Научная статья на тему 'К вопросу о месте аудио - и видеозаписей в системе средств гражданского процессуального доказывания'

К вопросу о месте аудио - и видеозаписей в системе средств гражданского процессуального доказывания Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
876
148
Поделиться
Ключевые слова
гражданское судопроизводство / доказывание / аудиои видеозаписи. / civil litigation / evidence / audio and video recordings

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Кузьмич А. О.

В статье исследуются сущность, понятие и место аудиои видеозаписей в системе средств доказывания в гражданском судопроизводстве России

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Кузьмич А. О.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The article explores the essence, the concept and the place of audio and video recordings in the proving means system of Russian civil proceeding.

Текст научной работы на тему «К вопросу о месте аудио - и видеозаписей в системе средств гражданского процессуального доказывания»

комплексное действие, направленное на кратковременное ограничение свободы лица, подозреваемого в совершении преступления, пресечение его сопротивления и доставление в орган внутренних дел с последующим водворением в место содержания задержанных».

Список использованных источников:

1. Гуляев А.П. Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления : учебное пособие / А.П. Гуляев. М., 2013.

2. Хлюпин Я.И. Задержание и его роль в расследовании преступлений / Я.И. Хлюпин. Екб., 2012.

3. Янушенко В.И. основы тактики задержания подозреваемого / В.И. Янушко. М., 2010.

К ВОПРОСУ О МЕСТЕ АУДИО - И ВИДЕОЗАПИСЕЙ В СИСТЕМЕ СРЕДСТВ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

ДОКАЗЫВАНИЯ

Кузьмич А.О.,

студентка 3 курса юридического факультета, Кубанский государственный университет, г. Краснодар.

Научный руководитель: Передрий Т.Е.,

старший преподаватель кафедры гражданского процесса и

международного права, Кубанский государственный университет, г. Краснодар.

Аннотация: В статье исследуются сущность, понятие и место аудио-и видеозаписей в системе средств доказывания в гражданском судопроизводстве России.

Ключевые слова: гражданское судопроизводство, доказывание, аудио- и видеозаписи.

Summary: The article explores the essence, the concept and the place of audio and video recordings in the proving means system of Russian civil proceeding.

Keywords: civil litigation, evidence, audio and video recordings.

Проводимая в настоящее время реформа гражданского судопроизводства актуализировала научные исследования в области гражданского процессуального права, привлекая внимание ко всем процессуально-правовым институтам. Институт судебного доказывания, носящий комплексный характер, занимающий, по нашему мнению, центральное место при рассмотрении и разрешении гражданско-правового спора по существу, вызывающий перманентный интерес ученых и правоприменителей, также стал предметом концептуального научного анализа.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - ГПК РФ) [2] определяет доказательства как полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих

значение для правильного рассмотрения и разрешения дела (п. 1 ст. 55 ГПК РФ). Конструкция п. 1 ст. 55 ГПК РФ закрепляет концептуальное положение, отражающее сущность судебного доказательства, которое предстает как неразрывное единство фактических данных (информации) и процессуальных средств доказывания (материальных носителей информации) [10, с. 79-80; 8, с. 657].

Практически все указанные в ГПК РФ средства доказывания были отражены в ранее действовавшем ГПК РСФСР [1]. Исключение составили аудио- и видеозаписи, которые введены в систему средств доказывания с принятием ГПК РФ в 2002 году. Введение нового средства доказывания обусловлено объективными причинами: развитием научно-технического прогресса, широким распространением аудио- и видеозаписывающих устройств. Доказательственное значение аудио- и видеозаписей трудно переоценить: они позволяют суду и участникам процесса непосредственно воспринять зафиксированную информацию, самостоятельно оценить не только содержательную, но и эмоциональную сторону представленных на них диалогов и событий, уделить внимание деталям и особенностям, которые могли быть утрачены при фиксации посредством протокола осмотра, забыты лицом, дающим показания или пояснения относительно данных обстоятельств. Вместе с тем, применение аудио- и видеозаписей в гражданском процессе оставляет значительное проблемное поле как научного, так и практического характера.

