Научная статья на тему 'К вопросу о системах и структурах органов исполнительной власти субъектов Федерации, входящих в Приволжский федеральный округ'

К вопросу о системах и структурах органов исполнительной власти субъектов Федерации, входящих в Приволжский федеральный округ Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
18
4
Поделиться
Ключевые слова
ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ / EXECUTIVE POWER / СТРУКТУРА / STRUCTURE / СИСТЕМА / SYSTEM / ПРАВИТЕЛЬСТВО / GOVERNMENT / МИНИСТЕРСТВО / MINISTRY / ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ / STATE COMMITTEE / ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЛУЖБА / PUBLIC SERVICE / ГЛАВА РЕСПУБЛИКИ / HEAD OF THE REPUBLIC / ГУБЕРНАТОР / GOVERNOR

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Голованов Михаил Олегович, Баландина Евгения Александровна

Данная статья посвящена особенностям систем и структур органов исполнительной власти в субъектах федерации, входящих в Приволжский Федеральный округ. Проводится анализ полномочий органов исполнительной власти, их функций, порядка взаимодействия с другими ветвями власти.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Голованов Михаил Олегович, Баландина Евгения Александровна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ABOUT SYSTEM AND STRUCTURES OF EXECUTIVE AUTHORITIES OF THE SUBJECTS OF THE FEDERATION ENTERING THE VOLGA FEDERAL DISTRICT

The article deals with the peculiarities of systems and structures of Executive power bodies in the subjects of the Federation included in the Volga Federal district. The analysis of the powers of the Executive authorities, their functions, the order of interaction with other branches of government.

Текст научной работы на тему «К вопросу о системах и структурах органов исполнительной власти субъектов Федерации, входящих в Приволжский федеральный округ»

УДК 342.6

К ВОПРОСУ О СИСТЕМАХ И СТРУКТУРАХ ОРГАНОВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ ФЕДЕРАЦИИ, ВХОДЯЩИХ В ПРИВОЛЖСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ОКРУГ

Голованов Михаил Олегович

старший преподаватель кафедры государственного и административного права ФГБОУ ВО «МГУ им. Н. П. Огарёва», г. Саранск, Россия

Баландина Евгения Александровна студентка юридического факультета ФГБОУ ВО «МГУ им. Н. П. Огарёва», г. Саранск, Россия

E-mail: evgesha-bal@mail.ru

ABOUT SYSTEM AND STRUCTURES OF EXECUTIVE AUTHORITIES OF THE SUBJECTS OF THE FEDERATION ENTERING THE VOLGA FEDERAL DISTRICT

Mikhail Golovanov

Senior lecturer department of the state and administrative law National Research Mordovia State University,

Saransk, Russia Evgeniya Balandina The student

National Research Mordovia State University,

Saransk, Russia

АННОТАЦИЯ

Данная статья посвящена особенностям систем и структур органов исполнительной власти в субъектах федерации, входящих в Приволжский Федеральный округ. Проводится анализ полномочий органов исполнительной власти, их функций, порядка взаимодействия с другими ветвями власти.

ABSTRACT

The article deals with the peculiarities of systems and structures of Executive power bodies in the subjects of the Federation included in the Volga Federal district. The analysis of the powers of the Executive authorities, their functions, the order of interaction with other branches of government.

Ключевые слова: исполнительная власть; структура; система; правительство; министерство; государственный комитет; государственная служба; глава республики; губернатор.

Key words: executive power, structure, system, government, Ministry, state Committee, public service, head of the Republic, Governor.

Конституция Российской Федерации закрепила вертикаль органов исполнительной власти. Данное утверждение вытекает из общего смысла статей Конституции, так как органы исполнительной власти в субъектах наделены такими же полномочиями, как и федеральные, и исполняют распорядительную функцию в целях соблюдения единой политики в установленной сфере, однако предусмотрена и частичная децентрализация, как того требует федеративное устройство государства.

Конституция гарантирует субъектам РФ всю полноту государственной власти вне пределов ведения России и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения России и ее субъектов [1, ст. 73]. При этом основной закон страны определяет, что система органов государственной власти субъектов устанавливается самостоятельно, но исходя из основ конституционного строя Российской Федерации и в соответствии с общими принципами организации представительных и исполнительных органов государственной власти, которые определяются федеральным законом (ст. 77).

