Научная статья на тему 'Коррупционное посредничество в сфере таможенного дела: экономические, институциональные и психологические механизмы'

Коррупционное посредничество в сфере таможенного дела: экономические, институциональные и психологические механизмы Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
148
23
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
ТАМОЖЕННЫЕ ОРГАНЫ / CUSTOMS AUTHORITIES / ТАМОЖЕННЫЕ ПРЕДСТАВИТЕЛИ / CUSTOMS AGENTS / УЧАСТНИКИ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ / FOREIGN ECONOMIC ACTIVITY SUBJECTS / НЕФОРМАЛЬНЫЕ ("ТЕНЕВЫЕ") ОТНОШЕНИЯ / INFORMAL ("SHADOW") RELATIONS / СФЕРА ТАМОЖЕННОГО ДЕЛА / КОРРУПЦИЯ / CORRUPTION / ПОСРЕДНИЧЕСТВО / INTERMEDIATION / CUSTOMS SPHERE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Табаков Александр Владимирович

В статье поднимается проблема коррупции в таможенных органах. Авторисследует такой специфический феномен коррупционных отношений втаможенной сфере, как коррупционное посредничество. Рассматриваютсяэкономические, институциональные и психологические аспекты этой раз-новидности коррупционного посредничества. Раскрывается природа данногоявления, оценивается его социальная опасность. Вносятся предложения повытеснению этой нелегальной практики из сферы таможенного дела.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Табаков Александр Владимирович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Коррупционное посредничество в сфере таможенного дела: экономические, институциональные и психологические механизмы»

КОРРУПЦИОННОЕ ПОСРЕДНИЧЕСТВО В СФЕРЕ ТАМОЖЕННОГО ДЕЛА: ЭКОНОМИЧЕСКИЕ, ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ

THE CORRUPTION INTERMEDIATION IN THE SPHERE OF CUSTOMS BUSINESS: ECONOMIC, INSTITUTIONAL AND PSYCHOLOGICAL MECHANISMS

УДК 339.543: [342.951 + 343.353]

ТАБАКОВ Александр Владимирович

доцент кафедры физического воспитания Санкт-Петербургского государственного института кино и телевидения, кандидат юридических наук, tabakov@mail.ru

TABAKOV, Alexander Vladimirovich

Associate Professor of the Department of Physical Education, Saint-Petersburg State Institute of Film and Television, Candidate of Juridical Sciences, tabakov@mail.ru

Аннотация.

В статье поднимается проблема коррупции в таможенных органах. Автор исследует такой специфический феномен коррупционных отношений в таможенной сфере, как коррупционное посредничество. Рассматриваются экономические, институциональные и психологические аспекты этой разновидности коррупционного посредничества. Раскрывается природа данного явления, оценивается его социальная опасность. Вносятся предложения по вытеснению этой нелегальной практики из сферы таможенного дела.

Ключевые слова: таможенные органы; таможенные представители; участники внешнеэкономической деятельности; неформальные («теневые») отношения; сфера таможенного дела; коррупция; посредничество.

Abstract.

This article raises the problem of corruption of the customs authorities. The author researches such specific phenomenon as a corruption intermediation in a customs sphere. The paper discusses the economic, institutional and psychological aspects of this kind of the corruption intermediation. Showed the genesis of this phenomenon, estimated its social danger. There are the proposals to force out this illegal activity of the customs sphere.

Key words: customs authorities; customs agents; foreign economic activity subjects; informal («shadow») relations; customs sphere; corruption; intermediation.

© Табаков А. В., 2016.

Таможенная система в России является уязвимым объектом для коррупционного воздействия. Это подтверждается, во-первых, обширной судебной и дисциплинарной практикой по делам, связанным с коррупционными правонарушениями должностных лиц таможенных органов и участников внешнеэкономической деятельности [1; 2]; во-вторых, многочисленными материалами, публикуемыми в современных средствах массовой информации [3; 4]; в-третьих, результатами научных исследований данной проблематики, проводимых на протяжении последних десятилетий [5; 6].

