Научная статья на тему 'Категория категоричности / некатегоричности высказывания в системе норм речевой коммуникации (на материале русских и английских диалогов)'

Категория категоричности / некатегоричности высказывания в системе норм речевой коммуникации (на материале русских и английских диалогов) Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

865
138
Поделиться
Ключевые слова
РЕЧЕВАЯ КОММУНИКАЦИЯ / КАТЕГОРИЧНОСТЬ / НЕКАТЕГОРИЧНОСТЬ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Гущина Г. И.

В статье дается определение категории категоричности/некатегоричности высказывания с точки зрения прагмалингвистики и описывается национальная специфика функционирования этого явления в речевой коммуникации. Автор приходит к выводу, что некатегоричность высказывания выступает как одна из норм общения носителей английского языка, а в русской коммуникации предпочтение отдается категорической форме выражения суждений.

Похожие темы научных работ по языкознанию , автор научной работы — Гущина Г. И.,

Текст научной работы на тему «Категория категоричности / некатегоричности высказывания в системе норм речевой коммуникации (на материале русских и английских диалогов)»

УДК 81 ’23

КАТЕГОРИЯ КАТЕГОРИЧНОСТИ / НЕКАТЕГОРИЧНОСТИ ВЫСКАЗЫВАНИЯ В СИСТЕМЕ НОРМ РЕЧЕВОЙ КОММУНИКАЦИИ

(НА МАТЕРИАЛЕ РУССКИХ И АНГЛИЙСКИХ ДИАЛОГОВ)

© Г. И. Гущина

Восточный институт экономики, гуманитарных наук, управления и права Россия, Республика Башкортостан, 450092 г. Уфа, ул. Мубарякова, 3.

Тел./факс: +7 (347) 254 91 21.

E-mail: alexkum75@mail.ru

В статье дается определение категории категоричности/некатегоричности высказывания с точки зрения прагмалингвистики и описывается национальная специфика функционирования этого явления в речевой коммуникации. Автор приходит к выводу, что некатегорич-ность высказывания выступает как одна из норм общения носителей английского языка, а в русской коммуникации предпочтение отдается категорической форме выражения суждений.

Ключевые слова: речевая коммуникация, категоричность, некатегоричность.

Коммуникация как вид человеческой деятельности включена в социальные отношения. При выборе лингвистических средств общения говорящий индивид исходит из требований, предъявляемых к культурной речи, т.е. оформление речевых актов происходит в соответствии с этическими нормами. Поскольку нормы поведения рассматриваются среди общекультурных ценностей, то и коммуникативные ценности и нормы функционируют как компоненты культуры.

Речевой этикет и культура речи также формируются в соответствии с коммуникативными ценностями. Нормы речевой коммуникации и правила этикета призваны регулировать речевое поведение носителей определенной культуры. В коммуникативном поведении отражаются особенности национальной культуры, что позволяет исследователям выявить национально-культурную специфику лингвокультурной общности.

Нормы речевого общения особенно четко прослеживаются в ситуациях диалогического общения. Актуальная в лингвистике антропоцентрическая парадигма рассматривает говорящего и адресата как равноправных субъектов совместной речевой деятельности, которые обладают некими коммуникативными намерениями, прогнозируют возможный ход речевых стратегий в соответствии с определенными установками. Таким образом, важную роль играет прагматический аспект диалогической речи, так как помимо коммуникативной функции языка он учитывает апеллятивную и фатическую функции. Видимо, неслучайна актуальность в современном языкознании вопросов межличностного общения как компонента культуры современного человека, диалогической речи как основной формы реализации коммуникативного взаимодействия. Таким образом, проблемы отдельно взятых участников диалога составляют субъективную сторону речевой коммуникации. Объективные моменты коммуникации включают различные конвенциональные понятия, к которым относятся: обычаи и традиции, законы, правила и моральные принципы, функционирующие в определенном социуме и регулирующие отношения его представителей.

В речевом поведении представителей определенной лингвокультурной общности отражаются также особенности мышления и национального

характера. Т. Г. Грушевицкая и др., рассматривая понятие национальный характер, отмечают, что существование национальных особенностей общепризнано, и они представляют свойственное только одному народу сочетание «национальных и общенациональных черт» [1, с. 291]. Понятие национальный характер во многом стереотипное, т.к. оно связано с представлениями об особенностях мышления и поведения народа, которые закрепляются в сознании определенной социокультурной общности. В понятие национальный характер мы вкладываем как стереотипные представления нации о самой себе, так и оценку ее особенностей со стороны противоположных культур.

