущным проблемам своей страны и всего немецкого народа было бы неверно. Встречается также мнение, что творчество Э. Мёрике, как и А. фон Дросте Хюльсхоф, относится к так называемому «поэтическому реализму», основанному на изображении «индивидуальных человеческих пережива-

2 Wiese, B. von., Literarische Porträts.- Berlin, 1979. - 260 S, S. 137.

3 Bietak, W. Zwischen Romantik, Jungen Deutschland und Realismus. - Berlin, 1935. - Bd.13 - H. 1, S. 163 - 206.

ний» и «художественной адаптации народных источников», что перекликается с характеристикой эпохи «бидермейера» и также является весьма спорным. Э. Мёрике причисляют также к позднеромантической «швабской школе». Эта традиции идет от статьи Г. Гейне «Швабское зерцало».

Э. Мёрике никогда открыто не признавал своих романтических наклонностей и не стремился слепо подражать традициям уходящей эпохи. Выбор романтического метода как доминирующего для своих лирических произведений был сделан Э. Мё-рике самопроизвольно и обусловливался прежде всего личными качествами писателя: мягкостью характера, замкнутым и уединенным образом жизни на лоне природы, в небольших швабских селениях, удаленных от крупных промышленных и культурных центров и проникнутых духом давно забытой старины, где сказки и легенды прошлого, кажется, смотрели на поэта из «тысячи зеркал»; его повышенной эмоциональной и физической чувствительностью; музыкальностью слуха; богатым поэтическим воображением, внимательным отношением к душевным переживаниям отдельного человека, включая свои собственные радости и муки, ставшие источником для написания многих стихотворений писателя.

Бесспорно, романтизм был не единственным художественным направлением, оказавшим влияние как на творчество, так и на мировоззрение Э. Мёрике. Прекрасное знание античной культуры и произведений отечественной и зарубежной классики, приобретенное Э. Мёрике еще в юношеские годы, и, конечно, страстное увлечение и поклонение Гёте, в котором швабский поэт видел единственное связующее звено между классической древностью и современной литературой, внесли дополнительный оттенок в его лирические произведения, отразившийся в первую очередь в постоянном стремлении Э. Мёрике к достижению гармонической стройности своих произведений. Классическая традиция в творчестве Э. Мёрике постоянно соседствует с романтической, порой взаимодействуя и дополняя друг друга (как, например, в случае с лирическими вставками Э. Мёрике в романе «Художник Нольтен»), а порой выступая в

противоречие (стихотворение «Auf eine Lampe»), подобно тому взаимовлиянию и взаимодополнению, которое отмечается в первой четверти XIX века между писателями-романтиками и Гете. Поэтому влияние Гете на творчество Э. Мёрике нисколько не противоречит утверждению о доминирующей роли романтической традиции в лирике Э. Мёрике, так как воздействие Гёте на культурную жизнь Германии начала XIX столетия однозначно признавалось всеми романтиками, не менее Э. Мёрике восхищавшимися поэтическим гением своего современника.

Однако романтическая традиция в лирике Э. Мёрике несколько отличается от романтических принципов, присущих романтической поэзии начала века, что объясняется неизбежным столкновением и противоборством различных направлений в творчестве одного писателя, находящегося на стыке художественных течений, впитавшего в себя достоинства каждого из них и сохранившего свой независимый, индивидуальный творческий почерк, которым в полной мере обладал Э. Мёрике.

Поэтому многие образы романтической эстетики в лирических произведениях Э. Мёрике имеют неоднородный характер и отличаются противоречивостью изображения (например, образ ночи в стихотворениях пейзажной лирики Э. Мёрике или изменения в описании образа невесты в поэтическом цикле «Перегрина»), хотя сущность подхода Э. Мёрике к описанию реальной действительности остается романтической, что прежде всего определялось романтическим мировоззрением писателя, его постоянным стремлением и поиском своей мечты, высказанной еще в сказке о стране «Орплид».

