Научная статья на тему 'Конфликт "Газпрома" и "Нафтогаза": экономические и политические аспекты'

Конфликт "Газпрома" и "Нафтогаза": экономические и политические аспекты Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
155
26
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
газ / политика / транзит / «Северный поток – 2» / Россия / Украина / gas / politics / transit / Nord stream 2 / Russia / Ukraine
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Конфликт "Газпрома" и "Нафтогаза": экономические и политические аспекты»

АНАЛИТИКА

УДК 327.5 И. ЮШКОВ,

ассистент Департамента политологии

Финансового университета

при Правительстве РФ

SPIN-код: 5693-0136

e-mail: ushkovigor@gmail.com

Ключевые слова:

газ, политика, транзит, «Северный поток - 2», Россия, Украина

I. USHKOV,

cassistant of the Department of political science of the Financial University under the Government of the Russian

Federation

Keywords:

gas, politics, transit, Nord stream 2, Russia, Ukraine

КОНФЛИКТ «ГАЗПРОМА» И «НАФТОГАЗА»: ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

Причина газового конфликта

Начало 2018 г. запомнилось существенной эскалацией российско-украинского конфликта в газовой сфере. Случилось это из-за непропорционального решения Стокгольмского арбитража по спору «Газпрома» и «Нафтогаза». Компании предъявили к друг другу претензии сразу по двум действующим до 2020 г. контрактам: соглашение о поставке газа на Украину и соглашение о транзите газа через территорию Украины в Европу.

Инстанция арбитража должна примирять стороны, а Стокгольм в данном случае кратно усилил конфликт. Произошло это из-за того, что арбитры, разбиравшие дела исходя из одинаковых оснований, вынесли совершенно разные вердикты.

Рассмотрим подробнее вынесенные арбитражем решения и их обоснования. Стоит отметить, что изначально иск в Стокгольм подал «Газпром», требуя взыскать с «Нафтогаза» сумму примерно 59 млрд долл. Данная цифра складывалась из двух компонентов. Во-первых, «Нафтогаз» должен был «Газпрому» деньги

в счёт отобранного, но неоплаченного в начале 2014 г. газа. Тут важно вспомнить предысторию вопроса.

Действующие контракты на поставку газа для Украины и на транзит газа в Европу были подписаны в январе 2009 г. после «газовой войны». Тогда Россия и Украина строили свои отношения на основе однолетних контрактов, и к 1 января необходимо было подписать договор на следующий год. Но после предновогодних переговоров украинская делегация уехала из Москвы без подписанного соглашения. С 1 января «Газпром» стал подавать на вход в украинскую газотранспортную систему (ГТС) ровно столько газа, сколько должно было поступать на её выходе, т. е. только тот газ, который предназначался европейским потребителям. Киев не собирался отказываться от потребления российского газа и продолжал отбирать сырьё для собственных нужд из транзитных объёмов. «Газпром» расценил это как воровство и прекратил транзит полностью. В итоге «Газпром» и «Нафтогаз» подписали десятилетние соглашения на поставку и транзит газа. Фактически тот конфликт носил «оздоровительный» характер, стороны перешли на нормальные рыночные условия взаимодействия. Однако вскоре в отношения вновь вернулся субъективный фактор1.

В апреле 2010 г. были подписаны Харьковские соглашения, по которым Украине предоставлялась 100 долларовая скидка на каждую тыс. куб. м газа. Эти деньги шли в счёт оплаты пребывания Черноморского флота в Севастополе2. Важно, что контракт от 2009 г. не прекращал действовать, а скидка давалась за счет обнуления экспортной пошлины. В декабре В. Янукович на встрече с В. Путиным договорился о новой скидке на газ. В соответствии с допсоглашением «Газпрома» и «Нафтогаза» с 1 января 2014 г. цена на газ для Украины снизилась с 385,5 до 268,5 долл. за тыс. куб. м. Скидка предоставлялась на квартал и могла быть отменена на последующий период в случае возникновения задолженности за поставленный газ.