Знания о нормах коммуникативного поведения особенно важны при речевом взаимодействии собеседников, принадлежащих к разным языковым культурам, т.е. здесь мы подходим к проблемам межкультурной коммуникации. Ради эффективных результатов общения говорящий довольно часто может приспосабливаться к особенностям речи адресата, отказываясь от собственных коммуникативных привычек. Подобные «коммуникативные жертвы» представляют особую ценность в меж-культурной коммуникации, интерес к которой возрастает в связи с расширением межнациональных контактов. Но, к сожалению, увеличивается и число межэтнических конфликтов. Многие проблемы в сфере межкультурной коммуникации возникают в связи с различием коммуникативных норм различных языковых сообществ. Так, нормативное поведение внутри определенного социума может восприниматься как ненормативное представителями иного социума. Барьеры в общении могут возникать не только вследствие ошибок лингвистического характера, но и как результат культурных несоответствий. Без знания культурно-речевых традиций нации, с представителями которой предстоит общение, коммуниканты рискуют потерпеть неудачу, так как может образоваться ситуация конфликта культур. Проблемы межэтнического взаимодействия связаны с различиями языкового образа мира в различных лингвокультурных сообществах. Мы можем отметить, что при тождественных коммуникативных ситуациях речевое взаимодействие раз-

ноязычных собеседников организуется и оформляется различными языковыми приемами и средствами. Особенности национального характера и национального стиля коммуникации во многом предопределены типами культур. Так, русская культура относится к коллективистским, ширококонтекстным культурам. Православная религия ориентировала христианина на отказ от потребностей своей личности во имя служения высшему началу. На фоне безмерного терпения к злу забота о личных правах представлялась проявлением мелочности и недостойного прагматизма [2, с. 279-282]. В связи с этими человек в русской культуре осознает себя только в массе с другими членами сообщества, а не как самостоятельную личность, способную действовать вне коллектива. И. А. Стернин отмечает, что такие коммуникативные категории, как «сохранение лица собеседника», «сохранение своего лица» и категория толерантности, лакулярны либо только формируются в русском коммуникативном сознании, поскольку в русской коммуникативной культуре не признается суверенитет отдельной личности: «русское сознание считает допустимым коммуникативное вторжение в сферу практически любой личности, почти в любых условиях» [3, с. 89].

А. Вежбицкая полагает, что русскому языку свойственны следующие особенности как опосредованные черты национального характера: 1) эмоциональность; 2) иррациональность (нерациональность, подчеркивание непредсказуемости и непостижимости жизни); 3) неагентивность (склонность к смирению, покорности, недостаточная способность индивида контролировать события; 4) любовь к морали (абсолютизация моральных измерений человеческой жизни, акцент на борьбе добра и зла, любовь к крайним и категоричным моральным суждениям [4, с. 60-67].

В западной идеологии, в том числе и британской, больше внимания уделяет проблемам отдельной личности, ее интересам. Такое мнение о речевом поведении англичан составил А. Н. Качалкин: «Англичане пользуются своим языком иначе: они прибегают к нюансировкам и оговоркам, умеют быть неопределенными, чтобы сохранить учтивость или избежать конфронтации. За англичанами закреплены такие характеристики, как сохранение дистанции, малообщительность, невозмутимость, консервативность, сдержанность. Англичане - гении традиции, и ритуалы вежливого поведения и почтительного обхождения есть традиционное уважение к строю Целого. Считается дурным тоном неумеренно проявлять собственную эрудицию и вообще безапелляционно утверждать, что бы то ни было, ибо у других на этот счет может быть иное мнение. Подобного отношения к речи англичанин ожидает и от своего собеседника, при этом ему важно знать, из каких источников появилась излагаемая информация .. .»[5].

В русском языке еще нельзя говорить о существовании четких кодифицированных норм речевого поведения, в то время как английский речевой этикет исходит из ограниченного числа речевых стратегий, которые применяются в определенных ситуациях

общения даже в неформальной обстановке. Стабильный, регламентированный характер английского речевого поведения можно объяснить устойчивым, равномерным общественно-экономическим развитием.

