Научная статья на тему 'Когда была отменена опричнина?'

Когда была отменена опричнина? Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
5604
289
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ОПРИЧНИНА / ЗЕМЩИНА / РАЗРЯДНЫЕ КНИГИ / ИВАН IV / ДЕВЛЕТ-ГИРЕЙ / ГЕНРИХ ШТАДЕН / ДЖИЛЬС ФЛЕТЧЕР / OPRICHNINA / ZEMSHCHINA / LISTS OF NOBILITY / IVAN IV / DEVLET GIREY / HEINRICH VON STADEN / GILES FLETCHER

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Володихин Дмитрий Михайлович

В статье уточняется дата отмены опричных порядков при Иване IV. Источниковедческий анализ позволяет утверждать, что опричнина ликвидировалась поэтапно. Самостоятельный военный корпус перестал существовать уже в 1571 г., а осенью 1572 г. была, по всей видимости, расформирована опричная Боярская дума и запрещено название опричнины

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

When was Oprichnina Disbanded?

The article specifies the date when Oprichnina was abolished under the reign of Ivan IV. The source analysis proves that Oprichnina was disbanded step by step. Independent military corpse was abolished as early as in 1571, and Boyar Duma of Oprichnina was most likely to be dissolved in 1572, when the name of Oprichnina was also banned

Текст научной работы на тему «Когда была отменена опричнина?»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 8. ИСТОРИЯ. 2010. № 5

Д.М. Володихин

(кандидат исторических наук, доцент кафедры источниковедения исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова)*

КОГДА БЫЛА ОТМЕНЕНА ОПРИЧНИНА?

В статье уточняется дата отмены опричных порядков при Иване IV. Источниковедческий анализ позволяет утверждать, что опричнина ликвидировалась поэтапно. Самостоятельный военный корпус перестал существовать уже в 1571 г., а осенью 1572 г. была, по всей видимости, расформирована опричная Боярская дума и запрещено название опричнины.

Ключевые слова: опричнина, земщина, разрядные книги, Иван IV, Девлет-Гирей, Генрих Штаден, Джильс Флетчер.

The article specifies the date when Oprichnina was abolished under the reign of Ivan IV The source analysis proves that Oprichnina was disbanded step by step. Independent military corpse was abolished as early as in 1571, and Boyar Duma of Oprichnina was most likely to be dissolved in 1572, when the name of Oprichnina was also banned.

Key words: Oprichnina, Zemshchina, lists of nobility, Ivan IV, Devlet Girey, Heinrich von Staden, Giles Fletcher.

* * *

Историческая наука не располагает указом Ивана IV об отмене опричнины. Поэтому время от времени вспыхивают дискуссии о датировке и содержании этого указа, а также, в более широком контексте, о том, насколько правомерно связывать упразднение опричных порядков с какой-либо конкретной датой.

Б.Н. Флоря и Р.Г. Скрынников указали на ценнейший источник по хронологии опричнины — письмо чернобыльского старосты Филона Кмиты от 3 ноября 1572 г., обращенное к Н. Радзивиллу. У Кмиты, видимо, от лазутчиков, появились данные о ликвидации опричнины. В частности, он пишет: «Князь великий з землею своею умирил и опричнину зламал, и за тыми своими и князми и паны и со всеми бояры и всеми землями своими впокоил, з митрополитом и владыками угодивился и прощавмися». Датировка предыдущего письма Кмиты в его переписке с Радзивиллом не указана1.

Таким образом, что известно историкам? В начале ноября 1572 г. опричнины уже не существует. Неизвестно: во-первых, каков хронологический промежуток от ее отмены до того момента, когда Ф. Кмита решил донести об этом Н. Радзивиллу; во-вторых, произо-

* Володихин Дмитрий Михайлович, тел. 8-915-322-80-16.

1 См.: Скрынников Р.Г. Царство террора. СПб., 1992. С. 461, 465. Дано со ссылкой на указание Б.Н. Флори.

шло ли одновременное «отключение» всех опричных порядков или же демонтаж опричнины длился долго и под занавес осталось лишь стереть ее имя?

Ответа на первый вопрос нет. Отделяла ли отмену опричнины от письма Кмиты неделя, или, может быть, месяц, три месяца — неизвестно. Как часто обращались с докладами информаторы, услугами коих пользовался Кмита, и сколь быстро он сам обязан был докладывать Н. Радзивиллу о полученных данных, также неизвестно. Более того, сообщение немца-опричника Генриха Шта-дена (см. ниже) показывает: строгое наказание за разговоры об опричнине могло воспрепятствовать скорому распространению информации о ее отмене.

