Научная статья на тему 'Концепции русской истории по материалам школьных учебников дореволюционной России'

Концепции русской истории по материалам школьных учебников дореволюционной России Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1018
190
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИЯ РОССИИ / HISTORY OF RUSSIA / ШКОЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА ПО ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ XVIII НАЧАЛА XX СТОЛЕТИЯ / STATE CONCEPT OF RUSSIAN HISTORY / ИДЕОЛОГИЯ / IDEOLOGY / ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНЦЕПЦИЯ РУССКОЙ ИСТОРИИ / RUSSIAN SOCIETY AND STATE AUTHORITY / ОБЩЕСТВЕННОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ / SOCIAL HISTORICAL CONSCIOUSNESS / РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО / ГОСУДАРСТВЕННАЯ ВЛАСТЬ / SCHOOL BOOKS ABOUT THE HISTORY OF RUSSIA XVIII BEGINNING OF XX CENTURY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Абрамкин О.С.

Статья представляет результаты сравнительного анализа школьных учебных изданий по русской истории XVIII начала XX века, являющихся одним из наиболее распространенных исторических источников и важных для понимания механизмов формирования национального исторического сознания. Обращение к анализу учебной исторической литературы позволяет более углубленно и всесторонне изучить проблемы, связанные с развитием отечественной культуры и науки XVIII первой половины XX века, и такие дискуссионные вопросы, как становление и смена различных исторических концепций. При отборе учебников учитывался факт включения их в школьную программу, а также количество выдержанных изданий учебника. Для анализа использовалось 19 учебников, учебных пособий и руководств для начальных и старших курсов средних учебных заведений и начальных училищ. Все источники по учебной литературе были условно сгруппированы по двум концепциям официально-государственной (патриотическая) и либеральной. В каждом издании была выделена доминирующая концепция, которая принималась за основную концепцию всего учебника. Проведенный анализ представил школьную историческую литературу в качестве ценного источника по формированию государственной политики в области представления исторической действительности и, что еще важнее для создания государственной концепции русской истории.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The concept of russian history based on materials of school textbooks of pre-revolutionary Russia

The article represents the results of a comparative analysis of school books about Russian history of XVIII beginning XX century, one of the most common historical sources, which are important for understanding the mechanisms of national historical consciousness's formation. The analysis of historical literature allows to consider profound the development of national culture and science of XVIII first half of XX century and the formation and change of different historical concepts. The books were selected because of a number of factors: their inclusion to the school curriculum, the number of publications (10 and more). For the analysis were used 19 textbooks, school-books for different courses of secondary schools and primary schools. All the sources of educational literature were grouped into two concepts officially-state (patriotic) and the liberal. Each publication was highlighted the dominant concept as a base for the whole textbook. There is also a characteristic of the concepts that are presented chronologically. The analysis represents school history books as an important source for the formation of state policy in the representing of Russian history, and, that is more important, for creation of the concept of the state of Russian history.

Текст научной работы на тему «Концепции русской истории по материалам школьных учебников дореволюционной России»

УДК 372.893

Концепции русской истории по материалам школьных учебников дореволюционной России

О.С. Абрамкин, начальник научно-образовательного отдела

Президентская библиотека им. Б.Н. Ельцина (Россия, 190000, Санкт-Петербург, Сенатская площадь, д. 3).

E-mail: abramkin@prlib.ru

Статья представляет результаты сравнительного анализа школьных учебных изданий по русской истории XVIII - начала XX века, являющихся одним из наиболее распространенных исторических источников и важных для понимания механизмов формирования национального исторического сознания. Обращение к анализу учебной исторической литературы позволяет более углубленно и всесторонне изучить проблемы, связанные с развитием отечественной культуры и науки XVIII - первой половины XX века, и такие дискуссионные вопросы, как становление и смена различных исторических концепций. При отборе учебников учитывался факт включения их в школьную программу, а также количество выдержанных изданий учебника. Для анализа использовалось 19 учебников, учебных пособий и руководств для начальных и старших курсов средних учебных заведений и начальных училищ. Все источники по учебной литературе были условно сгруппированы по двум концепциям - официально-государственной (патриотическая) и либеральной. В каждом издании была выделена доминирующая концепция, которая принималась за основную концепцию всего учебника. Проведенный анализ представил школьную историческую литературу в качестве ценного источника по формированию государственной политики в области представления исторической действительности и, что еще важнее - для создания государственной концепции русской истории.

