Научная статья на тему 'К вопросу о правовом регулировании ответственности государственных социальных внебюджетных фондов: проблемы научной дифференциации'

К вопросу о правовом регулировании ответственности государственных социальных внебюджетных фондов: проблемы научной дифференциации Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
514
95
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / ФИНАНСОВО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / ГОСУДАРСТВЕННЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ВНЕБЮДЖЕТНЫЕ ФОНДЫ / LEGAL LIABILITY / FINANCIAL AND LEGAL LIABILITY / STATE NON-BUDGETARY FUNDS

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Бит-Шабо Инесса Витальевна

В статье исследуются нормы бюджетного, налогового, административного и уголовного законодательства, а также сложившиеся научные позиции. Определено соотношение бюджетного принуждения и юридической ответственности в контексте исследуемой проблематики. Сформулировано авторское определение юридической ответственности государственных социальных внебюджетных фондов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

To a Question of Legal Regulations of State Non-budgetary Funds Liability: The Aspects of Academic Differentiation

For introduction of the author's position in the questions of legal regulations of state non-budgetary funds liability and academic differentiation of it's types, statutory regulations (budget, tax, administrative, criminal legislation) and the existing scientific points of view were researched. By means of scientific analysis, the interrelation of budget constraint and legal liability was defined in the context of the researched topic. The author's definition of state non-budgetary funds legal liability was stated as a conclusion.

Текст научной работы на тему «К вопросу о правовом регулировании ответственности государственных социальных внебюджетных фондов: проблемы научной дифференциации»

12 Там же.

13 Горбунова О.Н. Проблемы закона о финансах в условиях финансового кризиса // Известия Иркутской государственной экономической академии. 2010. № 1 (69). С. 129.

14 Там же. С. 130.

15 Рукавишникова И.В. Финансово-правовое регулирование рынка ценных бумаг // Финансовое право. 2005. № 7. С. 27-29.

16 Соколова Э.Д. Правовое регулирование финансовой деятельности государства и муниципальных образований. С. 37.

17 См.: Финансовое право: учебник / отв. ред. Н.И. Химичева. 5-е изд., перераб. и доп. С. 183.

18 См.: Химичева Н.И. Налоговое право: учебник. М., 1997. С. 6.

19 См.: Финансовое право: учебник / отв. ред. Н.И. Химичева. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 165.

20 См.: Соколова Э.Д. Теоретические аспекты правового регулирования финансовой деятельности государства и муниципальных образований: дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2008. С. 201-202.

21 Финансовое право: учебник / отв. ред. Н.И. Химичева. 3-е изд., перераб. и доп. С. 23.

22 См.: Федеральный закон от 2 апреля 2014 г. № 37-ФЗ «Об особенностях функционирования финансовой системы Республики Крым и города федерального значения Севастополя на переходный период» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2014. № 14, ст. 1529; 2015. № 1, ч. 1, ст. 66.

23 Allen Franklin, Chui Michael K.F., Maddaloni Angela. Financial systems in Europe, the USA and Asia // Oxford Review of Economic Policy, 2004. Vol. 20, № 4. Р. 490-508.

24 Ibid. Р. 490.

25 См. п. 6 Санкт-Петербургской декларации лидеров «Группы двадцати». URL: http://ru.g20russia.ru/ documents/ (дата обращения: 10.01.2015).

26 URL: https://g20.org/wp-content/uploads/2014/12/g20_high-level_principles_beneficial_ownership_ transparency.pdf (дата обращения: 15.02.2015).

27 URL: https://g20.org/wp-content/uploads/2014/12/Pittsburgh_Declaration_0.pdf. (дата обращения: 15.01.2015).

28 G20 High-Level Principles on Beneficial Ownership Transparency.

29 Ibid.

30 G20 High-Level Principles on Beneficial Ownership Transparency.

31 ФАТФ является межправительственной организацией, созданной в 1989 г. См.: International Standards on Combating Money Laundering and the Financing of Terrorism & Proliferation. The FATF Recommendations. February 2012. P. 7. URL: http://www.fatf-gafi.org/topics/fatfrecommendations/documents/ fatf-recommendations.html (дата обращения: 17.02.2015).