Наиболее продуктивным, думается, было бы видеть в опричнине сумму нескольких учреждений и служебных иерархий и соответственно определять момент падения опричнины сроками падения каждой из них.

Итак, опричные порядки характеризуются наличием боевого опричного корпуса как самостоятельной организации, отдельной от земской армии; более узкого военно-административного ядра, выступавшего в походы в составе государева полка; опричного землевладения; опричной Боярской думы; квазирелигиозной организации, которую можно условно назвать «Слободским орденом»; специфической одежды членов опричного братства, показывавшей их строгое отделение от земщины. Другие признаки, как то: привилегии опричников в судебной сфере, позволение им совершать преступные деяния в отношении земцев и опричные массовые репрессии, не могут быть строго определены на основании существующих источников. Что же касается каких-либо привилегий для опричников в сфере местничества, то современные исследования приводят к выводу об их отсутствии2.

Когда прекратил существование опричный военный корпус?

В данном контексте ряд вопросов ставит разрядная запись выхода опричников под Тарусу, относящаяся к 7080 (1571/72) г. Она свидетельствует о хронологически самой поздней крупной самостоятельной операции опричного воинства. С зимы 1571—1572 гг. нет ни единого значительного похода, о котором можно было бы твердо сказать, что командный состав набирался исключительно из опричников, без участия земских воевод. Общие действия опричных ратей и земских встречаются как минимум с 1569 г., когда З.И. Плещеев-Очин был отправлен с опричным отрядом на поддержку земской армии воеводы М.Я. Морозова, идущей отбивать Изборск. Но до середины 1571 г. разряды четко отделяли участву-

2 См.: Эскин Ю.М. Очерки истории местничества в России XVI—XVII вв. М., 2009. С. 122.

ющих в какой-либо крупной операции соединения опричников от соединений земцев. А с зимы 1571—1572 г. начинается расписывание опричных и земских воевод в один и тот же полк без обозначения их принадлежности к опричнине либо к земщине.

Итак, текст тарусской разрядной записи 7080 г.:

«Того же году в Торусе из опришнины воеводы были по полком:

В большом полку воеводы князь Михайло Темрюкович Черкасский да князь Иван Васильевич Темкин.

В правой руке воеводы князь Микита Романович Одоевский да князь Ондрей Петрович Хованской.

В передовом полку воеводы князь Василей Иванович Борбашин да окольничей Микита Васильевич Борисов.

В сторожевом полку воеводы князь Василей Иванович Телятев-ский да князь Иван Охлябинин.

В левой руке князь Иван да князь Дмитрий Щербатые»3.

Эта запись присутствует только в сокращенной редакции разрядной книги.

Информация, содержащаяся в названной записи, использовалась исследователями, в частности В.Б. Кобрин учел ее при составлении списка опричников.

Однако очень сомнительно, что этот выход опричного корпуса в действительности состоялся. Во всяком случае, он не мог пройти при том составе воевод, который приведен в разрядной книге.

Прежде всего, кн. М.Т. Черкасский был казнен после прорыва хана Девлет-Гирея к Москве. Казнь состоялась еще в конце мая — начале июня 1571 г.4

Возможно, его имя попало в заготовку разряда, предназначенного для выхода полков осенью 1571 г. Когда эта заготовка составлялась, приказные люди еще не знали о смерти Черкасского. В этом случае возможны два варианта: либо поход к Тарусе все-таки состоялся, но без участия покойного князя (это могло произойти только осенью 1571 г., поскольку названные в записи воеводы — князья Д. Щербатый, Н. Одоевский, И. Охлябинин и А. Хованский — участвовали зимой, весной и летом 1572 г. в других походах: к Новгороду Великому, «на берег», а также в оборонительной операции против очередного набега Девлет-Гирея), либо похода не было, хотя заготовка и вошла в состав разрядной книги.

За второй вариант — почти полная идентичность этой записи и другой, составленной годом раньше, для похода опричного корпуса туда же, к Тарусе. На всех воеводских постах стоят те же персоны, лишь последняя строка звучит иначе: «В левой руке князь Иван

3 Разрядная книга 1559—1605 гг. М., 1974. С. 86—87.

