Научная статья на тему 'К вопросу о кризисе молдавской идентичности'

К вопросу о кризисе молдавской идентичности Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
256
57
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИДЕНТИЧНОСТЬ / МОЛДАВСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ / РЕСПУБЛИКА МОЛДОВА / ПРИДНЕСТРОВЬЕ / БУДЖАК / ГАГАУЗИЯ / КОРРУПЦИЯ / IDENTITY / THE MOLDOVAN IDENTITY / MOLDOVA / TRANSNISTRIA / BUDZHAK / GAGAUZIA / CORRUPTION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Степанов В.П.

Рассматривается феномен молдавской идентичности, единственной в своем роде на постсоветском пространстве, когда мобилизованная часть этнической элиты после распада СССР отказалась от собственной идентичности и провозгласила главенство румынских этнокультурных ценностей. В ходе этнополитических трансформаций в левобережных районах сформировалась самопровозглашенная Приднестровская молдавская республика, а на юге молдавского государства гагаузская автономия. Общая этнополитическая неурегулированность усугубляется коррумпированной политической системой, создающей искусственные препоны нормализации общественно-экономической ситуации в государстве и поддерживаемой извне.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE ISSUE OF MOLDOVAN IDENTITY CRISIS

The article examines the phenomenon of Moldovan identity which is the only one of its kind in the former Soviet Union. After the collapse of the Soviet Union the part of mobilized ethnic elites abandoned their own identity and proclaimed the primacy of the Romanian ethno-cultural values. In the course of ethno-political transformation in Transnistria was formed the self-proclaimed Transnistrian Moldovan Republic. In the South of the Moldavian state was formed Gagauz autonomy. General political unsettlement exacerbated by the corrupt political system creating artificial obstacles to the normalization of the socioeconomic situation in the state and supported from the outside.

Текст научной работы на тему «К вопросу о кризисе молдавской идентичности»

УДК 94

СТЕПАНОВ В.П.

доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой, кафедра социальной антропологии и этно-национальных процессов, Орловский государственный университет имени И. С. Тургенева E-mail: vpstepanovpochta@gmail.com

UDC 94 STEPANOVV.P.

Doctor of Historical Sciences, Professor, head of the Department of Social Anthropology and Ethnonational

Processes, Orel State University E-mail: vpstepanovpochta@gmail.com

К ВОПРОСУ О КРИЗИСЕ МОЛДАВСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ THE ISSUE OF MOLDOVAN IDENTITY CRISIS

Рассматривается феномен молдавской идентичности, единственной в своем роде на постсоветском пространстве, когда мобилизованная часть этнической элиты после распада СССР отказалась от собственной идентичности и провозгласила главенство румынских этнокультурным ценностей. В ходе этнополитических трансформаций в левобережныгхрайонах сформировалась самопровозглашенная Приднестровская молдавская республика, а на юге молдавского государства - гагаузская автономия. Общая этнополитическая неурегулированность усугубляется коррумпированной политической системой, создающей искусственные препоны нормализации общественно-экономической ситуации в государстве и поддерживаемой извне.

Ключевые слова: идентичность, молдавская идентичность, Республика Молдова, Приднестровье, Буджак, Гагаузия, коррупция.

The article examines the phenomenon of Moldovan identity which is the only one of its kind in the former Soviet Union. After the collapse of the Soviet Union the part of mobilized ethnic elites abandoned their own identity and proclaimed the primacy of the Romanian ethno-cultural values. In the course of ethno-political transformation in Transnistria was formed the self-proclaimed Transnistrian Moldovan Republic. In the South of the Moldavian state was formed Gagauz autonomy. General political unsettlement exacerbated by the corrupt political system creating artificial obstacles to the normalization of the socioeconomic situation in the state and supported from the outside.

Keywords: identity, the Moldovan identity, Moldova, Transnistria, Budzhak, Gagauzia, corruption.

Основная масса государственных образований в современном мире строится по принципу этноцентризма. Имя титульного этноса распространяется на название страны, а в случае формирования ее по принципу государства-нации все граждане являются, в первую очередь, скажем, румынами, французами и американцами, а лишь потом румынами венгерского происхождения, французами русской и американцами китайской этнической принадлежности.

Немного истории

Отдельным читателям необходимо напомнить, что, согласно Ясскому мирному договору, заключенному между Россией и Османской империей в январе 1792 г. по окончании войны 1787-1791 гг., к России отходили земли между Южным Бугом и Днестром. Увеличению числа населения способствовала переселенческая политика, связанная с задунайскими переселенцами (болгарами, гагаузами). Не будем забывать и о немецких колонистах. Но еще раньше, в середине XVIII столетия, молдаване, которые испытывали симпатию к России, начали переселяться на земли так называемой «Новой Сербии» - северные регионы будущей Херсонской губернии[1].