32 См. п. 77 Санкт-Петербургской декларации лидеров «Группы двадцати». URL: http://ru.g20russia. ru/documents/ (дата обращения: 10.01.2015).

33 Principles for financial market infrastructures. April 2012. URL: http://www.bis.org/cpmi/publ/d101a. pdf (дата обращения: 12.02.2015).

34 Неофициальный перевод документа распространен письмом Банка России от 29 июня 2012 г. № 94-Т «О документе Комитета по платежным и расчетным системам «Принципы для инфраструктур финансового рынка» // Вестник Банка России. 2012. № 38-39.

35 См.: Principles for financial market infrastructures. April 2012. Р.5.; п.1.3. неофициального перевода «Принципы для инфраструктур финансового рынка» (письмо Банка России от 29 июня 2012 года №94-Т).

36 См.: Вестник Банка России. 2012. № 38-39.

И.В. Бит-Шабо

К ВОПРОСУ О ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СОЦИАЛЬНЫХ ВНЕБЮДЖЕТНЫХ ФОНДОВ: ПРОБЛЕМЫ НАУЧНОЙ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ

В статье исследуются нормы бюджетного, налогового, административного и уголовного законодательства, а также сложившиеся научные позиции. Определено соотношение бюджетного принуждения и юридической ответственности в контексте исследуемой проблематики. Сформулировано авторское определение юридической ответственности государственных социальных внебюджетных фондов.

Ключевые слова: юридическая ответственность, финансово-правовая ответственность, государственные социальные внебюджетные фонды.

© Бит-Шабо Инесса Витальевна, 2015

Кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры финансового, банковского и таможенного права (Саратовская государственная юридическая академия); inessavita@mail.ru

I.V. Bit-Shabo

TO A QUESTION OF LEGAL REGULATIONS OF STATE NON-BUDGETARY FUNDS LIABILITY: THE ASPECTS OF ACADEMIC DIFFERENTIATION

For introduction of the author's position in the questions of legal regulations of state non-budgetary funds liability and academic differentiation of it's types, statutory regulations (budget, tax, administrative, criminal legislation) and the existing scientific points of view were researched.

By means of scientific analysis, the interrelation of budget constraint and legal liability was defined in the context of the researched topic.

The author's definition of state non-budgetary funds legal liability was stated as a conclusion. Keywords: legal liability, financial and legal liability, state non-budgetary funds.

В настоящее время вопросы юридической ответственности в рамках реализации разного рода правоотношений приобретают первостепенное значение, поскольку данный институт, являясь составляющим элементом правового статуса субъекта, рассматривается и в качестве условия соблюдения норм законодательства и становления правового государства.

С каждым годом повышается научно-практический интерес к проблемам правового регулирования юридической ответственности в целом и ее отдельным видам, в т.ч. и появившимся в последние десятилетия и признаваемым отнюдь не всем научным сообществом. Причиной роста внимания является необходимость повышения уровня правовой дисциплины субъектов правоотношений, § желание государства не допустить массового нарушения норм действующего л. законодательства. Юридическая ответственность в данном аспекте есть один из 3 самых действенных инструментов. В широком смысле она обладает признаком % системы, включающей отдельные сходные по основным признакам взаимосвя-

1 занные элементы. Системный характер юридической ответственности отражен & в работах Д.А. Липинского, Р.Р. Хаснутдинова, В.М. Ягудиной1. По мнению | П.М. Курдюка, «никакое определение не может содержать в себе все признаки § юридической ответственности, поскольку оно будет слишком громоздким, терми-| нологически загруженным». Данное обстоятельство затрудняет формулирование

2 унифицированного ее определения, которое будет учитывать все ее особенности

о

° и внутрисистемные связи2.