Политический переворот в Киеве в начале 2014 г. привёл к деполитизации цены на газ за счёт отмены обеих скидок. Новое украинское руководство перестало оплачивать поставляемый газ. Причём по условиям контракта «Газпром» выставлял «Нафтогазу» счёт за уже поставленный газ, в результате чего украинская компания к апрелю 2014 г. не оплатила поставки газа в конце 2013 г и начале 2014 г. В соответствии с условиями допсоглашения компаний от декабря 2013 г. «Нафтогаз» лишился скидки, т. е. цена на газ вернулась к показателю 385,5 долл. за тыс. куб. м. Одновременно была ликвидирована скидка по Харьковским со-

1 Косикова Л. С. Российско-украинские отношения в «газовой сфере»: анатомия конфликтов // Российский экономический журнал. 2011. № 5. С. 62—74.

2 Харьковское дополнение к газовому контракту Тимошенко—Путина // URL: https://www.pravda. com.ua/rus/articles/2010/04/22/4956389/

глашениям, так как Крым и Севастополь к тому времени вошли в состав России и сами Харьковские соглашения были денонсированы3. Таким образом, с 1 апреля 2014 г. «Газпром» сообщил «Нафтогазу» о том, что, очищенная от политики, контрактная цена газа составляет 485,5 долл. за тыс. куб. м.

Естественно, что новая газовая реальность была негативно воспринята украинской стороной. Хотя в 2014 и 2015 гг. цена в контракте «Нафтогаза» и «Газпрома» постепенно снижалась вслед за падением котировок на нефтяные фьючерсы, стороны подали против друг друга иски в арбитраж. Разница в видении справедливой или рыночной цены и привела стороны в суд, хотя позиция «Нафтогаза» по вопросу именно цены с начала 2014 г. была слабой. Украинская компания заявляла о том, что «Газпром» завышает стоимость газа. Но при этом «Нафтогаз» не оплачивал уже полученный газ ни по 268,5 долл., ни по 385,5 долл. за тыс. куб. м.

Решения Стокгольмского арбитража как причина эскалации конфликта

Решение Стокгольмского арбитража по пункту взыскания с «Нафтогаза» задолжности за поставленный газ было половинчатым. Арбитраж решил, что тогда справедливая цена составляла не 485,5 долл., а 352 долл. за тыс. куб. м. Из-за этого Стокгольм присудил «Нафтогазу» выплатить «Газпрому» не 3,4 млрд долл., а 2,018 млрд долл. Из этого же решения выплывало и втрое последствие: арбитраж изменял не просто цену на поставляемый газ, но и ценообразование в принципе. В соответствии с первоначальной версией контракта цены на газ привязывались к стоимости нефти и нефтепродуктов в портах Италии. Теперь же Стокгольм обязал стороны использовать в качестве ориентира котировки газа на хабах Западной Европы. Точных данных компании не дают, а само решение арбитража открыто не публикуется.

Ещё одним решением Стокгольмского арбитража стала блокировка положения контракта о запрете реэкспорта газа. Это показывает, что арбитраж руководствовался не стремлением установить виновных в нарушении условий контракта, а решил привести договор компаний к стандартному газовому контракту на европейском рынке. К настоящему времени антимонопольная служба Евросоюза закончила согласование как внутри Союза, так и в переговорах с «Газпромом» основных правил игры в газовой отрасли. Всё это происходило в рамках антимонопольного разбирательства против «Газпрома», начатого

3 Кривогуз М. И. Проблемы отношений Российской Федерации и Украины в сфере топливно — энергетического комплекса // Россия и новые государства Евразии. 2015. № 3. С. 51—66.

в 2012 г. К российской компании выдвигались такие же требования: разрешить реэкспорт, перейти на привязку цен к газовым хабам, сократить разницу цен между рынками европейских стран. Но именно стремление нивелировать конфликт методом стандартизации контракта, а не за счёт рассмотрения претензий сторон по существу и на предмет соответствия подписанному в 2009 г. тексту привело к существенной эскалации конфликта.