4 Р.Г. Скрынников придерживается мнения, согласно которому кн. М.Т. Черкасский «между 16 и 23 мая 1571 г. был зарублен опричными стрельцами на дороге между Москвой и Серпуховом» (Скрынников Р.Г. Указ. соч. С. 434).

Черкасской, да князь Дмитрей Щербатой»5. Но и эта разница может объясняться оплошностью писца.

Небывалое дело, чтобы списки воевод, составленные с хронологической дистанцией в год, при совершенно разных обстоятельствах, тем не менее во всем или почти во всем повторяли друг друга. Вероятнее всего, переписчик дважды ввел в состав разрядной книги одну и ту же запись: подобного рода дублеты в воинских разрядах XVI в. не редкость. Но тогда сама возможность похода опричной армии к Тарусе выглядит крайне сомнительно. Пользоваться данными тарусского разряда 7080 г. для определения состава опричной военной элиты означает делать источниковедчески неоправданный шаг.

В этом случае дата последней крупной операции опричного корпуса как самостоятельного соединения должна быть перенесена на значительно более раннее время. Осенью 1570 г. его вывели к Тарусе, плюс еще два значительных отряда опричников были развернуты под Калугой и у Сенькина перевоза6. Большая часть этих сил была сконцентрирована в мае 1571 г. для крупной оборонительной операции. Во всяком случае, когда против Девлет-Гирея, рвущегося к Москве, стали собирать полки, то полковые воеводы были назначены в основном из числа тех, кто был выставлен охранять южный рубеж еще осенью7. Против крымцев опричники и армия земщины действовали в условиях раздельного командования и притом крайне неудачно. Большая часть опричного корпуса покинула поле боя вместе с царем, а оставшаяся часть жестоко пострадала, пытаясь отстоять столицу. Результатом же стал общий разгром вооруженных сил Московского государства и сожжение татарами столицы. Видные опричные военачальники, участвовавшие в походе как полковые воеводы, подверглись смертной казни: кн. М.Т. Черкасский, кн. В.И. Темкин-Ростовский, В.П. Яковлев. После лета 1571 г. опричный корпус в качестве самостоятельной боевой силы не собирался.

После того, как была доказана недостоверность Тарусского опричного разряда 7080 г., остается констатировать: в распоряжении историка нет данных, которые указывали бы на участие опричного боевого корпуса даже в обороне южных рубежей Московского государства осенью 1571 г., хотя в 1567—1570 гг. опричные полки регулярно несли «береговую» службу на Оке. Для того чтобы отменить ежегодный осенний выход опричников на Оку требовалось особое решение государя и оно, как видно, было тогда принято.

5 Разрядная книга 1559—1605 гг. С. 69.

6 Разрядная книга 1475—1605 гг. М., 1982. Т. II, ч. II. С. 271—272.

7 Там же. С. 277—278.

25 декабря 1571 г. из Орешка вышло против шведов войско, которое возглавлял земский Иван Михайлович Большой Морозов (воевода большого полка), у которого в подчинении находились два опричных военачальника — кн. Дмитрий Михайлович Щербатый и Яков Федорович Волынский-Попадейкин (соответственно воеводы передового и сторожевого полков)8. Зимой 1571—1572 гг. в Новгороде Великом концентрируется большая русская армия под командой самого Ивана IV для действий против шведов. В ее составе опричные и земские воеводы перемешаны на уровне командования отдельными полками: командный состав одного полка мог включать как опричников, так и земцев9.

Итак, у историка есть достоверные данные о существовании военной организации опричнины за период неполных шести лет — с октября 156510 по май 1571 г., но не позднее этого времени.

Как долго существовало опричное землевладение?

Во многом ответ на вопрос о том, когда опричное землевладение начало разрушаться, зависит от датировки свидетельств немца-опричника Генриха Штадена. Он довольно долго жил на территории Московского государства и, во всяком случае, провел здесь всю первую половину 70-х гг. XVI столетия. Из России Шта-ден бежал лишь в 1576 г.11 Отмена опричнины затронула его лично, поскольку он был военнослужащим опричного боевого корпуса и землевладельцем.

Итак, Штаден пишет: «С этим пришел опричнине конец (darmit nam Aprisnay ein Ende), и никто не смел поминать опричнину под следующей угрозой: [виноватого] обнажали по пояс и били кнутом на торгу. Опричники должны были возвратить земским их вотчины. И все земские, кто [только] оставался еще в живых, получили свои вотчины, ограбленные и запустошенные опричниками»12.