Коррупциализация таможенной (государственной) и так называемой «околотаможенной» (коммерческой) сферы обусловлена сложным комплексом факторов. Автор занимался исследованием этой темы и, в частности, в одной из статей, ранее опубликованной на страницах Петербургского экономического журнала, приводил перечень основных факторов, способствующих сохранению высокого уровня коррупции в таможенном деле [7, с. 101]. Исследования причин, условий и особенностей развития таможенной коррупции проводились и другими авторами [5; 6; 8]. Несмотря на меры, принимаемые для нормализации отношений в названной сфере и вытеснения из нее коррупции, эта проблема пока остается достаточно острой.

Официальная статистика подтверждает, что состояние дел в данной сфере пока нельзя назвать благополучным. Так, за 2015 г. по материалам подразделений по противодействию коррупции таможенных органов возбуждено 403 уголовных дела, что на 32% больше, чем в 2014 г. Из них по преступлениям коррупционной направленности возбуждено 195 уголовных дел (140 - в отношении 89 должностных лиц таможенных органов и 55 - в отношении 59 взяткодателей). По иным преступлениям против интересов государственной службы возбуждено 73 уголовных дела; по другим составам преступлений (по частям 1, 2 и 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации («Мошенничество»), частям 1 и 2 статьи 160 УК РФ («Присвоение или растрата»), статье 327 УК РФ («Подделка документов») и иным) -135 уголовных дел [1]. В I квартале 2016 г. тенденция увеличения количества выявляемых

преступлений сохраняется: по материалам подразделений по противодействию коррупции таможенных органов возбуждено 104 уголовных дела [2].

Вытеснение коррупционных отношений из сферы таможенного дела - крайне трудная задача. Таможенная коррупция - системное социальное явление, и его глубинные причины лежат в области деформаций социально-экономического базиса и человеческой менталь-ности. В российской практике исторически закрепилось обыкновение «договариваться с таможней» и получать в результате этих договоренностей «добро» той или иной ценой. Следовательно, можно предположить, что мы имеем дело с так называемой институциональной коррупцией [9], когда действующие социальные институты и социальная среда предопределяют коррупционное поведение индивидов, причем во многом независимо от их собственных установок. К совершению коррупционных действий в большей мере подводит воздействие социальных институтов и определяемых ими социальных норм (в основном - неформальных), а не только (и не столько) корыстные или иные личные интересы отдельных лиц. Так, например, для таможенных представителей считается нормальным регулярно производить коррупционные «инвестиции» на таможенных постах и в ключевых функциональных отделах (подразделениях таможенной стоимости, товарной номенклатуры и происхождения товаров, административных расследований и пр.) с целью поддержания благоприятных неформальных отношений с таможенными органами. В качестве нормы рассматривается передача досмотровым таможенным инспекторам взяток «на всякий случай», даже если ничто, как говорится, не предвещает беды и досмотр товара, по имеющейся информации, не должен выявить правонарушение.

Институциональная коррупция очень опасна, потому что «корни» ее глубоки, она является массовой и не всегда оценивается субъектами коррупционных отношений именно как социально порицаемая коррупция: такие действия становятся обыденными, выполняемыми практически «на автомате», в соответствии со сложившимися стереотипами. Иными

словами, происходит хабитуализация (опри-вычивание) коррупционного поведения и соответствующих неформальных отношений. Толерантность к коррупции в таможенной и «околотаможенной» среде остается высокой: коррупция не осуждается, не трактуется как социальная девиация, а, наоборот, неформально оценивается участниками отношений в сфере таможенного дела как норма поведения и как достаточно эффективный метод рационализации решения текущих задач, связанных с таможенной очисткой.

Опыт изучения коррупционных отношений в сфере таможенного дела [7; 10], как, впрочем, и исследования коррупции в других областях государственного управления [11], показывают, что коррупционные сделки весьма часто совершаются с участием и при содействии посредника. Распространение посредничества в коррупции и, в частности, в таком ее проявлении, как взяточничество, имеет свои объяснения. Рассмотрим феномен коррупционного посредничества в таможенной сфере более детально.

Главным риском для субъектов коррупционных сделок, в первую очередь, конечно, для должностных лиц, является угроза (вероятность) разоблачения и последующего дисциплинарного и уголовного преследования. Эта опасность играет решающую роль в определении линии поведения коррупционеров. Несколько упрощая ситуацию, можно сказать, что при принятии решения о совершении коррупционного акта или отказе от него на одну чашу весов кладутся возможные негативные последствия, на другую - возможные выгоды коррупционной сделки. При этом положительные (выгода) и отрицательные (ущерб) последствия рассматриваются в двух аспектах: 1) их значимость для индивида; 2) степень вероятности их наступления (в отношении неблагоприятных для коррупционера последствий используется термин «риск»).

