Научная статья на тему 'Категория «Информационно-виртуальная реальность» как фактор развития научно-философского знания (теоретико-методологический аспект)'

Категория «Информационно-виртуальная реальность» как фактор развития научно-философского знания (теоретико-методологический аспект) Текст научной статьи по специальности «Философия»

CC BY
294
84
Поделиться
Ключевые слова
ОСНОВНОЙ ВОПРОС ФИЛОСОФИИ / РЕАЛЬНОСТЬ / ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ / ИНФОРМАЦИОННАЯ ФОРМА ДВИЖЕНИЯ МАТЕРИИ / ИНФОРМАЦИОННАЯ РЕАЛЬНОСТЬ / ВИРТУЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ / ИНФОРМАЦИОННО-ВИРТУЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Аннотация научной статьи по философии, автор научной работы — Абрамов Юрий Федорович, Куйбарь Владимир Иванович

В статье подвергается методологическому анализу процесс воздействия результатов познания феномена глобальной информационно-виртуальной реальности на категориальный строй философской науки и ответ философии на это воздействие. Авторы ставят вопрос о возможном изменении категориальной структуры концепции основного вопроса философии.

Похожие темы научных работ по философии , автор научной работы — Абрамов Юрий Федорович, Куйбарь Владимир Иванович,

CATEGORY «INFORMATION-VIRTUAL REALITY» AS THE FACTOR OF DEVELOPMENT OF SCIENTIFICAL-PHILOSOPHICAL KNOWLEDGE (theoretical and methodological aspect)

The process of influence of results of cognition of the phenomenon of global information-virtual reality on categorical system of philosophical science and the answer of philosophy to this influence are exposed by the methodological analysis. The authors raise a question about possible change of categorical structures of the concept of the basic question of philosophy.

Текст научной работы на тему «Категория «Информационно-виртуальная реальность» как фактор развития научно-философского знания (теоретико-методологический аспект)»

индивида. Внутренним основанием становления антропогенных отношений в обществе является эмансипация культуры, переход от воспроизведения культурных образцов к культуросозида-нию на уровне индивида. В результате индивид возвращается в целостный интегральный мир и в смысле единства его внутренней жизни, и в смысле сопряжения индивида с миром, природой и космосом. Многомерность бытия вещей обусловливается их вписанностью в социальные процессы и простирается в эволюционную и органическую сложность универсума как целого.

Жизнь индивида предстает как впитывание духовного богатства макрокосмоса микрокосмосом, как творческая переработка этого внешнего богатства в недра личности. Так, на новом уровне целостности культуры индивид конституируется как монада Вселенной, в которой экзистенциальное через структуры культуры сопрягается с Универсумом. Проницаемость, мгновенность, обратимость информационных, энергетических и духовных связей, от индивида до планетарного логоса, - это и есть глокализация.

Литература

1. Бауман З. Философия и постмодернистская социология // Вопр. философии. - 1993. - № 3. - С. 46-61.

2. Бек У. Что такое глобализация? - М., 2001. - 304 с.

3. Волкова И. Н. Экоцикл: глобальное и локальное в устойчивом равновесии природы // Глобальное сообщество: Картография современного мира. - М., 2002. - С. 286-298.

4. Иванов Д. В. Виртуализация общества. Версия 2.0. -СПб., 2002. - 224 с.

5. Кантор К. М. Дезинтеграционно-интеграционная спираль всемирной истории // Вопр. философии. - 1977. - № 3.

- С.31-47.

6. Согомонов А. Ю. Глокальность (Очерки социологии пространственного воображения) // Глобализация и постсоветское общество. - М., 2001. - С. 60-79.

7. Эпштейн М. URL: www.russ.ru/krug/20030421_dar.html

8. Яковенко И. Г. Глобальное сообщество и локальное сознание // Глобальное сообщество: Картография современного мира. - М., 2002. - С. 203-209.

Старцев Евгений Николаевич — иерей Иркутской епархии, соискатель кафедры философии и религиоведения Иркутского государственного университета

Startsev Evgeniy Nikolaevich - priest of Irkutsk eparchy, post-graduate of department of philosophy and religion studies of Irkutsk State University.