« Основные элементы юридической ответственности есть ее виды, существова-

| ние некоторых из них до сих пор ставится научным сообществом под сомнение. е Наряду с общепризнанными видами юридической ответственности выделяют ° конституционно-правовую ответственность, муниципально-правовую ответ-

0

° ственность, финансово-правовую ответственность, налогово-правовую ответ-

го

3 ственность как подвид последней и т.д. То есть при исследовании юридической

1 ответственности используется видовой критерий.

$ Особенности юридической ответственности в отдельных общественных отно-

шениях изучаются посредством применения их объекта. Как правило, в таких случаях ответственность наделяется характеристикой комплексности3.

Ряд ученых по-прежнему подвергают сомнению, тезис, что финансово-правовая ответственность, несмотря на имеющиеся фундаментальные правовые исследования в данной области, заключающие в себе концептуальные идеи, 234 является самостоятельным видом юридической ответственности4. Многие спе-

циалисты связывают выделение такого виды ответственности, признавая его ошибочным, с наличием отраслевого кодифицированного акта либо единого федерального закона, дающего ложное, по их мнению, основание для обоснования, например, налоговой ответственности, бюджетной ответственности и т.д.5

Отдельные ученые приходят к выводу о бесплодности имеющихся научных разработок теории финансово-правовой ответственности6.

Необходимо констатировать наличие достаточного количества научных исследований, доказавших или обозначивших самостоятельный характер финансово-правовой ответственности7. В этой связи особо следует отметить работу А.З. Арсланбековой8.

В настоящее время можно говорить о возможности формирования единого подхода к понятию «финансово-правовая ответственность» в среде сторонников ее видовой самостоятельности. То есть это «правоотношение, возникающее из нарушения установленных законодательством финансовых обязательств, выражающееся в применении к правонарушителю мер финансово-правового характера, влекущих наступление невыгодных имущественных последствий вследствие отрицательной оценки государством его противоправного виновного деяния, наступление которых обеспечивается возможностью государственного принуждения»9. При этом А.З. Арсланбекова к данному определению добавляет еще «позитивную» составляющую юридической ответственности, присовокупляя к понятию «добровольное соблюдение физическими лицами и организациями правовых требований, основанное на сознательно надлежащем выполнении ими своих финансовых обязанностей перед государством»10.

В одном из пособий группа ученых утверждает, что «многие спорные вопросы действующего законодательства о финансовой ответственности являются результатом отсутствия единого теоретического и практического подхода к понятию финансово-правовой ответственности, финансовой санкции и финансового правонарушения. Правовое регулирование при отсутствии единой теоретической обоснованности финансово-правовых категорий приводит к отрицательным последствиям и разного рода противоречиям в данной сфере»11, что представляется отчасти спорным и требующим дополнительного обоснования.

Действительно, есть определенная разобщенность научных позиций по вопросу места финансово-правовой ответственности в системе юридической ответственности. При этом относительно финансово-правовых санкций научных дискуссий быть не может, поскольку в науке финансового права сформировалась позиция об особом их характере — материальном, имеющее основной своей цель восстановление (прежде всего, имущественное) ранее имевшегося положения субъектов финансовых правоотношений. Следует отметить, что А.З. Арсланбекова указывает еще и на обременения организационного характера в рамках финансово-правовых санкций, учитывая возможность применения Центральным банком РФ отзыва и приостановки действия лицензии на осуществление банковских операций и сделок12. М.Б. Разгильдиева, осуществившая концептуальное исследование финансово-правового принуждения, настаивает на невозможности обнаружения позитивного аспекта финансово-правовой ответственности13.

Не отрицая наличия нескольких научных позиций по вопросу содержания и сущности финансово-правовой ответственности, финансово-правовых санкций, финансовых правонарушений, можно утверждать, что ведущие школы финансового права едины во мнении их наличия, отраслевой самостоятельности и

значимости для реализации правоотношений в области финансов и финансовой деятельности государства и муниципальных образований.

Финансово-правовую ответственность как вид ответственности юридической наряду с правами и обязанностями, гарантиями государственных социальных внебюджетных фондов следует рассматривать как элемент их финансово-правового статуса. Данное положение можно подтвердить позицией А.А. Му-саткиной, согласно которой «финансовая ответственность является элементом финансово-правового статуса физических и юридических лиц, на которых распространяет свое воздействие финансовое законодательство»14.