Поведение участников коррупционных отношений, как правило, является рациональным (хотя нельзя исключить проявление иррациональных мотивов коррупционного поведения: например, совершение коррупционных сделок при неоправданно высоких рисках из жадности, «на авось» и т. п.). Раци-

онально действует чиновник, использующий свое должностное положение для личных целей; рационален и участник внешнеэкономической деятельности, чье поведение вполне «вписывается» в экономическую теорию максимизации полезности: лицо, совершающее коррупционную сделку, стремится получить максимальную пользу при минимальных затратах, в структуру которых входит и сумма взятки. Коррупционное поведение, будучи рациональным, подлежит экономическому анализу и моделированию [12; 13; 14].

Использование экономико-математических методов исследования вместе с социологическими методами позволяет обнаружить, что ввиду рискового характера коррупционного поведения - основным риском, как было показано, является риск привлечения к ответственности и наказания - коррупционеры осуществляют управление рисками. Разумеется, это не полноценный риск-менеджмент, но отдельные его элементы в коррупционном поведении присутствуют. Коррупционеры сознательно и подсознательно (интуитивно) анализируют и оценивают риски коррупционных сделок; на основании такого анализа принимается решение о совершении сделки на определенных условиях либо об отказе от нее, предпринимаются меры по снижению уровня рисков.

Одним из способов минимизации риска привлечения к ответственности является построение коррупционных отношений на доверии. Доверие - это психологическое состояние, при котором субъект добровольно, осознанно и без особых колебаний ставит свое личное благополучие в зависимость от другого субъекта, ожидая от него соответствующего поведения в свою пользу. По своей психологической природе доверие является установкой: это психологическая готовность к определенному взаимодействию, в том числе коммуникационному с тем или иным лицом (категорией лиц), основанная на позитивном отношении к этому лицу (лицам). Доверие порождает уверенность в поступке другого человека определенным образом. В коррупционных отношениях доверие позволяет одной стороне коррупционной сделки исходить из предположения о том, что другая сторона выражает искренние намерения в совершении этой сделки, а не участвует, на-

пример, в проводимом правоохранительными органами оперативном эксперименте, желает благополучного результата и будет обеспечивать режим конфиденциальности, то есть данный факт будет сохраняться в тайне, по крайней мере, от лиц, получение которыми такой компрометирующей информации может нанести вред коррупционеру.

Формирование доверия - тонкий психологический процесс, протекающий в условиях воздействия множества разнообразных факторов объективного и субъективного характера. Во многом созданию доверительных отношений способствует положительный опыт систематического коммуникационного взаимодействия - причем не только и не столько делового, сколько неформального. На таком позитивном фоне создается психологическая предрасположенность для более «интимных» коммуникаций, порождающих в свою очередь еще большее доверие. Коммуникативная деятельность, то есть взаимодействие двух и более людей, направленное на согласование и объединение их усилий с целью налаживания отношений и достижения общего взаимовыгодного результата, порождает между ними фидуциарные отношения. Процесс формирования доверия, как правило, обусловлен активностью и постоянством межличностных контактов на протяжении определенного времени. Вместе с тем для возникновения доверительных отношений, причем достаточно прочных, иногда достаточно даже одного эпизода позитивного взаимодействия между индивидами.

Фердинанд Теннис, один из основоположников немецкой классической социологии, писал: «К доверию или недоверию ведет не только собственный, но и чужой опыт, то есть авторитет, репутация личности как заслуживающей доверия или сомнительной, "общение с которой требует осторожности". Но с другой стороны, - отмечал далее ученый, - доверие в значительной степени овеществляется самим общением» [15, с. 210-211]. В этом с ним следует согласиться.

В современной социологии выделяется и так называемое институциональное доверие, то есть доверие индивидов к социальным институтам. Индивиды доверяют членам тех или иных социальных институтов не в

силу их личностных качеств, а в силу их социального (должностного, служебного, профессионального и др.) статуса и действующих социальных (в том числе юридических) норм, регулирующих функционирование этих институтов. Однако будет ли индивид доверять или не доверять конкретному представителю социального института определяется личным коммуникативным опытом этого индивида.