Ключевые слова: история России, школьная литература по отечественной истории XVIII - начала XX столетия, идеология, государственная концепция русской истории, общественное историческое сознание, российское общество, государственная власть.

Предлагаемое читателю сообщение основной задачей ставит описание характера идеологического содержания данного вида источников, отражающее политику Российской империи в области формирования и развития государственной концепции русской истории. Актуальность нашего исследования обусловлена стратегическими задачами современной российской политики, когда руководство страны все больше уделяет внимание изучению содержания истории в школе. «В настоящее время одним из наиболее дискуссионных моментов в рамках преподавания истории является выбор учебников и определение их концепции. Обсуждение этих вопросов вышло далеко за рамки академической среды» [1]. Необходимым, на наш взгляд, сегодня является изучение предшествующего (особенно дореволюционного) исторического образования с объективных позиций, определение отечественных моделей правительственной политики в области гуманитарного образования, средств и методов формирования общественного исторического сознания как составляющей мировоззрения.

Значение учебной литературы по истории для начальных и средних учебных заведений как источников для изучения существующих в российском обществе концепций отечественной истории является первостепенным. «Учебники являются квинтэссенцией

наиболее распространенных в профессиональном историческом сообществе и признанных (а зачастую - рекомендованных) государством взглядов на историю России с древнейших времен до наших дней» [2]. Комплексный анализ такого блока источников позволит проследить основные тенденции развития отечественной историографии, а также наметить перспективные пути решения наиболее острых и дискуссионных вопросов в гуманитарных науках в целом.

При отборе учебников и учебных пособий для анализа нами учитывался факт включения их в школьную программу, а также количество выдержанных изданий учебника. Анализируемая выборка была сделана из более чем 90 учебников и учебных пособий, руководств и хрестоматий по русской истории, не считая переизданных, за период XVIII - начало XX века. Учебники, особенно имевшие официальные грифы, часто издавались не один десяток раз. В нашем исследовании много внимания уделено изучению тех изданий, которые были наиболее востребованы в средней школе в последние годы существования Российской империи (с 1900-х годов), а значит, представляли различные концепции в освещении отечественной истории.

Анализ учебной литературы, транслирующей те или иные подходы к освещению отечественной истории, был

завершен периодом падения самодержавия в России в 1917 году, когда произошли системные изменения в российском историческом образовании, связанные с переходом от одной идеологической парадигмы к другой. В данном случае мы опирались на декрет Совета народных комиссаров от 4 марта 1921 года «О плане организации факультетов общественных наук российских университетов» [3], согласно которому при российских университетах были упразднены все исторические отделения факультетов общественных наук. Таким образом, системный общественно-политический кризис привел к кризисным явлениям в историческом образовании, содержание которого было всегда связано с решением государственных идеологических задач.

Для анализа были отобраны наиболее массовые и популярные издания по отечественной истории в средней школе - 19 учебников, учебных руководств для низших и старших курсов средних учебных заведений и начальных училищ, выдержавших не менее 10 изданий и опубликованных в Российской империи на русском языке в период с 1762 по 1917 год. В ходе проведения анализа все источники по учебной литературе были условно сгруппированы по двум концепциям, или ярко выраженным тенденциям, - официально-государственной (патриотическая) и либеральной. В каждом издании была

В статье использованы материалы проекта «Структурные конфликты в историческом сознании россиян как потенциальная угроза национальной безопасности: историко-социологический анализ», проводившегося в 2008-2009 гг. в Институте истории Санкт-Петербургского государственного университета по заказу Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации при поддержке фонда «Вехи эпох» (руководитель проекта — к. и. н. Д.О. Цыпкин).

выделена доминирующая концепция, которая принималась за основную концепцию всего учебника. Следует, однако, отметить, что различия между концепциями сводятся порой к разной степени эмоциональности, вариациям в выделении тех или иных сюжетов по отношению к тем или иным проблемам отечественной истории. Вследствие этого отнесение издания к той или иной концепции иногда является несколько условным.

«Взаимоотношения» рассматриваемых концепций представлены в исследовании в соответствии с хронологией русской истории. В нашем сообщении мы обращаемся к наиболее интересным и значимым сюжетам и персоналиям отечественной истории, нашедшим отражение в дореволюционной школьной литературе по истории.