Исходя из сказанного, можно сделать вывод о том, что юридическая ответственность государственных социальных внебюджетных фондов представляет собой комплексный правовой институт. В зависимости от реализуемых фондами прав и исполняемых обязанностей, а также от правоотношений, в которые они вступают, возможно привлечение к материальной, административной, уголовной и финансово-правовой ответственности (например, налоговой как налоговых агентов).

Нормативные документы, закрепляющие статус государственных социальных внебюджетных фондов, определяют, что органы управления либо их руководители несут ответственность за исполнение фондами функций, возложенных на фонды (ст. 9 Положения о Пенсионном фонде Российской Федерации15; ст. 21 Постановления Правительства РФ от 12 февраля 1994 г. № 101 «О Фонде социального страхования Российской Федерации» (с изм. от 15 мая 2014 г. № 435)16; ст. 21 Устава Федерального фонда обязательного медицинского страхования17). При этом правовые документы не конкретизируют какой именно ответственности они будут подвергаться.

Основная цель юридической ответственности государственных социальных внебюджетных фондов состоит в обеспечении баланса интересов личности, имеющей потребность в социальной защите со стороны государства, общества и государства как основного гаранта исполнения конституционных установок в целях эффективного функционирования социального государства, достигаемого комплексом инструментов, в т.ч. законным аккумулированием и расходованием средств бюджетов фондов. То есть цель «наказать» виновного должна достигаться с учетом глобальной названной цели. Поэтому ответственность должна исполнять карательную, правовосстановительную, пресекательную и превентивную функции в комплексе, в т.ч. и относительно государственных социальных внебюджетных фондов.

В целом юридическую ответственность государственных социальных внебюджетных фондов можно рассматривать как возможную гарантию защиты интересов государства, общества и отдельной личности от их противоправной деятельности, а также средством обеспечения реализации принципа законности в процессе деятельности государственных социальных внебюджетных фондов и соблюдения ими финансовой дисциплины.

Необходимо отметить наличие научного исследования проблем правовой природы ответственности за правонарушения в сфере использования средств бюджетов государственных социальных внебюджетных фондов, проведенного О.А. Ногиной18. Принципиальной особенностью построения авторских размышлений является их ориентированность, прежде всего, на средства фондов как предмет посягательства со стороны нарушителей действующего законодательства.

Основанием применения финансово-правовой ответственности к государственным социальным внебюджетным фондам должно служить финансовое правонарушение. Действующее законодательство позволят выявить только бюджетные нарушения, видовой перечень которых закреплен в ст. 306.4-306.8 Бюджетного кодекса РФ (далее — БК РФ). Однако указанный перечень нарушений предполагает применение к нарушителю мер бюджетного принуждения, которые принято дифференцировать от понятия ответственности. Так, М.Б. Разгильдиева пишет: «Система бюджетно-правового принуждения в настоящее время не включает такой разновидности, как бюджетно-правовая ответственность в системе мер бюджетно-правового принуждения... затруднительно выделить такие меры, применение которых обеспечивало бы функцию юридической ответственности — наказание. Карательное воздействие на нарушителя бюджетно-правовых норм осуществляется мерами административной и уголовной ответственности»19. Автор утверждает, что финансово-правовая ответственность и принуждение соотносятся как часть и целое20.

Одним из факторов, отличающих ответственность от иных мер принуждения (в т.ч. и в финансовом праве), является ее цель. Основополагающей целью ответственности следует назвать наложение дополнительных обременений, т.е. сверх обязанностей, которые должны были быть исполнены. Следовательно, финансово-правовая ответственность, прежде всего, должна носить карательный характер.

В 2013 г. часть четвертая БК РФ получила новое название (законодатель отказался от употребления понятия «ответственность за нарушение бюджетного законодательства»). При этом ч. 2 ст. 1 указывает, что данный акт закрепляет правовые основы и условия привлечения к ответственности за нарушения бюджетного законодательства».