Так, сопоставительное изучение российской и британской коммуникативных культур показывает, что «русский язык более прямолинеен и категоричен», а англичанам свойственны ‘языковая сдержанность ’, ‘недосказанность’, ‘недооценка’ [6, с. 182-228], что предполагает использование различных приемов снижения категоричности высказывания. Данное положение, позволяет нам высказать предположение о существовании в речевой коммуникации категории категоричности / некатегоричности высказывания. В качестве прагматической базы, из которой данная категория оформилась, мы рассматриваем принцип кооперации и принцип вежливости. Соблюдение данных принципов необходимо для успешного достижения коммуникативных целей и намерений как в общении представителей одной культуры, так и в диалогах разных культур. Собеседник, настроенный на сотрудничество, предоставляет партнеру право ответить на высказывание, «подчеркивает имеющиеся у адресата возможности исправить ситуацию, стремится смягчить свое коммуникативное намерение, старается компенсировать ущерб <...> демонстрирует готовность к конструктивному обсуждению проблемы» [7, с. 14]. Инициатор диалога, игнорирующий максимы кооперативного общения, рискует потерпеть коммуникативную неудачу. В целом принцип кооперации играет не столь важную роль в функционировании категории категоричности/некатегоричности высказывания, которая в большей степени является проявлением принципа вежливости.

Теория вежливости сводится к основным шести максимам: такта, согласия, благородства, одобрения, скромности и симпатии /сочувствия, которые представляет в виде негативной и позитивной суб-максим. Содержание этих максим по-разному осмысляется лингвистами, но важно то, что все они нацелены на создание гармонического фона общения, на установление благоприятных отношений с собеседником. Вежливость, по мнению Н. И. Формановской, -это отведение собеседнику той социальной роли, которая соответствует его социальным признакам или в некоторых ситуациях - даже ее завышение [8, с. 50]. Принцип вежливости является одним из наиболее важных стабилизирующих разговор принципов, способствующих успешной реализации намерений беседующих людей. Соблюдение данного принципа в диалогическом общении есть демонстрация уважения к мнениям и интересам собеседника, а также к личности самого адресата.

Категория категоричности/некатегоричности высказывания, являясь частью парадигмы коммуникативных отношений (которая представляет собой определенный набор норм и правил, принятых в том или ином социуме), соотносится с понятиями «негативное» (индивидуальное) лицо и «позитивное» (общественное) лицо. Данные понятия впервые были упомянуты И. Гоффманом в связи с ком-

муникативным поведением. И. Гоффман определяет лицо как «позитивную социальную ценность», которую индивид обретает во время определенного речевого контакта, проходящего по известному сценарию. Т.е. «лицо - это образ личности, выраженный в форме общепринятых социальных атрибутов» [9, с. 5]. Мы полагаем, что вторая половина исследуемой нами категории, а именно некатего-ричность высказывания, способствует в осуществлении коммуникативных стратегий, направленных на сохранение лица собеседника.

Категория вежливости реализуется в соответствии с конвенциональными правилами речевой коммуникации определенной нации. Так, категория вежливости неодинаково проявляется в разноязычных культурах. Соблюдению принципа вежливости в англоязычном общении придается достаточно большое значение. Западные речевые традиции предписывают обязательное соблюдение принципов кооперации, вежливости и толерантности. Британское, и в целом европейское речевое поведение отличает так называемая «негативная вежливость», которая проявляется в сохранении дистанции и не-нанесении ущерба даже «негативному» лицу собеседника. В русском речевом поведении выделяют «позитивную вежливость», которая направлена на сохранение общественного лица. «Позитивное лицо» так же рассматривается, как «потребность быть уважаемым и ценимым членом общества», а «негативное лицо» -как «необходимость быть независимым, обладать свободой действий» [9, с. 10]. Преобладание субкатегории «позитивной вежливости» в русском коммуникативном поведении во многом объясняется высокой контактностью русских в общении.

Итак, соблюдение принципа кооперации и принципа вежливости - это путь к гармонизации межличностного общения. Говорящему для достижения продуктивного диалога помимо указанных принципов необходимо соблюдать паритетность как главный этический принцип общения, считает Т. Н. Матвеева. Паритетность предполагает равноправие участников диалога, стабильность смены ролей и «балансирования между собственными интересами и интересами собеседника» [10, с. 45]. Т.е гармонизации диалогического общения способствуют принципы кооперации, вежливости, толерантности и паритетности. Интересующая нас категория категоричности/некатегоричности высказывания соотносится с указанными принципами эффективного речевого общения в двух направлениях: с одной стороны, предполагается их нарушение (категоричность), а с другой - их исполнение (не-категоричность). Т.е. мы можем говорить об оппо-зитивной структуре данной категории. Левую часть этой оппозиции - категоричность можно толковать по-разному. В основном значении «категорический» можно определить, как «точный», «определенный», «однозначный». В толковом словаре английского языка даются следующие определения: «безусловный»; «абсолютный»; «обстоятельный», «четко и ясно выраженный» [11, с. 148]. В таком значении категоричность высказывания