XI-XV века

Материал до конца XV века в двух концепциях излагается в похожих формулировках - с ярко выраженной национально-патриотической точки зрения. Внешнеполитические деяния племени русичей, особенно в домонгольский и монгольский периоды героизируются, а эмоциональный фон изложения представляемых сюжетов всегда драматичен («русским приходилось много страдать от татар. <...> Но Россия не погибла, а сохранилась невредимой» [4]). Показано четкое противопоставление «своих» и «врагов», оценки деятельности последних обычно отрицательные, а в отношении татаро-монгольского нашествия и ига - резко отрицательные («вероломные хищники <...> свирепые татары» [5]); подчеркивается тезис о Руси как спасительнице Европы («о славных победах Александра разнеслась молва и на Руси, и между другими народами» [6]). Авторы, часто следуя за рассказами и легендами летописей, доходят порой до явного баснословия, если речь идет о подвигах, героизме, мужестве, личных достоинствах исторических деятелей: князь Александр Ярославич, по выражению Н.М. Карамзина, был одарен «необыкновенным разумом, мужеством, красотою величественною и крепкими мышцами Самсона» [7]; Д.И. Иловайский писал, что Александр Ярославич Невский и Даниил Романович Галицкий «победами над внешними врагами оживили упавший дух народа» [8]; по словам С.Ф. Платонова, «народными героями этой эпохи стали именно те князья, которые умели соединять народные силы для этой борьбы и выступали добрыми

страдальцами за землю Русскую. Такими были князь Александр Невский - в Северной Руси, князь Даниил Галицкий в Южной Руси» [9].

С конца XV века появляются первые отличия между представленными концепциями. Для либеральной концепции это время поворота российской истории к подавлению гражданских прав: «Властный и строгий, Василий III не обладал достоинствами Ивана III» [10]. Официально-государственная концепция остается в прежнем национально-патриотическом духе повествования: «Тем успешнее следовал Василий III политике отца в стремлении к единодержавию» [11].

XVI век

Основные события XVI века представлены в концепциях в целом одинаково. Внешнеполитические успехи, реформы 1550-х годов получают положительную оценку, опричнина - резко отрицательную. Политика первого русского царя Ивана IV, направленная на расширение границ русского государства, описывается в позитивных тонах: «Храбрый Царь Великий Князь Московский Иоанн Васильевич многое множество к православной вере обрати, и пристяжая со царствы Астраханским и Казанским, иже и доныне с прочными многими государствами величайшего государства Московского под благополучного властью суть» [12]; «Не менее славны и внешние дела Ивана IV, современные его реформам» [9]. Практически во всех учебниках опричнина рассматривается как жестокая мера, направленная против всего населения страны. «Опричнина была жестокою мерою, разорившею не только княжат, но и многих других людей. <...> Действия опричнины сопровождались еще чрезвычайными зверствами» [9], [13]; «Опричники буйствовали, опустошали и грабили <...> Было страшное время» [14]; «Они безнаказанно творили всякие убийства и насилия» [15].

XVII век

На материале XVII века мы уже можем наблюдать некоторые существенные, хотя и немногочисленные различия между представленными концепциями. Немногочисленность их можно объяснить тем фактом, что в дореволюционной историографии период XVII столетия не имел большого разнообразия в трактовках. И консервативные, и либеральные историки в целом признавали закономерность и объективность развития основных внешних

и внутриполитических тенденций в российской истории этого периода, их безальтернативность. Основным «возмутителем спокойствия» для этого хронологического отрезка вновь являются немногочисленные представители либерального направления взглядов. Так, например, в отличие от официально-государственной концепции, обличающей самозванца на российском престоле («Лжедмитрий был необыкновенно легкомыслен <...> все время проводил в пирах и веселье» [4]; «Он был человек глубоко развращенный» [16]), здесь мы можем обнаружить положительную характеристику личности Лжедмитрия1: «Самозванец сам показывал себя православным и не собирался вводить католичество на Русь. Обещанных королю земельных уступок он не сделал» [9]; «Некоторые из бывших в Москве при царе Дмитрии иностранцев рассказывали, что царь отличался необыкновенным умом и деловитостью» [9]. В либеральной трактовке истории также отмечаются негативные черты принятого 1649 году Соборного уложения: «Новые законы, установленные в пользу средних классов населения, раздражали высшие классы и простонародье» [9].