Говоря о принуждении в целом, следует отметить, что представители науки административного права дифференцируют административное принуждение следующим образом: принуждение, применяемое вне связи с правонарушением (меры, применяемые в силу государственной необходимости, и меры контрольно-предупредительного характера); административное принуждение, связанное с правонарушением (административно-восстановительные меры, а также меры административного пресечения, обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, административной ответственности)21. Достаточно детальный анализ соотношения мер государственного принуждения в административном и бюджетном праве провели М.А. Лапина и Д.В. Карпухин22, пришедшие к выводу о том, что составы правонарушений, закрепленные в Кодексе РФ об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) и БК РФ, дублируют друг друга, при этом в последнем нормативном правовом акте содержатся меры принуждения, отсутствующие в КоАП РФ. Авторы предлагают внести изменения в нормы КоАП РФ посредством добавления в соответствующие статьи положений, отсылающих к нормам БК РФ, т.е. не выделять в нем бюджетные нарушения в рамках отдельных статей.

Исходя из сказанного, представляется возможным определить, что за бюджетные нарушения применяются следующие бюджетные меры принуждения:

бесспорное взыскание суммы средств, предоставленных из одного бюджета бюджетной системы РФ другому бюджету бюджетной системы РФ;

бесспорное взыскание суммы платы за пользование средствами, предоставленными из одного бюджета бюджетной системы РФ другому бюджету бюджетной системы РФ;

бесспорное взыскание пеней за несвоевременный возврат средств бюджета; приостановление (сокращение) предоставления межбюджетных трансфертов (за исключением субвенций);

передача уполномоченному по соответствующему бюджету части полномочий главного распорядителя, распорядителя и получателя бюджетных средств.

Бюджетное нарушение определяется как совершенное в нарушение бюджетного законодательства РФ, иных нормативных правовых актов, регулирующих бюджетные правоотношения, и договоров (соглашений), на основании которых предоставляются средства из бюджета бюджетной системы РФ, действие (бездействие) финансового органа, главного распорядителя бюджетных средств, распорядителя бюджетных средств, получателя бюджетных средств, главного администратора доходов бюджета, главного администратора источников финансирования дефицита бюджета, за совершение которого БК РФ предусмотрено применение бюджетных мер принуждения. Отдельные авторы отмечают, что во избежание сложностей в правоприменении необходимо заменить используемое БК РФ понятие «бюджетное нарушения» понятием «бюджетное правонарушение»23. Думается, данное предложение не лишено целесообразности. Однако принципиальной разницы в употреблении данного понятия, учитывая предложенное БК РФ содержание, не наблюдается.

С позиции теории государства и права правонарушение — это противоправ-201 ное, виновное, наказуемое, общественно опасное деяние вменяемого лица, при-05) чиняющее вред интересам государства, общества и граждан. Соответственно, * в законодательно закрепленном понятии бюджетного нарушения можно обна-| ружить признаки правонарушения: деяние, противоправность, наказуемость. | Субъектами бюджетного нарушения согласно ст. 6 и 306. 1 БК РФ признают-

| ся органы управления государственных внебюджетных фондов, признаваемые ° главными распорядителями, распорядителями, получателями бюджетных

0

| средств, главным администратором доходов бюджета, главным администратором | источников финансирования дефицита бюджета.

>§ Относительно государственных социальных внебюджетных фондов возможно

| применение налоговой ответственности, поскольку юридические лица могут вы-| ступать ее субъектами, если они сами являются налогоплательщиками, налого-| выми агентами либо представителями налогоплательщика и налогового агента.

