Научная статья на тему 'Лексика говоров поунженского края в интерпретации И. М. Касаткина и её лексикографическое отражение'

Лексика говоров поунженского края в интерпретации И. М. Касаткина и её лексикографическое отражение Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
161
17
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
И. КАСАТКИН / КОСТРОМСКИЕ ГОВОРЫ / ДИАЛЕКТНАЯ ЛЕКСИКА / ОБЛАСТНОЙ СЛОВАРЬ / АВТОРСКАЯ ЛЕКСИКОГРАФИЯ / IVAN KASATKIN / KOSTROMA PATOIS / DIALECT LEXIS / REGIONAL VOCABULARY / AUTHOR'S LEXICOGRAPHY

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Окуловская Светлана Владимировна

В статье представлен опыт создания областного словаря по материалам произведений И.М. Касаткина, автора многочисленных рассказов о русской деревне и судьбе крестьян. Творческое вдохновение писатель черпал в родных поунженских местах. В текстах его произведений отразились многообразные, географически маркированные диалектные черты северо-восточных костромских говоров. Реалистически точная передача диалектных особенностей поунженской речи в произведениях И. Касаткина даёт основание говорить о его творческом наследии как о достойном материале для лексикографической разработки. Представленные принципы составления словаря, отражающего типичную лексику поунженских костромских говоров по материалам авторского источника, позволяют, с одной стороны, выявить специфику и типологические черты рассматриваемой лексики, с другой стороны, во всей полноте раскрыть значения слов, передать культурно-исторический и этнографический фон, раскрывающий социальный тип и облик народа. Авторские контексты играют роль качественного иллюстративного материала, раскрывающего функционирование трактуемой лексемы, лингвистические особенности ее употребления и сочетаемости.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Окуловская Светлана Владимировна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Lexis of patois of the Unzha River basin inhabitants interpreted by Ivan Kasatkin and its lexicographical representation

The article presents the experience of compiling a regional author dictionary based on the works of Ivan Kasatkin, the author of numerous stories about the Russian village and the peasants’ fate. The writer drew inspiration from his native land near the Unzha River. The texts of his works represent vivid varied geographically marked dialect features of north-eastern Kostroma patois. Accurate true-to-life representation of dialect peculiarities of the Unzha speech in Ivan Kasatkin’s works gives grounds for the author’s literary heritage as a worthy material for lexicographical research. Presented principles of compiling the dictionary which represents the typical lexis of Kostroma Unzha patois based on the author’s literary source, allowed us, on the one hand, to find out the peculiarities and typological features of the lexis we are studying, and on the other hand, to reveal the meanings of words fully, to convey the cultural, historical and ethnographical background uncovering the social type and image of the people. The author’s contexts act as a sound illustrative material revealing an interpreted lexeme’s functioning, the linguistic peculiarities of its use and collocation.

Текст научной работы на тему «Лексика говоров поунженского края в интерпретации И. М. Касаткина и её лексикографическое отражение»

УДК 821.161.1.09"19"; 811.161.1'282

Окуловская Светлана Владимировна

Костромской государственный университет Okulovskaja_Svetlana@rambler.ru

ЛЕКСИКА ГОВОРОВ ПОУНЖЕНСКОГО КРАЯ

В ИНТЕРПРЕТАЦИИ И.М. КАСАТКИНА И ЕЁ ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКОЕ ОТРАЖЕНИЕ

В статье представлен опыт создания областного словаря по материалам произведений И.М. Касаткина, автора многочисленных рассказов о русской деревне и судьбе крестьян. Творческое вдохновение писатель черпал в родных поунженских местах. В текстах его произведений отразились многообразные, географически маркированные диалектные черты северо-восточных костромских говоров. Реалистически точная передача диалектных особенностей поунженской речи в произведениях И. Касаткина даёт основание говорить о его творческом наследии как о достойном материале для лексикографической разработки. Представленные принципы составления словаря, отражающего типичную лексику поунженских костромских говоров по материалам авторского источника, позволяют, с одной стороны, выявить специфику и типологические черты рассматриваемой лексики, с другой стороны, во всей полноте раскрыть значения слов, передать культурно-исторический и этнографический фон, раскрывающий социальный тип и облик народа. Авторские контексты играют роль качественного иллюстративного материала, раскрывающего функционирование трактуемой лексемы, лингвистические особенности ее употребления и сочетаемости.

Ключевые слова: И. Касаткин, костромские говоры, диалектная лексика, областной словарь, авторская лексикография.