E-mail: oestar@mail.ru

УДК 101.8: 004.946

Ю. Ф. Абрамов, ВИ Куйбарь

КАТЕГОРИЯ «ИНФОРМАЦИОННО-ВИРТУАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ»

КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ НАУЧНО-ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ

(теоретико-методологический аспект)

В статье подвергается методологическому анализу процесс воздействия результатов познания феномена глобальной информационно-виртуальной реальности на категориальный строй философской науки и ответ философии на это воздействие. Авторы ставят вопрос о возможном изменении категориальной структуры концепции основного вопроса философии.

Ключевые слова: основной вопрос философии, реальность, диалектический реализм, информационная форма движения материи, информационная реальность, виртульная реальность, информационно-виртульная реальность.

Yu. F. Abramov, V.I. Kuybar ’

CATEGORY «INFORMATION-VIRTUAL REALITY» AS THE FACTOR OF DEVELOPMENT OF SCIENTIFICAL-PHILOSOPHICAL KNOWLEDGE (theoretical and methodological aspect)

The process of influence of results of cognition of the phenomenon of global information-virtual reality on categorical system of philosophical science and the answer of philosophy to this influence are exposed by the methodological analysis. The authors raise a question about possible change of categorical structures of the concept of the basic question of philosophy.

Key words: the basic question of philosophy, reality, dialectic realism, information form of movement of a matter, information reality, virtual reality, information-virtual reality.

Не вызывает сомнений то обстоятельство, что техногенная стадия современной цивилизации в своей постиндустриальной фазе породила феномен эколого-информационного глобализма, который становится доминирующим в концепции устойчивого развития и требует признания того факта, что экосистема истощима, что в экономике необходим

учет экологического фактора, что технический прогресс далеко не везде, не всегда и не во всем приносит социальный прогресс, что информатизация общества так же таит в себе не только блага, но и ряд угроз и др. Все эти противоречивые проблемы требуют решений, но прежде всего смены ценностей современной цивилизации, переосмысления

ряда понятий, поиска новых подходов к модернизации научной картины миры. Среди них особое место занимают философский анализ новых типов реальностей и связанные с ними задачи управляемости цивилизационным развитием.

Понятие «реальность» сегодня употребляется довольно часто, но неоднозначно. В широком смысле оно трактуется как вся существующая действительность [1]. Однако эта действительность неоднородна. Весь окружающий нас мир можно разделить на естественный и искусственный -мир, созданный самой природой, в котором главенствуют процессы, еще не освоенные человеком, и мир, созданный человеком, в котором существуют процессы, организованные им на основании знания законов природы [2], поэтому в самом общем философском смысле понятие «реальность» означает в познании единство объективной и субъективной реальностей.

Надо сказать, что в философской традиции термин «реальность» связывается с философскими взглядами М. Бахтина, Н. Бердяева, С.Л. Франка и др. Мнения философов перекликаются в том, что реальность не есть независимое от нас бытие само по себе. Оно вмещает в себя не только то, что дано, но и то, кому дано, а также само отношение к этой данности. Реальность доступна нам лишь постольку, поскольку мы сами вмещены в нее. Иными словами, реальность возникает не сама собой, а в результате активности субъекта, когда он мыслит, сочиняет, переживает, интеллектуально творит и т. д. О реальности начинают говорить в тех случаях, когда задают вопрос не столько о том, существует или нет некий мир, сколько о том, каковы особенности этого мира, чем он отличается от других миров, какими научными средствами можно оперировать с ним? Понятие «реальность», таким образом, находится как бы на границе между сферой познания и другими сферами человеческой деятельности. Отсюда в современном научно-философском познании категория «реальность» используется для обозначения того или иного аспекта или фрагмента универсума, составляющего предметную область различных наук: «физическая реальность», «биологическая реальность», «социальная реальность», «глобально-региональная реальность», «политическая реальность», «экологическая реальность»,

«информационная реальность» и многие, многие другие ее виды. В нашем случае это информационные процессы в природе и информационновиртуальные процессы в обществе[3]. Рассмотрим соответствующие им виды реальностей.

В 70-х гг. прошлого столетия в научных кругах прошла дискуссия о природе информации, одним из важных результатов которой стала мысль о формировании особой науки информологии (эту идею защищали такие исследователи, как В.С. Гот, Э.П. Семенюк, А.Д. Урсул, Ю.Ф. Абрамов, В.И. Сифоров, А.В. Соколов, Н.М. Чуринов и др.).

