Научная статья на тему 'Картографические работы землемеров в Якутии в XVIII-XIX вв'

Картографические работы землемеров в Якутии в XVIII-XIX вв Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

91
45
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Катионов О. Н.

The article presents cartographic works in Yakutia (XVIII XIX centuries), necessitated by the foundation of the new administrative district, that required land management and legal land use. An interesting personality is introduced.

CARTOGRAPHIC WORKS OF LAND SURVEYORS IN YAKUTIA (XVIII-XIX CENTURIES)

The article presents cartographic works in Yakutia (XVIII XIX centuries), necessitated by the foundation of the new administrative district, that required land management and legal land use. An interesting personality is introduced.

Текст научной работы на тему «Картографические работы землемеров в Якутии в XVIII-XIX вв»

УДК 528.9(09)

О.Н. Катионов НГПИ, Новосибирск

КАРТОГРАФИЧЕСКИЕ РАБОТЫ ЗЕМЛЕМЕРОВ В ЯКУТИИ В XVIII-XIX ВВ.

O.N. Kationov

Novosibirsk State Pedagogical University

CARTOGRAPHIC WORKS OF LAND SURVEYORS IN YAKUTIA (XVIII-XIX CENTURIES)

The article presents cartographic works in Yakutia (XVIII - XIX centuries), necessitated by the foundation of the new administrative district, that required land management and legal land use. An interesting personality is introduced.

В связи с уложением о губерниях 1775 г., по которому в штаты губернских управлений обязательно должны были входить губернские и уездные землемеры, якутский уездный землемер в то время находился в подчинении иркутского областного землемера. Именным указом от 22 апреля 1805 г. была образована Якутская область. В штате якутского областного правления были областной землемер и младший землемер [1].

Их функции заключались в межевых работах, измерении земель, проложении и измерении маршрутов губернских и уездных почтовых и проезжих дорог, составлении карт уездов и губерний, планов владений, подготовке статистических описаний.

Межевые планы, составленные ими и вычерченные в губернских чертежных штатными чертежниками, обязательно заверялись понятыми, чаще всего заинтересованными владельцами земельных дач и смежниками. Например, при визировании составленного в 1848 г. геометрического специального плана церковных земель Якутского Спасского монастыря в качестве понятых были присутствовавшие при этом и подписавшиеся: депутат от Якутского Спасского монастыря казначей иеромонах Никандр руку приложил, поверенный от Якутского казачьего полка хорунжий 14-го класса Иннокентий Олесов, доверенный от якутского городского общества купецкий сын Иван Суздалов, понятые же от якутского казачьего полка урядники Алексей Малышев и Федот Бубякин, казаки Андрей Бубякин, Егор Бубякин, Иннокентий Амосов, Сила Скрыдыкин, мещанин Яков Окуловский за себя и за понятого же мещанина Петра Белых, мещанин Василий Коротыгин за себя и за Семена Винокурова и Дмитрия Суздалова по «их безграмотству», а также мещанин Измаил Волков. «При этом руку приложили» непосредственно на самом плане, подтверждая тем самым его подлинность. Через несколько лет, в 1857 г., с плана сняли копию и помимо землемерного чертежника Александра Худякова, который выполнил измерение и черчение плана, заверенного областным землемером Степановым, на плане появились дополнительные визирующие подписи - и.

д. якутского областного землемера В. Востросова, опять же копировавшего с подлинной копии А. Худякова, свидетельствовавшего копию землемерного чертежника Григория Сарокова, поверявшего площадь якутского младшего землемера Афанасия Синицына и копировавшего с подлинной копии и свидетельствовавшего ее исполнявшего должность младшего землемера С. Шанцева [2]. Видимо, земельные отношения по владению сенокосами, выпасами в районе г. Якутска были достаточно напряженными и требовали разграничения, а именно землемеры и чертежники областной чертежной несли ответственность за четкое составление межевых планов и их четкое копирование. Планы необходимо было выдавать по запросу владельца, хранить копии в архиве чертежной для того, чтобы и через много лет провести их поверку, внести какие-либо поправки и изменения и опять же в присутствии уполномоченных от владельцев и понятых их заверить. На заверенном понятыми плане мы насчитали 15 подписей, хотя «Инструкция землемерам...» 1766 г. устанавливала необходимость наличия 12 понятых: «К достоверному и очевидному свидетельству как всего того, что при произведении меж и снятии планов быть случится, так и при спорах для свидетельства ж. иметь землемерам сторонних людей, называемых по прежнему обыкновению понятыми, всего двенадцать человек, которых им и брать из смежных владений, а в городах из городских жителей по пропорции в то число из каждого селения, чего ради оных и приводить к присяге в том, что они будут показывать самую истину о всем, что у них о том спрашивано будет, что при них на межевании быть случится, и в каких урочищах.» [3].