Современный этап развития русской диалектологии характеризуется значительной активизацией лексикографической разработки словарного состава народных говоров. Создание диалектных словарей, различных по объему, содержанию, исходным принципам, имеет огромное практическое значение, раскрывает словарное богатство русского национального языка и даёт толчок к решению многих теоретических вопросов, способствуя расширению и углублению проблематики диалектно-лексических разработок.

Одним из вопросов, встающим перед создателями диалектных словарей, является выбор источников. Многие исследователи сходятся во мнении, что стремительное изменение диалектных систем, стирание из памяти молодого поколения многих диалектных слов требует привлечения дополнительных данных.

О необходимости использования в качестве источника диалектной лексики художественных произведений авторов, живших на описываемой ими территории, писали многие лингвисты (Т.В. Бах-валова, О.И. Блинова, Н.С. Ганцовская, А.С. Герд, Н.А. Красовская, И.А. Оссовецкий, А.Р. Попова, Г.З. Шкляр и др.). Среди несомненных достоинств материалов произведений художественной литературы для диалектной лексикографии исследователи называют следующие: 1) это «бесценный источник для изучения не только национального языка того или иного периода, но и богатейшая база для познания жизни народа в её самых разных проявлениях на одной из ступеней своего исторического развития» [2, с. 6]; 2) они показывают «речевую жизнь диалектного слова» [12, с. 5]; 3) прекрасно иллюстрируют значение лексем, дают дополнительные этнографические и культурные сведения, являются «бесценным источником знаний, который помогает понять, почему возникло то или

иное название» [14, с. 3-4]; 4) в значительной мере могут играть роль справочного материала, раскрывающего особенности говоров определённой территории [8, с. 4]; 5) помогают «уточнить семантику отдельных слов, дополнить словарные статьи некоторых многозначных слов значениями, не зафиксированными словарями» [13, с. 173-174].

В возрастающем интересе диалектологов к материалам художественных текстов исследователи видят тенденцию «сближения диалектной и литературной лексикографии» [12, с. 4], которая проявляется также в подаче полных, развёрнутых толкований слов вопреки традиционному указанию на литературный эквивалент [12, с. 5].

Данная тенденция, на наш взгляд, находит отражение и в создании особого типа словарей, находящихся на стыке диалектной и оформившейся в отдельное направление на рубеже Х1Х-ХХ веков, основанной на отражении языка писателей, авторской лексикографии. В таких диалектных авторских словарях представлена областная лексика произведений писателей, близких к документально точному изложению материала, полно и достоверно отразивших в своём творчестве язык, быт и культуру жителей определённого региона. В качестве примеров словарей такого типа можно назвать «Мир орловского крестьянина в лексикографическом представлении (на материале произведений И. Вольнова)» [2], «Живое поунженское слово. Словарь народно-разговорного языка Е.В. Честнякова» [8].

В таком словаре гармонично сочетается ценность областного словаря, который помогает выявить специфику и типологические черты лексики определённой территории, и информативность литературного словаря, позволяющего во всей полноте раскрыть значения и оттенки лексических единиц, передать культурно-исторический и этнографический фон.

© Окуловская С.В., 2018

Вестник КГУ ^ № 3. 2018

205

Ценным источником для изучения лексического состава костромских говоров является творческое наследие И.М. Касаткина, автора многочисленных рассказов о русской деревне и судьбе крестьян. И.М. Касаткин - выходец из бедной крестьянской семьи, уроженец д. Барановицы Кологривского уезда Костромской губернии. Творческое вдохновение писатель черпал в родных поунженских местах, в большинстве рассказов именно о них он вёл своё повествование.