В логико-теоретическом плане в основу нарож-

дающейся науки были положены понятия большой степени общности: «информация» [4], «информационная форма движения материи» [5], «информационная реальность» [6]. Что касается обсуждаемого нами понятия «информационная реальность», то Н.М. Чуринов определил его как диалектику информационной энтропии и негэнтропии, которая представляет собой единство мира в информационном плане [6]. Это определение, как мы полагаем, оказалось наиболее удачным в интересах придания понятию статуса философской категории и, разумеется, его философского определения.

В самом общем виде категория «информационная реальность» вполне может быть определена исходя из того соображения, что она относится, прежде всего, к гносеологическому разделу философии информационной действительности, что же касается онтологического аспекта названной проблемы, то она охватывается философской категорией «информационная форма движения материи», и лишь затем, когда исследователь приступает к ее познанию, он в силу потенциальной неисчерпаемости этой формы движения вынужден оперировать понятием «информационная реальность» вообще или информационная реальность какого-либо вида, скажем, реальность информационно-виртуальная [7]. Мы солидарны с теми авторами, которые относят категорию «информационная реальность» к общим философским понятиям [8].

Аргументация в пользу этой трактовки может быть сведена к следующему: прежде всего, информационная реальность - это система, процесс реализации определенного типа взаимодействия различных компонентов, а взаимодействие, в свою очередь, - это фундаментальная философская категория, отражающая процессы воздействия различных составляющих разных типов действительности друг на друга, их взаимную обусловленность, изменение состояния, взаимопереходы. Сегодня су-щест-вует много подходов и взглядов на понятие и структуру информационной реальности. Систематизируя взгляды исследователей по этому вопросу, можно сделать несколько выводов об этом феномене, понятии и теоретическом концепте.

Первый состоит в том, что проблемы информационного мира, а в целом информационной формы движения материи [5] являются объектом исследования различных уровней и форм теоретикоинформационного знания. Второй вывод: его компоненты и элементы, свойства, связи и отношения, процессы выступают в качестве предмета информационных концепций и теорий разных наук. Третий вывод: чаще всего тот или иной философский аспект исследования названной формы движения материи именуют «информационной реальностью». Четвертый вывод: в настоящее время идет процесс формирования системы философского знания об информационной реальности, образующий область философии, которую мы называем «философия информационной реальности». Таким

образом, информационная реальность представляет собой сложную динамическую систему, включающую ряд компонентов и элементов, каждый из которых, отражаясь в системе принципов, законов, категорий концепций и теорий, образует философию информационной реальности [9]. Исходными основополагающими компонентами учения об информационной реальности выступают в познании категории: «информация», «информационные процессы», «информационная форма движения материи», «закономерности информационного развития», «структура информационного взаимо-

действия» «информационная картина мира» и многие другие.

Основными проблемами дальнейшего развития философии информационной реальности, как мы полагаем, являются формирование философской концепции информационной формы движения материи и понятия информации. Что касается философского статуса понятия информации, то в отечественной литературе оно чаще всего считается лишь общенаучным понятием, хотя ряд авторов высказывался за признание информации философской категорией, так как понятие «информационная форма движения материи» является философской категорией и тесно связано с проблематикой и логической конструкцией основного вопроса философии, а такая связь для общенаучных понятий, вообще говоря, не является обязательной [4].

Обратим внимание на этот аспект проблемы. Генетически структурная информация неживой природы явилась необходимой предпосылкой возникновения оперативной информации и функциональных систем живой природы. Объекты поэтому могут порождать процессы, в объектах содержится информация, которая при определенных условиях может реализоваться в передающуюся часть отражения. Субъект извлекает из объектов неживой природы информацию, включает ее в контур познания и управления. При этом выявляется содержание информации, она приобретает ценность, т.е. раскрываются семантический и прагматический аспекты информации. Эти разновидности информации тесно связаны взаимными переходами и обусловленностью. При этом сигналы одной могут быть приняты другой системой благодаря структурной неоднородности самих систем и среды, через которую они передаются. Активная роль информации в возникновении и развитии новых форм движения и информационных структур, единство структурной и оперативной информации особенно четко проявились в двух бифуркациях развития материи - от неживой материи к живой и от живой к разумной (к человеку), к ее социальной форме -человеческому обществу [11]. Эволюция неживой, затем живой природы и становление высокоорганизованной структуры человека с его качественно новым уровнем отражения - сознанием составляют единый эволюционный процесс, в основе которого лежат информация, информационные взаимодейст-

вия, т.е. информационная реальность как диалектика природной и социальной энтропии и негэнтро-пии [12]. Эволюционное единство мира определяется генетической взаимосвязью всех форм движения материи, в том числе и информационной.