Главной причиной обострения стала разная трактовка обязанности сторон по условиям «бери или плати» и «качай или плати». «Газпрому» полностью отказали в его требованиях взыскать с «Нафтогаза» штрафы за невыполнение условия «бери или плати». При этом на 2018—2019 гг. условие распространяется в сниженном объёме: «Нафтогаз» должен отбирать 5 млрд куб. м. Непонятно, почему арбитраж обнулил условие «бери или плати» на предыдущий период, но сохранил его в усечённом виде на оставшиеся два года. Известно, что арбитры приняли в расчёт экономический спад на Украине, в результате которого потребность страны в сырье снизились.

Потребление газа на Украине действительно сокращалось. Но это происходило ещё до 2009 г., когда был подписан контракт «Газпрома» и «Нафтогаза», поэтому покупатель осознавал тенденции на рынке. По данным самого «Нафтогаза», в 1998 г. потребление газа в стране составило 75,6 млрд куб. м, к концу 2008 г. сократилось до 66,3 млрд а в 2017 г. составило 31,9 млрд куб. м. Происходило это преимущественно за счёт снижения спроса у промышленных потребителей (рис. 1).

Версию о том, что «Нафтогаз» не мог покупать достаточное количество газа и оплачивать штрафы по условию «бери или плати» по экономическим причи-

30 ........

199S 3006 2007 3008 3009 3010 30)] 3013 3013 ЗОН 3015 3016 2017

Рис. 1. Потребления газа на Украине, млрд куб. м4

4 «Нафтогаз Украины» Годовой отчёт 2016 // URL: http://www.naftogaz.com/files/Zvity/Anual report_ukr_170608.pdf

нам, опровергает тот факт, что Украина в 2015 г. активизировала закупки реверс-ного газа из Европы. Первые объёмы «Нафтогаз» стал приобретать на спотовом рынке с 2012 г., а с ноября 2015 г. Украина полностью перестала покупать газ у «Газпрома» (рис. 2).

Рис. 2. Импорта газа на Украину, млрд куб. м5

Своё решение перейти на «европейский» газ «Нафтогаз» объяснял более низкими ценами. Эта версия укладывается в решение Стокгольмского арбитража (о том, что якобы в своей закупочной политике Украина ориентировалась на наиболее выгодное предложение). В реальности стоимость реверсного газа выше, чем закупки у «Газпрома». Об этом говорит не только логика торговых операций (европейские трейдинговые компании покупают российский газ по контрактам с «Газпромом», делая надбавку, чтобы получить прибыль, и продают его украинским компаниям), но и официальная статистика Министерства экономического развития и торговли Украины. Ежемесячно ведомство рапортует о средней цене импортного газа. А так как с ноября 2015 г. по прямому контракту с «Газпромом» газ не идёт, значит, весь импортный газ — реверсный. Так, например, в 2016 г. только в марте и феврале цена газа по реверсу была ниже, чем по долгосрочным контрактам «Газпрома». В 2017 г. «Газпром» перестал публиковать свои расчёты о цене на газ для Украины по действующему контракту. Но учитывая, что котировки на спотовых рынках Европы большую часть года были выше, чем по долгосрочным контрактам российского концерна, что и привело к росту поставок в 2017 г., можно с утверждать, что соотношение в связке реверсный газ/газ по контракту для Украины не менялось (рис. 3).