Главным объектом изображения в лирике Э. Мёрике, как и в произведениях романтиков, является человек, мир его чувств и переживаний, недаром одной из центральных тем поэзии Э. Мёрике была тема «любви» - ее ожидание, переживание и, в конечном итоге, воспоминания о ней. Сюжет для таких произведений Э. Мёрике, основную часть которых составляли «девичьи песни», был почерпнут из национального песенного фольклора, который служил

неисчерпаемым источником для поэзии романтиков и во многом определил метрическое и лексическое строение, а также систему образов лирических произведений Э. Мёрике.

«Любовь», которая в понимании романтиков наделяет высшим, божественным смыслом самые простые и реальные чувства и стремления человека, способствует его приближению к вечной субстанции, к пониманию истинного смысла человеческого бытия, выступает в произведениях Э. Мёри-ке, как неизменный источник поэтического творчества, как чувство, обладающее «волшебными чарами», которое «околдовывает» и «зачаровывает» лирических героев его произведений и может привести к самым невероятным последствиям. Поэтому таким многоликим и неоднородным предстает образ любви в стихотворениях поэтического цикла «Перегрина» и в лирических стихотворениях Э. Мёрике, включенных в роман «Художник Нольтен».

Однако, несмотря на несколько мистический и таинственный характер, любовь в стихотворениях Э. Мёрике имеет чувственный оттенок, отсутствующий в любовной лирике романтиков, и предполагающий реальное наслаждение, и земное счастье, которые дарует любовь - это волшебное, странное, бездомное и одновременно по-детски наивное чувство (поэтический цикл «Перегрина») влюбленным, например, стихотворения: «Nimmersatte Liebe», «Liebesvorzeichen», «Maschinka» и другие. Это придает лирическим произведениям Э. Мёрике реальную, жизненную основу, делая их доступными простому читателю, не обладающему воображением романтика, способного «унестись на крыльях фантазии за своей мечтой в дальние, неведомые страны и миры». Оно позволяет сохранить искренность и безыскусность изложения событий, присущие народной поэзии, мелодический строй поэтической строфы, близкий народной песне, в чем Э. Мёрике, бесспорно, достиг полного художественного совершенства.

Часто встречающимся образом в стихотворениях любовной лирики Э. Мёрике является образ «ночи», сохраняющий в этом случае все черты романтической эстетики.

«Ночь» - это время снов, мечтаний, неясных предчувствий и ожиданий; в ней ищут покоя и исцеления от душевных драм и любовных разочарований «дня» героини «девичьих песен» Э. Мёрике. Только ночью возможно полное слияние человека с миром природы, возвышающим его до созерцания вечности («Zu viel»); только ночью в наполненном лунным светом саду могут происходить таинственные чудеса, невозможные днем («Götterwink», 3-я часть «Перегрины»).

Мир сказки, мечты, фантазии был неотъемлемой частью того огромного мира, в котором жил поэт и который включал в себя и мир природы, и общество людей. Э. Мёрике создавал вокруг себя этот волшебный мир, жил в нем, окружая себя сказочными героями, подобными «волшебной повелительнице ночи» в стихотворении «Gesang zu zweien in der Nacht»; «матери -ночи» и ручьям, ее детям, в «Um Mitternacht», прекрасным влюбленным «ночи и дню» в стихотворении «Tag und Nacht», бездомным ветрам, ищущим крова «Lied vom Winde», весне, ступающей на землю в «Er ist's» и др. Как истинный романтик, Э. Мёрике создавал свой художественный миф, в котором реальность и мечта сливались в одно единое целое.