Ниже он добавляет: «Когда эта игра (dis Spil) была кончена, все вотчины были возвращены земским, так как они выходили против крымского царя. Великий князь долее не мог без них обходиться. Опричникам должны были быть розданы взамен этих другие поместья. Благодаря этому я лишился моих поместий и вотчин»13.

Остается определить, к какому времени относятся неопределенные отсылки Штадена: «С этим пришел опричнине конец»

8 Там же. С. 291.

9 Там же. С. 292—293. Кажется, Л.М. Сухотин первым заметил пропажу того деления армии на опричную и земскую части, какое было еще в мае 1571 г. (см.: Сухотин Л.М. К пересмотру вопроса об опричнине. Белград, 1931. С. 21).

10 Разрядная книга 1559—1605 гг. С. 45.

11 См.: Шокарев С.Ю. Предисловие // Штаден Г. Записки немца-опричника. М., 2002. С. 10—11.

12 Штаден Г. Записки немца-опричника. С. 10—11, 70.

13 Там же. С. 10—11, 116.

и «Когда эта игра была кончена». Со времен С.Б. Веселовского большинство исследователей датирует данные события августом или, может быть, осенью 1572 г.14 Именно тогда, в июле—августе, войско Девлет-Гирея подверглось разгрому в многодневном сражении у Молодей. По мнению многих историков, успешные совместные действия опрично-земской армии привели царя к выводу о необходимости отменить учреждение, изжившее себя. Эта концепция восходит еще к Н.М. Карамзину15.

Но так ли это? Обратимся к тексту самого Штадена.

В первом случае отрывку о конце опричнины, действительно, предшествует сообщение о нашествии Девлет-Гирея. Но не о том, которое произошло в августе 1572 г., а о другом, случившемся на год раньше — в мае 1571 г. Тогда русская столица подверглась страшному пожару, причем в огне погиб и большой, хорошо укрепленный опричный двор. Сразу после слов о гибели этого двора Штаден как раз и сообщает: «С этим пришел опричнине конец...» и т.д.

Во втором случае опять рассказывается об оборонительной операции русских войск против Девлет-Гирея. И вновь речь идет о майском набеге 1571 г. Чтобы доказать это, имеет смысл привести предшествующий отрывок, довольно значительный. Итак, Шта-ден рассказывает о большом пожаре, долго опустошавшем Москву, но, в конце концов завершившемся, а затем добавляет: «На другой день, когда войско великого князя собралось у Оки, каждый должен был помогать при постройке гуляй-города соответственно размеру своих поместий, равно как и при постройке укреплений по берегу реки Оки — посаженно. Я не соглашался на это. Когда [крымский] царь подошел к реке Оке, князь Дмитрий Хворости-нин — он был воеводой передового полка — послал меня с 300 служилых людей (Knesen und Boiaren). Я должен был дозирать по реке, где переправится царь. Я прошел вверх несколько миль и увидел, что несколько тысяч всадников крымского царя были уже

14 См.: Веселовский С.Б. Исследования по истории опричнины. М., 1963. С. 194—195 (у него речь идет о 1572 г., точнее дата отмены опричнины не указана); Зимин А.А. Опричнина Ивана Грозного. М., 1964. С. 477; Скрынников Р.Г. Указ. соч. С. 460; Флоря Б.Н. Иван Грозный. М., 2003. С. 283. Д.Н. Альшиц полностью отрицает отмену опричнины в 1572 г. и отказывает Штадену в достоверности. Этот исследователь считает, что произошло лишь формальное упразднение опричнины, но основные механизмы, введенные ею в государственный быт, сохранялись и развивались (см.: Альшиц Д.Н. Начало самодержавия в России. Л., 1988. С. 231—232). Однако его мнения и о недостоверности сведений Штадена, и о «формальном» характере упразднения опричнины были аргументированно оспорены (см.: Кобрин В.Б. Опричнина. Генеалогия. Антропонимика: Избр. труды. М., 2008. С. 15; Скрынников Р.Г. Указ. соч. С. 60—61, 461—462; Володихин Д.М. Иван Грозный: Бич Божий. М., 2006. С. 173—174).

15 См.: Карамзин Н.М. История государства Российского: В 12 т. М., 2004. Кн. 3 (Т. IX—XII). С. 118—119.