5 «Нафтогаз Украины» Годовой отчёт 2016 // URL: http://www.naftogaz.com/files/Zvity/Anual report_ukr_170608.pdf

Д|? к*Ьрь Ноябрь Октчвр* Сентябрь Август

Июнь

Мам Апрель Март Фещзаль Январь

0 50.0 10С.О 1500 200 0 250.0

Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь

■ "Газпром" 212,2 212,2 212,2 177 177 177 167,6 167,6 167,6 175 175 175

■ Ре»ерсныйтаа 231,4 200,4 193,6 1ЕЗ,1 134,3 210,9 155,1 199,6 130.6 139.9 230,0

Рис. 3. Динамика цен на газ на Украине, долл. за тыс. куб. м6

Украинская сторона и сама признавала, что намерена платить за импортный газ более высокую цену, чем могла бы при покупке по контракту с «Газпромом», по политическим мотивам. Это значит, что у Украины есть экономические возможности для оплаты штрафов по условию «бери или плати». В крайнем случае, «бери или плати» можно было распространить на тот объём газа, который «Нафтогаз» приобретал по реверсу. Арбитраж этого не учёл.

После объявления вердикта по делу на поставку газа подобное решение было встречено с пониманием. Очевидно, что на Стокгольмский арбитраж оказывалось колоссальное давление. Он фактически решал не корпоративный спор, а рассматривал вопрос о банкротстве целого государства, ведь даже вся Украина не смогла бы выплатить «Газпрому» 59 млрд долл., в случае удовлетворения требований по иску. Суммарные расходы украинского бюджета в 2018 г. составят 35,4 млрд долл. Поэтому решение арбитража отвергнуть претензии «Газпрома» к «Нафтогазу» по условиям «бери или плати» на первом этапе не вызвало возражений со стороны российской компании.

Однако решение арбитража по контракту на транзит газа стало неожиданным даже для самого «Нафтогаза». Стокгольм частично удовлетворил требования «Нафтогаза» о взыскании с «Газпрома» штрафа за невыполнение условий

6 Мшстрство економiчного розвитку i торпм Украши // URL: http://www.me.gov.ua/Documents/ List?lang=uk-UA&tag=SeredniaMitnaVartistImportnogoPrirodnogoGazu

«качай или плати». Российский концерн должен выплатить 4,63 млрд долл., а после взаимного вычета требований остаётся 2,56 млрд долл. Откуда взяли эти цифры не ясно. Однако данное решение породило новый этап спора компаний. «Газпром» подал апелляцию на решение арбитража и одновременно инициировал в Стокгольмском арбитраже разрыв контрактов. Стоит отметить, что в пункте 8.3. контракта «Газпрома» и «Нафтогаза» указано, что решение Стокгольмского арбитража окончательно и пересмотру не подлежит. Однако шведские суды могут рассматривать апелляции с точки зрения нарушения процедуры проведения спора в арбитраже. К этому и пытается апеллировать «Газпром», указывая, что из совершенно одинаковых оснований («бери или плати», «качай или плати») арбитраж делает совершенно разные выводы, что может свидетельствовать о нарушении процедуры рассмотрения дела. Фактически Стокгольмский арбитраж стал действовать в русле политики коллективного Запада, пытаясь переложить на Россию, и «Газпром» в частности, финансирование Украины, которая нуждается в постоянной подпитке финансами из вне.

Перспективы дальнейшего взаимодействия

Решение расторгнуть контракты обусловлено тем, что «Газпром» в ближайшие два года, вероятно, не сможет прокачивать через Украину 110 млрд куб. м газа в год, как этого требует контракт. Хотя в тексте соглашения нет штрафных санкций за нарушение условия «качай или плати», но арбитраж самовольно ввёл такие штрафы. Получается, что при сохранении контрактов «Газпром» должен будет доплачивать «Нафтогазу» около 30 млн долл. ежегодно за каждый млрд куб. газа, «недопрокаченный» через Украину. В 2017 г. транзит составил 93,5 млрд куб. м. Соответственно, разница с необходимым (110 млрд куб. м) составляет 16,5 млрд куб. м, значит, доплатить нужно 495 млн долл., за два оставшихся года при таком же уровне транзита — около 1 млрд долл. И эта сумма ещё не учитывает тех средств, которые «Газпром» платит «Нафтогазу» за реально прокачиваемый газ.