Понятие «информация» как философская категория является ступенькой развития не только познания, но и общественной практики людей, их отношений между собой и природой, оно, удовлетворяя всем требованиям философской категории, не только отражает всеобщие формы бытия, их связи и взаимообусловленности, но также выступает фактором познания развития от низшего к высшему в природе, обществе и мышлении [13]. Таким образом, непризнание понятия информации философской категорией можно объяснить лишь данью традициям, которые преодолеваются сегодняшним развитием науки, междисциплинарным и системным подходами к анализу информационной действительности. Атрибутивная концепция позволяет однозначно обосновать понятие информации как философскую категорию. Кроме того, мы полагаем, что термин «информация» в зависимости от контекста проблемы в одних случаях выступает в качестве общефилософской категории, в других - как социально-философская категория, общенаучное понятие, понятие частных наук. Наконец, существует масса ситуаций, когда этот термин употребляется как средство обыденной коммуникации, повседневного языка. Разумеется, такого рода «мно-голикость» требует системного углубленного философского теоретико-методологического анализа, объемной понятийно-класификационной работы исследователя.

Сегодня единого подхода к анализу философских проблем информационной реальности нет. Вместе с тем в самом общем виде философские проблемы информационной реальности можно разделить на четыре большие группы, охватывающие не какие-либо отдельные информационные дисциплины и процессы, а информационную реальность в целом как особый исторически сложившийся гносеологический феномен. К первой группе относятся проблемы, идущие от философии к информационной реальности. Философия прежде всего стремится к универсальному осмыслению информационной реальности, к постижению ее общих принципов в связи с деятельностью и природой человека. Она вырабатывает определенный взгляд на информационные процессы, информационную среду -исторически и социально обусловленное мировоззрение. В рамках основного вопроса философии встает задача определить свое отношение к информационной реальности, ибо последняя представляет для философии совершенно особый интерес, поскольку она выступает и как знание, приобретенное специфическими способами и сформулированное в особой форме, и как конкретная форма движения материи вообще. Вторая группа проблем возникает внутри самой информационной реально-

сти, порождается механизмами и потребностями, связанными с повседневной информационной деятельностью. Отличить философские проблемы этой группы от собственно научных исследовательских проблем часто весьма затруднительно. Они нередко переходят друг в друга, переплетаются так тесно, что обнаружение собственно философских характеристик требует большой тщательности и изобретательности. К третьей группе проблем относятся вопросы, посвященные взаимодействию информационного и философского знания с другими формами и видами знания о реальности. Наконец, к четвертой группе относится проблема структуры (компоненты и элементы) информационной реальности.

Перечисленные проблемы образуют особую область философских исследований - область философии информационной реальности, которая выступает не как самостоятельная философская школа, система или направление, противостоящее основным философским системам современности, а как совокупность определенных проблем, выделяемых ввиду их специфики в раздел философского знания, который может существовать в рамках любого философского направления, учения, философской системы или школы. При этом сам их перечень, формулировка и содержание в значительной степени зависят от общефилософских воззрений, в рамках которых они ставятся и обсуждаются.

Еще одной важной стороной названных проблем в познании выступает вопрос о виртуальной реальности. Понятие «виртуальная реальность», как отмечается в литературе [14], указывает на особый тип взаимоотношений между разнородными объектами, располагая их на разных иерархических уровнях и определяя специфические отношения между ними: порожденности и интерактивности. Скажем, объекты виртуального уровня порождаются объектами нижележащего информационного уровня, но, несмотря на свой статус порожденных, взаимодействуют с объектами порождающей реальности как онтологически равноправные. Отсюда совокупность виртуальных объектов относительно порождающей реальности (материальной, идеальной, информационной) образует виртуальную реальность как таковую.

Надо сказать, что виртуальные объекты существуют лишь актуально, только «здесь и теперь». Это связано с тем, что пока в порождающей реальности происходят процессы продуцирования и поддержания виртуальных объектов, они существуют; с окончанием порождения соответствующие виртуальные объекты исчезают. О виртуальной реальности как самостоятельном виде реальности имеет смысл говорить еще и потому, что она подчиняется «законам своей природы», в ней свое время и свое пространство, несводимые к законам, времени и пространству порождающей реальности, иными словами, «внутренняя природа» виртуальной реальности автономна. При этом следует отметить

один момент: в виртуалистике порождающая реальность называется константной реальностью, поскольку относительно виртуальной реальности существует постоянно, а не актуально [15].