Действовали землемеры на основе Манифеста и инструкции о Генеральном межевании 1766 г. (и их более поздних модификаций), которые советские историки рассматривали только как источник распространения дворянско-помещичьего землевладения. Дворянин Т.А. Болотов в записках писал о росте приобретательской горячки среди помещиков, которые делали заявки о завладении ими многими тысячами десятин [4]. Но в Сибири не было помещичьего землевладения, поэтому межевые инструкции использовались для урегулирования владельческих отношений между государственными крестьянами, городскими, инородческими, казенными, монастырскими и церковными владениями.

Устаревшие планы отправляли в архив чертежной и составляли новые. Так, в 1858 г. якутским младшим землемером по предписанию якутского областного землемера Степанова был составлен по итогам измерения специальный план двух дач владения государственных крестьян села Усть-Майского и пяти участков церковной земли в масштабе 100 саженей в английском дюйме. Земель в двух дачах крестьянских земель всего было 581 дес. Место изготовления плана с. Усть-Мая. Подписал план областной землемер Степанов. К нему «руку приложили: депутат заседатель якутского земского суда титулярный советник Василий Махношевский, с духовной стороны церковный служитель.» и от крестьян фактически все мужское население села, которых по сказкам 9-й ревизии состояло в 18 дворах 58 душ м. п. и 39 душ ж. п. На плане отмечены р. Алдан, границы участков:

пустопорожней земли, церковной земли, владений крестьян. Однако, к 1887 г. «показанные на сем плане участки церковной земли (оказались - О. К.) недействительны вследствие нового отвода церковных земель и сочинения на них особого плана мл. землемером Шанцевым в 1887 г.» [5]. Указание на количество душ и земель на плане соответствовало межевой инструкции 1766 г., в п. 3, 4 § 16 которой говорилось: «3. Сколько за кем на каждой даче крестьянских дворов. 4. Сколько за кем из них на тех землях состоит по последней ревизии в подушном окладе мужеска пола душ» [6]. Традиция эта сохранялась и в конце XIX в. В «Деле об отводе земель жителям станций Якутского округа Иркутского почтового тракта» 1887-1890 гг. помимо определения степени обеспеченности землей пахотной, сенокосной и т. п. при характеристике селения обязательно указывалась численность населения. При этом не всегда указывалась ее женская часть. Например, в д. Табагинской на тракте было 46 ревизских, 35 работников, 23 малолетних и 35 ссыльных. Хлебопашества у них недоставало, а сенокосных угодий было достаточно [7]. На Таён-Аринской станции работников было - 10, малолетних - 9, всего ревизских - 19. Ссыльных - 1. У этих все наоборот -хлепопашенных земель - достаточно, а сенокосов мало [8].

Каждый землемер, получивший задание на ведение работ, обязан был вести полевой журнал, в котором отражался объем выполненных за день работ. Так, при выполнении нивелировки р. Лены и ее протоков, составлен был «Геодезический журнал веденный при возобновлении межи по двум дачам казенно-оброчной статьи Нелегер якутским областным землемером Зелуовничем в 1875 г.». Обычно в верхней части листа формата А-4 записывался день недели, например, на листе «№ 1. Господи благослови. 5 час. Июнь. Четверг. 1875 г.». Землемер приступал к работе с начала дня. Лето было коротким, а задания, полученные в начале полевого сезона, надо было успеть исполнить до наступления холодов. Хотя в этом районе с июня наступали белые ночи. Затем наносились карандашом градусы, очертания измеряемого участка. На одном из листов дела (13 об.) при одном из снятых черновых планов приводится список понятых [9]. Следовательно, понятые вызывались не только при окончании составления плана, но и в ходе полевых работ.