Этнокультурная специфика описываемого региона передаётся И. Касаткиным, в первую очередь, на лексико-фразеологическом уровне. На страницах рассказов мы встречаем предметную и непредметную диалектную лексику различной частереч-ной принадлежности, передающую колорит речи поунженского крестьянина: служебные слова (аль-бо, альни, инда, поколь, буде, -де, окромя, супротив и др.), знаменательную нарицательную лексику широкого тематического диапазона. Широко и объёмно в количественном отношении, во всём богатстве семантических, деривационных и ареальных связей представлена в произведениях И. Касаткина терминологическая лексика и лексика повседневного употребления. В этом плане надо отметить следующие тематические группы: ТГ «Сплав»: барка, вожжевая, гребь, кнехт, кошма, лот, льяло, путина, шалман, шеймаи др.; ТГ «Человек»: гляделки, долонь, баба, молодуха, тятька, вахлак, колокольник, тамойка и др.; ТГ «Пища»: берёзови-ца, кокорка, приварок, сбитень, сычуг, напереть-ся, позоблить и др.; ТГ «Жилище и хозяйственные постройки»: жило, зимница, клеть, овин, приту-лье и др.; ТГ «Предметы быта»: бурак, долбня, заслонка, зыбка, крынка, корчага, окорёнок, пестер, подойница и др.; ТГ «Одежда»: армяк, кацавейка, онуча, поддёвка, подпояска, сибирка, чапан, чуйка и др.; ТГ «Природа»: выскирь, куколь, осокорь, сухара, чапыжник, сиверко, сутемки и т.д. Лингвистическая энциклопедичность произведений И. Касаткина проявилась и в отражении состава и особенностей функционирования в поунженских говорах личных имён собственных (Епишка, Ко-стюнька, Левонтий, Фонасий, Гришук, Моська, Силашка и др.) и прозвищ (Гнузд, Скворчик, Чеми-за, Пыжик, Уключка). Необычайно выразительны в рассказах И. Касаткина местные устойчивые выражения, отражающие важнейшие стороны исторического прошлого крестьян поунженских деревень и специфику повседневного существования (ещё черти в кулачки не бьются; крепи гашник, медвежьим ладом, на другой колодке плетёны; одна на-зола, один разор, пришло узло к гузну, не рука, раз-люли-малина, почём сотня гребёшки и др.).

На основании материалов произведений И.М. Касаткина нами подготовлен словарь диалектных слов и фразеологических оборотов костромских северо-восточных говоров. Словарь

отражает лексику территориально ограниченного социума, с точки зрения полноты представленного лексического материала он является дифференциальным. Как и большинство современных лексикографов, признающих важность этнолингвистического подхода, мы придерживаемся принципа дифференциальности в широком смысле, стремясь отобразить в словаре в максимальном объёме систему характерной для края лексики. Так, например, слова барка, изба, дом были введены в состав словника (хотя они и фиксируется словарями литературного языка). Такая позиция обоснована тем, что смысловое наполнение лексем в литературном языке гораздо шире общего с ней слова говора, развивающего особые специализированные значения и оттенки, связанные с внеязыковой действительностью: особенностями крестьянского быта, видами хозяйственной деятельности. Кроме того, как отмечал А.С. Герд, игнорирование общерусских слов «неизбежно приведет к искажению картины словообразования не только на уровне морфем, но и на уровне моделей и вариантов» [5, с. 43].

Что касается литературного просторечия, квалифицируемого современными лингвистами как маргинальная особенность языка, пограничной между кодифицированным литературным языком и диалектами, то определение его границ представляет определённые трудности. Они объясняются «причинами генетического порядка, историческими связями просторечия с народными говорами» [1, с. 105]. Мы посчитали целесообразным включение в словарь наиболее частотных, передающих колорит крестьянской речи просторечных единиц, в том числе входящих в так называемое литературное просторечие.

Также в состав словника были введены слова, в грамматической парадигме которых обнаруживалось отклонение от норм литературного языка (например, нетипичное образование множественного числа: волосья, дырья; совершенного вида глаголов: заскучиться, обзариться, обсказать; несовпадение грамматической категории рода: яблонь (м.р.) и под.) с целью разностороннего описания говоров, в том числе и их специфики в области морфологии.

Широко представленная И. Касаткиным атрибутивная, глагольная, адвербиальная диалектная лексика также вошла в словарь. Нашли отражение в нём и устойчивые сочетания, слова незнаменательных частей речи. Личные и коллективные прозвища мы включили в состав словника, поскольку они являются неотъемлемой частью живой народной речи, зачастую содержат диалектные корни и дают представление об этноязыковой и лингвоге-ографической специфике региона. Таким образом, словарь содержит характерную для края лексику и фразеологию, отражая языковые особенности северо-восточных костромских говоров сквозь приз-

му богатых, информативно насыщенных авторских контекстов, способствующих воссозданию той атмосферы сельской жизни, в которой бытуют живые слова.

Далее изложим основные позиции лексикографической обработки лексики: структуру словарной статьи и принципы формирования её зон.

Заглавное слово снабжено ударением (там, где возможно его идентифицировать по другим источникам). Имена существительные даются в форме именительного падежа единственного или множественного числа (если существительное употребляется только в форме множественного числа), указывается род существительного. Имена прилагательные представлены в форме единственного числа мужского рода именительного падежа. Глаголы приводятся в неопределенной форме. При неизменяемых частях речи указывается их часте-речная принадлежность. Фразеологические единицы и устойчивые словосочетания располагаются в словаре по грамматически опорному компоненту.