Возвращаясь к теме коррупционных отношений в сфере таможенного дела, отметим, что в большинстве случаев лицами, заинтересованными в решении своих бизнес-задач коррупционными методами, являются участники внешнеэкономической деятельности, то есть лица, осуществляющие перемещение товаров через таможенную границу. Однако в настоящее время непосредственные личные контакты между ними и должностными лицами таможенных органов ограничены в силу ряда причин: применения электронного декларирования и процедуры удаленного выпуска, массового использования услуг таможенных представителей и др. Отсутствие активной коммуникации порождает дефицит доверия, что в свою очередь сдерживает развитие неформальных отношений и осложняет заключение коррупционных сделок. Тем не менее задачи, связанные с таможенной очисткой (согласование заявленной таможенной стоимости или классификационного кода товаров, ускорение выпуска товаров, получение разрешения на применение определенной таможенной процедуры, получение разрешения на выпуск товаров в случае возбуждения дела об административном правонарушении в сфере таможенного дела (без применения изъятия товаров) и пр.), и желание решить эти задачи коррупционным способом возникают постоянно. Соответственно возникает необходимость в посредничестве тех лиц, которые обладают необходимым кредитом доверия и которые способны решить эти проблемы. Посредничество третьего лица, к которому испытывают доверие обе стороны, становится связующим звеном в коррупционных сделках. Участие посредника, таким образом, является важным, а зачастую - принципиально необходимым условием возникновения опосредованных коррупционных отношений

петербургский экономический журнал

№ 3

2016

30

между коррумпируемым и коррумпирующим лицами, взяткополучателем и взяткодателем.

Практика показывает, что среди таких лиц, обладающих необходимым кредитом доверия, часто фигурируют работники организаций, осуществляющих деятельность в сфере таможенного дела, - в первую очередь таможенных представителей, в меньшей степени - владельцев складов временного хранения и таможенных складов и др. Их коммуникационное взаимодействие с таможенниками характеризуется гораздо большей интенсивностью, поскольку сам характер предпринимательской деятельности «околотаможенных» бизнес-структур обусловливает необходимость постоянных коммуникаций с таможенными органами. Деятельность в сфере таможенного дела, являющаяся разновидностью предпринимательства, порождает тесную связь между лицами, осуществляющими эту деятельность, и таможенными органами, а что касается России, то лучше сказать - зависимость первых от вторых. Российская специфика выражается в том, что прибыльность и стабильность функционирования на рынке «околотаможенных» услуг в значительной мере обусловливается характером неформальных взаимоотношений с должностными лицами таможенных органов, -отношений, не подлежащих правовой регламентации и принимающих глубоко личностные формы. Благосклонность таможенников или, как принято называть, административный ресурс пока остается основным нематериальным активом таможенных представителей и иных «околотаможенных» бизнес-структур [7].

Лица, осуществляющие деятельность в сфере таможенного дела, являются «слабой», подвластной стороной в административно-правовых отношениях, и их зависимость от таможенных органов, представляющих «сильную» сторону, дает определенные гарантии безопасности для таможенников в коррупционных отношениях. Предание огласке факта совершения коррупционных сделок, как правило, невыгодно для работников таможенных представителей и других «околотаможенных» бизнес-структур. Случаи привлечения к ответственности должностных лиц по «вине» коммерсантов практически сразу становятся общеизвестными, и в силу значительного «удельного веса» неформальных отношений

в сфере таможенного дела негативные последствия нередко наступают для обеих сторон. Выявление коррупционной сделки становится началом конца карьеры не только уличенного таможенника, но и уличившего его коммерсанта, а иногда оборачивается серьезными проблемами и для коммерческой организации, которую представлял последний. Кредит доверия оказывается исчерпанным, и возможность решать вопросы в таможне в неформальном формате утрачивается, связи разрываются. Разумеется, при сохранении значительной неформальной составляющей в таможенном деле «портить» отношения с таможней для «околотаможенных» бизнес-структур экономически нецелесообразно - ведь им еще работать дальше. Должностные коррупционеры, осознавая зависимое положение этих структур, с большей готовностью идут на неформальный контакт с их работниками -хорошо знакомыми, всегда находящимися рядом, «под рукой», нежели чем с более самостоятельными и дистанцированными участниками внешнеэкономической деятельности. Следует также учесть, что число последних многократно превышает число лиц, осуществляющих деятельность в сфере таможенного дела. А увеличение коррупционных контактов закономерно влечет увеличение риска привлечения к ответственности. Соответственно, таможенники склонны поддерживать коррупционные отношения с меньшим количеством доверенных лиц, предоставляющих известные гарантии безопасности и выгодности коррупционных сделок, чем брать взятки от каждого заинтересованного импортера или экспортера.