может функционировать в сфере научной мысли, когда речь идет о понятиях аксиоматического характера, универсальных истинах, достоверность которых общепризнанна, или когда наличие полной достоверной информации позволяет говорящим субъектам уверенно отстаивать свои позиции. «Некатегорический» как противоположное понятие означает «неточный», «неопределенный», «неоднозначный». Некатегоричность высказывания может подразумевать неабсолютную достоверность обсуждаемых фактов, неполное владение информацией, в связи с чем говорящий субъект испытывает некоторую неуверенность (хезитацию).

В обыденной разговорной речи на бытовые темы не может существовать однозначных универсальных мнений, ибо достоверность - категория неустойчивая, а объективная истина всегда содержит момент относительной достоверности. В связи с этим излишняя категоричность высказывания зачастую может выступать как противоречащая логическому мышлению категория. Мы считаем, что данное философское положение и учитывается лингвистической прагматикой. Категорич-

ность/некатегоричность высказывания в лингвоп-рагматике имеет иное толкование. С прагматической точки зрения «категоричность» означает «догматичность», «безапелляционность», «чрез-

мерную уверенность в собственных знаниях», под «некатегоричностью» подразумевается «осторожность», «предусмотрительность», «забота об интересах собеседника», «стремление к согласию». Категоричность высказывания показывает, что говорящий считает свое мнение наиболее достоверным, пренебрегает мнением собеседника. Говорящий руководствуется принципом: «Безусловно, это так, иначе быть не может!» Таким образом, категоричность в выражении суждений есть в некотором смысле неуважение к мнению и интересам собеседника. П. П. Сонич полагает, что некатегорич-ность высказывания «проявляется в смягчении резкой характеристики, в осторожности, некоторой дистанцированности. Все эти оттенки текстовой модальности связаны с повышением самоконтроля, недопущением чрезмерной краткости, которая может восприниматься как невнимание, непочтительность к партнеру. <...> За некатегоричностью высказывания может скрываться извинение субъекта за возможный неприятный эффект от своих слов, к которым его принуждают обстоятельства. С другой стороны, причиной некатегоричности может быть стремление субъекта избежать излишней прямолинейности, настойчивости» [12, с. 64]. Применение некатегорических высказываний в разговоре способствует установлению контакта с собеседником и свидетельствует о дружелюбных намерениях говорящего. Т. В. Ларина рассматривает понятие «некатегорический» среди других особенностей английского стиля фатической коммуникации и связывает его с субьективностью при выражении мнения, совета и других суждений [13, с. 260]. Мы придерживаемся более широкого толкования понятия «некатегорический», и обозначенные Т. В. Ла-

риной коммуникативные аспекты, такие, как дис-тантность (строгое соблюдение дистанции); не-импозитивность (сведение коммуникативного воздействия до минимума); косвенность (с точки зрения способа выражения коммуникативных интенций); кооперативность (ярко выраженная ориентированность на партнера по коммуникации [13, с. 260], рассматриваем либо как формы проявления некате-горичности, либо как базовые принципы, из которых данная категория исходит.

В нашем исследовании были проанализированы высказывания, оформляющие директивные речевые акты героев произведений М. Булгакова и С. Моэма, которые относятся примерно к одному времени (20-40 гг. ХХ-го века). То есть рассматривалось не современное состояние русского и английского языков, а период, предшествовавший развитию принципов и правил коммуникативного кодекса. Анализ текстов показал, что русские собеседники отдают предпочтение первому компоненту (категоричности) исследуемой нами категории, а англичане чаще склоняются к некатегорической форме выражения высказывания. В рассмотренных нами произведениях М. Булгакова соотношение категорических и некатегорических высказываний в директивных речевых жанрах выглядит следующим образом: «Мастер и Маргарита» - 69% / 21%, «Театральный роман» - 56% / 24% , «Собачье сердце» -72% / 13%, «Роковые яйца» - 63% / 17%. Однако не все высказывания можно отнести к категорическому или некатегорическому типу, в связи с чем не задействованные в указанных соотношениях высказывания обозначены нами как нейтральные.