Толкование слова является важнейшей задачей диалектных словарей. Сложившиеся в диалектной лексикографии принципы объединения в областном словаре черт словаря филологического, переводного, толкового, исторического и энциклопедического находят отражение в способах и методах семантической разработки слов в нашем словаре. Мы стараемся дать развёрнутые определения, вскрывающие константные и дополнительные признаки значения, отразить в толковании слов понятийный и реальный компоненты значения, а также внутриязыковые связи и отношения лексем. Лексическое значение слова формулируется главным образом исходя из контекстов произведений И. Касаткина с учётом литературы по краеведению и этнографии костромского края, данных живых поунженских говоров. В случаях, если имеется несколько слов с тождественным значением, используется формула «то же, что». Суффиксальные образования имён существительных могут объясняться с помощью формул «Ласк.к», «Уменьш. к». Каждое значение многозначного слова имеет порядковый номер. Последовательность в расположении значений определяется логическими, генетическими связями или частотностью употребления. Оттенки значений помечены символом

Иллюстрации из произведений И.М. Касаткина приводятся в максимально возможном количестве. Для этого мы использовали наиболее полное из имеющихся в настоящее время изданий рассказов писателя [10]. Нами было найдено несколько рассказов И. Касаткина, отсутствующих в данном сборнике. Они были опубликованы в журнале «Волга» в 1970 году по материалам периодического издания 1908 года «Судоходец» [9]. При иллюстрациях данные источники обозначаются соответственно цифрами 1 и 2, после чего следует

название рассказа и номер страницы издания, из которого взята цитата.

Далее предполагается отдельно выделенная зона дополнительной информации - комментирующая часть, в которой содержатся данные о наличии представляемой лексемы в других лексикографических источниках, а также материал для сравнения, если обнаруживаются какие-либо несоответствия в фонетическом облике, грамматическом оформлении или значении лексем. Данные сведения помогают, с одной стороны, верифицировать лексику рассказов И.М. Касаткина, доказать, что это не авторские неологизмы, а реально существующие языковые факты, с другой стороны, показать географию слова, смысловые приращения, особенности его грамматического и фонетического оформления в северо-восточных костромских говорах. Списком здесь перечисляются словари, в которых форма и значение слова совпадают с представленными у И. Касаткина. Если обнаруживаются какие-либо расхождения, то предлагается информация для сравнения данных писательского источника с материалами других словарей. Здесь же к отдельным словам, ярким маркерам исследуемой территории, отражающим типологические и этнолингвистические особенности поунженских говоров, после знака // дается историко-этнографический, культурологический, этимологический комментарии.

Проиллюстрируем описанные выше принципы подачи диалектной лексики несколькими словарными статьями, отражающими слова различной частеречной принадлежности:

Али и аль, союз разделительный. Или. Кто их знает: были дочери али нет? (1-С докукой, 168); Да ежели бы конфету, аль бы пряник Ганьке, чтоб водился с девкой, как быть надо (1-Тимофей Жва-ка, 206).

СРНГ: т.1, с. 234; Даль: т. 1, с. 55. КрКОС: с. 16; ЖПС: с. 14.

// Архаический союз, входящий в общеславянский лексический фонд.

Альбо, союз разделительный. Или, либо. Поразузнай в городу и опиши...Может, в спита-тельный, альбо в ученье какое, хоть двоих-то... (1-Путь-дорога, 238).

СРНГ: т. 1, с. 244; Даль: т. 1, с. 55; КрКОС: с. 16.

// Слияние союза аль с энклитикой. В различных вариантах союз функционирует в языках всех славянских групп. В русском литературном языке вышел из употребления: с XVIII века не используется в художественной литературе.

Большак, м. 1. Хозяин дома, глава семьи. Это тот самый Костюнька, у которого на мельнице задавило отца; в доме он теперь за большака (1-Пет-рунькина жизнь, 118); В эту зиму и мать начала пропадать из дому. Вставала, когда в избе ещё темно, топила печь, кормила Анку грудью, потом

пеленала её и уходила работать, оставляя Пет-руньку за большака (1-Петрунькина жизнь, 220). ~ Муж. Большак-то мой, как открылась тогда эта война самая, ушёл, да с того часа и не пишет, ровно камень в воду... (1-Петрунькина жизнь, 229); 2. во мн. ч. Взрослые, трудоспособная часть населения. По будням дома только старый да малый: большаки все в поле, иные там и ночуют (1-Пет-рунькина жизнь, 118). 3. Большая проезжая дорога, тракт. Твёрдо выступая по большаку, он то и дело азартно сбивает шапку с вспотевшего лба и расплывается в своих думах, подобных медленным волнам (1-Путь-дорога, 244); Робкий Панкрат задолго сходил с большака в сторону и ждал, пока пройдёт это разнообразное сборище людей, окружённых солдатами (1-Петрунькина жизнь, 249).

