Научная статья на тему 'Латинизация языков в условиях культурного строительства в национальных регионах (на примере Калмыкии)'

Латинизация языков в условиях культурного строительства в национальных регионах (на примере Калмыкии) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
115
29
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЯЗЫКОВАЯ ПОЛИТИКА / ЛАТИНИЗАЦИЯ / ЗАЯ-ПАНДИТСКИЙ АЛФАВИТ / ОБРАЗОВАНИЕ / КУЛЬТУРА / LANGUAGE POLICY / THE USE OF LATIN SCRIPT / ALPHABET OF ZAYA-PANDIT / EDUCATION / CULTURE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Китляева Светлана Дмитриевна

В данной статье рассматривается тема латинизации калмыцкого языка. С первых дней установления Советской власти в Калмыкии развитие народного образования находилось в центре внимания руководящих органов страны. В публикации рассматривается исследование новой национальной письменности, которая облегчала бы решение важнейших задач советской власти: воплощение в жизнь идей новой власти, ликвидации неграмотности, культурнопросветительной работы. Также имеют место попытки объяснить причины перевода письменности из одного алфавита в другой и особенности развития национальных языков в условиях многонационального советского государства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The governing bodies of the countrypaid great attention to the development of public education from the first days of the establishment of Soviet power in Kalmykia. The article discusses the use an adapted new Latin-script alphabet for the peoples of the country. The main goal of new script was to facilitate the solution of the most important tasks of the Soviet government: the introduction into life of the ideas of the new government, the elimination of illiteracy, cultural and educational work. The researcher attempts to explain the reasons for the replacement of writing from one alphabet to another and the peculiarities of the development of national languages in the conditions of the multinational Soviet state.

Текст научной работы на тему «Латинизация языков в условиях культурного строительства в национальных регионах (на примере Калмыкии)»

УДК 811.512.37 ББК Ш164.3+Ш10

С.Д. Китляева

Калмыцкий государственный университет им. Б.Б. Городовикова

ЛАТИНИЗАЦИЯ ЯЗЫКОВ В УСЛОВИЯХ КУЛЬТУРНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В НАЦИОНАЛЬНЫХ РЕГИОНАХ (НА ПРИМЕРЕ КАЛМЫКИИ)

В данной статье рассматривается тема латинизации калмыцкого языка. С первых дней установления Советской власти в Калмыкии развитие народного образования находилось в центре внимания руководящих органов страны. В публикации рассматривается исследование новой национальной письменности, которая облегчала бы решение важнейших задач советской власти: воплощение в жизнь идей новой власти, ликвидации неграмотности, культурно-просветительной работы. Также имеют место попытки объяснить причины перевода письменности из одного алфавита в другой и особенности развития национальных языков в условиях многонационального советского государства.

Ключевые слова: языковая политика, латинизация, зая-пандитский алфавит, образование, культура.

S.D. Kitlyaeva

Kalmyk State University named after B.B. Gorodovikov

THE USE OF LATIN SCRIPT IN THE CONDITIONS OF CULTURAL CONSTRUCTION IN NATIONAL REGIONS (ON THE EXAMPLE OF KALMYKIA)

The governing bodies of the countrypaid great attention to the development of public education from the first days of the establishment of Soviet power in Kalmykia. The article discusses the use an adapted new Latin-script alphabet for the peoples of the country. The main goal of new script was to facilitate the solution of the most important tasks of the Soviet government: the introduction into life of the ideas of the new government, the elimination of illiteracy, cultural and educational work. The researcher attempts to explain the reasons for the replacement of writing from one alphabet to another and the peculiarities of the development of national languages in the conditions of the multinational Soviet state.

Key words: Language policy, the use of Latin script, alphabet of Zaya-Pandit, education, culture.

Одной из причин, препятствовавших культурному и экономическому развитию калмыков, являлось отсутствие письменности, понятной для широкой массы населения. Дореволюционная письменность, основанная на зая-пандитском (старокалмыцком) алфавите, была мало доступна населению вследствие технической трудности и громоздкости зая-пандитского алфавита. Поэтому, начав после Октябрьской революции самостоятельно строить свою жизнь, калмыцкий народ с первых же шагов занялся ревизией своей письменности. Появилось движение за то, чтобы старый алфавит Зая-Пандиты заменить наиболее совершенным, удобным, отвечающим практическим целям.