При изучении окружающего мира (его иерархичности), в рамках субстационального подхода к описанию реальностей разного уровня можно считать, что онтологически не возникает ограничений на количество уровней иерархии реальностей. Пытаясь в теории выстроить эту иерархию, найти общие точки соприкосновения для разных реальностей, можно предположить, что физическая (технологическая) реальность это материальная порождающая основа, константная реальность для информационной реальности, которая, в свою очередь, создавая негэнтропийные информационные потоки (например, в сознании человека), является константной реальностью для реальности виртуальной [12].

Понятие виртуальной реальности в своем социальном варианте строится на концепции информационного общества, фундамент которой заложен идеями Д. Белла, Э. Тоффлера, Т. Стоуньера, М. Кастельса [16]. Современные мультимедийные и интерактивные технологии образуют коммуникационную систему, систему передачи информации, в которой различные реальности мира полностью погружены в виртуальную среду, в виртуальный мир, в котором существуют только образы. Определение феномена виртуальности через понятие «образ» сделано М. Кастельсом [17], исходя из него, о виртуализации применительно к социальным объектам можно сказать, что это любое замещение реальности (или различных реальностей) ее симуляцией (образом). Описание социальных феноменов с помощью понятия «виртуальность» возникает в том случае, когда конкуренция образов замещает конкуренцию институционально определенных действий [18]. Другими словами, с возникновением на постиндустриальной фазе развития цивилизации «информационного общества» социальная реальность порождает реальность виртуальную (становится константной для нее), или, точнее сказать, информационно-виртуальную реальность, по-

скольку именно все более уплотняющиеся потоки информации, как в технических системах, так и в сознании людей, создают все больше и больше симуляций и образов.

Вместе с тем «информационно-виртуальная реальность» - это понятие, обозначающее одну из сторон информационной реальности, это отраженная искусственная динамическая субъективная реальность, или отраженный субъективный мир, являющийся результатом интеллектуальной деятельности субъекта [19]. При наличии соответствующих адекватных механизмов передачи информации отраженная субъективная реальность активно взаимодействует с субъективным миром человека, влияя на него, создает данную отраженную виртуальную реальность [20]. Для субъектов природной

жизненной средой обитания все чаще оказывается созданная самим субъектом информационновиртуальная среда с ее собственными технологиями, ресурсами, отходами, обменами и т.д. При этом происходит совмещение понятий информационной реальности как разнообразия особенного в отражении и виртуальности как модельного отображения действительной реальности с помощью определенных технологий и технических средств, позволяющих обеспечить частичное или полное погружение человека в это отображенное разнообразие и создающих иллюзию действительной реальности.

Таким образом, информационно-виртуальная реальность - это специфический срез в познании «взаимовстроенности» разных видов реальностей, который имеет и материальный, и идеальный аспекты. Информационно-виртуальная реальность существует и как «часть» природной реальности, и как особая модификация технической реальности, и как духовный компонент и может включать другие виды реальностей (социальная, экологическая и др.). Информационно-виртуальная реальность - это сложное системное явление, в ней в снятом виде присутствует природное, социальное и человеческое [21].

Информационно-виртуальная реальность как вид бытия синтезирует в себе свойства многих других. Так, например, виртуальная реальность обладает рядом свойств объективно-идеального бытия, так как ее актуальное существование возможно только благодаря компьютерным системам, в которых законы логики играют первостепенную роль. Вместе с тем она обладает свойствами субъективно-идеального бытия, потому что ее параметры могут меняться по воле и желанию субъекта, не говоря уж о том, что ее актуализация, т. е. наличное существование для данного субъекта, определяется им же. «Не будучи ни субъективной, ни объективной по характеру, виртуальная реальность располагается как бы между обоими полюсами, в зоне медиации, взаимосвязей, что никаким образом не умаляет ее отнологический статус, а возможно, напротив, предельно повышает его, поскольку обе «субстанции» («протяженная» и «мыслящая») в конечном итоге могут оказаться всего лишь функциями, производными тех процессов сетевого взаимодействия и коммуникации, в которые они изначально вовлечены» [22].