СРНГ: т. 3, с. 86 (только в 1 знач.); СГРС т. 1, с. 143 (только в 1 знач.); ЯОС: т.2, с. 12 (только в 1 знач); СГКЗ: с. 28 (представлены 1 и 3 значения).

Ведреный. Ясный, солнечный, недождливый (о погоде). Вот тоже говорят, ежели осень такая-то ведреная, скажем, то лето-де будет урожайное (1-Осенний ветер, 147).

СГРС: т. 2, с. 40; ТСАГ: с. 48; ЖПС: с. 20. Ср.: СРНГ: выросший в ясную, солнечную погоду (Урал.): т. 4, с. 93; ЯОС: вёдры (ясная погода), т. 2, с. 51.

Где-нито, нареч. В каком-либо неопределённом месте. Выйдет где-нито, изогнётся это тебе и узлом и всяко, на все манеры, да-а и опять в землю, и конца-краю нет ему (1-Лесосека, 112). - Ты, Гань-ка, гляжу я, спишь где-нито, а? Покатай Серёжу, возьми... (1-Первопуток, 272). Тиф. Слово-то какое, со свистом... Конечно, это чудно, но оно похоже и на чих овцы, когда она пыли наглотается и перхает где-нито на припёке (1-Записи Хоркина, 304).

В данном виде слово в лексикографических источниках не представлено.

Гребь, ж. Рулевое управление на носу барки. «Ге-гей, команда!» - зычно закричал с другого конца барки Мухин. - «Носовые - на гребь, кормовые - страви лота!» (1-На барках, 39). На носу со скрипом заработала влево гребь; на корме гулко зафыркал по кнехту канат спускаемого лота. (1-На барках, 39).

СРНГ: т. 7, с. 128.Ср. СГРС: рулевое весло на плоту: т. 3, с. 127; ЖПС: рулевое управление у плота: с. 25.

Жеделяга, ж. Размякшая от воды земля, слякоть. На пригорках мурава так и прыснула щёточкой. Но в лощинах ещё грязь, жеделяга, из грядок на огороде ногу не вытащишь, гумно взбухло пирогом (1-Силантьево детство, 80).

Ср.: СРНГ: жидель: т. 9, с. 168; СГРС: жедель: т. 3, с. 348.

Зараз, нареч. Тотчас, в тот же момент, сейчас.

«Сыграни, друх, зараз! - взмолился Епифан, дёргая бородку. - Вдарь, брат, для души!» (1-На барках, 31); Зря упираешься. Шёл бы зараз, а? Житьё до-

брое, и притом же... Подумаешь?.. (1-Лесосека, 115); Ехали, значит, мимо, а на улице нелюдимо. Вы смекнули, да зараз к швецу и завернули! (1-Осенний ветер, 150); «А ежели что, коли ладно там будет, пиши! - выкрикивал один. - Вот те крест, не сробею, зараз двинусь! Тоже, как ты, продам домишко - и айда!» (1-Петрунькина жизнь, 226);«Все приходите, - разрешает Сёмка. - Я зачну говорить, а вы вот этак руки подымать будете. Зараз совет и откроем. Я буду председатель» (1-Галчата, 309).

СРНГ: т. 10, с. 376; СГРС: т. 4, с. 171; ЖПС: с. 32; Ср. СГКЗ: сразу, за один приём: с. 126.

Крепи гашник. 1. Клич-вызов задирал в словесной перепалке перед кулачным боем. Крепи гашник... гашник крепи, суконная харя! Дух вышибать будем, чё-орт!.. (1-На барках, 28). 2. Ничего не получишь, не рассчитывай получить. Подаст, держись... крепи гашник! (1-Силантьево детство, 94).

// Гашником называется пояс, который продевается в верхнюю часть штанов для их подвязывания (СРНГ: т. 6, с. 155; ЯОС: т. 3, с. 71; КрКОС: с. 79. Ср.: СГРС: гачник: т. 4, с. 93).