Федеральный закон от 6 октября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (далее по тексту - ФЗ № 184) устанавливает общие для всех субъектов основы организации их органов государственной власти. В нём регламентируются и правила формирования и деятельности органов исполнительной власти в субъектах Российской Федерации, среди которых необходимо выделить следующие:

- делегированные полномочия органов исполнительной власти в субъектах осуществляются на принципах самостоятельности;

- деятельность данных органов носит распорядительный характер;

- уставом субъекта федерации или его конституцией может быть установлено высшее должностное лица субъекта (данное право предоставлено в качестве возможности и не предполагает обязательного установления конституцией (уставом) субъекта данной должности согласно ст. 2 ФЗ № 184).

Установление системы государственных органов власти субъектов РФ является важным и достаточно сложным процессом, поэтому он не мог остаться без внимания Конституционного Суда России. Так, вышеупомянутый ФЗ № 184 неоднократно проверялся Конституционным Судом на соответствие Конституции его отдельных положений. Например, в части детализации регулирования вопросов формирования и деятельности органов государственной власти, суд указал, что организация власти на уровне субъекта РФ в принципе должна соответствовать организации власти на уровне Российской Федерации, а поэтому установление полномочий исполнительных органов государственной власти субъектов РФ не может быть исключительной прерогативой субъектов. По мнению Суда, упомянутый Закон устанавливает лишь основные полномо-

чия, которые в пределах полномочий и компетенции, вытекающей из Конституции, должен осуществлять высший исполнительный орган государственной власти субъекта РФ. При этом данный Закон не содержит исчерпывающего перечня полномочий органов исполнительной власти субъекта РФ и специально предусматривает, что законом субъекта РФ регулируются иные вопросы, относящиеся в соответствии с Конституцией, федеральными законами, конституцией (уставом) и законами субъекта РФ к ведению и полномочиям субъекта РФ, и что высший исполнительный орган государственной власти субъекта Федерации осуществляет иные полномочия, установленные федеральными законами, конституцией (уставом) и законами субъекта РФ. Конституционным Судом РФ были сформулированы и иные правовые позиции, определяющие базовые принципы, исходя из которых должна выстраиваться система государственных органов в субъектах РФ [20, с. 645-646].

Как следует из Постановления Конституционного Суда от 18 января 1996 г. № 2-П, поскольку по Конституции законодательная и исполнительная власти являются самостоятельными, недопустимо, выходя за пределы, предусмотренные Конституцией, закреплять в Основном Законе (Уставе) субъекта нормы, ставящие исполнительную власть в подчинённое по отношению к представительному органу положение. Это противоречило бы Конституции, так как создавало бы препятствия для реализации её положения о том, что по определённым полномочиям федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов РФ образуют единую систему исполнительной власти.

Наименование высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ, его структура, система устанавливаются конституцией (уставом) и законами субъекта РФ с учётом исторических, национальных и иных традиций субъекта РФ.

Региональная практика показывает, что применительно к органу исполнительной власти отсутствует разнообразие наименований. В большинстве субъектов РФ таким органом выступает правительство, в ряде краёв, областей -администрация. Исключение составляют, например, Кабинет Министров Чувашской Республики [4, ст. 87], Кабинет Министров Республики Татарстан -Правительство Республики Татарстан [9, ст. 99]. Но несмотря на различность наименований, это высшие органы исполнительной власти субъектов РФ, действуют они на постоянной основе и являются коллегиальными.

Система органов исполнительной власти в областях по большей части не отличаются друг от друга. Так, например, в Ульяновской области в состав органов исполнительной власти входят:

- Правительство;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- министерства;

- агентства;

- департаменты;

- инспекции;

- комитеты;

- палаты;

- управления (главные управления).

Они формируются Правительством Ульяновской области. Их функции, права и обязанности, определяются также Правительством.

С небольшими изменениями представлена система Нижегородской области: здесь отсутствует такая организационно-правовая форма, как агентство.