Изложенные обстоятельства предопределили широкое распространение феномена коррупционного посредничества в сфере таможенного дела: работники организаций, осуществляющих профессиональную деятельность в указанной сфере (в первую очередь - таможенные представители, которые и так по своей экономико-правовой сути являются посредниками, совершающими таможенные операции от имени декларантов и иных заинтересованных лиц), выполняют посреднические функции при совершении коррупционных сделок, участниками которых являются должностные лица таможенных органов, с одной стороны, и представители субъ-

ектов внешнеэкономической деятельности, -с другой. Таким образом, коррупционное посредничество «околотаможенных» структур строится на институциональном доверии, о котором автор писал выше, и в рамках межличностных доверительных отношений, возникающих и развивающихся между конкретными людьми. Эти отношения становятся психологической основой для рассматриваемой нами особой делинквентной разновидности взаимодействия - коррупционного. Формирование доверительных отношений, как отмечалось ранее, представляет собой сложный психологический процесс, а возникновение доверия у участников коррупционных сделок, кроме того, обладает ярко выраженной спецификой, обусловленной «теневым» характером отношений. Большой риск порождает осторожность в выборе партнеров по коррупционным сделкам. Но однажды состоявшаяся сделка, даже с незначительной ценой, создает эффект «особой осведомленности», «причастности», укрепляющий коррупционные отношения чиновника и бизнесмена.

Вообще посредничество, то есть участие третьего лица в отношениях между двумя сторонами, - если, конечно, оно не безвозмездное, что к рассматриваемому нами явлению не относится, - обычно влечет для этих сторон увеличение издержек в связи с включением в экономическую цепочку еще одного звена - самостоятельного субъекта со своими экономическими интересами. Поэтому к посредничеству прибегают при наличии в этом экономической целесообразности, проще говоря, выгоды; например, в случаях, когда необходимый результат принципиально не может быть достигнут без участия посредника либо деятельность, направленная на его получение, может вызвать для одной или двух сторон еще большие издержки или риски. Участие таможенных представителей и иных «околотаможенных» бизнес-структур в качестве посредников в коррупционных сделках с должностными лицами таможенных органов является примером такого экономически обоснованного (в условиях неформальных отношений) посредничества. Коррупционное посредничество в таможенной сфере существенно снижает риск привлечения к ответственности недобросовестных чиновников, а этот риск, как отмечалось ранее, является

основным фактором при совершении или не совершении коррупционных сделок.

Коррупционное посредничество в сфере таможенного дела, как и в целом коррупция в таможенной системе, - явление крайне вредоносное. Оно обеспечивает коррупционную связь между чиновниками и коммерсантами и повышает уровень безопасности коррупционных сделок. Снижая риск привлечения к юридической, в частности, уголовной ответственности, коррупционное посредничество блокирует превентивную функцию уголовного закона. Оно обусловливает высочайшую латентность коррупционных правонарушений и тем самым способствует дальнейшему распространению таможенной коррупции. Опасность коррупционного посредничества в таможенной сфере также обусловлена его массовостью, практически повсеместной распространенностью. Так, работники таможенных представителей в сознании многих участников внешнеэкономической деятельности, пользующихся их услугами, ассоциируются с людьми, способными «решать вопросы в таможне»; при этом подразумевается, что некоторые варианты решений имеют коррупционную составляющую. И это во многих случаях действительно так.