XVIII век

XVIII век является первым, в рамках которого происходили события, вызвавшие различные до противоположности характеристики и суждения, - это реформы Петра I. Их оценки в рассматриваемых концепциях существенно разнятся между собой.

Официально-государственная концепция, как правило, придерживается сугубо положительных трактовок как личности, так и деяний Петра, подчеркивая его достоинства и объясняя недостатки объективными причинами: «Для России Петр был то же, что для Европы крестовые походы, книгопечатание, открытие Америки и другие источники ее образования» [11]; «Великий преобразователь затронул все стороны жизни русского народа, все старался улучшить» [18]; «Деятельность Петра была изумительна» [19]. Промежуточной в данном вопросе является либеральная концепция, которая практически не дает оценочных характеристик личности Петра I. Здесь Петр представлен, с одной стороны, фигурой «гениальной» [9], с другой, его приближенные «осуждали его пристрастие к забавам» [9]. Деятельность Петра как реформатора в либеральной трактовке практически не характеризуется, подчеркивается лишь

1 Подробнее об отражении событий Смутного времени в национальном историческом сознании на материале дореволюционной школьной литературы по истории см. [17].

то, что преобразовательная деятельность реформатора «представляется лишенной всякого плана и последовательности» [10]; «Петр не мог держаться заранее выбранного плана и точной последовательности» [9].

Что касается других сюжетов истории России XVII—XVI11 веков, следует отметить, что в рамках отмеченных концепций замечаются значительные различия по отношению к разного рода социальным движениям. Например, ни в одной из концепций Степан Разин и Емельян Пугачев не являются сугубо положительными персонажами. Однако для официально-государственной концепции социальные противоречия не стали основным фоном истории России рассматриваемого периода, связанные с ними сюжеты излагаются довольно сдержанно. Так, при описании бунта Степана Разина автор с симпатией говорит о его личности: «Стенька обладал значительною физическою силою, ловко владел оружием, был храбр» [16]. В то же время автор указывает и на отрицательные черты бунтовщика: «Суровый и сосредоточенный, он нередко предавался самому необузданному пьянству и разврату <...> был строг, даже жесток до изуверства» [16]. Причиной мятежей и восстаний донских казаков XVII—XVI11 веков авторы официально-государственной концепции считают непризнание над собой государственной власти. Достаточно кратко, мельком описаны эпизоды, связанные с казнями, погромами.

Иной подход у представителей либеральной концепции. В учебнике С.Ф. Платонова можно отметить насыщенность противоречиями, в первую очередь социальными. В книге часто подчеркивается тяжелое положение народа, «оборотная сторона» успехов России, ее отставание от европейских государств в области развития прав и свобод личности. Не становясь на сторону восставших, не выказывая им особых симпатий, автор в то же время с явным сочувствием к мятежникам говорит о процессах, усиливавших государственный гнет на все слои населения: «Восстание Разина было тяжелым, но вполне естественным последствием всех тех испытаний, которые пришлось пережить в XVII веке русскому народу. Попытки уклониться от платежей и повинностей вели лишь к более строгому их взысканию и к закрепощению тяглых людей в крестьян» [9].

Вопросы внешнеполитической истории рассматриваются представителями двух концепций приблизительно одинаково - положительно, но без националистического акцента, присущего текстам предшествующего периода. Расши-

рение страны на запад и восток представляется в традиционных трактовках (присоединение Крыма, возвращение России западнорусских областей, присоединение к России Белоруссии, принятие Россией Польши под свое покровительство). Некоторые нюансы можно отметить и здесь: представители либеральной парадигмы зачастую вообще не высказывают никаких националистических эмоций по поводу побед России над ее противниками, а порой, даже наоборот, вспоминают огромные трудности и колоссальные потери, которые понесла наша страна ради достижения своего величия: «Война со шведами приняла затяжной характер, оказалась страшно трудною, убыточною и опасною» [9]; «Екатерина II смело приступила к решению обоих этих вопросов, восточного и западнорусского. Правда, оба дела пошли при ней не вполне тем прямым путем, какой указывали исторически выяснившиеся интересы России, и пошли не так легко, как надеялась повести их Екатерина» [10].

XIX - начало XX века

Период XIX - начала XX века в истории России традиционно вызывал и вызывает наибольшее количество взаимоисключающих трактовок в историографии, поскольку предшествует наиболее драматичному, противоречивому и богатому по последствиям периоду в истории страны - комплексу трагических событий 1917 года Как следствие, и тексты, отражающие материал этого исторического периода, наиболее существенно разнятся между собой в концепциях и подходах.