Система органов исполнительной власти Самарской области вообще представлена только министерствами, а другие органы образуются в соответствии с перечнем, определяемым Губернатором Самарской области [10].

В Оренбургской области система представлена схожими органами, но там появляется аппарат Губернатора и Правительства Оренбургской области, который тоже является частью системы исполнительной власти.

Немного по-иному дела обстоят в республиках. Так, например, в систему органов исполнительной власти Чувашской Республики входят:

- Глава Чувашской Республики как высшее должностное лицо и глава исполнительной власти Чувашской Республики;

- Кабинет Министров Чувашской Республики как высший исполнительный орган государственной власти Чувашской Республики;

- Администрация Главы Чувашской Республики;

- министерства;

- государственные комитеты [16].

Системы органов исполнительной власти Республик Татарстан, Мордовия, Башкортостан [8] наряду с министерствами, государственными комитетами, агентствами, представляют такие органы, которых нет в вышеупомянутых республиках и областях: республиканские службы, палаты, комиссии и представительства, а в Татарстане ещё существуют центры и ведомства.

Из выше представленной информации, мы можем понять, что система органов исполнительной власти в отдельных субъектах различна. Конечно же, есть схожие органы: министерства, комитеты, агентства. Но по большей степени каждый субъект определяет свою систему и устанавливает органы, отсутствующие в других субъектах, имеющих между собой равный статус (в качестве примера можно привести Республику Татарстан, где в систему органов исполнительной власти входят центры и ведомства). Следует также указать, что, например, аппараты глав регионов и аппараты высших исполнительных органов субъектов РФ, по нашему мнению, не должны входить в исполнительную власть субъектов РФ.

Установление в каждом высшем органе исполнительной власти субъекта РФ системы также предполагает и определение его структуры.

Структура высшего органа исполнительной власти субъекта РФ устанавливается высшим должностным лицом субъекта в соответствии с конституцией (уставом) данного субъекта РФ (это право вытекает из положения ч. 4 ст. 17 ФЗ № 184).

Переходя непосредственно к структуре высших органов исполнительной власти субъектов РФ, нельзя не остановиться подробнее на вопросе, касающегося руководителя высшего исполнительного органа субъекта РФ, которым в соответствии с ФЗ № 184 должно быть высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации. Подобное утверждение исходит из анализа его правового положения; закон, хотя прямо и не указывает, но исходит из единства понятия и правового статуса высшего должностного лица и руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации [18, с. 32-36].

Однако, на сегодняшний день в большинстве субъектов федерации высшие должностные лица непосредственно не являются руководителями высших исполнительных органов власти, т.е. эти две должности не совмещены в одном лице. К примеру, в Республике Марий Эл должность главы республики совмещена с должностью председателя правительства. Похожая картина складывается и в Пензенской, Ульяновской областях, где высшее должностное лицо субъекта и председатель правительства - это одно и тоже лицо. В республиках Мордовия, Удмуртия [7], Чувашия, хотя в их конституциях и закреплены нормы о том, что высшие должностные лица являются главами исполнительной власти, но они сами непосредственно не являются руководителями высшего органа исполнительной власти субъекта. В этих регионах их главы с согласия законодательных органов назначают председателей правительств в качестве руководителей высших органов исполнительной власти субъектов [19, с. 62-65].

Так, Конституция Республики Мордовии учредила должность высшего должностного лица - Глава Республики Мордовия, который возглавляет высший исполнительный орган государственной власти республики - Правительство [6].

Законом Самарской области «О Правительстве Самарской области» также обозначено, что Правительство Самарской области (высший орган исполнительной власти) возглавляет Губернатор региона [10].

Должности высшего должностного лица субъекта и руководителя высшего исполнительного органа власти во всех субъектах федерации, по нашему мнению, должны быть совмещены в одном лице. Это позволит во многом повысить эффективность функционирования системы исполнительных органов власти регионов, оптимизировать систему государственного управления и повысить персональную ответственность высших должностных лиц субъектов за социально-экономическое положение регионов.