Изложенное свидетельствует о глубокой деградации отношений между публичными и частными институтами, функционирующими в таможенном деле. В силу своей системности коррупционное посредничество в таможенной сфере является трудноискоренимым. Однако это не повод отказаться от работы по его вытеснению из указанной сферы. Полагаем, что мероприятия, направленные на противодействие таможенной коррупции в целом и коррупционному посредничеству в частности, должны быть адекватными означенным явлениям, то есть тоже системными. Руководствуясь принципом «Зри в корень» (Козьма Прутков), для изменения ситуации в лучшую сторону необходимо воздействовать на причины - исключить или, по крайней мере, снизить негативный эффект означенных автором детерминирующих факторов. Среди прочих мер, направленных на противодействие таможенной коррупции, следует осуществлять «адресное» воздействие на экономические, институциональные и психологические механизмы исследуемого феномена, которые были разобраны в настоящей статье.

Список литературы

1. Информационные материалы о результатах работы подразделений по противодействию коррупции таможенных органов Российской Федерации за 2015 год // Официальный сайт Федеральной таможенной службы Российской Федерации. URL: http://www.customs.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=22436:-2015-&catid=76:2011-01-25-08-23-45&Itemid=1856 (дата обращения: 01.07.2016).

2. Информационные материалы о результатах работы подразделений по противодействию коррупции таможенных органов Российской Федерации за 1 квартал 2016 года // Официальный сайт Федеральной таможенной службы Российской Федерации. URL:

http://www.customs.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=23125:----------

—1--2016-&catid=76:2011-01-25-08-23-45&Itemid=1856 (дата обращения: 01.07.2016).

3. Романов А. Особенности коррупции в таможенных органах. Часть 1: посты // Гильдия ПРОВЭД. URL: http://xn--b1ae2adf4f.xn--p1ai/news/23-osobennosti-korrupcii-v-tamozhennyh-organah-chast-1-posty.html (дата обращения: 01.07.2016).

4. Романов А. Особенности коррупции в таможенных органах. Часть 2: Таможни // Гильдия ПРОВЭД. URL: http://xn--b1ae2adf4f.xn--p1ai/news/22-osobennosti-korrupcii-v-tamozhennyh-organah-chast-2tamozhni.html (дата обращения: 01.07.2016).

5. Гармаев Ю. П. Актуальные вопросы теории и практики расследования должностных преступлений в таможенных органах: дис. ... канд. юрид. наук / Иркутская государственная экономическая академия. Иркутск, 1998. 175 с.

6. Осокин Р. Р. Предупреждение взяточничества в таможенной сфере: дис. ... канд. юрид. наук / Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации. М., 2015. 203 с.

7. Табаков А. В. Некоторые аспекты неформальных отношений таможенных органов и таможенных представителей // Петербургский экономический журнал. 2014. № 4. С. 96-106.

8. Волков В. Ф. Коррупция и ее особенности в институтах таможенного администрирования / под общ. ред. д-ра физ.-мат. наук, проф. В. В. Макрусева. СПб.: Изд-во «ИЦ Интермедия», 2015. 248 с.

9. Тимофеев Л. М. Институциональная коррупция: Очерки теории. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2000. 365 с.

10. Табаков А. В. Психологические и институциональные механизмы коррупционного посредничества в сфере таможенного дела // Актуальные проблемы психологического обеспечения практической деятельности силовых структур: сб. материалов Четвертой Всероссийской научно-практической конференции специалистов ведомственных психологических и кадровых служб с международным участием. Санкт-Петербург, 25-27 ноября 2015 года. СПб.: Санкт-Петербургский имени В. Б. Бобкова филиал Российской таможенной академии, 2015. С. 279-286.

11. Гармаев Ю. П. Незаконная деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве. Средства предупреждения и нейтрализации: монография. М.: Юрлитинформ, 2010. 440 c.

12. Левин М. И. Коррупция как объект математического моделирования / М. И. Левин, М. Л. Цирик // Тимофеев Л. М. Теневые экономические системы современной России. Теория - анализ - модели: учебник для вузов. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2008. С. 294-317.

13. Левин М. И. Экономика коррупции // Финансы и бизнес: научно-практический журнал. 2008. № 2. С. 52-71.

14. Савватеев А. В. Моделирование коррупции и лоббирования в переходных экономиках: дис. . канд. экон. наук. М.: Центральный экономико-математический институт Российской академии наук. 2003. 114 с.

15. Теннис Ф. Общность и общество // Социологический журнал. 1998. № 3/4. С. 206-229.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.