Соотношение категорических и некатегорических высказываний в проанализированных английских источниках выглядит следующим образом: роман «Театр» - 43% / 42%; роман «Пироги и пиво» - 38% / 55%; роман «Разрисованный занавес» -38% / 55%. Некатегоричность высказывания в диалогах британских коммуникантов выполняет фати-ческую и прагматическую функции. Т.е за некате-горичностью высказывания скрывается не недостаток надежной информации, а стремление к согласию в общении. Такие национальные черты британцев, как осторожность и сдержанность в выражении суждений, выступают как основные факторы некатегоричности высказывания. А такие особенности русского национального характера, как высокая контактность в общении, эмоциональность, стремление к правдоискательству и другие, во многом определяют речевые тактики, в которых чаще используются категорические высказывания. Можно отметить, что и в настоящее время российские коммуниканты гораздо чаще используют грубые, категорические формулировки при выражении суждений, чем представители британской культуры. Считается, что образованные люди и представители высших социальных слоев, как правило, смягчают категоричность своих высказываний в соответствии с требованиями речевого этикета. Однако примеры поведения политиков, учителей,

юристов демонстрируют случаи конфликтного речевого взаимодействия, когда доминируют тактики оказания давления на собеседника, подавления его мнения, причем это характерно не только для обыденной разговорной речи, но и для более официальных жанров (выступлений в СМИ, в официальных беседах и др.). В обыденной же речи мы постоянно сталкиваемся с обилием инвективной, жаргонной и просторечной лексики, которая, повышая эмотивный компонент высказывания, вместе с тем усиливает его категоричность. Однако не всегда категоричность оценок и суждений русских коммуникантов должна восприниматься собеседниками-иностранцами как отсутствие уважения к адресату, поскольку смягчение коммуникативного намерения не является нормой русской речевой культуры. Т аким образом, в межкультурной коммуникации общающимся совершенно необходимы определенные знания о традициях коммуникации разных культур, т. е. они должны обладать межкультурной компетенцией. При этом необходимо уделить внимание прагматическим умениям, которые заключаются в способности правильно инициировать, поддерживать и завершать общение, при котором собеседники соблюдают социальные нормы и правила речевого поведения. Отсутствие таких умений у разноязычных собеседников может привести к коммуникативным неудачам. Поэтому в задачи изучающего иностранный язык входит изучение способов поведения в конкретных коммуникативных ситуациях.

ЛИТЕРАТУРА

1. Грушевицкая Т. Г., Попков В. Д., Садохин А. П. Основы межкультурной коммуникации. М.: ЮНИТИ - ДАНА, 2002. -352 с.

2. Бердяев Н. А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века. Судьба России. М.: Сварог и К, 1997. -526 с.

3. Стернин И. А. // Лингвистический вестник. Вып.4. Ижевск, 2002. С. 87-94.

4. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М.: Русские словари, 1997. -416с.

5. Качалкин А. Н. Роль СМИ в межнациональном общении. Менталитет и речевой этикет нации. Режим доступа: http ://evartist.narod.ru/text 12/13. htm

6. Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация: учеб. пособие. М.: Слово, 2000. -624 с.

7. Каразия Н. А. Прагмалингвистическое исследование акта упрека в контексте современной американской речевой культуры: автореф. дисс. ... канд. филол. наук. Петропав-ловск-Камчатский, 2004. -21 с.

8. Формановская Н. И. Речевой этикет и культура общения. М.: Высшая шк., 1989. -159 с.

9. Goffman E. On Face-Work: An Analysis of Ritual Elements in Social Interaction, Psychiatry: Journal of Interpersonal Relations 18:3 1955. P. 213-231. [rpt. in: Interaction Ritual, P. 5^46.]

10. Матвеева Т. В. // Юрислингвистика - 2. Русский язык в его естественном и юридическом бытии. Барнаул, 2000. С. 40^9.

11. Толковый словарь английского языка / Под редакцией А. Хорнби, Э. Гейтенби, Х. Уэйкфилда. М.: Сигма-пресс, 1996. -1200 с.

12. Сонич Т. П. Языковое выражение некатегоричности в свете коммуникатив-но-прагматической грамматики // Прагматика и структура текста. М., 1983. Вып. 209. С. 57-70.

13. Ларина Т. В. // Жанры речи: сборник научных статей. Саратов: изд-во ГОС УНЦ «Колледж», 2005. Вып. 4. Жанр и концепт. С. 251-261.

Поступила в редакцию 28.02.2008 г.