В тех субъектах, где высшее должностное лицо не является непосредственным руководителем высшего исполнительного органа государственной власти региона, фактически полнота ответственности за разработку и осуществление социально-экономической политики высшим исполнительным органом власти в регионе прежде всего лежит на председателе правительства. В данном случае, если в регионе складывается неудовлетворительная ситуация в экономике, слабо решаются социальные вопросы, то высшее должностное лицо вполне аргументированно всю ответственность за это может переложить на ру-

ководителя высшего органа исполнительной власти и отправить его в отставку вместе со всем составом регионального правительства.

За последние годы значительно укрепился статус высшего должностного лица субъекта Российской Федерации и расширилась его компетенция. В настоящее время он наделён полномочиями по организации взаимодействия и координации деятельности не только органов исполнительной власти соответствующего региона, но и ряда территориальных органов федеральных органов исполнительной власти [3]. Таким образом, как справедливо отмечает профессор С. А. Авакьян, «законодательство России и ее субъектов позволяет воспринимать высшее должностное лицо как представителя субъекта, руководителя высшего коллегиального органа и вместе с тем всей системы исполнительной власти в субъекте» [17, с. 828].

В соответствии с законодательством высшее должностное лицо субъекта обладает собственной компетенцией и реализует её независимо от других органов государственной власти. Тем не менее, по нашему мнению, его функции и полномочия не выходят за рамки компетенции исполнительной власти, поскольку он наделён ими во взаимосвязи с должностью руководителя высшего органа исполнительной власти региона. Это говорит о том, что высшее должностное лицо не опосредованно, а непосредственно входит в систему органов исполнительной власти, юридически и фактически являясь главой всей исполнительной ветви власти субъекта Российской Федерации.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

На данный момент неоправданно осложнена и процедура отзыва высшего должностного лица субъекта Российской Федерации. Отзыв возможен только в следующих случаях, предусмотренных законодательством [2, ч. 7.2 ст. 19]:

во-первых, в случае нарушения высшим должностным лицом субъекта федерального законодательства и (или) законодательства региона, факт совершения которого сначала должен установить соответствующий суд;

во-вторых, при неоднократном грубом, без уважительных причин, неисполнении им своих обязанностей, которое, опять же, должно быть установлено соответствующим судом.

Других оснований для отзыва высшего должностного лица федеральный законодатель не предусматривает. Региональное законодательство абсолютно идентично в этом вопросе с федеральным и не предполагает иных вариантов отзыва главы субъекта. К тому же инициировать отзыв, т.е. обратиться в соответствующий суд с заявлением об установлении вышеуказанных фактов, вправе только политические партии, их региональные отделения, иные общественные объединения, а также группа избирателей в количестве не менее 100 человек, проживающих на территории соответствующего субъекта федерации.

Складывается впечатление, что даже при соблюдении установленного порядка процедуры его отзыва реализовать его практически невозможно. Особенно вызывает сомнение предусмотренная федеральным законодателем норма о необходимости сбора не менее 25% подписей всех избирателей, которые зарегистрированы на территории субъекта федерации, так как указанный законо-

дателем процент иногда превышает процент от числа зарегистрированных граждан, воспользовавшихся своим избирательным правом.

Для убедительности приведём такой пример. На территории Республики Марий Эл на выборах Главы республики 13 сентября 2015 г. количество всех избирателей, внесенных в список для голосования, составило 549 728. Из них приняли участие в голосовании 258 676, или 47,1% от их общего количества. После подведения итогов голосования Центральная избирательная комиссия республики посчитала избранным на должность Главы Республики Марий Эл изыскание Л. И. Маркелова, получившего 131 359 голосов избирателей, что составляет 50,78%, т.е. более половины голосов избирателей, принявших участие в голосовании, или же 23,9% голосов от зарегистрированных на территории республики граждан, обладающих активным избирательным правом [21].

Исходя из изложенного, можно теоретически предположить, что, если возникнет необходимость инициирования отзыва главы Республики Марий Эл, избранного на прошедших выборах, кроме сложной судебной процедуры, необходимо будет ещё собрать подписи граждан, обладающих активным избирательным правом, в большем количестве, чем проголосовало за его избрание. По нашему мнению, такой способ отзыва не укладывается в рамки демократических принципов избирательного процесса [5].