Особенность верёвочного пояса, созданного из подручного материала плохого качества, способного оборваться в самый неподходящий момент, создаёт в говоре ассоциацию, положенную в основу устойчивых сочетаний. Ср.: Даль: в борьбе:рад бы вперёд подался, да гашник оборвался; и рад бы не поддался, да гашник оборвался: т. 1, с. 327.

Мухрастый. Тёмно-рыжий, гнедой (о масти лошадей). Лошадёнки, мухрастые вятки, понурились, парят ноздрями, носят боками - отдыхают (1-Лоси, с. 181).

Ср.: СРНГ: мухортый, мухорчатый (Урал., За-байкал., Сиб.): т. 19, с. 39; Даль: мухортый: т. 2, с. 306.

Огоревать. Приобрести, получить что-либо с большим трудом. «Полно, Семён! - говорит кто-то. - Кто знает, может, не хуже житьё себе огореваешь, как говорится» (1-Петрунькина жизнь, 226).

СРНГ: т. 22, с. 343; ЯОС: т. 7, с. 31; Дилактор-ский: с. 313.

Пестер, м. Берестяной короб в виде ранца для переноски на спине разной поклажи. Большая артель микулинцев, с пестерами, пилами и рубанками на спинах, провожаемая бабами и ребятишками, покидала в этот день село, уходила на заработки (1-Село Микульское, 141); На сходнях сгрудилась и галдит артель плотников с песте-рами на спинах и с билетами в зубах, застрявшая между тарантасом и бочками (1-Дуняша, 197).

СРНГ: т. 26, с. 309; ЯОС: т. 7, с. 101; Дилактор-ский: с. 358; СГКЗ: с. 277.

// Заимствование, предположительно, из мерян-ского источника. Г.Г. Мельниченко отмечает, что варианты пестер, пестерь, пестёрка распростра-

нены в зоне новгородской колонизации, тогда как варианты пехтер, пехтерь, пещер, пещерь - в зоне кривичской колонизации.

По, предлог. Употребляется с сущ. в вин. пад. с целевым значением. А в ней прописано, что я обязан явиться по свою супругу и по новорожденных, значит... (1-Мужик, 48); А ко мне вот от дохтора бумага. По супругу еду 1-Мужик, 51); Семка, айда завтра в Ошмятихупо грибы (1-Гал-чата, 309); Еще, помню, мальчонкой с батькой по рыбу ездил... (1-С докукой, 161).

СРНГ: т. 27, с. 180 (без указания на распростр. в костр. говорах); ЖПС: с. 63.

// Объектно-целевые конструкции с предлогом по были общерусским фактом в языке XVII века. В настоящее время в сочетании с одушевлёнными существительными свойственны говорам северовосточных территорий.

Рожоный. Ласковое обращение женщин к сыновьям и близким к ним по возрасту юношам. В городу, рожоный, в городу (74,9). «Рожоный мой, опиши!» - слезливо встревала вдова Козли-ха, тёмная, высохшая, будто щепка. (238,7); Нельзя, рожоное моё, нельзя. (17,3); «Дитятко ты моё-орожоное...» - стараясь подражать матери, говорил Стёпка; (18,8). Свихнули тебе ноженьки-то,рожоноет ы моё. (23,3); Нет,рожоное моё. Спи. спи. (225,4).

Ср.: СРНГ: ласковое обращение: т. 35, с. 150; ЯОС: родной, милый, желанный: т. 8, с. 136.

Тамойки, мн. Прозвище жителей лесных деревень в верховьях Унжи, которые вместо «там» говорят «тамой». Настоящий колокольник всегда заряжен ярой ненавистью к «лешим тамойкам» -мужикам, верховым сгонщикам плотов и барок, перехватывающим работы, на которых выросла Колоколиха и живёт, извёртываясь с хлеба на квас (1-На барках, 24).

Ср.: СРНГ: заволжских жителей зовут тамой-ками, потому что они говорят тамое вместо там: т. 43, с. 258; Воронцова: прозвище жителей части Костромской губернии, находившейся в нижнем течении р. Волга: с. 316.

Шитик, м. Личное прозвище. «Не, братан, стой, ядрёна муха!» - навязчиво, точно козёл, дребезжал Прохор Шитик, малоземельный безлошадник. Росту он был небольшого, точно катышек, голову же имел обширную, лицо курносое и злое, в крупных корявинах (1-Село Микульское, с. 120).

// По-видимому, прозвище дано по ассоциации с речным судном - шитиком (Даль: волж. Мелкое речное судно, крытое округлою палубою, как тихвинки; сиб. Лодка с нашивами, набоями, с нашитыми бортами: т. 4, с. 427).