Однако образ «ночи» в стихотворениях Э. Мёрике является не всегда желанным, рядом с ним постоянно возникает, порой еще не очень четко и конкретно выраженный (как, например, в стихотворении «Um Mitternacht») образ «утренней зари». Следует признать, что почти все, за небольшим исключением (исключение составляют образцы любовной лирики Э. Мёрике), стихотворения поэта, заканчиваются радостным, счастливым ожиданием и наступлением утренней зари («Septembermorgen», «An einem Wintermorgen, vor Sonnenaufgang», «In der Frühe» и другие), т.е. поэт не замыкается в ночи, времени воспоминаний о прошлом, которое составляет основу лирических произведений романтиков (хотя прошлое и навсегда остается источником поэзии Э. Мёрике, его постоянной, невысказанной тоской и печалью: «Besuch in Urach», «An eine Äolsharfe», «Im Frühling»), а стремится вперед, к новому,

неизведанному, с которым связан образ наступающего дня. В этом коренное отличие поэзии Э. Мёрике от эстетики романтизма и в то же время близость и родство с ней, заключающееся в неудержимом, постоянном движении, изменении, смене событий, картин, настроений, чувств, изображенных в лирике Э. Мёрике - все происходит в стихотворениях Э. Мёрике мгновенно, вдруг («auf einmal»). И это краткое мгновение, миг, отделяющий день от ночи (предрассветные сумерки - «Zwielicht»), жизнь от смерти - также является романтической особенностью лирических произведений Э. Мёрике, поскольку именно эти краткие секунды человеческого существования и жизни природы, пытается уловить и отобразить в своих стихотворениях Э. Мёрике.

Неясность чувств, нечеткость красок, покрытый «легкой дымкой мир» («Septembermorgen») - вот его неясное и в то же время целостное поэтическое видение мира, которое, с одной стороны, оставляет поэта в рамках романтической эстетики, а с другой, обуславливает его переход к новой художественной манере, достигшей своего расцвета на рубеже веков и опирающейся на элементы романтической традиции.

Романтическая традиция в лирике Э. Мёрике и обусловленные ее особенности поэтического стиля и системы поэтических образов его произведений была той нитью, которая исходила от первых идеалистических требований эстетики йенцев, подхваченных гейдельбергскими романтиками, избравшими объектом своего исследования и поклонения народное творчество, а затем и младшим поколением немецких писателей-романтиков (Гейне, Гофман, Шамиссо и другие), и продолженная Э. Мёрике в середине столетия, когда романтизм рассматривался в официальных кругах Германии как оторванный от жизни пережиток прошлой эпохи, и резкой критике подвергались даже самые незначительные элементы художественной литературы, сохранившие на себе его печать. Вероятно, именно романтическое мировоззрение Э. Мёрике, сохранившееся в его творчестве вплоть до конца XIX века и пришедшееся на этот период «гонения» на романтизм, определило и дол-

гое забвение лирики швабского поэта в широких кругах читательской аудитории.

Легкий, прозрачный, фантастический, сказочный мир, который Э. Мёрике создавал в своем воображении и который определял волшебную атмосферу всех его лирических произведений, сталкивался с реальной, не радующей глаз действительностью (образ «дня» в стихотворениях Э. Мёрике). Однако поэт не стремился избежать этой реальности, полностью отдаваясь только своим мечтам; он вводит элементы реальной действительности в свои произведения, тем самым стараясь соединить, сблизить идеализированную мечту и реальную жизнь, найти и отобразить в своих произведениях романтические черты реальных предметов. Поэтому такими таинственными и сказочными кажутся в стихотворениях Э. Мёрике обычные предметы и явления окружающей природы.

Его поэзия отличается не только чутким и внимательным отношением к переживаниям отдельного человека, но и глубоким проникновением в суть самих вещей. Поэт обладал «могучим талантом перевоплощения». Независимо от того, что служило объектом изображения его лирических произведений: переживания любви, явления природы, размышления над проблемами творчества и человеческой жизни или создание краткости, временности существования человека на земле - Э. Мёрике на время сам становился героем своего лирического произведения; он страдал и радовался, познавал и созерцал жизнь, он жил в растениях и животных, птицах и звездах, которые имели (пусть даже самое малое) отношение к создаваемому им поэтическому образу. Для поэта не существовало мелочей, незначительных деталей, предметов - все наполнялось в его лирике глубоким смыслом, который не возлагался на них поэтическим гением писателя, «романтизирующего» мир, а происходил из самих вещей, их и собственных, индивидуальных качеств и свойств, которые умел разглядеть и воплотить в поэтических образах Э. Мёрике.