В 20-е годы ХХ века в языковой политике советского государства взят курс на латинизацию русской письменности. В 1919 г. Научный отдел Народного комиссариата просвещения, с участием Наркома А.В.Луначарского, высказался «...о желательности введения латинского шрифта для всех народностей, населяющих территорию Республики .что является логическим шагом по тому пути, на который Россия уже вступила,

приняв новый календарный стиль и метрическую систему мер и весов», что явилось бы завершением азбучной реформы, в своё время выполненной Петром I, и стояло бы в связи с последней орфографической реформой [4]. Сторонниками и инициаторами латинизации были А.В.Луначарский и В.И.Ленин.

Реализация этого проекта осуществляется учеными созданного Всесоюзного центрального комитета нового алфавита (ВЦКНА) и Наркомата просвещения. Процессы латинизации запускаются с тюркских языков: поощряется преподавание на родных языках, увеличивается количество национальных школ, переводят делопроизводство на родные языки. В те же годы в Саратове была создана особая комиссия по ликвидации неграмотности и малограмотности, при которой начала функционировать комиссия по выработке проекта ново-калмыцкого алфавита [10]. В обращении указанной комиссии от 6 октября 1929 года сказано: «Закончившаяся на днях 20-я краевая конференция по культпоходу среди нацменьшинств и в национальных автономных единицах высказалась единодушно за полную ликвидацию неграмотности калмыцкого народа к концу 1931 года, за немедленную выработку нового латинизированного калмыцкого алфавита и за введение его еще в 1929-1930 гг. Избранная конференцией специальная комиссия обращается к Вам с просьбой высказаться по поводу выработанного ею проекта ново-калмыцкого алфавита» [8].

В соответствии с решениями директивных организаций области для всенародного обсуждения были приняты два варианта проекта латинизированного алфавита. Оба варианта проекта подвергались широкому обсуждению. В этих вариантах проекта все знаки латинского алфавита даны в прямом общепринятом их значении. Для передачи специфических фонем калмыцкого языка были выработаны отдельные буквы [8]. Что касается остальных знаков алфавита, то расхождения в проектах вызывали обозначение согласных ц и ч [4].

В 1929 году бюро Калмыцкого Обкома ВКП (б) своим постановлением признало необходимым и своевременным принятие латинизированного алфавита в калмыцкой письменности и наметило ряд конкретных мер по его осуществлению [1].

После неоднократного обсуждения проекта латинизированного алфавита вопрос о переходе Калмыкии на латинизированную письменность был окончательно решен на IX Калмыцком областном съезде Советов, состоявшемся в январе 1930 года. Фактически же переход на новую латинизированную письменность был осуществлен с 28 октября 1930 года, когда поступили новые шрифты и стали печататься на этом шрифте калмыцкие газеты, книги и другая литература [5, с.423].

7 января 1930 г. Президиум ОИК издал Постановление, в котором отмечалось: «в отчете Калмоблисполкома от 8-го съезда Советов до 9-го (октябрь 1928 -май 1930)» говорится, что областными советскими органами принципиально решен вопрос о введении в Калмыцкой области октябрьского (латинского) алфавита с дополнительными знаками вместо существующей русской транскрипции» [11]. В постановлении предлагалось разработать практические мероприятия для введения латинизированного алфавита по линии областного отдела народного образования: прекратить издание калмыцкой литературы на русском алфавите; вся работа по проведению нового алфавита поручалась Комиссии по усовершенствованию калмыцкого языка и письменности при областном отделе народного образования; латинизированный алфавит внедрялся в систему ликбеза, в школы I и II ступеней, школы крестьянской молодежи, детдомов, учебные заведения профессионального образования, совпартшколы [2].

Переход на латинизированную письменность происходил в острой борьбе. Среди калмыцкой интеллигенции было немало ее противников, законно и обоснованно отстаивающих необходимость сохранения новой письменности, основанной на русской графической системе [3].

Латинский алфавит введен согласно решению IX Съезда Советов Автономной Калмыцкой области в январе 1930 года [3] и был узаконен как государственный алфавит Калмыкии. Постановлением также был организован Комитет по проведению в жизнь латинизированного алфавита [3]. В новом калмыцком латинизированном алфавите был принят всего 31 знак, в том числе к латинскому алфавиту дополнительно принято 9 знаков. В латинизированной письменности специфические звуки калмыцкого языка передавались следующим образом: принятые знаки: Э, в, Y, к, щ; прежние буквы: а, о, у, г, ж, н.