по сю сторону реки. Я двинулся на них с тремя сотнями и тотчас же послал с поспешением ко князю Дмитрию, чтобы он поспевал нам на помощь. Князь Дмитрий, однако, отвечал: "Коли это им не по вкусу, так они сами возвратятся". Но это было невозможно. Войско [крымского] царя окружило нас и гнало к реке Оке. Моя лошадь была убита подо мной, а я перепрыгнул через вал и свалился в реку, ибо здесь берег крутой. Все три сотни были побиты насмерть. [Крымский] царь со всей своей силой пошел вдоль по берегу. И я один остался в живых»16.

События, таким образом, логично реконструировать в следующей последовательности: Генрих Штаден встречал крымских татар на Оке в качестве командира одного из передовых отрядов. При переправе крымцев он завязал с ними бой, проиграл его и не получил помощи от своего прямого непосредственного начальника, воеводы кн. Хворостинина. В результате отряд Штадена погиб, а он сам потерял лошадь, но уцелел. Позднее он оказался в Москве и испытал на себе все ужасы пожара (об этом подробно рассказывается в его записках). На другой день после пожара войско вновь собралось у Оки и занялось строительством оборонительных сооружений. Это, кстати, полностью подтверждается данными разрядов. Так, майский разряд 1571 г. сообщает: «И после отходу крымского "царя"... в Серпухове по росписи были воеводы по полком...» — далее следует воеводский список, из которого видно, что в результате московской катастрофы остатки земской оборонительной армии из пяти полков пришлось свести в три полка17. Но лично Генрих Штаден уклонился от участия в строительных работах и, возможно, от самого выхода на Оку с русскими полками. По всей видимости, его задел тот факт, что когда Девлет-Гирей форсировал Оку, он не получил никакой поддержки по своему зову, потерял отряд и коня18. Тогда он и лишился своих земельных владений — то ли в наказание за отказ участвовать в строительных работах, то ли в результате того, что опричников лишили привилегированного статуса, а вместе с ним и поместий. Но все названные события относятся к 1571 г. и непосредственно примыкают к неудачной оборонительной операции русской армии в мае под Москвой.

Можно, конечно, увидеть в рассказе Штадена, который описывал все происходившее в 1571—1572 гг. несколько лет спустя, хроноло-

16 Штаден Г. Записки немца-опричника. С. 115.

17 Разрядная книга 1559—1605 гг. С. 71—72. Возможно, в состав сводной рати попали также остатки опричного отряда, пострадавшего от пожара в Москве наряду с земцами.

18 Более того, местные крестьяне попытались его убить, приняв за татарина, и Штаден едва избежал позорной гибели. Этот отрывок «Записок...» приходится опустить, поскольку для уяснения сути дела он ничего не дает, а цитата получилась бы еще объемнее.

гическую путаницу. Теоретически, немец-опричник мог смешать в своих мемуарах события, связанные с двумя разными набегами Девлет-Гирея. Тогда предположение о том, что опричный военный корпус и опричное землевладение начали разрушаться не в 1571, а именно в 1572 г., получит какую-то почву. В этом случае выход на Оку, от которого Штаден отказался, должен был произойти не через день, а через год и два месяца после катастрофического московского пожара, и это был выход войск для встречи Девлет-Ги-рея, окончившийся разгромом крымцев у Молодей. Но насколько правдоподобно такое предположение?

Думается, оно крайне сомнительно. В «Записках...» Штадена есть подробный рассказ о его участии в Молодинской баталии19, который в целом соответствует свидетельствам собственно русских источников — разрядов, Соловецкого летописца20. Почему же бывший опричник должен был столь грубо перепутать события, непосредственно предшествовавшие сражению? Такие рассуждения выглядят необоснованно.

В «Записках...» Генриха Штадена упомянут кн. Д.И. Хворости-нин, крупный полководец второй половины XVI столетия. Действительно, он участвовал в оборонительной операции против Девлет-Гирея летом 1572 г. в качестве второго воеводы передового полка21. Но и во время майской оборонительной операции 1571 г. против Девлет-Гирея он также числился в передовом полку по опричнине третьим воеводой (после ареста и казни кн. М.Т. Черкасского де-факто стал вторым)22.