При этом на них распространяются общие положения Налогового кодекса РФ, ё характерные и для иных налогоплательщиков — юридических лиц, ненаделен-§ ных властными полномочиями. Можно констатировать отсутствие каких-либо

1 характерных особенностей в процессе привлечения к налоговой ответственности. | В качестве субъектов ответственности органы управления государственных

социальных внебюджетных фондов упоминаются лишь в ст. 102 «Налоговая тайна», которая отсылает к ст. 13.14 КоАП РФ. Возможность привлечения соответствующих должностных лиц к административной ответственности закреплена в ст. 15.14 «Нецелевое использование бюджетных средств», ст. 15.15 «Невозврат либо несвоевременный возврат бюджетного кредита», ст. 15.15.1 «Неперечисление

238

или несвоевременное перечисление платы за пользование бюджетным кредитом»,

ст. 15.15.2 «Нарушение условий предоставления бюджетного кредита», ст. 15.15.3 «Нарушение условий предоставления межбюджетных трансфертов».

Схожесть объективной стороны административных правонарушений и уголовных преступлений, совершаемых соответствующими лицами государственных социальных внебюджетных фондов, позволяет выделить основной критерий различия — тяжесть совершенного деяния.

Законодательно закреплена уголовная ответственность за нецелевое расходование бюджетных средств и средств государственных внебюджетных фондов (ст. 285.1 и ст. 285.2 Уголовного кодекса РФ (далее — УК РФ)). Следует обратить внимание, на то, что финансовое, бюджетное и административное законодательство оперирует понятием «использование», в то время как УК РФ говорит о «расходовании». На данное терминологическое расхождение обращал внимание Р.Р. Фазылов24.

Определяющей особенностью данных составов является своеобразное уголовно-правовое отражение сложившегося состава финансовой системы. Поскольку государственные социальные внебюджетные фонды выделяются в качестве самостоятельного звена, уголовный закон объективно закрепил в двух самостоятельных составах нецелевое использование бюджетных средств и средств государственных социальных внебюджетных фондов. Тем не менее, многие ученые обращают внимание на достаточную схожесть рассматриваемых статей. Так, А.В. Бриллиантов пишет, что «состав преступления, предусмотренного ст. 285. 2 УК РФ, во многом имеет сходство с составом ст. 285. 1 УК РФ. Отличие заключается в том, что ... речь идет о нецелевом расходовании не бюджетных средств, а средств государственных внебюджетных фондов, т.е. предметом преступления являются средства государственных внебюджетных фондов. Целевое же предназначение таких средств определяется на уровне законодательства РФ и закрепляется в бюджете соответствующего внебюджетного фонда»25.

Итак, возможность применения к государственным социальным внебюджетным фондам, а также их органам управления различных видов ответственности позволяет сформулировать следующее определение. В широком смысле юридическая ответственность государственных социальных внебюджетных фондов есть комплексный правовой институт, представляющий собой систему разновидовых мер государственного принуждения, применяемых в предусмотренной нормами разной правоотраслевой принадлежности процессуальной форме в целях создания условий, вынуждающих государственный социальный внебюджетный фонд, органы его управления и должностных лиц претерпевать негативные последствия материального, организационного, личного характера как следствие совершенного ими нарушения норм действующего законодательства.

1 См.: Липинский Д.А. О некоторых проблемах системы юридической ответственности // Право и политика. 2004. № 12; Хаснутдинов Р.Р. Юридическая ответственность как функциональная система // Вектор науки ТГУ. 2012. № 1 (19); Ягудина В.М. Система юридической ответственности // Юридический мир. 2009. № 10 (154). С. 74-77.

2 Курдюк П.М. Развитие научных подходов и концепций о сущности юридической ответственности в контексте трансформации российской правовой системы // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2012. № 3 (22). Доступ из справ.-правовой системы «Консуль-тантПлюс».

3 См.: Болтанова Е.С. Юридическая ответственность за земельные правонарушения // Журнал российского права. 2014. № 12. С. 88-97; Гутников О.В. Юридическая ответственность в корпоративных отношениях // Вестник гражданского права. 2014. № 6. С. 51-117; Гогин А.А. Проблемы юридической ответственности в сфере страховых отношений // Юрист. 2015. № 2. С. 51-117.

4 См., например: Старилов Ю.Н. Нарушения налогового законодательства и юридическая ответственность. Воронеж, 1995. С. 49-52; Томилин О.О. Административная ответственность юридических лиц за правонарушения в финансовой сфере: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2003. С. 8.