Отдельные вопросы графики латинизированной письменности дважды обсуждались в течение 1930-1938 гг. В 1931-1932 гг. были разработаны проекты алфавитов на латинской основе для 13 языков народностей Севера (ненецкого, селькупского (остяко-самоедского), кетского (енисейско-остяцкого), эвенкийского (тунгусского), эвенского (ламутского, нанайского, гольдского), уденского, чукотского, корякского, нивхского (гиляцкого), эскимосского, алеутского и ительменского, ряда угро-финских народов (саамского, лопарского), мансийского (вогульского), хантыйского (остяцкого), вепсского, коми, удмуртского и др. ираноязычных народностей (талышей, татов, курдов и др.), горских кавказских народов (табасаранцев, абазин) [16].

10-17 января 1931 г. состоялась Московская конференция по монгольским языкам, созванная по инициативе ВЦКНА и Научно-исследовательской ассоциации по изучению национальных и колониальных проблем (НИАНКП). В конференции принимали участие делегации Бурят-Монгольской АССР, Калмыцкой автономной области, Монгольской народной республики, представители Совета национальностей ЦК СССР, отдела культуры и пропаганды ЦК ВКП (б), НИАНКП, ВЦК НА, ЦК НА РСФСР, Общества изучения Центральной Азии и приглашенный академик Б.Я. Владимирцов. Целью конференции являлась взаимная консультация по вопросам языкового строительства у калмыков, бурят и монголов. Конференция имела определенное значение для развития калмыцкого литературного языка. На этой конференции были заслушаны 4 доклада по калмыцкому языку и письменности: 1) «О латинизации и унификации письменности в Калмыцкой автономной области» (докл. Б.Б.Бадмаев); 2) «О калмыцком литературном языке» (докл. УК.Илишкин); 3) «Об орфографии нового литературного калмыцкого языка» (докл. Ц.-Д.Номинханов); 4) «О калмыцкой терминологии» (докл. К.Манджиев).

Конференция утвердила «Унифицированный алфавит монгольской группы народов» (Калмыкии, Бурятии и МНР) в составе 27 знаков с добавлением трех букв для специфических звуков калмыцкого языка, причем принято было пожелание, чтобы калмыки на предстоящей конференции Калмыцкой автономной области по языку ввели соответствующие исправления в уже действующий у них латинизированный алфавит [14].

В отношении литературного языка была принята установка на развитие литературного языка калмыков на базе торгутского наречия. По вопросу калмыцкого литературного языка говорилось: «Считая необходимым положить в основу литературного языка такое наречие, которое дало бы наибольшую возможность для развития национальной по форме и социалистической по содержанию культуры, конференция постановляет положить ... в основу нового литературного калмыцкого языка торгутское наречие.

Носители торгутского наречия, более распространенного, чем дербетское, являются к тому же наиболее трудящейся частью калмыцкого населения при перспективе дальнейшего роста национального пролетариата на территории торгутов».

По вопросу об орфографии нового монгольского литературного языка было решено изображения редуцированных гласных не первых слогов писать в не первых слогах буквы в зависимости от вокализма первого слога. Ввиду недостаточной разработанности вопроса о калмыцкой орфографии принято пожелание дополнительно его проработать под углом зрения максимально возможной унификации с монгольской орфографией. Приняв в основном унифицированный алфавит для калмыков и монголов, конференция посчитала необходимым ввести в калмыцкий алфавит изменения. Конференция определила ввиду наличия в калмыцком алфавите специфических звуков принять для них добавочные знаки [х], [э], [1]. Было принято предложение академика Владимирцова Б.Я. о введении дополнительного знака [1] (без точки для калмыцкого языка, без обозначения мягкости взамен «ь»). Комиссия посчитала неправильным использование в калмыцком письме буквы И в значении) и предложила предстоящей калмыцкой конференции разрешить этот вопрос в пределах унифицированного алфавита [13].

Рекомендации Московской конференции были предметом обсуждения на совещании, состоявшемся в столице республики городе Элиста 17-20 мая 1936 года. На этой языковедческой конференции, созванной вслед за московской, были решены отдельные практические вопросы калмыцкой письменности.

Элистинское совещание, вошедшее в историю как третья языковедческая конференция, тогда не решило по существу ни одного серьезного вопроса по орфографии калмыцкого языка. Ц-Д.Номинханов справедливо отмечал: «Вследствие недостаточной научной разработки калмыцкого языка и отсутствия соответствующего научно-исследовательского учреждения до настоящего времени не удалось установить точные орфографические правила. В этом отношении еще продолжает господствовать самотек, чрезвычайно вредно отражающийся на письменном оформлении нового литературного языка. Стандартизация орфографии - очередная задача дня» [16].