Такая некоторая «неуместность» и «запоздалость» романтически утонченной, мелодичной и сказочной по характеру лирики Э. Мёрике в век быстрого индустри-

ального и социального развития, когда каждый день приносил с собой столько неожиданных открытий, новых вопросов и проблем, когда ломались сложившиеся ранее представления о мире и его устройстве, теряли былую ценность некогда казавшиеся незыблемыми законы морали и нравственности, когда читателей больше начинали волновать вопросы устройства собственного быта, нежели таинственный смысл окружающих их предметов1, была причиной самых разнообразных, временами совершенно противоположных оценок и суждений о его поэзии, высказываемых современниками поэта и представителями молодого поколения писателей Германии. Примером тому может служить следующий отрывок из разговора о Э. Мёрике между Г. Гессе и В. Ра-абе: «Я видел ... или мне казалось, что я вижу, как он еще меньше любил Э. Мёрике, чем говорил; как он его, собственно говоря, полностью и окончательно не мог выносить, но щадя меня, молодого фанатика Мёрике, не хотел высказываться резко»2.

То, что высоко ценилось в поэтическом наследии Э. Мёрике одними: глубокая лиричность, грациозность, задушевность, порой становилось объектом постоянной критики и нападок со стороны других. Так, например, Т. Шторм называл Э. Мёрике «последним лириком, вошедшим в немецкую литературу при его жизни» и отмечал в его поэзии «глубину и грацию «Tiefe und Grazie», немецкую сердечность, часто сливающуюся с античной пластикой»3, на которые также обратил внимание И.С. Тургенев в письме к А.А. Фету, представляя ему

швабского поэта Э. Мерике, в поэзии которого есть «много грации и чувства»4. Величайшим лириком всех времен «einer der grössten Lyriker aller Zeiten» определил Э. Мёрике Г. Гессе во вступительной статье к сборнику его стихотворений5. Однако «Пустым набором звуков и слов» назвал поэзию Э. Мёрике Ф. Ницше.6 Но все это, по сути своей, определялось приверженностью швабского поэта романтической традиции, влияние которой на последующее развитие литературного процесса до сих пор до конца не установлено.

Опираясь на высказывание Г. Гессе, сделанное им во вступлении к сборнику романтических песен «Zauberbrunnen», следует в заключение сказать, что романтическая поэзия, «вдохновленная Гёте» и «начавшаяся с ... пророческой глубины» произведений Новалиса и «Волшебного рога» Арнима и Брентано, включает в себя и «песенное наследие» Э. Мёрике, но с ним (Э. Мёрике) «начинается новый мир» , новая художественная эпоха.

Сохранив в своем творчестве романтическую традицию, Э. Мёрике сумел обогатить ее художественную палитру красок и образов, донести до нового поколения немецких писателей исходную ориентацию этого художественного направления и показать на примере своего творчества ее возможное развитие и продолжение в последующие эпохи.

11 В этом кроется главный критерий, отличающий творчество Э. Мёрике от литературы «бидермейера». Он никогда не стремился к описанию уютного быта, довольства и благополучия немецкого бюргерства в своих лирических произведениях, на чем основано это направление в искусстве. Э. Мёрике просто любил милые, небольшие предметы, подобные китайским фарфоровым игрушкам, о которых, впрочем, напоминают и многие образы его стихотворений. Но он любил их не потому, что они как-то могли украсить его дом, а потому, что они были похожи на волшебных сказочных героев, населявших мир его мечты.

2 Hesse, H., Gedenkblätter. - Zürich, [19-- ], - 317 S., S. 132.

3 Storm, Th., Werke in 9 Bänden.- Leipzig, 1978. -Bd. 8, - 420 S., S., 371.

4 Егунов, А.Н., Тургенев и Мёрике // Тургенев И.С. Статьи и материалы - Орел, 1960. - С. 228 - 239.