Наряду со свойствами идеального бытия в виртуальной реальности воспроизводятся и свойства материального бытия: воздействие виртуального бытия на органы чувств человека практически полностью идентично воздействию реальных материальных объектов. Исследователи информационной реальности и виртуальной реальности пока еще далеки от каких-либо окончательных выводов, но одно можно сказать с уверенностью, что информационно-виртуальная реальность не имеет своей собственной сущности, даже хотя бы относительно не зависящей от других форм бытия. Ее существо-

вание является результатом взаимодействия и взаимодополняемости материальных и идеальных форм бытия.

Мы утверждаем, что информационно-виртуальная реальность - суть сторона реальности информационной, причем созданная исключительно усилиями человека, т.е. виртуальность в объективном мире в чистом виде отсутствует, поэтому мы предлагаем следующее определение информационновиртуальной реальности: это разнообразие особенного в отражении, порождающее на основе специализированных технологий имитационномодельные образы возможных состояний и событий действительного мира путем их иллюзорной подмены посредством передачи разнообразия в сенсорную систему человека.

Сказанное выше позволяет заключить: современная наука столкнулась с необходимостью осмысления процессов формирования исторически нового типа реальности и, разумеется, с необходимостью ревизии наличного методологического потенциала, пригодного для изучения нового научного феномена - глобальной виртуализации. В этой связи возникает вопрос: на какой концептуальной основе должно базироваться познание? Мы полагаем, что для решения этой задачи необходимо опираться на философско-методологическую концепцию диалектического реализма, получившую обоснование в ряде работ забайкальских ученых [23]. Названная концепция это такое миропонимание, которое сочетает свободу человеческого творчества с космическим порядком бытия, а субстациональ-ность природы с признанием духовной сущности Вселенной (вспомним антропный принцип) [24]. Это такая система понятий, которая отражает реальность в терминах диалектики Единого и полагает перспективы глобальной цивилизации [25]. В этой концепции понятие «реальность» раскрывается как единство материального и духовного мира, независимого (объективного) и зависимого (субъективного) мира, т.е. в виде интегрального продукта объективной и субъективной реальности.

Отметим далее, что возникновение в науке нового предмета познания - феномена глобальной виртуализации - с необходимостью требует от философии методологического развития заявленной концепции диалектического реализма, которая, на наш взгляд, является стороной научной философии и в которой специфическим образом переплетаются представления о материальном и идеальном на базе знаний о информационно-виртуальном фундаменте как новом факторе познания современной цивилизации. Скорее всего, названное обстоятельство потребует некоторого пересмотра традиционных взглядов на «конструкцию» основного вопроса философии с учетом новых форм диалектики «материальное - идеальное». В перспективе, по-видимому, этот пересмотр выльется в акт методологической интеграции философии диалектического материализма с философией диалектического реализма.

Очевидно, что новая модель философского знания, сталкиваясь с необходимостью постижения новых видов реальности, оставляя диалектику как основу, будет обращаться к идеям диалектического реализма, т.е. для описания процессов глобальной виртуализации, например, соотношение «материальное - идеальное» придется развернуть в конструкцию: «материальная реальность - информационно-виртуальная реальность - идеальная реальность». В этой связи следует попытаться ответить еще на один вопрос: какова же диалектика материального и идеального в виртуальной реальности?

Поэтому, скажем, наряду с моделями глобализации общественного развития в науке возникают и модели другого типа - модели информационной виртуализации общества, а термин «глобальная виртуализация» возможно определить как общенаучное понятие, обозначающее процесс формирования глобальной виртуальной реальности [8], который (процесс) возникает и развивается на базе исторически новых информационных технологий. Именно информационные технологии, покрывая глобус новыми продуктами: виртуальными товарами, отношениями и институтами (Интернет), «повинны» в том, что в начале XXI в. приходится говорить о влиянии информационно-виртуальной реальности (если соглашаться с мыслью о философском статусе этой категории) на философскую, в первую очередь, диалектико-материалистическую картину мира, фиксировать гносеолого-методологическую потребность переосмысления в ряде познавательных случаев, традиционной «конструкции» основного вопроса философии.

Принципиальная особенность научно-философской методологии - исследование явлений через призму основного вопроса философии, т. е. с точки зрения принципов взаимосвязи «первичности - вторично-сти» материального и идеального, бытия и сознания, материи и духа. Материализм и идеализм - два главных направления, изначально сложившихся в философии, две ее основные традиции, они и сегодня влияют на философский анализ информационного подхода и на философское исследование информационной и виртуальной реальностей.