Представители официально-государственной концепции представляют версию истории России XIX века через призму достижений российской государственности, культуры, народа («православие, самодержавие, народность»). Представители либеральных взглядов рассматриваются критически, в основном с точки зрения соответствия или несоответствия их позиции о сохранении существовавшего государственного устройства. Однако и в либеральной трактовке отечественной истории радикалы воспринимаются враждебно: «В 70-х годах XIX века в разных городах стали образовываться революционные кружки, поставившие себе целью распространение в народе социалистических идей и подготовку революции» [9]. Революционеры социалистического толка, вдохновители революций 1917 года представлены также резко отрицательно: «В России нашлись тупоумные и легкомысленные люди, которые пытались разными преступными средствами распространять

в народе ложные учения и возбуждали его против законной власти. Эти изменники и отщепенцы действовали в союзе с врагами России, которые старались произвести в ней смуты, чтобы ослабить ее силу и могущество» [20]; «Рядом гнусных убийств хотели навести ужас на русское общество и вызвать анархию» [13].

В целом в двух схемах русской истории отрицательно оценивается деятельность декабристов, называемых заговорщиками, которые мечтали о политическом перевороте («Некоторые гвардейские офицеры, мечтавшие о перемене правления <. > возбудили часть гвардии к мятежу» [20]). Точки зрения на результаты расправы над заговорщиками сильно разнятся в представленных концепциях. В официально-государственной концепции говорится о пяти казненных, в либеральной же трактовке «Верховный суд приговорил почти 40 человек к смертной казни» [9].

В меньшей степени разнятся трактовки концепций по вопросам внешней политики этого периода. Они, как правило, рассматривают ее с положительной точки зрения. Без нюансов, конечно , не обходится и здесь: так, скажем , представители либеральной концепции трактуют внешнеполитические вопросы без эмоционального подчеркивания успехов России, но и без особых симпатий к ее противникам (поляки, персы, турки): «Следствия войны за освобождение балканских славян были мало удовлетворительны. <...> Россия не добилась своих целей и осталась совершенно изолированною, без союзников и друзей» [9]. Приверженцы же официально-государственной концепции делают это в национально-государственном духе: «Да, велик был этот подвиг царя - и его так же не забудут люди, как не забудут славяне - ныне счастливые и довольные своею судьбою - что они освобождены от турецкого гнета Рос-сиею, по державной воле императора Александра II» [21]. Но в целом позиции указанных концепций в этих вопросах схожи.

К концу XIX столетия либеральное направление заняло прочные и даже господствующие позиции в академической исторической науке. По словам одного из современных исследователей дореволюционной школьной литературы по отечественной истории А.Н. Фукса, в 1890-е годы на страницах журналов и газет обнаружился взрыв критики, направленной против учебников Д.И. Иловайского, который отразил борьбу либерального направления в русской историографии с официально-государственным. «Если

до 1905-1907 годов на страницах периодических органов осуществлялась массовая критика учебников официально-охранительного направления либеральным, то после первой русской революции она сошла на нет», -указывает Фукс [22]. Одну из причин этого исследователь видит в том, что в этот период официальные учебники практически были вытеснены из средней школы учебными изданиями либерального направления.

В свою очередь, эволюция социально-исторических взглядов либеральных историков после событий 1905-1907 годов стала развиваться в сторону слияния с идеями сторонников официально-государственной концепции. «В учебниках, вышедших после революции прослеживается тенденция к усилению религиозной направленности курса русской истории, наблюдается попытка ухода от решения острых

социально-политических вопросов, в них практически отсутствует описание трагических событий, связанных с революционной историей современности, их содержание отличается большей консервативностью по сравнению с учебными пособиями, вышедшими до 1905-1907 годов» [22]. Пережив события революции 1905-1907 годов, либеральные авторы отказывались от их освещения. Одной из причин этого могли являться итоги первой русской революции, которые продемонстрировали крах политических идей русского либерализма, став причиной кризисных процессов в отечественной либеральной историографии.