Нынешний конфликт «Нафтогаза» и «Газпрома» был неизбежен, так как является элементом «развода» компаний в преддверии окончания действия контракта, подписанных в 2009 г. Однако все рассчитывали, что он начнётся в 2019 г., но это произошло на год раньше. Мирно стороны явно бы не разошлись. Ситуацию усугубляет то, что компаниям необходимо подписать новое соглашение о транзите. Даже если «Газпром» построит все обходные газопроводы, их объема не хватит, чтобы «осушить» украинский маршрут: дозагрузка «Северного потока» (в 2017 г. прокачал 51 млрд куб. м из 55 возможных), «Северный поток — 2» — 55 млрд куб. м, «Турецкий поток» — 31,5 млрд куб. м. Суммарно — 90,5 млрд куб. м, т. е. 3 млрд куб. м всё равно придётся прокачивать через Украину, а учитывая

неопределённость судьбы второй нитки «Турецкого потока» и задержки с вводом продолжения «Северного потока» в Европе (Еща1), в 2020 г. потребность в прокачке через Украину может составить до 40 млрд куб. м.

До конца следующего года «Газпрому» и «Нафтогазу» придётся выработать условия взаимодействия после 2019 г. На двусторонней основе им это сделать явно не удастся, так как уровень взаимной конфликтности слишком силён7. Посредничество со стороны европейцев должно позволить сторонам подписать рыночный контракт на транзит. Соглашение о поставке газа для нужд Украины второстепенно, так как Киев в целом доволен реверсной схемой: деньги уходят европейским частным компаниям, что должно повысить лояльность политических элит ЕС. Но эта схема зависит от транзита. Прекратится прокачка газа пропадёт возможность разворачивать газ. Поэтому вопрос об условиях транзита газа и объёме становится наиболее важным для России и Украины.

Роль третьих стран в российско-украинском газовом споре

При выработке условий транзита существенное значение приобретает внешняя среда противостояния России и Запада. США открыто продвигают свой СПГ на европейский рынок. Пока объёмы поставок незначительны, так как уровень цен в Европе слишком низкий. Нужно помнить, что в США нет государственных компаний и указать для них рынок сбыта Вашингтон не может. Поэтому штаты стремятся создать благоприятные условия в Европе. В частности, сократить долю России на рынке, в результате чего цены вырастут и американские компании рентабельно смогут поставлять свой СПГ в Европу.

Основным элементом данной стратегии является торпедирование проектов обходных газопроводов. США удалось закрыть «Южный поток», теперь они сосредоточили свои усилия против «Северного потока — 2». Сохранение транзита российского газа через Украину даёт Вашингтону возможность для реализации широкого спектра сценариев: от повышения стоимости транзита, что в конечном итоге приведёт к росту цен, до сокращения физической прокачки российского газа (из-за износа газопроводов, атак радикалов наподобие взрывов ТЭС, снабжавших Крым). В частности, Украина может начать арест транзитного газа в качестве взыскания с «Газпрома» долгов по решению Стокгольмского арбитража и доморощенного штрафа по антимонопольному делу. В ответ «Газпром» перекроет транзит. В итоге США будут раздувать историю про «ненадёжного поставщика» и введут под этим предлогом санкции против

7 Юшков И. В. Отношения Украины и России в газовой сфере после 2014 г. // Постсоветский материк. № 2. С. 96-102.

«Северного потока — 2». Транзит, пускай и в усечённом виде, но через Украину останется. Но он будет постоянно сокращаться, так как недоинвестированность в украинскую ГТС приведёт к снижению пропускной способности.