Тем не менее Конференция приняла решение: по алфавиту - латинскую букву «с» принять в значении русской буквы «ц», а знак [с] - в значении русской буквы «ч»; остальные буквы оставить в том значении, в каком были приняты в первом варианте алфавита [16].

Конференция, прошедшая в Элисте, несколько уточнила принятое в Москве постановление о литературном языке монгольской группы народов, добавив, что торгутский говор, признаваемый ведущим в деле создания литературного языка, должен впитывать в себя все ценное из других говоров, которые таким образом будут также использоваться при оформлении калмыцкого литературного языка [16].

По вопросу терминологии данные Московской конференцией научные установки также были подтверждены Элистинской конференцией и проводились в жизнь.

Комиссия по калмыцкой транскрипции, созданная на основании решения Первой языковедческой конференции, состоявшейся в январе 1924 года, решила орфографию современного калмыцкого языка строить исходя из фонетического принципа [17]. Это решение было в корне ошибочно. В условиях сильной редукции кратких гласных не первых слогов, повлекших за собой в живом языке калмыков различного рода ассимиляции, нельзя было применять принцип - пиши как слышишь. Кроме того, не учитывался такой важнейший фактор, как имеющиеся диалектные различия по основным говорам калмыцкого языка, что тоже приводило к разногласиям в калмыцком правописании [13].

В истории разработки современной калмыцкой письменности исключительно большое значение имела IV языковедческая конференция, состоявшаяся в городе Элиста 10-15 мая 1934 г., которая была созвана в соответствии с постановлением бюро Калмыцкого обкома ВКП(б) от 29 марта 1934 г. Она была наиболее организованная и представительная, чем все предшествующие. В конференции приняли участие 55 человек, среди которых были учителя из районов и приглашенные ученые из Москвы и Саратова. IV конференция языкового строительства подводила итоги работы по созданию калмыцкой письменности за истекшие 10 лет, с тех пор как было решено перейти со старокалмыцкой письменности на монгольской графической основе на буквенное письмо русской графической основы в 1924 году.

Новая калмыцкая латинизированная письменность за прошедшие до конференции годы (1930-1934) накопила немало нерешенных вопросов, которые необходимо было снять на IV языковой конференции. Следует сказать, что Конференция прошла весьма успешно и выработала надлежащие нормы для дальнейшего развития калмыцкой письменности [14].

Были заслушаны доклады на темы «Языковое строительство в Калмыкии» (докл. Мацаков И.М.); «О калмыцком литературном языке» (докл. Пашков Б.К.); «О терминологии калмыцкого литературного языка» (докл. Номинханов Ц-Д.); «Орфография калмыцкого литературного языка» (докл. Бадмаев Б.Б.).

По каждому заслушанному докладу Конференция приняла развернутые резолюции. Резолюция по докладу Мацакова И.М. отмечает успехи, достигнутые в хозяйственном и культурном строительстве Калмыкии, в частности, в развитии калмыцкого языка: «Калмыкия за короткий период добилась все более укрепляющейся языковой нормы, обогащения лексического состава, сработан в основе своей единый принцип письма. Издается на родном языке периодическая печать, художественная литература, стабильные учебники, ведется в школах преподавание на родном языке. Получили право гражданства сработанные и заимствованные в калмыцком языке множество новых научно-технических, политических и интернациональных терминов» [15].

В этой же резолюции впервые ставится вопрос об организации в Калмыкии научно-исследовательского учреждения: «Отмечая огромнейшие задачи, выдвинутые партией и правительством в области развития национальной культуры, просить Президиум облисполкома обсудить вопрос об организации Калмыцкого института культуры, который должен заняться изучением истории, языка и быта Калмыкии» [16].

По докладу Ц.-Д.Номинханова и Б.Б.Бадмаева Конференция также приняла соответствующие решения. В резолюции областному отделу народного образования и Калмыцкому издательству поручалось организовать разработку и издание словарей по терминологии и орфографии, а также научной грамматики калмыцкого языка.

Основные положения, принятые на IV языковой Конференции по вопросам терминологии и орфографии калмыцкого литературного языка, были следующими:

По вопросу терминологии:

1. Основными источниками создания новой терминологии калмыцкого литературного языка являются: а) средства родного языка и его диалекты; б) терминология, созданная и создающаяся ходом социалистического строительства СССР; в) международная социально-политическая и научно-техническая терминология; г) терминология языков, близких к калмыцкому (монгольский, бурятский).

2. В процессе создания новой терминологии следует критически использовать все ценное и необходимое из языкового наследия Калмыкии, решительно борясь с проникновением чуждых, вредных делу интернациональных терминов.