Таким образом, на основании проведенного сравнительного анализа можно сделать вывод, что концептуальная направленность представления событий отечественной истории, нашедших отражение в материалах до-

революционных школьных учебников по русской истории, в целом является выражением государственной политики в области представления исторической действительности. Полученные результаты показали различные трактовки официальных изданий, которые разнятся в зависимости от политической ситуации в стране и, следовательно, изменяются в соответствии со сменой государственной концепции представления национальной истории. Анализ информации, заложенной в исследуемых типах массовых исторических источников, позволяет утверждать, что школьная учебная историческая литература всегда являлась действенным инструментом по формированию общественного исторического сознания образованной части российского общества и, что еще важнее - ценным источником для создания государственной концепции русской истории.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алексеев С., Воронович А. Проект Президентской библиотеки - «Учебники по истории России» // Библиотечное дело. 2009. № 15 (105). С. 20-21.

2. Цыпкин Д.О., Шибаев М.А. 1612 и 1812 годы в современном массовом историческом сознании (к постановке проблемы) // 1612 и 1812 годы как ключевые этапы в формировании национального исторического сознания: Сб. науч. тр. - СПб.: Президентская библиотека, 2013. - С. 6-14.

3. О плане организации факультетов общественных наук Российских университетов. 4 марта 1921 года // Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1921 г. / Управление делами Совнаркома СССР. - М.: Б. и., 1944. С. 176-177.

4. Горбов Н.М. Русская история для начальных школ: учебное руководство для низших училищ. Изд. 19-е. - М.: Типо-лит. тов. И.Н. Кушнерева, 1915. 184 с.

5. Турцевич А.О. Русская история в связи с историей Великого княжества Литовского: Курс городских и уездных училищ. 13-е изд. - Вильна: Тип. А.Г. Сыркина, 1911. 183 с.

6. Новицкий Ф. Краткая русская история: Для низших классов средних учебных заведений. 27-е изд. - Пг.: Типогр. Н.П. Карабасникова, 1917. 81 с.

7. Сокращение российской истории Н.М. Карамзина в пользу юношества и учащихся российскому языку, с знаками ударения, истолкования труднейших слов и речений, на немецком и французском языках, и ссылками на грамматические правила, изданное Августом Вильгельмом Таппе, доктором богословия и философии. Ч. [1]—2. - СПб.: Gedruckt bei Nicolai v. Gretsch, 1819. 420 с.

8. Иловайский Д.И. Руководство к русской истории: средний курс. Изд. 44-е. - М.: Тов. типо-лит. И.М. Машистова, 1916. 180 с.

9. Платонов С.Ф. Учебник русской истории для средней школы: Курс систематический. Ч. 1-2. - СПб.: Тип. М.А. Александрова, 1909-1910. 490 с.

10. Ключевский В.О. Краткое пособие по русской истории. - 8-е изд. - Москва: Тип. т-ва Рябушинских, 1917. - 239 с.

11. Устрялов Н.Г. Начертание русской истории для средних учебных заведений. 10-е изд., доп. - СПб.: Тип. Гл. штаба по военно-учебным заведениям, 1857. 326 с.

12. Синопсис, или Краткое описание от различных летописцев, о начале славенского народа, о первых киевских князех, и о житии святаго, благоверного и великого князя Владимира всея России первейшаго самодержца, и о его наследниках, даже до благочестивейшаго государя царя и великаго князя Феодора Алексеевича, самодержца всероссийскаго: В пользу любителям истории. - 5-м тиснением изданное. - СПб: Императорская академия наук, 1762. 226 с.

13. Елпатьевский К.В. Учебник русской истории. Изд. 14-е. - Пг.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1915. 502 с.

14. Пузицкий В.А. Отечественная история в рассказах с иллюстрациями для младших классов средних учебных заведений. 16-е изд. - М.; Пг.: Т-во «В. Думов, насл. бр. Салаевых», 1916. 334 с.

15. Пуцыкович Ф.Ф. Краткая русская история. 30-е изд. - СПб.: П.В. Луковников, 1914. 110 с.

16. Соловьев С.М. Учебная книга русской истории. 14-е изд. - М.; Пг.: Т-во «В.В. Думнов, Насл. бр. Салаевых», 1915. 380 с.

17. Абрамкин О.С. 1612 и 1812 годы как ключевые этапы в формировании национального исторического сознания (по материалам учебной и популярной литературы конца XVIII — начала XIX столетия) // 1612 и 1812 годы как ключевые этапы в формировании национального исторического сознания: Сб. науч. тр. - СПб.: Президентская библиотека, 2013. С. 15-30.