Стоит предположить, что в настоящее время конфликт «Нафтогаза» и «Газпрома» будет развиваться медленно, и только в сегменте апелляции «Газпрома». Переговоры об условиях взаимодействия после 2020 г., вероятно, будут заморожены до того момента, когда можно будет определённо сказать удастся ли «Газпрому» построить «Северный поток — 2» или нет. В случае строительства газопровода Украина становится «закрывающим» транзитёром: если европейцы будут закупать российский газ на уровне 2017 г. и более, тогда часть газа пройдёт через Украину, если закупки упадут, украинская труба останется пустой. Но в этом случае большую часть ГТС Киеву придётся списать в утиль, сохранив в рабочем состоянии только одну из ниток газопровода и одно-два ПХГ. Естественно, что украинское руководство такой вариант не устраивает и они всячески будут бороться за транзит. Но развязка этой истории уже близка, так как строительство «Северного потока — 2» должно быть начато в 2018 г.

Для того чтобы снизить протестные настроения европейских политиков против «Северного потока — 2», глава «Газпрома» А. Миллер заявляет о том, что новый газопровод создаётся не для экономического удара по Украине, а для того, чтобы диверсифицировать маршруты доставки российского газа в ЕС, повысив тем самым энергобезопасность региона. В подтверждение этого, он говорит о том, что концерн сохранит транзит через Украину в 10— 15 млрд куб. м для газоснабжения стран, находящихся западнее Украины. Например, около 5 млрд куб. м «Газпром» может поставлять для нужд Молдавии и Румынии. Примерно такие же объёмы потребляют Сербия и Болгария. Эти страны можно запитывать через Украину в случае задержки строительства инфраструктуры для продолжения второй нитки «Турецкого потока» или если «Турецкий поток» пойдёт из Турции в Грецию и далее в Италию.

Таким образом, конфликт «Газпрома» и «Нафтогаза» будет продолжаться до момента, пока Украина не перестанет быть безальтернативным транзитёром, т. е. пока у «Газпрома» не появится возможность выбора маршрута поставки газа. Как только это произойдёт, отношения с Украиной в данном вопросе станут рыночными и будут основываться исключительно на экономических соображениях, так как появится фактор конкуренции в сегменте транзита газа.

Список литературы

Косикова Л. С. Российско-украинские отношения в «газовой сфере»: анатомия конфликтов // Российский экономический журнал. 2011. № 5. С. 62—74.

[Kosikova L. S. Rossijsko-ukrainskie otnoshenija v «gazovoj sfere»: anatomija konfliktov // Rossijskij jekonomicheskij zhurnal. 2011. № 5. S. 62—74]

Кривогуз M. И. Проблемы отношений Российской Федерации и Украины в сфере топливно — энергетического комплекса // Россия и новые государства Евразии. 2015. № 3. С. 51-66.

[Krivoguz M. I. Problemy otnoshenij Rossijskoj Federacii i Ukrainy v sfere toplivno — jenergeticheskogo kompleksa // Rossija i novye gosudarstva Evrazii. 2015. № 3. S. 51—66]

«Нафтогаз Украины». Годовой отчёт 2016 // URL: http://www.naftogaz.com/files/ Zvity/Anual_report_ukr_170608.pdf

[«Naftogaz Ukrainy» Godovoj otchet 2016 // URL: http://www.naftogaz.com/files/Zvity/ Anual_report_ukr_170608.pdf]

Харьковское дополнение к газовому контракту Тимошенко—Путина // URL: https:// www.pravda.com.ua/rus/articles/2010/04/22/4956389/

[Har'kovskoe dopolnenie k gazovomu kontraktu Timoshenko—Putina // URL: https:// www.pravda.com.ua/rus/articles/2010/04/22/4956389/]

Юшков И. В. Отношения Украины и России в газовой сфере после 2014 г. // Постсоветский материк. 2017. № 2. С. 96—102.

[ Yushkov I. V. Otnosheniya Ukrainy i Rossii v gazovoj sfere posle 2014 g. // Postsovetskij materik. 2017. № 2. S. 96—102]

Мшютрство економiчного розвитку i торгiвлi Украши // URL: http://www.me.gov. ua/Documents/List?lang=ukUA&tag=SeredniaMitnaVartistImportnogoPrirodnogoGazu

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.