В ГПК РФ и других законодательных актах нет определения понятий аудио- и видеозаписи. В науке процессуального права также отсутствуют понятия аудио- и видеозаписи. В.В. Молчанов определяет аудиозапись как материальный носитель, содержащий звуковую информацию, зафиксированную любым способом звукозаписи. А видеозаписью он называет материальный носитель, имеющий изобразительную и звуковую информацию, зафиксированную любым способом видеозаписи. У видеозаписи может быть одновременно изобразительная и звуковая информация [5, с. 176].

С.А. Короткий определяет аудиозапись (звукозапись) как зафиксированную на материально-техническом носителе информацию в виде непрерывного во времени сочетания звуков (динамической звуковой информации) отражающие имеющие значение для дела обстоятельства, и полученную в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством. Под видеозаписью, по его мнению, следует понимать зафиксированную на материально-техническом носителе непрерывную во времени наглядно-образную (визуальную) и, как правило, звуковую информацию, отражающую имеющие значение для дела обстоятельства и полученную в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством [7, с. 130].

В научной литературе нет единого мнения о месте аудио- и видеозаписей в системе судебных доказательств. Позиции современных

ученых-процессуалистов сводятся к следующим: 1. аудио- и видеозаписи являются вещественными доказательствами, нет необходимости выделять особый вид средств доказывания; 2. они относятся к письменным доказательствам, выделение самостоятельного средства доказывания также нецелесообразно; 3. аудио- и видеозаписи - самостоятельное средство доказывания в гражданском процессе.

Так, по мнению А.Т. Боннера, аудиозаписи, видеозаписи, фотографии, и т.п., обладают существенной спецификой, которая должна быть отражена как в материальном, так и в процессуальном законодательстве. Он относит современные средства фиксации информации к вещественным доказательствам^, с. 2], подчеркивая материально-вещественную природу их носителя и уделяя внимание вопросам приобщения к делу и хранения в деле последнего. Е.И. Галяшина и В.Н. Галяшин, поддерживая позицию А.Т.Боннера, также относят аудио-и видеозаписи к вещественным доказательствам [4, с. 46].

Указанная позиция представляется небесспорной. Аудио- и видеозаписи, на самом деле, можно признавать в качестве вещественного доказательства только в том случае, когда сами материальные носители, на которых они зафиксированы, обладают признаками вещественного доказательства, т.е. когда доказательственное значение имеет либо материал, из которого изготовлен компакт-диск или флеш-карта и т.п., либо внешний вид такого носителя информации, либо место его нахождения. Возможно также исследование носителя информации на предмет наличия либо отсутствия внешних или внутренних повреждений, иных следов носящих механический характер, не затрагивающий содержание записанных на него сведений. К примеру, поврежденный жесткий диск может стать вещественным доказательством по делу о защите прав потребителей, по спору о взыскании причиненного имущественного ущерба. Вместе с тем, признание аудио- и видеозаписей исключительно вещественным доказательством существенно ограничивает их доказательственное значение: в подавляющем большинстве случаев главенствующее место занимает не само устройство, а информация, записанная на нем. Кроме того, информация может быть скопирована либо размножена посредством использования дополнительных технических средств или самого устройства, на которое она записана, что не лишает аудио- и видеозапись их доказательственного значения для суда.

П. Зайцев предлагает относить аудио- и видеозаписи к письменным доказательствам [6, с. 42]. Действительно, аудио- и видеозаписи подтверждают определенные обстоятельства по делу с помощью той информации, которая записана на них, например, запись того, как одна сторона обещает вовремя вернуть долг, или же запись высказываний, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина.

Н.А. Чечина и Д.М. Чечот также относят аудио- и видеозаписи к письменным доказательствам и аргументируют свою позицию тем, что

аудио- и видеозаписи служат для передачи информации, и в случае использования её в суде в качестве доказательства, информация получается участниками процесса из содержания документа, а не из его внешнего вида, внутренних свойств [11, с. 156].

М.К. Треушников предложил рассматривать аудио- и видеозаписи в качестве самостоятельного средства доказывания [9, с. 11]. Данная точка зрения нашла своё закрепление в действующем ГПК РФ и является главенствующей в современной литературе.