5 Mörike, E. Werke und Briefe. - Stuttgart, 1976. -Bd. 8. - 496 S. S. 5.

6 Holthusen, H.E. Eduard Mörike in Selbstzeugnisse und Bilddokunenten. - Hamburg, 1976. - 180 S., S. 165 -166.

7 Der Zauberbrunnen. Die Lieder der deutschen Romantik. - Frankfurt a. M., 1977. - 254 S., S. 9 - 10.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Дмитриев, А.С. Романтизм и Просвещение - борьба или взаимодействие? // Вопросы литературы. - М., 1972. - № 10. - С. 117 - 130.

2. Европейская поэзия XIX века. - М., 1977. - 927 с.

3. Егунов, А.Н. Тургенев и Мерике // Тургенев И. С. Статьи и материалы. - Орел, 1960. - С. 228 - 239.

4. Жирмунский, В. М. Поэты «Швабской школы» / Уланд и Кернер; Э. Мёрике // История западной литературы (1800-1910). - М., 1914. - Т. 3. - С. 382 - 399.

5. Литературные манифесты западноевропейских романтиков. - М., 1980. - 640 с.

6. Малышева, Л.Г. Проза Э. Мёрике: дис. ... к. филол. н. - М., 1975. - 200 с.

7. Малышева, Л.Г. Э. Мёрике в оценке его современников // Проблемы зарубежной литературы 19-20 веков. - М., 1974. - С.53 - 64.

8. Немецкая поэзия 19 века: Die Deutsche Lyrik des 19. Jahrhunderts. - М., 1984 - 703 c.

9. Поэзия немецких романтиков. - М., 1985. - 528 c.

10. Barnouw, D. Entzückte Anschaung. Sprache und Realität in der Lyrik Eduard Mörike. -München., 1971. - 353 S.

11. Becker, W. Das Rollengedicht als Ausdrucksform der romantischen Lyrik. Diss. -Leipzig., 1950. - 160 S.

12. Bietak, W. Zwischen Romantik, Jungen Deutschland und Realismus. Eine Problem - und Literaturschau // Deutsche Vierteljahrschrift für Literaturwissenschaft und Geistesgeschichte. - Berlin, 1935. - Bd.2 - H.1, - S. 163 - 206.

13. Der Zauberbrunnen. Die Lieder der deutschen Romantik. - Frankfurt a.M. 1977. - 254 S.

14. Deutsche Dichter der Romantik. Ihr Leben und Werk / hrsg. v. B. v. Wiese. - Berlin. 1983. - 560 S.

15. Fischer, K. Eduard Mörikes Leben und Werk. - Berlin, 1901. - 240 S.

16. Frenzel, H.A. Daten der deutschen Dichtung. Chronologischer Abriss der deutschen Literaturgeschichte. - München, 1984. - Bd. 1. - 410 S.

17. Goes, A. Mörike. - Marbach, 1944. - 96 S.

18. Hesse, H. Gedenkblätter. - Zürich, [19--]. - 317 S.

19. Holthusen, H.E. Eduard Mörike in Selbstzeugnisse und Bilddokunenten. - Hamburg, 1976. - 180 S.

20. Mörike, E. Briefe / Ausgew. und hrsg. von Fischer, K. und Kraus, R. - Berlin, 1903 -1904. - Bd. I. - 340 S. - Bd. 2. - 369 S.

21. Mörike, E. Halb ist es Lust, halb ist es Klage. Lyrik und Prosa. - Leipzig, 1983. - 384 S.

22. Mörike, E. Sämtliche Werke / hrsg. v. Göpfert, H. - München, 1964. - 1512 S.

23. Mörike, E. Werke und Briefe. - Stuttgart, 1976. - Bd. 8. - 496 S.

24. Storm, Th. Werke in 9 Bänden. - Leipzig. - 1978. - Bd.8. - 420 S.

25. Wiese, B. von. Literarische Porträts. - Berlin, 1979. - 260 S.

26. Wilpert, G. von. Sachwörterbuch der Literatur. - Stuttgart., 1979. - 865 S.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.