В конечном итоге можно было бы связывать принципиальное наличие информационно-виртуальных процессов в мире с существованием либо идеального, либо материального, что возвращает исследователя к исходному пункту философского анализа - фундаментальной дихотомии мироздания -деления его на материальное и идеальное - как предельной структурированности базового основания. Но наиболее продуктивной, как представляется, может служить не двухкомпонентная модель мироздания (материальное и идеальное), а упомянутая нами ранее расширенная, возникающая на основе диалектического реализма трехкомпонентная конструкция взаимодействующих, взаимокон-стантных, взаимодополняющих реальностей: «материальная реальность - информационно-виртуальная

реальность - идеальная реальность». Отсюда, обобщая сказанное, можно заключить, что философия информационной реальности в значительной степени содействует становлению и развитию философской концепции диалектического реализма.

Литература

1. Философский энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1989. - С.548.

2. Философские проблемы современной научной и технической реальности: учеб. пособие / под ред. В.П.Котенко.

- СПб.: Изд-во ГЭТУ, 1999.

3. Абрамов Ю.Ф., Бондаренко О.В., Душутин В.К. Информационное движение в природе и обществе. - Иркутск: Изд-во ИГУ, 1998. - С.48.

4. Готт В.С., Урсул А. Д. Союз философии и естествознания. - М.: Знание, 1973; Готт В.С., Урсул А.Д . Общенаучные понятия и их роль в познании. - М.: Знание, 1975; Абрамов Ю.Ф., Мальчуков В.А. Некоторые философские вопросы анализа общенаучных понятий // Методология научного познания и исследования социальных процессов. -Иркутск: Изд-во ИГУ, 1977; Готт В.С., Семенюк Э.П., Урсул А.Д. Категории современной науки. - М.: Мысль, 1984.

5. Абрамов Ю.Ф. Вопрос о формах движения материи в естествознании и теория информации // Вопросы методологии и истории наук. - Иркутск: Изд-во ИГУ, 1973.

6. Чуринов Н.М. Реальности: физическая и информационная. - Красноярск: САА, 1995. - С.153.

7. Абрамов Ю.Ф., Куйбарь В.И. Глобальная регионализации: к обоснованию понятия // Социально-гуманитарные знания. 2008. №1. - С.242-250.

8. Котенко В.П. и др. История информатики и философия информационной реальности. - М.: Академический проспект, 2007. - С. 277, 135-136.

9. Абдеев Р. Ф. Философия информационной цивилизации. - М., 1994. - С.169-170.

10. Обзор многочисленных определений информации // Мелик-Гайказян И.В. Информационные процессы и реальность. - М.: Наука, 1997.

11. Чернавский Д.С. Проблема происхождения жизни и мышления с точки зрения современной физики // Успехи физических наук. 2000. - Т.170. - № 2. - С.157-183.

12. Куйбарь В.И., Шкроб Н.В. Философские основания понятия «Эколого-информационная реальность». - Иркутск: Изд-во ИГУ, 2001. - С. 100.

13. Абрамов Ю.Ф. Картина мира и информация. - Иркутск: Изд-во ИГУ, 1988. - С.45.

14. Носов Н.Д. Виртуальная реальность // Вопросы философии. - 1999. - № 10; Беляев В.П. Философский взгляд на виртуальную реальность // Современная философия в поисках сущностей и смыслов. - Екатеринбург, 2001; Орехов С.И. Виртуальная реальность: исследование онтологических и коммуникационных основ: автореф. дис. ... д-ра филос. наук. - М., 2002; Барышев Р.А. Киберпространство и проблема отчуждения: автореф. дис. . канд. филос. наук. -Красноярск, 2009.

15. Грицианов А.А., Галкин Д.В., Карпенко И.Д. Виртуальная реальность // Новейший философский словарь. -Минск, 2001. - С. 171-172.

16. Bell D. The coming of post industrial society. N.Y., 1973; Toffler A. The third wave. N.Y., 1980; Castells M. The rise of the network society. Oxford, 1996.

17. Castells M. The information age: economy, society and culture. Vol. 1-3. Oxford, 1996-1998.

18. Иванов Д.В. Виртуализация общества. СПб.: Петербургское востоковедение, 2002, С.35

19. Куйбарь В.И. Эколого-информационный глобализм и устойчивое развитие цивилизации. - Иркутск: Изд-во ИГУ, 2005. - С.45-59.