Таким образом, начало разрушению специфически опричного землевладения могло быть положено в 1571, а не в 1572 г. Штаден говорит об этом довольно определенно. Что же касается документов, прямо связанных с процессом возврата вотчин их прежним владельцам, то их известно очень мало. Кроме того, видно, что этот процесс оказался долгим. Так, А.П. Павлов пишет: «Процесс возврата вотчин растянулся на многие десятилетия, причем значительной части вотчинников так и не удалось вернуться на свои места. Возвращения вотчин целиком зависели от воли государя и рассматривались как жалование, часто как вознаграждение за службу»23. Чаще всего цитируется данная грамота вотчинников

19 См.: Штаден Г. Записки немца-опричника. С. 70—72.

20 Разрядная книга 1475—1605 гг. Т. II, ч. II. С. 311—314; Корецкий В.И. Соловецкий летописец конца XVI в. // Летописи и хроники. 1980 г. В.Н. Татищев и изучение русского летописания. М., 1981. С. 238.

21 Разрядная книга 1559—1605 гг. С. 85.

22 Там же. С. 74.

23 Павлов А.П. Государев двор и политическая борьба при Борисе Годунове. СПб., 1992. С. 200.

Переяславского уезда Таратиных, где сказано, что их государь пожаловал, «велел... тое вотчину отдати в 80-м году»24. Следовательно, вотчина вернулась к Таратиным между началом сентября 1571 и концом августа 1572 г., что никак не опровергает Штадена. А.А. Садиков и Р.Г. Скрынников привели ряд документов, иллюстрирующих возврат вотчин в послеопричную эпоху и относящихся к 1572— 1575 гг.25 Но это говорит лишь о длительности работы по восстановлению прав землевладельцев, нарушенных в опричный период и ничего не сообщает о начальной точке этого процесса. А она, отталкиваясь от свидетельства Штадена, может быть отнесена к лету или осени 1571 г.

Английский дипломат Джильс Флетчер, побывавший в Московском государстве при Федоре Ивановиче, в конце 1580-х гг., писал об опричнине, что она продлилась всего семь лет: «...свобода, данная одним грабить и убивать других без всякой защиты судебными местами или законом, продолжавшаяся семь лет, послужила к обогащению первой партии [опричников] и царской казны...»26. Если отсчитывать начало опричнины от момента отъезда Ивана IV в Александровскую слободу, то ровно через семь лет наступил бы декабрь 1571 г., а если считать от указа о введении опричных порядков, то семилетняя «годовщина» пришлась бы на январь 1572 г.27 Если бы опричнина была отменена в августе или даже в осенние месяцы 1572 г., то получалось бы, округляя, восемь, а не семь лет, как ни считай — хоть от декабря 1564-го, хоть от января, хоть даже от февраля. Таким образом, если опираться на свидетельство Флетчера, то опричнина завершила свое существование не позднее зимних месяцев 1571—1572 гг.

Когда же опричнина упоминается в русских источниках последний раз?

Разрядный список воевод весеннего (майского) 1572 г. похода Ивана IV, когда русская армия вновь концентрировалась в Новгороде Великом для действий против шведов28, сообщает о присутствии в царской свите трех бояр «из опришнины»: князей П.Д. и С.Д. Пронских, а также князя В.А. Сицкого; кроме того, почти все «именные» должности государева полка занимают персоны, известные как опричники по более ранним источникам (несколько

24 Веселовский С.Б. Указ. соч. С. 199.

25 См.: Садиков А.А. Очерки по истории опричнины. М.; Л., 1950. С. 137—143; Скрынников Р.Г. Указ. соч. С. 460—461.

26 ФлетчерДж. О государстве Русском. СПб., 1906. С. 40—41.

27 Продолжение Александро-Невской летописи // ПСРЛ. Т. 29. М., 1965. С. 341—

343.

28 А также для охраны государя, который не решался тогда выйти против Девлет-Гирея, предоставив оборону Москвы кн. М.И. Воротынскому и отбыв с семьей в Новгород.

десятков человек). Что же касается командного состава армии, то в нем опять, как зимой 1571—1572 гг., перемешаны земские и опричные военачальники, притом опять — на уровне отдельных полков29. Итак, в мае 1572 г. опричного боевого корпуса примерно уже год как не существует, опричное землевладение, видимо, находится в стадии демонтажа, и от опричнины осталась лишь Боярская дума, отличная от земской, плюс какая-то часть государева двора — ближайшие советники да охранники, т.е. служилая корпорация, в больших походах составлявшая государев дворовый полк.

Какой можно сделать вывод?