Кроме непосредственного главы высшего органа исполнительной власти существуют и другие должности в органах исполнительной власти субъекта РФ.

Так, каждый региональный глава имеет первых заместителей, как, например, в республиках Мордовия, Чувашия, и во всех областях ПФО, или простых заместителей без учреждения должности первого заместителя (республики Удмуртия, Татарстан, Башкортостан).

Также в зависимости от органов, образуемых в составе Правительства субъекта Федерации, в его структуру входят министры (практически во всех рассматриваемых регионах), председатели государственных комитетов (республики Мордовия и Татарстан).

Для таких республик, как Чувашия и Удмуртия, характерно наличие таких должностей, как Руководители администраций данных республик.

Существуют так называемые «исключительные» должности, так как существуют они только республиках. К ним можно отнести полномочного представителя Чувашской Республики, Республики Мордовия при Президенте Российской Федерации, постоянного представителя Главы Удмуртской Республики при Президенте Российской Федерации, Руководителя Администрации Главы Чувашской Республики и Руководителя Администрации Главы и Правительства Удмуртской Республики.

Актуальными на сегодняшний день, на наш взгляд, являются и вопросы установления системы и формирования структуры органов исполнительной власти. Во многих регионах они практически полностью отданы на усмотрение главы субъекта. Таким образом, минимизирована возможность участия в этом процессе законодательных органов государственной власти.

В соответствии с ФЗ № 184 система органов исполнительной власти субъекта устанавливается законом региона, т.е. фактически парламентом. Эти нормы закреплены в конституциях (уставах) субъектов федерации в качестве полномочий законодательных органов.

К примеру, в Конституции Чувашской Республики к ведению законодательного органа республики отнесено установление законом системы органов исполнительной власти республики по представлению Главы Чувашской Республики [4, п. 3.1 ч. 1 ст. 80]. Как мы упоминали выше, на сегодняшний день она включает в себя: Главу Чувашской Республики как высшее должностное лицо и главу исполнительной власти; Кабинет министров Чувашской Республики как высший исполнительный орган государственной власти; Администрацию Главы республики; министерства, государственные комитеты и иные органы исполнительной власти.

Таким образом, парламент Чувашии определяет лишь в общем виде перечень органов государственной власти, составляющих систему органов исполнительной власти республики. Министерства, государственные комитеты и иные органы исполнительной власти создаются, реорганизуются, ликвидируются, переименовываются Главой самостоятельно, без какого-либо участия законодательного органа республики, и они подотчётны только Главе республики и Кабинету министров.

Председатель Правительства республики назначается Главой республики с согласия Государственного Совета (законодательного органа) Чувашской Республики. Руководители остальных органов исполнительной власти назначаются и освобождаются от должности Главой самостоятельно, без учёта мнения законодателей. При такой системе органов исполнительной власти и таком порядке их формирования в случаях ненадлежащего исполнения руководителями органов исполнительной власти своих полномочий парламент республики практически лишён возможности привлечения их к какой-либо конституционно-правовой ответственности.

Подобная картина характерна не только для Чувашской Республики. Так, в Республике Башкортостан при формировании исполнительной власти в регионе к ведению законодательного органа также отнесены лишь полномочия по установлению системы исполнительных органов государственной власти субъекта Федерации и дача согласия высшему должностному лицу региона на назначение председателя правительства республики. Хотя, справедливости ради следует отметить, что в отдельных субъектах (например, в республиках Марий Эл [13, ст. 3], Мордовия [14, ст. 8], а также Кировской [12, ст. 6], Саратовской [15, ст. 6], Нижегородской [11, ст. 6] областях) законодательством региона предусмотрена дача согласия парламентом на назначение на должность и некоторых других руководителей органов исполнительной власти, но это достаточно узкий круг должностных лиц.

Подводя итог анализу федерального и регионального законодательства, формирующего нормативную основу деятельности органов исполнительной власти субъектов федерации, приходим к выводу, что она не допускает много-

образия и формирует чёткую единообразную вертикаль. Возможно, такая организация - единственно верный способ обеспечить порядок в сфере исполнительной региональной власти.