18. Рождественский С.Е. Отечественная история в рассказах для низших училищ и вообще для детей старшего возраста. 27-е изд. - Пг.: Типо-лит. акционерного общества «Самообразование», 1916. 266 с.

19. Острогорский М.Я. Учебник русской истории: Элементарный курс: Для средних учебных заведений и городских училищ. 30-е изд. - Пг.: Тип. Тренке и Фюсно, 1917. 189 с.

20. Иловайский Д.И. Краткие очерки русской истории: Курс старшего возраста. Изд. 36-е. - М.: Тов. типо-лит. И.М. Машистова, 1912. 392 с.

21. Полевой П.Н. Иллюстрированные рассказы по отечественной истории с портретами и картинами в тексте для начальных школ. 10-е изд. - СПб.: Е.А. Полубояринова, 1908. 176 с.

22. Фукс А.Н. Школьные учебники по отечественной истории (конец XVIII в. - 2-я пол. 1930-х гг.): Моногр. - М.: Изд-во МГОУ, 2010. 491 с.

THE CONCEPT OF RUSSIAN HISTORY BASED ON MATERIALS OF SCHOOL TEXTBOOKS OF PRE-REVOLUTIONARY RUSSIA

Abramkin O.S., Head of Department

Boris Yeltsin Presidential Library (3, Senatskaya Sq., 190000, Saint-Petersburg, Russia). E-mail: abramkin@prlib.ru ABSTRACT

The article represents the results of a comparative analysis of school books about Russian history of XVIII - beginning XX century, one of the most common historical sources, which are important for understanding the mechanisms of national historical consciousness's formation. The analysis of historical literature allows to consider profound the development of national culture and science of XVIII - first half of XX century and the formation and change of different historical concepts. The books were selected because of a number of factors: their inclusion to the school curriculum, the number of publications

(10 and more). For the analysis were used 19 textbooks, school-books for different courses of secondary schools and primary schools. All the sources of educational literature were grouped into two concepts — officially-state (patriotic) and the liberal. Each publication was highlighted the dominant concept as a base for the whole textbook. There is also a characteristic of the concepts that are presented chronologically. The analysis represents school history books as an important source for the formation of state policy in the representing of Russian history, and , that is more important, for creation of the concept of the state of Russian history.

Keywords: history of Russia, school books about the history of Russia XVIII - beginning of XX century, ideology, state concept of Russian history, social historical consciousness, Russian society and state authority.

REFERENCES

1. Alekseev S., Voronovich A. Project of Presidential Library - "Books on the history of Russia". Bibliotechnoe delo [Librarianship]. 2009. no. 15 (105). pp. 20-21.

2. Cypkin D.O., Shibaev M.A. 1612 and 1812 years in the modern mass historical consciousness (to the problem). 1612 i 1812 gody kak kljuchevyej etapy v formirovaniinacional'nogoistoricheskogosoznanija [1612 and 1812 years as key stages in the formation of the national historical consciousness]. St. Petersburg, Presidential Library. 2013, pp. 6-14.

3. About the plan of organization of Faculty of Social Sciences in Russian universities. March 4, 1921. Sobranie uzakonenii rasporjazhenijpravitel'stvaza 1921g. Upravlenie delami Sovnarkom SSSR [Collection of laws and edicts of the government for 1921. Administrative Department of Council of People's Commissars of the USSR]. Moscow, 1944, pp. 176-177.

4. Gorbov N.M. Russkaja istorija dlja nachal'nyh shkol. Izd.19 [Russian history for primary schools. Ed. 19]. Moscow, 1915. 184 p.

5. Turcevich A.O. Russkaja istorija vsvjazis istoriej Velikog oknjazhestva Litovskogo. Izd. 13 [Russian history in connection with the history of the Grand Duchy of Lithuania. Ed. 13]. Vilna, 1913. 183 p.

6. Novickij F. Kratkaja russkaja istorija. Izd. 27 [Brief history of Russia. Ed. 27]. Petrograd, 1917. 81 p.

7. Karamzin N.M. Sokrashhenie rossijskojistorii vpol'zu junoshestva i uchashhihsja rossijskomu jazyku, s znakami udarenija, istolkovanija trudnejshih slov i rechenij, nanemeckom i francuzskom jazykah, i ssylkami na grammaticheskie pravila, izdannoe Avgustom Vil'gel'mom Tappe, doktorom bogoslovija i filosofii [Reduction of Russian history in favor of youth who learn Russian language, with stress marks, commentaries of the most difficult words and phrases

in French and German, and with references to the Grammatik rules edited by August William Tappe, theological and philosophical doctor]. Part 1-2. St. Petersburg, 1819. 420 p.