Ликвидация опричнины шла поэтапно. Основным событием, которое повлияло на Ивана IV, подвигая его к отмене опричнины, стало поражение земско-опричной армии в мае 1571 г. от Девлет-Гирея и сожжение Москвы. После этого летом—осенью 1571 г. произошло расформирование опричного боевого корпуса и начался процесс раздачи земель, приписанных к опричнине, их прежним владельцам — земцам. Таков первый этап. Его-то и имел в виду Флетчер, сообщая о семи годах опричнины.

С конца мая до второй половины августа Иван IV находится в Новгороде Великом30, к концу августа он возвращается в столицу, узнав о разгроме крымской орды в битве у Молодей, а 21 сентября отправляется в поход на Пайду, следовательно, между концом августа и концом сентября 1572 г. он мог нечто отменить внутри полуразрушенной опричнины. Что именно? Скорее всего, речь может идти об опричной Боярской думе, с гораздо меньшей долей вероятности, — о Слободском ордене31 и, возможно, о самом слове «опричнина». Вот, собственно, и все. Служилая корпорация государева дворового полка продолжила свое существование, поскольку в списках участников осенне-зимнего похода 1572—1573 гг. подавляющее большинство видных опричников остается на «именных службах» в составе этого воинского соединения32, да и позднее будет присутствовать в подобных списках. Но ассоциировать ее со всей мощной административной машиной опричнины или хотя бы с опричным боевым корпусом, существовавшим до мая 1571 г.,

29 Разрядная книга 1475—1605 гг. Т. II, ч. II. С. 302, 305.

30 В первой половине августа, пребывая еще в Новгороде, Иван IV утопил в Волхове многих дворян-опричников, что отметил еще Р.Г. Скрынников (см.: Скрынников Р.Г. Указ. соч. С. 458).

31 Автору этих строк уже приходилось писать о том, что Слободской орден скорее всего существовал недолгое время в 1570—1571 гг. и распался не позднее середины 1571 г., когда подверглось репрессиям опричное руководство, в том числе «келарь» ордена кн. А.И. Вяземский. Тогда же, вероятно, пропала и особая форма опричников, отделявшая их ото всех прочих подданных Ивана IV. Таким образом, отменять его в 1572 г. было явно поздновато (см.: Володихин Д.М. Иван Грозный: Бич Божий. С. 150—153).

32 Разрядная книга 1559—1605 гг. С. 89—93.

неверно, это неравновеликие явления. Что же касается Боярской думы, то у Ивана IV в 1575 г. вновь появится «особая» дворовая Дума, и она продолжит существовать вплоть до его кончины в 1584 г. Однако состав ее сильно изменится по сравнению с опричными временами: те же кн. С.Д. Пронский и кн. В.А. Сицкий, например, окажутся в составе земской Думы33. Следовательно, как минимум, одно можно утверждать с большой долей вероятности: в августе— сентябре царь распустил опричную Боярскую думу. Это и было основным содержанием второго этапа отмены опричнины.

Список литературы

1. Альшиц Д.Н. Начало самодержавии в России. Л., 1988.

2. Веселовский С.Б. Исследования по истории опричнины. М., 1963.

3. Володихин Д.М. Иван Грозный: Бич Божий. М., 2006.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Зимин А.А. Опричнина Ивана Грозного. М., 1964.

5. Кобрин В.Б. Опричнина. Генеалогия. Антропонимика: Избр. труды. М., 2008.

6. Корецкий В.И. Соловецкий летописец конца XVI в. // Летописи и хроники. 1980 г. В.Н.Татищев и изучение русского летописания. М., 1981.

7. Павлов А.П. Государев двор и политическая борьба при Борисе Годунове. СПб., 1992.

8. Садиков А.А. Очерки по истории опричнины. М.; Л., 1950.

9. Скрынников Р.Г. Царство террора. СПб., 1992.

10. Станиславский А.Л. Труды по истории государева двора в России Х^—Х^ веков. М., 2004.

11. Сухотин Л.М. К пересмотру вопроса об опричнине. Белград, 1931.

12. Флоря Б.Н. Иван Грозный. М., 2003.

13. Шокарев С.Ю. Предисловие // Штаден Г. Записки немца-опричника. М., 2002.

14. Эскин Ю.М. Очерки истории местничества в России XVI—XVII вв. М., 2009.

Поступила в редакцию 24 февраля 2010 г.

33 См.: Станиславский А.Л. Труды по истории государева двора в России XVI— XVII веков. М., 2004. С. 44, 46.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.