Таким образом, составляемый нами областной авторский словарь, содержащий лексику однородного по языковым и этническим характеристикам региона (северо-восточной части Костромской

области в районе р. Унжи), позволяет наглядно представить специфику поунженских костромских говоров, а также вносит важные дополнения и коррективы в их изучение. Использование различных подходов к разработке смыслового содержания слов: филологического объяснения и энциклопедического толкования; стремление дать в словаре подробные сведения о жизни, быте, культуре региона; расширение энциклопедического толкования лексем через введение этнографического, исторического, культурного, этимологического и ареаль-ного комментария даёт определённое представление о прошлом лексикографируемых территорий в плане их глотто- и этногенеза.

Библиографический список

1. Балахонова Л.И. К вопросу о статусе просторечной и диалектной лексики // Вопросы языкознания. - 1982. - № 3. - С. 104-110.

2. Бахвалова Т.В., Попова А.Р. Мир орловского крестьянина в лексикографическом представлении (на материале произведений И. Вольнова). - Орёл: ОГУ, 2010. - 240 с.

3. Воронцова Ю.Б. Словарь коллективных прозвищ. - М.: АСТ-Пресс, 2011. - 448 с.

4. Ганцовская Н.С., Горлова Т.В. Источники изучения севернорусских говоров: рекреационные топонимы уездного костромского города // Севернорусские говоры. - СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т, 2016. - № 15. - С. 233-239.

5. Герд А. С. Введение в этнолингвистику: курс лекций и хрестоматия. - СПб.: Наука, 2005. - 457 с.

6. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. - Т. 1-4. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001.

7. Дилакторский П.А. Словарь областного вологодского наречия. По рукописи П.А. Дилактор-ского 1902 г. / ред. А.И. Левичкин, С. А. Мызников. - М.: Наука, 2006. - 684 с.

8. Ганцовская Н.С. Живое поунженское слово. Словарь народно-разговорного языка Е.В. Чест-някова. - Кострома: Костромаиздат, 2007. -225 с. (ЖПС).

9. Касаткин И.М. Филиппыч. Дурные сны. Ледолом. Томление // Волга: литературно-худож. и общественно-политич. журнал. - Саратов: Приволжское книжн. из-во, 1970. - № 10. - С. 152-164.

10. Касаткин И.М. Мужик / сост. Н.М. Солнцева. - М.: Советский писатель, 1991. - 382 с.

11. Живое костромское слово. Краткий костромской областной словарь / сост. Н.С. Ганцов-ская, Г.И. Маширова; отв. ред. Н.С. Ганцовская. -Кострома, 2006. (КрКОС)

12. Кудряшова Р.И., Брысина Е.В., Супрун В.И. Современная диалектная лексикография: проблемы и тенденции развития // Известия ВГПУ -2005. - № 3. - С. 3-10.

13. Курносова И.М. Произведения А.И. Эртеля как объект лексикографии // Труды института линг-

вистических исследований / отв. ред. Н.Н. Казанский. - СПб.: Наука, 2008. - Т. IV, ч. 3. - С. 168-176.

14. Лутовинова И.С. Слово о пище русской. -СПб., 2005. - 288 с.

15. Самотик Л.Г. Лексика современного русского языка. - 2-е изд. - М., 2012. - 510 с.

16. Ганцовская Н.С. Словарь говоров Костромского Заволжья: междуречье Костромы и Унжи. -Кострома: КГУ; М.: Книжный Клуб Книговек,

2015. - XXXI. - 512 с. (СГКЗ)

17. Словарь говоров Русского Севера / под ред. А.К. Матвеева, М.Э. Рут. - Т. 1-6. - Екатеринбург, 2001-2014. (СГРС)

18. Словарь русских народных говоров / гл. ред. Ф.П. Филин, Ф.П. Сороколетов, С.А. Мызников. -Т. 1-50. - М.; Л./СПб., 1965-2017. (СРНГ)

19. Толковый словарь «агафонского» говора бывшей Матвеевской волости Кологривского уезда Костромской губернии / сост. А.В. Костров. - Кострома: Фабрика сувениров, 2015. - 308 с. (ТСАГ)

20. Шестакова Л. Л. Русская авторская лексикография: Теория, история, современность. - М.: Языки славянских культур, 2011. - 464 с.