20. Корсунов И.Г. Субъект и виртуальная реальность. -М.: Наука, 1998.

21. Севальников А.Ю. Онтологические аспекты виртуальной реальности // Виртуалистика: экзистенциональные и эпистемологические аспекты. - М., 2004. - С.202.

22. Кузнецов М.М. Виртуальная реальность - техногенный артефакт или сетевой феномен? // Виртуалистика: экзистенциональные и эпистемологические аспекты. - М., 2004.

- С.72.

23. Мантатова Л.В. Философские перспективы устойчивого развития информационного общества. - Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2002; Мантатова Л.В. Экологическая этика в информационную эпоху. - Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2003; Мантатова Л.В. Диалектический реализм: новые горизонты познания // Труды членов Рос. филос. об-ва. - М.: Московский философский фонд, 2002; Мантатова Л.В. Диалектический реализм как философия устойчивого развития // Вестник Российского философского общества. 2002. - №2.

24 Балашов Ю.В. Антропные аргументы» в современной космологии // Вопросы философии. 1988. - №7. - С. 117-

25. Мантатов В.В., Мантатова Л.В. Философия устойчивого развития. Глобалистика: энциклопедия. - М.: Радуга, 2003. - С. 1111-1112.

Абрамов Юрий Федорович, д-р филос. наук, проф. кафедры философии Иркутского государственного университета.

Куйбарь Владимир Иванович, канд. филос. наук, доцент, докторант кафедры философии Иркутского государственного университета

Abramov Yuriy Fyodorovich - doctor of philosophical sciences, professor of department of philosophy of Irkutsk State University.

Kuybar’ Vladimir Ivanovich - candidate of philosophical sciences, lecturer, doctorant of department of philosophy of Irkutsk State University.

E-mail: naukaitfk@ mail.ru

ХА. Бярлыбаев

О СООТНОШЕНИИ ПОНЯТИЙ БЕЗОПАСНОСТЬ И УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Рассматривается двоякое содержание понятия безопасности: а) в традиционном смысле и б) с позиций концепции устойчивого развития. Понятие безопасности, связанное с устойчивым развитием, предполагает стремление к безопасности и его достижение еще при зарождении, а затем и в процессе развития объекта, явления или процесса. Неустойчивость современного мирового развития чревата различными рисками, угрозами и опасностями, недопущение и преодоление которых возможно только через переход человечества на путь устойчивого развития.

Ключевые слова: безопасность, устойчивое развитие, устойчиво-безопасное развитие, безопасность в развитии, синергетический подход.

KhA. Barfybaev

ABOUT THE CORRELATION OF CONCEPTS “SECURITY”

AND “SUSTAINABLE DEVELOPMENT” IN CONDITIONS OF GLOBALIZATION

The twofold content of the concept of security is considered: a) in traditional sense and b) from the positions of the concept of sustainable development. The concept of security connected with sustainable development, assumes aspiration to safety and its achievement still at the dawn, and further during the development of object, phenomenon or process. Instability of modern world progress is fraught with various risks, threats and dangers, nonassumption and overcoming of which are possible only through transition of mankind to the way of sustainable development.

Key words: security, sustainable development, sustainable-safely development, security in development, synergetical approach.

Современный глобальный системный кризис человеческой цивилизации, являющийся предвестником и, возможно, началом или продолжением бифуркационной смены господствующих ныне в мире общественно-экономических отношений, требует усиления внимания к теоретическим и практическим проблемам обеспечения безопасности общественного развития как на локальном, так и на глобальном уровнях. Дело в том, что популярные ныне концепции и понятия безопасности предусматривают осуществление мер по противостоянию существующим и надвигающимся опасностям, так сказать, “задним числом”, которые включают: системы национальной и иной безопасности, армии и правоохранитель-

ные органы против угроз, создаваемых государствами и людьми друг против друга; тюрьмы, охранные структуры, высокие заборы, железные двери и замки против преступных намерений отдельных членов человеческого общества; “охрану” окружающей среды, означающей запоздалое устранение ущерба, наносимого ей самими людьми и угрожающего самоуничтожением человечеству и т.п. В отличие от этого концепция устойчивого развития предполагает достижение безопасности общественного развития путем недопущения и предотвращения самих источников угроз и опасностей заранее, в процессе их формирования и развития, так сказать, “профилактическим путем”.