Часто в журналах на планах приводится дополнительная информация. На планах-абрисах местностей формата А-3, например, «Абрис на внутреннюю ситуацию земель владения инородцев Кинтулиского наслега, перенесен с абриса № 4-го 28 мая 1879 г. № 5». На абрисе, исполненном в карандаше, изображены реки, озера, протоки. Например, оз. Ытык Кель: «В этом озере водится почти вся речная рыба». Указан столб Тулагинский (межевой - О. К.), р. Лена «перемет Анкаты». Перенесено с абриса № 1, т. е. делался общий сборный абрис владений Кинтулиского наслега. На листах-абрисах указывалось время исполнения работ: 24, 26 мая и т. д. [10].

Работы землемерами велись и по воскресным дням. Так, при составлении абриса на внутреннюю ситуацию аласов, находящихся в горной части Кильдинского наслега, трудились в воскресенье 10 июня, а при

составлении абриса на окружное число земель владения инородцев Тулагинского наслега Мегинского улуса, находящихся внутри Кинтулинского наслега, работали в субботу 12 и 13 мая в воскресенье же [11]. Хотя инструкция землемерам предписывала иное. В § 4 читаем: «Прибыв туда, возложенное дело производить им, не упуская ничего из удобного к тому времени, по вся дни, кроме воскресных и торжественных, самим им землемерам, не поручая онаго никому другим.» [12].

В начале XX в. землемеры вели уже отпечатанные типографским способом журналы. Например, геодезический журнал и абрисы, веденные в 1906 г. при ограничительных работах по землям 1-го Хаяхсытского наслега Батунусского улуса якутским областным чертежником А. А. Аболынем, включали следующие действия. Чертежник вычислял точки стояния, точки визирования, верньеры, среднее из отсчетов, углы при одном круге, средние измеренные углы, примечания, число сажен от начала линии до перегиба, углы наклонения, поправки, горизонтальное положение. Всего было 20 точек стояния с пунктами «а», «б», 103 точки визирования. Следовательно, 103 верньера - градусов и минут [13]. После этого приступал к черчению абрисов и межевых планов.

Иногда при подготовке к межевым работам в полевых журналах записывали отношение к вероисповеданию местного населения. Так, при начале работ по измерению и составлению планов местностей Восточно-Кангалаского улуса Якутской области, было записано «набожностью отличаются». При характеристике земельного участка тоже велась запись: «Сено среднего качества на участках. Цена от 30 до 40 коп. 60 пудов (видимо, урожайность - О. К.). На Илигиры для улучшения надо засыпать старую канаву, а новую надо прорыть на 30 саж., что будет стоить 30 руб. Утрамбовать руб. на 50 (на расстоянии 2-3 саж.). Расчистка леса - 60 руб. Расчистка леса под жилье - 60 руб., ерника - 30 руб. Огород - 200 руб. Дорога - 100 руб.» [14].

Таким образом, землемеры или чертежники по ходу работ еще составляли и сметы на проведение землеустроительных работ.

«Опись решенным делам Якутской областной чертежной», начатая в 1874 г. и оконченная в 1921 гг., дает представление о содержании дел, выполненных землемерами за этот период. Основные работы - межевание, которое включало решение разных проблем. Это и обращение крестьян об увеличении пахотной и покосной земли «в соответствии с узаконенной пропорцией». Это и продолжающийся в течение XIX в. отвод недостающего количества земли крестьянам Покровской, Тоён-Аринской, Ат-Дабанской, Крестьянской, Чурской, Еловской и Булгуняхтахской станций Иркутского тракта как сенокосных, так и выгонных мест. (В описи зафиксировано время исполнения: 24 марта 1880 г. на 35 л., а сам документ отсутствует). Это и дела об измерении земель, уступленных инородцами под новые поселения скопцов или других лиц в разных урочищах. Это и дела о передаче в 4-летнее пользование 100 десятин земли мещанину Илье Золотареву (1884 г. на 4 л.); об освидетельствовании качества земель ссыльных (насколько земли удобны