3. При создании терминологии следует широко использовать словообразующие суффиксы «ч, вч» и т.д. При этом следует избегать искусственных и надуманных сочетаний.

4. Термины, создающиеся ходом социалистического строительства, передавшие понятие новых форм труда, моменты классовой борьбы, революционного движения, советского строительства и т.д. и входящие в инвентарь международного пролетариата, должны быть заимствованы без перевода.

5. Международные научно-технические терминологии - политическая (капитализм, феодализм и т.д.), техническая (трактор, комбайн и т.д.) - также должны быть заимствованы без перевода. Причем во всех случаях заимствуется только основа слова, и при наращении к ним дается калмыцкая суффиксация или принятый калмыцкий международный суффикс.

6. В популярной массовой литературе, рассчитанной на более отсталые слои населения, и в школьных учебниках следует сопровождать термины объяснениями или переводом их на калмыцкий язык.

7. Терминология близких языков (монгольский и бурят-монгольский) должна быть заимствована только в том случае, когда эти термины понятны широким трудящимся массам Калмыкии. Но вместе с тем не следует злоупотреблять этим положением -засорять калмыцкий язык малопонятными монголо-бурятскими терминами [17].

В концепцию калмыцкой орфографии было решено положить фонетико-морфоло-гический принцип, строго придерживаться закона гармонии гласных, редуцированные же гласные на письме не обозначать, долгие гласные обозначать в определенной позиции [18].

Решения Конференции имели существенное значение в последующем развитии и функционировании калмыцкого литературного языка. Самым важным результатом Конференции являются резолюции по вопросам терминологии и орфографии, которые определяли дальнейшие пути развития калмыцкого литературного языка.

Список литературы

1. Агазаде Ф., Каракашлы К. Очерк по истории развития движения нового алфавита и его достижений. - Казань, 1928. - С. 78-79.

2. Дешериев Ю.Д. Советский опыт языкового строительства и развития литературных языков. - Элиста, 1968. - С. 37.

3. Итоги областного совещания по усовершенствованию транскрипции и орфографии калмыцкого языка // Калмыцкая степь. - 1928. №3. - С. 108-114.

4. Луначарский А.В. Латинизация русской письменности // Культура и письменность Востока. Вып. 6. - М., 1928. - С.22.

5. Китляева С. Д. Ликвидация неграмотности и развитие школьного образования // Современные реалии социально-политических процессов в республике Калмыкия: состояние и перспективы. - Элиста, 2007.

6. Китляева С. Д. Государственная политика реформирования калмыцкого языка в 1930-е гг. // Научные проблемы гуманитарных исследований. - Пятигорск, 2008. № 2. - С.112.

7. Китляева С.Д. К вопросу о реформировании калмыцкого языка // К единству России: аспекты регионального и национального взаимодействия. - Элиста, 2009.

8. Первый Всесоюзный тюркологический съезд. - С. 423.

9. Юшманов Н. Д. Ключ к латинским письменам земного шара // Культура и письменность Востока. Вып. 6. - М., 1928. - С. 23.

10. Китляева С.Д. Проблема функционирования калмыцкого языка в первой половине 20-х гг. (Электронный ресурс). МИТС. Наука, электронный журнал, 2006, декабрь, номер гос. регистрации 0420600032/0139.

11. Яковлев Н.Ф. За латинизацию русского алфавита //Культура и письменность Востока. Вып. 6. - М., 1928. - С. 27,152.

12. Яковлев Н.Ф. Математическая формула построения алфавита // Культура и письменность Востока. Вып. 6. - М., 1928. - С. 48.

13. Павлов Д. А. Вопросы истории и строя калмыцкого литературного языка. -Элиста, 1994. - С. 49-50.

14. Павлов Д.А. Современный калмыцкий язык: фонетика и графика. Элиста, 1968.

15. Павлов Д.А., Бадмаев Б.Б. Ученые записки Калмыцкого НИИЯЛИ. - Вып.2. -Элиста, 1973. - С. 232-236.

16. Номинханов Ц-Д. Очерк истории калмыцкой письменности. - М., 1976. - С.87-88.

17. Национальный архив Республики Калмыкия Ф. 112 Оп. 1.Д. 151.Д.93.

18. Китляева С.Д. Реформы национальной письменности и их влияние на развитие народного образования в Калмыкии:1917-1941 гг. Автореферат дисс. на соиск. степ. к. и. н. Пятигорск, 2008. - 24 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.