По нашему мнению, позицию М.К.Треушникова следует признать справедливой, руководствуясь следующими доводами в ее обоснование. Во-первых, аудио- и видеозаписи могут быть переведены для восприятия человеком только с помощью технических средств воспроизведения, во-вторых, они хранятся на специальных носителях звуковой и видеоинформации. В третьих, аудио- и видеозаписи требуют дополнительного регулирования их хранения: содержащаяся на них информация может быть утрачена в результате воздействия на сам носитель, например, магнитных полей, прямых солнечных лучей, повышенной влажности и т.п. В-четвертых, исследование, анализ и оценка их в процессе возможны только при отсутствии у суда сомнений в подлинности и достоверности содержащейся на них информации.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Список использованных источников:

1. "Гражданский процессуальный кодекс РСФСР" (утв. ВС РСФСР 11.06.1964) // "Ведомости ВС РСФСР", 1964, N 24.

2. Гражданский процессуальный кодекс: №138-Ф3 от 14 ноября 2002 г. (ред. от 19.12.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017) // [Электронный ресурс] URL:

http: //www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_39570/ Дата обращения: 02.04.17 г. 17:30.

3. Боннер А.Т. Аудио- и видеозаписи как доказательство в гражданском и арбитражном процессе // [Электронный ресурс] URL:http://www.garantru/article/6626/ Дата обращения 02.04.17 г. 19:00.

4. Галяшина Е.И., Галяшин В.Н. Фонограммы как доказательства по гражданским делам // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. №1.

5. Гражданский процесс: учебник / под ред. М.К. Треушникова. М.: «Статут», 2014.

6. Зайцев П. Электронный документ как источник доказательств // Законность. 2002. №4.

7. Короткий С.А. Аудио- и видеозаписи как средства доказывания в гражданском процессе: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010.

8. Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. М.: Норма,

2010.

9. Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. М., 1982.

10. Треушников М.К. Судебные доказательства. М.: Городец, 1999.

11. Чечот Д.М. Советский гражданский процесс / под ред. Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. Л., 1984.

ИНТЕРНЕТ-ОПРОС КАК ФОРМА ЭЛЕКТРОННОЙ ДЕМОКРАТИИ

Лазарева В.А.,

студентка 4 курса факультета управления и психологии, Кубанский государственный университет, г. Краснодар

Научный руководитель: Курячая М.М.,

к. ю. н., доцент, доцент кафедры конституционного и муниципального

права,

Кубанский государственный университет, г. Краснодар

Аннотация: в статье рассматриваются формы и методы технологии интернет-опросов в России, автор также выявляет связанные с этим проблемы.

Ключевые слова: интернет-опрос, институт демократии, консультативный референдум.

Summary: the article discusses the methods and technologies of online surveys in Russia, the author also reveals the problems connected with it.

Keywords: Internet poll, institute of democracy, advisory referendum

В Российской Федерации в последние годы происходит совершенствование механизмов взаимодействия граждан и органов публичной власти, выявление общественного мнения и развитие демократических институтов в целом.

Под непосредственной демократией граждан понимается совокупность конституционно-правовых институтов, посредством которых народ выражает свою волю, сам осуществляет государственную власть и местное самоуправление. При этом выражение воли может иметь как обязательный и окончательный характер, когда принятое решение не требует утверждения кем-либо (императивные институты непосредственной демократии), так и консультативный характер, когда окончательное решение принимает компетентный орган государства или местного самоуправления.

Ведущую роль в методе изучения общественного мнения играет такой институт демократии, как опрос граждан. Вполне возможно, что опрос граждан следует рассматривать в качестве смежного института демократии, включающего элементы непосредственной (форма волеизъявления граждан, инициатива граждан по выявлению мнения населения) и представительной (способ согласования или одобрения органами власти своих действий или принимаемых решений с гражданами, средство коммуникации общества с органами представительной власти) демократии. По своей правовой природе опрос граждан носит консультативный и рекомендательный характер для органов публичной власти, и его можно рассматривать как