в пашне и сенокосе - 1884 г. на 11 л.); об осмотре рыболовных песков, состоящих в споре между казаками якутского полка и городом (1885 г. на 8 л.); о наделе крестьян с. Павловского Иркутского тракта Якутского округа с соответствующим приведением в известность земель инородцев 1 -го Холгушинского наслега Мегинского улуса; о разбирательстве спорных рыболовных песков между инородцами Мегинского улуса, Тулагинского наслега и Западно-Кангаласского улуса Кильдемского наслега, лежащих на р. Лене (1885 г. на 2 л.); по отводу земли, просимой под расчистку с правом 40летнего владения скопцом Линковым в Олекминском округе (1886 г. на 16 л.); о споре по вновь образовавшемуся острову «Сага-ары» между якутским городским обществом и инородцами Харинского наслега Западно-Кангаласского улуса; об измерении и положении на план местностей скрытых во время приведения в известность земель инородцами 4-го и 5-го Мальтагирских наслегов Западно-Кангаласского улуса. Землемеры могли предлагать отрезать или прирезать земли, исходя из интересов нуждающейся стороны [15]. Однако, не все дела сохранились, потому что архив Якутска, как и многие другие архивы Сибири, подвергался ревизиям, дела списывались и уничтожались, а оставались только их описи. К тому же причиной гибели многих дел (в том числе и картографических) могли быть пожары и наводнения, поэтому карты Якутии в национальном архиве представлены в крайне малом количестве [16].

Карты землемеров служили основой для составления общегеографических карт регионов Сибири. По итогам знаменитой Чукотской экспедиции 1868-1870 гг. ее руководитель барон Г. Л. Майдель написал в своей книге специальный раздел «Орографический очерк Якутской области» и составил карту Якутской области. Источниковый материал, положенный в основу карты, был много шире, нежели тот, который собрала Чукотская экспедиция. Исследователь использовал также рисованные карты землемеров (выделено нами - О. К.), обработав обширный картографический материал предшествующих и последующих (в пределах XIX ст.) экспедиций. Г.Л. Майдель считал эти землемерные карты, относившиеся к системам левых притоков Лены, расположенных между последнею и Витимом, специальными. «Тут имеются в виду преимущественно река Бири, впадающая выше города Олекминска, и река Намана, текущая в Лену ниже его (Якутска - О. К.), а также часть дороги между Якутском и городом Вилюйском» [17]. Ученые В.Н. Сакс и А.Л. Яншин считали, что труды Чукотской экспедиции «впервые познакомили научные круги с суровой природой, орографией и гидрографией Северной и Восточной Якутии». О значении деятельности ее участников они пишут: «Разработанная Майделем и его сотрудниками орографическая схема Восточной Якутии с расположением хребтов по водоразделам главных рек вошла во все карты мира и была изменена только после более детальных исследований С. В. Обручевым в 1926-1930 гг.» [18].

На рубеже XIX-XX вв. якутским окружным землемером Бодеевым по поручению Якутского областного землемера была подготовлена карта

Якутской области в М: 40 верст в английском дюйме [19]. К сожалению, нам ее пока не удалось встретить.

Из дел якутского статистического комитета можно узнать о судьбах некоторых чинов ведомства межевания. Так, в составленном в 1907 г. личном деле бывшего якутского областного землемера межевого инженера титулярного советника Николая Михайловича Орлова отмечен возраст (32 года), чин, имя, должность, вероисповедание, знаки отличия и получаемое содержание, а также место получения воспитания (т. е. образования) и наличие имения - собственности. Областной землемер Орлов имения не имел, получал оклад жалованья 1 000 руб., столовых - 1 000 руб. Итого -2 000. Происходил из обер-офицерских детей, вероисповедания православного, имел орден Св. Станислава 3-й степени, медаль в память коронования императора Николая II. Воспитывался в Константиновском межевом институте, выпущен со званием межевого инженера, старшего землемерного помощника, с правом на чин X класса и на ношение знака, заменяющего аксельбант, а также с обязанностью прослужить по межевому ведомству пять лет. В 1897 г. зачислен на дополнительные курсы при межевом институте сроком на два года. Высочайшим приказом 4 декабря утвержден в чине коллежского секретаря со старшинством с 1898 г., а с 1899 г. за выслугу лет произведен в титулярные советники (рос в чинах во время учебы). Прикомандирован для помощи в вычислительных работах заведующему метеорологической и магнитной обсерваторией и для занятий по воспитательной части, т. е. преподавания, в межевом институте. В 1900 г. командирован в качестве топографа и астронома для участия в работах снаряженной Академией наук вспомогательной санной экспедиции геолога Константина Адамовича Волосовича для Русской полярной экспедиции под руководством Э. В. Толя на острова Новой Сибири сроком не более полутора лет [20]. (Главная физическая обсерватория поручила ему инспектирование метеорологических станций в Верхоянске, Усть-Янске и Русском Устье). В его задачи входили также магнитные исследования между Якутском и Усть-Янском. Эта экспедиция в течение весны-лета 1901 г. (по 2 сентября) устроила депо провизии для Русской полярной экспедиции. Запасы позволили провести зимовку без потерь. Работы вспомогательной экспедиции руководителем Русской полярной экспедиции Э. В. Толем были оценены высоко [21]. Оттуда Н. М. Орлов возвратился в 1902 г. к занятиям в Константиновском межевом институте. В качестве якутского областного землемера назначен 26 июня 1903 г., в Якутск прибыл 10 сентября 1903 г., приказом якутского губернатора от 13 сентября приступил к исполнению должности, когда было ему 28 лет. 1 января 1906 г. награжден орденом, 21 января 1907 г. разрешен 4-х месячный отпуск с сохранением содержания. 22 сентября 1907 г. назначен Минским губернским землемером [22]. Такая быстрая карьера свидетельствовала и об определенных способностях, и о солидной базовой подготовке межевого инженера, проявившего себя в условиях полярных стуж с 1900 г. и сыгравшего важную роль в подготовительных работах к картографированию северо-востока России.