На наш взгляд, необходимо изменить нормативное регулирование в тех субъектах, где высшее должностное лицо не является непосредственным руководителем высшего исполнительного органа государственной власти региона. Открытым является вопрос расширения оснований для отзыва высшего должностного лица и реальности их реализации в случае ухудшения социально-экономического положения региона.

Список литературы:

1. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12.12.1993 (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) [Электронный ресурс]. // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

2. Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации: федеральный закон от 6 октября 1999 № 184-ФЗ // Собрание законодательства РФ. -2014. - № 31. - Ст. 4398.

3. Вопросы взаимодействия и координации деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и территориальных органов федеральных органов исполнительной власти: указ Президента РФ от 2 июля 2005 № 773 // Собрание законодательства РФ. - 2005. - № 27. - Ст. 2730.

4. Конституция Чувашской Республики от 10.12.2000 (ред. от 30.12.2018) [Электронный ресурс]. // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

5. Конституция Республики Марий Эл от 24.06.1995 (ред. от 31.07.2014) [Электронный ресурс]. // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

6. Конституция Республики Мордовия от 22.09.1995 (ред. от 25.12.2017) [Электронный ресурс]. // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

7. Конституция Удмуртской Республики от 27.12.1994 (ред. от 26.12.2017) [Электронный ресурс]. // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Конституция Республики Башкортостан от 24.12.1993 № ВС-22/15 // Ведомости Верховного Совета и Правительства республики Башкортостан. -1994. - № 4(22). - Ст. 146.

9. Конституция Республики Татарстан от 06.11.1992 (ред. от 22.06.2012) [Электронный ресурс]. // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

10. О Правительстве Самарской области: закон Самарской области от 30 сентября 2011 № 80-ГД // Волжская коммуна. - 2011. - №366.

11. О Правительстве Нижегородской области: закон Нижегородской области от 3 октября 2007 № 129-3 // Правовая среда». - 2007. - № 70(858).

12. О Правительстве и иных органах исполнительной власти Кировской области: закон Кировской области от 26 июля 2001 № Ю-ЗО // Вятский край. -2001. -№ 139(2578).

13. О правительстве республики Марий Эл: закон республики Марий Эл от 18 сентября 2001 № 23-3 // Собрание законодательства Республики Марий Эл. -2001. -№ 10. - Ст. 385.

14. О Правительстве Республики Мордовия: закон республики Мордовия от 12 ноября 2001 № 42-3 // Ведомости ГС РМ. - 2002. - № 13-14(45). - Ст. 408.

15. О Правительстве Саратовской области: закон Саратовской области от 5 сентября 1996 // Саратовские вести. - 1996. - № 178(1346).

16. О системе исполнительных органов государственной власти Оренбургской области: закон Оренбургской области от 16 ноября 2005 № 2706/470-Ш-ОЗ // Бюллетень Законодательного Собрания Оренбургской области. - 2005 (32 заседание), I часть.

17. Авакьян С. А. Конституционное право России. Учебный курс: учеб. Пособие в 2 т. М.: Норма; ИНФРА-М,2014. - Т.2. - 912 с.

18. Демидов М. В. Законодательные и исполнительные органы государственной власти субъектов Российской Федерации: особенности конституционно-правового статуса и организации деятельности // Конституционное и муниципальное право. 2014. № 4. С. 32-36.

19. Демидов М. В. Исполнительная власть субъекта Российской Федерации: конституционно-правовой аспект ее статуса // Конституционное и муниципальное право. 2017. № 1. С. 62-65.

20. Комментарий к Конституции Российской Федерации / под ред. В. Д. Зорькина. М.: Норма; Инфра-М, 2011. - 1008 с.

21. Официальный сайт Центральной избирательной комиссии Республики Марий Эл [Электронный ресурс]: Электрон. дан. и прогр. - [Йошкар-Ола]. -Режим доступа: http://www.mari-el.izbirkom.ru, свободный. - Загл. с экрана. -Дата обращения: 08.05.2018.