21. Ярославский областной словарь / под ред. Г.Г. Мельниченко. - Вып. 1-10. - Ярославль, 19811991. (ЯОС)

References

1. Balahonova L.I. K voprosu o statuse prostorechnoj i dialektnoj leksiki // Voprosy yazykoznaniya. - 1982. - № 3. - S. 104-110.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Bahvalova T.V., Popova A.R. Mir orlovskogo krest'yanina v leksikograficheskom predstavlenii (na materiale proizvedenij I. Vol'nova). - Oryol: OGU, 2010. - 240 s.

3. Voroncova YU.B. Slovar' kollektivnyh prozvishch. - M.: AST-Press, 2011. - 448 s.

4. Gancovskaya N.S., Gorlova T.V. Istochniki izucheniya severnorusskih govorov: rekreacionnye toponimy uezdnogo kostromskogo goroda // Severnorusskie govory. - SPb.: S.-Peterb. gos. un-t,

2016. - № 15. - S. 233-239.

5. Gerd A.S. Vvedenie v ehtnolingvistiku: kurs lekcij i hrestomatiya. - SPb.: Nauka, 2005. - 457 s.

6. Dal' V.I. Tolkovyj slovar' zhivogo velikorusskogo yazyka: v 4 t. - T. 1-4. - M.: OLMA-PRESS, 2001.

7. Dilaktorskij P.A. Slovar' oblastnogo vologodskogo narechiya. Po rukopisi P.A. Dilaktorskogo 1902 g. /

red. A.I. Levichkin, S.A. Myznikov. - M.: Nauka,

2006. - 684 s.

8. Gancovskaya N.S. ZHivoe pounzhenskoe slovo. Slovar' narodno-razgovornogo yazyka

E.V. CHestnyakova. - Kostroma: Kostromaizdat,

2007. - 225 s. (ZHPS).

9. Kasatkin I.M. Filippych. Durnye sny. Ledolom. Tomlenie // Volga: literaturno-hudozh. i obshchestvenno-politich. zhurnal. - Saratov: Privolzhskoe knizhn. iz-vo, 1970. - № 10. - S. 152-164.

10. Kasatkin I.M. Muzhik / sost. N.M. Solnceva. -M.: Sovetskij pisatel', 1991. - 382 s.

11. ZHivoe kostromskoe slovo. Kratkij kostromskoj oblastnoj slovar' / sost. N.S. Gancovskaya, G.I. Mashirova; otv. red. N.S. Gancovskaya. -Kostroma, 2006. (KrKOS)

12. Kudryashova R.I., Brysina E.V, Suprun VI. Sovremennaya dialektnaya leksikografiya: problemy i tendencii razvitiya // Izvestiya VGPU. - 2005. -№ 3. - S. 3-10.

13. Kurnosova I.M. ProizvedeniyaA.I. EHrtelya kak ob"ekt leksikografii // Trudy instituta lingvisticheskih issledovanij / otv. red. N.N. Kazanskij. - SPb.: Nauka,

2008. - T. IV, ch. 3. - S. 168-176.

14. Lutovinova I.S. Slovo o pishche russkoj. -SPb., 2005. - 288 s.

15. Samotik L.G. Leksika sovremennogo russkogo yazyka. - 2-e izd. - M., 2012. - 510 s.

16. Gancovskaya N.S. Slovar' govorov Kostromskogo Zavolzh'ya: mezhdurech'e Kostromy i Unzhi. - Kostroma: KGU; M.: Knizhnyj Klub Knigovek, 2015. - XXXI. - 512 s. (SGKZ)

17. Slovar' govorov Russkogo Severa / pod red. A.K. Matveeva, M.EH. Rut. - T. 1-6. - Ekaterinburg, 2001-2014. (SGRS)

18. Slovar' russkih narodnyh govorov / gl. red.

F.P. Filin, F.P. Sorokoletov, S.A. Myznikov. -T. 1-50. - M.; L./SPb., 1965-2017. (SRNG)

19. Tolkovyj slovar' «agafonskogo» govora byvshej Matveevskoj volosti Kologrivskogo uezda Kostromskoj gubernii / sost. A.V Kostrov. - Kostroma: Fabrika suvenirov, 2015. - 308 s. (TSAG)

20. SHestakova L.L. Russkaya avtorskaya leksikografiya: Teoriya, istoriya, sovremennost'. - M.: YAzyki slavyanskih kul'tur, 2011. - 464 s.

21. YAroslavskij oblastnoj slovar' / pod red.

G.G. Mel'nichenko. - Vyp. 1-10. - YAroslavl', 19811991. (YAOS)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.