5 См., например: Кузьмичева Г.А., Калинина Л.А. Административная ответственность. М., 2000. С. 11.

6 См.: Шевелева Н.А. К вопросу о «финансовой» и «бюджетной» ответственности // Очерки финансово-правовой науки современности / под общ. ред. Л.К. Вороновой, Н.И. Химичевой. М.; Харьков, 2011. С. 388-399.

7 См., например: Гейхман О.А. Бюджетно-правовая ответственность: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004; Крохина Ю.А. Теоретические основы финансово-правовой ответственности // Журнал российской права. 2004. № 3; Маркелов Ф.В. Теоретические проблемы ответственности за нарушения бюджетного законодательства (финансово-правовой аспект): автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2006; Му-саткина А.А. Признаки финансово-правовых санкций // Финансовое право. 2004. № 1; Саттарова Н.А. Принуждение в финансовом праве. М., 2006.

8 См.: Арсланбекова А.З. Финансово-правовые санкции в системе мер юридической ответственности: дис. . д-ра юрид. наук. Саратов, 2008.

9 Батыров С.Е. Финансово-правовая ответственность: автореф. дис. ... юрид. наук. М., 2003. С. 20.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10 Арсланбекова А.З. Указ. раб. С. 16.

11 Абросимов Р.Ю., Акопян О.А., Буркавцова Я.В. и др. Ответственность за нарушение финансового законодательства: научно-практическое пособие / отв. ред. И.И. Кучеров. М., 2014. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

12 См.: Арсланбекова А.З. Указ. раб. С. 17.

13 См.: Разгильдиева М.Б. Теория финансово-правового принуждения и сферы его применения: дис. ... д-ра юрид. наук. Саратов, 2011. С. 18.

14 Мусаткина А.А. Финансовая ответственность как вид юридической ответственности // Журнал российской права. 2005. № 10. С. 107.

15 Постановление Верховного Суда РФ от 27 декабря 1991 г. № 2122-1 «Вопросы Пенсионного фонда Российской Федерации (России)» (вместе с «Положением о Пенсионном фонде Российской Федерации (России)», «Порядком уплаты страховых взносов работодателями и гражданами в Пенсионный фонд Российской Федерации (России)» (с изм. от 5 августа 2000 г. № 118-ФЗ)) // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1992. № 5, ст. 180; Собр. законодательства Рос. Федерации. 2000. № 32, ст. 3341.

16 См.: Собр. актов Президента РФ и Правительства РФ. 1994. № 8, ст. 599; Собр. законодательства Рос. Федерации. 2014. № 21, ст. 2692.

17 См.: Постановление Правительства РФ от 29 июля 1998 № 857 «Об утверждении устава Федерального фонда обязательного медицинского страхования» (с изм. от 27 сентября 2014 г. № 986) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1998. № 32, ст. 3902; 2014. № 40, ч. 3, ст. 5435.

18 См.: Ногина О.А. Государственные внебюджетные фонды в составе бюджетной системы России: проблемы правового регулирования. М., 2012. С. 388.

19 Разгильдиева М.Б. Указ. раб. С. 516.

20 См.: Там же. С. 399.

21 См.: Соколов А.Ю. Административная ответственность в Российской Федерации: учебное пособие. 2-е изд., перераб. и доп. Саратов, 2014. С. 7.

22 См.: Лапина М.А., Карпухин Д.В. Конструкция составов правонарушений и меры государственного принуждения в административном и бюджетном законодательстве // Административное и муниципальное право. 2015. № 1. С. 43-54.

23 См.: Абросимов Р.Ю., Акопян О.А., Буркавцова Я.В. и др. Указ. раб.

24 См.: Фазылов Р.Р. Уголовная ответственность за нецелевое расходование бюджетных средств и средств государственных внебюджетных фондов: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2005.

25 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный): в 2 т. 2-е изд. / под ред. А.В. Бриллиантова. Т. 2. М., 2015. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.