References:

1. Constitution of the Russian Federation: adopted by popular vote 12.12.1993 (as amended by the laws of the Russian Federation on amendments to the Constitution of the Russian Federation from 30.12.2008 № 6-FKZ, from 30.12.2008 № 7-FKZ, from 05.02.2014 № 2-FKZ, from 21.07.2014 № 11-FKZ) [Electronic resource]. // Reference and legal system "Consultant Plus".

2. About the General principles of the organization of legislative (representative) and Executive bodies of the government of subjects of the Russian Federation: the Federal law of October 6, 1999 No. 184-FZ // Collection of the legislation of the Russian Federation. 2014. No. 31. St. 4398.

3. Questions of interaction and coordination of activity of Executive authorities of subjects of the Russian Federation and territorial authorities of Federal Executive authorities: the decree of the President of the Russian Federation of July 2, 2005 № 773 // Collection of legislation of the Russian Federation. 2005. No. 27. St. 2730.

4. Constitution of the Chuvash Republic from 10.12.2000 (edition of 30.12.2018) [Electronic resource]. // Reference and legal system "Consultant Plus".

5. Constitution of the Republic of Mari El from 24.06.1995 (ed.from 31.07.2014) [Electronic resource]. // Reference and legal system "Consultant Plus".

6. Constitution of the Republic of Mordovia from 22.09.1995 (ed.from 25.12.2017) [Electronic resource]. // Reference and legal system "Consultant Plus".

7. The Constitution of the Udmurt Republic dated 27.12.1994 (as amended on 26.12.2017) [Electronic resource]. // Reference and legal system "Consultant Plus".

8. Constitution of the Republic of Bashkortostan of 24.12.1993 № VS-22/15 / / sheets of the Supreme Council and Government of the Republic of Bashkortostan. 1994. № 4 (22). St. 146.

9. The Constitution of the Republic of Tatarstan dated 06.11.1992 (ed. from 22.06.2012) [Electronic resource]. // Reference and legal system "Consultant Plus".

10. About the government of the Samara region: the law of the Samara region of September 30, 2011 № 80-DG // Volzhskaya commune. 2011. No. 366.

11. About the government of the Nizhny Novgorod region: law of the Nizhny Novgorod region of October 3, 2007 № 129-Z // Pravovaya Sreda. 2007. No. 70 (858).

12. About the government and other Executive bodies of the Kirov region: the law of the Kirov region of July 26, 2001 № 10-ZO // Vyatka region. 2001. No. 139 (2578).

13. About the government of the Republic of Mari El: the law of the Republic of Mari El of September 18, 2001 № 23-Z / / Collection of legislation of the Republic of Mari El. 2001. No. 10. St. 385.

14. On the Government of the Republic of Mordovia: law of the Republic of Mordovia of 12 November 2001 No. 42-Z // Vedomosti GS RM. 2002. No. 13-14(45). St. 408.

15. About the government of the Saratov region: the law of the Saratov region of September 5, 1996 / / Saratov news. 1996. № 178 (1346).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16. About system of Executive bodies of the government of the Orenburg region: the law of the Orenburg region of November 16, 2005 No. 2706/470-III-OZ // Bulletin of the Legislative Assembly of the Orenburg region. 2005 (32nd meeting), I part.

17. Avakyan S. A. Constitutional law of Russia. Training course: study. Allowance in 2 T. M.: Normal; INFRA M, 2014. T. 2. 912 p.

18. Demidov M. V. Legislative and Executive bodies of the state power of subjects of the Russian Federation: features of the constitutional and legal status and the organization of activity // Constitutional and municipal law. 2014. No. 4. P. 32-36.

19. Demidov V. M., the Executive power of the subject of the Russian Federation: constitutional legal aspect of the status // the Constitutional and municipal law. 2017. No.1. P. 62-65.

20. Commentary on the Constitution of the Russian Federation / edited by V. D. Zorkin. M.: Norma; Infra M, 2011. 1008 p.

21. Official website of the Central election Commission of the Republic of Mari El [Electronic resource]: Electron. dan. and progr. - [Yoshkar-Ola]. - Mode of access: http://www.mari-el.izbirkom.ru free. The title. From the screen. - Date of access: 08.05.2018.