8. Ilovajskij D.I. Rukovodstvokrusskojistorii. Izd. 44 [Guide to the Russian history. Ed. 44]. Moscow, 1916. 180 p.

9. Platonov S.F. Uchebnik russkoj istorii dlja srednej shkoly [Russian history textbook for secondary schools]. Part 1-2. St. Petersburg, 1909-1910. 490 p.

10. Kljuchevskij V.O. Kratkoe posobie po russkoj istorii. Izd. 8 [A brief guide to the history of Russia. Ed. 8]. Moscow, 1917. 239 p.

11. Ustrjalov N.G. Nachertanie russkoj istorii dlja srednih uchebnyh zavedenij. Izd. 10 [Inscription of Russian history for secondary schools. Ed. 10]. St. Petersburg, 1857. 326 p.

12. Sinopsis ili Kratkoe opisanie ot razlichnyh letopiscev, o nachale slavenskogo naroda, o pervyh kievskih knjazeh, i o zhitii svjatago, blagovernogo i velikogo knjazja Vladimira vseja Rossii pervejshago samoderzhca, i o ego naslednikah, dazhe do blagochestivejshago gosudarja carja i velikago knjazja Feodora Alekseevicha samoderzhca vserossijskago: Vpol'zu ljubiteljam istorii. Izd. 5 [Synopsis or a brief description of the various chroniclers, about a beginning of the Slavonic people, the first Kiev dukes, and the Life of the holy, blessed Grand Duke Vladimir the first autocrat of All Russia, and his successors, even before the most pious Sovereign and Grand Duke Feodor Alekseevich autocrat of All Russia: In favour of history-lovers. Ed. 5]. St. Petersburg, 1762. 226 p.

13. Elpat'evskij K.V. Uchebnik russkoj istorii. Izd. 14 [Textbook of Russian history. Ed. 14]. Petrograd, 1915. 502 p.

14. Puzickij V.A. Otechestvennaja istorija v rasskazah s illjustracijami. Izd. 16 [Russian history in stories with illustrations. Ed. 16]. Moscow, Petrograd, 1916. 334 p.

15. Pucykovich F.F. Kratkaja russkaja istorija. Izd. 30 [Brief history of Russia. Ed. 30]. St. Petersburg, 1914. 110 p.

16. Solov'ev S.M. Uchebnaja kniga russkoj istorii. Izd. 14 [Textbook of Russian history. Ed. 14]. Moscow, Petrograd, 1915. 380 p.

17. Abramkin O.S. 1612 and 1812 years as key stages in the formation of the national historical consciousness (based on the academic and popular literature of the late XVIII - early XIX century). 1612 i 1812 gody kak kljuchevyej etapy v formirovanii nacional'nogo istoricheskogo soznanija [1612 and 1812 years as key stages in the formation of the national historical consciousness]. St. Petersburg, Presidential Library. 2013, pp. 15-30.

18. Rozhdestvenskij S.E. Otechestvennaja istorija vrasskazah. Izd. 27 [Russian history in stories. Ed. 27]. 1916. Petrograd, 1916. 266 p.

19. Ostrogorskij M.Ja. Uchebnik russkoj istorii. Izd. 30 [Textbook of Russian history. Ed. 30]. Petrograd, 1917. 189 p.

20. Ilovajskij D.I. Kratkie ocherki russkoj istorii. Izd. 36 [Brief studies about Russian history. Ed. 36]. Moscow, 1912. 392 p.

21. Polevoj P.N. Illjustrirovannye rasskazy po otechestvennojistoriis portretamii kartinami v tekste. Izd. 10 [Illustrated story of the Russian history with portraits and paintings in the text. Ed. 10]. St. Petersburg, 1908. 176 p.

22. Fuks A.N. Shkol'nye uchebnikipo otechestvennoj istorii (konec XVIIIv. - vtoraja polovina1930 gg.) [School textbooks on Russian history (the end of XVIII century - the second half of 1930)]. Moscow, Moscow State Regional University, 2010. 491 p.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.