Таким образом, землемеры Восточной Сибири работали в русле

общероссийских задач с учетом определенной специфики, оказывали содействие научным экспедициям, их материалы служили важным подспорьем при составлении общегеографических и административных карт Восточной Сибири.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Якутия. Хроника. Факты. События. 1632-1917 гг. /Сост. А.А. Калашников. Изд. 2-е, доп. - Якутск : Бичик, 2002. - С. 142.

2. НАРС (Я). Ф. 348-И : Якутский окружной землемер. Оп. 2. Д. 45.

3. Инструкция землемерам к генеральному всей империи нашей земель

размежеванию. - М. : Сенат. типогр., 1766. - С. 4. - § 14.

4. Рубинштейн Н. Л. Сельское хозяйство России во второй половине XVIII в. (Историко-экономический очерк). - М. : Гос. изд-во политич. лит-ры, 1957. - С. 62-63.

5. НАРС (Я). Ф. 348-И. Оп. 2. Д. 89.

6. Инструкция землемерам... С. 4. § 16. П. 2, 3.

7. НАРС (я). Ф. 348-И. Оп. 1. Д. 241. Л. 26.

8. Там же. Д. 261. Л. 9.

9. НАРС (Я). Ф. 343-И : Якутский статистический комитет. Оп. 7. Д. 68. Л. 6, 11,12.

10. Там же. Д. 67. Л. 2-2 об., 4-5.

11. Там же. Д. 66. Л. 1, 2.

12. Инструкция землемерам. С. 2. - § 4.

13. НАРС (Я). Ф. 343-И. Оп. 7. Д. 65. Л. 1-11.

14. Там же. Д. 64. Л. 2., 9 об., 10.

15. Там же. Д. 2. Л. 1-5.

16. Иванов В. Ф. Русские письменные источники по истории Якутии XVIII - начала XIX в. - Новосибирск : Наука. Сиб. отд-ние, 1991. - С. 14-34. (Раздел первый : документальные источники. Гл. 1. Сохранность источников).

17. Майдель Г.Л. Путешествие по северо-восточной части Якутской области в 18681870 годах барона Г.Л. Майделя. Т. 2. С атласом, содержащим 4 карты и систематический список рек /пер. с нем. В.Л. Бианки. - СПб. : Тип. имп. АН, 1896. - Т. 2. - С. 63-64.

18. Цит. по : Ширина Д.А. Экспедиционная деятельность Академии наук на северо-востоке Азии. 1861-1917 гг. - Новосибирск : ВО «Наука». Сибирская издат. фирма, 1993. - С. 23.

19. НАРС (Я). Ф. 348-И. Оп. 1. Д. 49. Л. 6-6 об., 21.

20. НАРС (я). Ф. 343-И. Оп. 7. Д. 73. Л. 1 об.

21. Ширина Д. А. Указ. соч. - С. 93.

22. НАРС (Я). Ф. 343-И. Оп. 7. Д. 73. Л. 1 об. - 4 об.

© О.Н. Катионов, 2008