По результатам следующей военной компании между Османской империей и Россией (1806-1812) в Бухаресте в 1812 г. был подписан мирный договор, согласно которому к России отходили восточные районы Молдавского

княжества в границах Пруто-Днестровского междуречья, названные Бессарабией. Остальная часть Молдавского княжества осталась под османским господством. Позже, в 1859 г., в ходе формирования румынского государства, земли Валахии и Молдавии, за исключением ее восточных регионов, оставшихся под контролем России, были объединены в единое государство - Румынию.

Румынская идея, как и само румынское государство, была основана на ценностях построения независимой страны, использующей в своих преобразованиях опыт, прежде всего, Франции и Бельгии (Конституция). Попытка ориентации на Россию, осуществленная идеологами молдовенизма - Асаки и Росетти-Розновану в 1866 г, ни к чему не привела. Событийным пиком в столице Молдовы, Яссах, в 1866 г стал молдавский марш 15 апреля, направленный против объединения двух княжеств - Молдавского и Валашского, который был разогнан солдатами из Мунтении (территория Валахии) и послужил причиной множества жертв и арестов. А вот позднее идея Асаки и Росетти-Розновану была заимствована и использована в формировании идеологии в контролируемой Россией Бессарабии, которая вскоре после событий в Румынии в 1873 г. становится одной из российских губерний. Уже в ХХ в. Россия способствовала сохранению и укреплению молдавской самобытности сначала в 1924 г, в Молдавской автономии в составе Украинской ССР, а позже, после

© Степанов В.П. © Stepanov V.P.

подписания Пакта Молотова-Риббентропа, - в Молдавской ССР. При этом нужно отдать должное румынской идеологии, которая со времени формирования современного румынского государства упорно рассматривала земли Бессарабии и Северной Буковины (входящие в настоящее время в состав Республики Молдова и Украины) в качестве территорий румынского пространства. Например, в настоящее время, в магазинах современной Румынии продаются карты Великой Румынии, включающие в себя территорию современной Республики Молдова, Буковину и юг Одесской области.

Свобода - это еще и ответственность. После распада Советского Союза на титульное население республики свалилась серьезная ноша - отвечать не только за себя, но и за весь полиэтнический состав населения: украинцев, русских, болгар, гагаузов, евреев, цыган, а также представителей многих других этнических сообществ, которые, проживая в республике, считают ее своей родиной. А опыта молдавскому государству явно не хватало. Отсутствие опыта государственного строительства обусловлено историческими особенностями развития Молдовы: длительный исторический период раздробленности Молдавского княжества, фанариотский режим, периферийное положение Бессарабской губернии и, наконец, условная самостоятельность Молдавской ССР, как и других союзных республик, не могли не сказаться на развитии страны. Проекты 1924 и 1940 гг., Пакт Молотова-Риббентропа, распад СССР и, соответственно, исчезновение с карты МССР были привнесены из Москвы, равно как и идея Великой Румынии - из Бухареста. Иными словами, молдавская идентичность, кириллическая графика и даже этноним «молдаване» и глоттоним «молдавский язык», а также самоуправляемая Молдавская церковь как часть Русской православной церкви в немалой степени оберегались русским влиянием на подконтрольных России территориях на обоих берегах Днестра с конца XVIII в. до распада советской державы.

Важно обратить внимание на еще один феномен. Дореволюционная Россия, затем СССР и Румыния за годы своего существования относились к молдаванам и молдав-скости как к региональным ценностям своих культурных окраин.

Подобное отношение к населению пограничья обусловило формирование у него, особенно у региональной интеллигенции, определенного комплекса ущербности и тяги к культуре политически доминирующих центров: в разное время - Санкт-Петербурга, Бухареста и Москвы. В настоящее время снова Бухареста или Москвы.

Трансформация трансформаторов, или чем заменили молдавскую идею. После событий начала 90-х гг, когда из молдовенизма быстро вычленяется активный румынизм, резко отрицающий русскокультурные ценности, которые нужно было на период перехода изолировать. По отношению к русскому языку и культуре столь же негативно высказывались сторонники ценностей молдавского государства. Задача была проста: нужно было лишить русскокультурное пространство приоритетности, прежде всего через ограничение использования русского языка. Новая элита осуществила это в первую очередь. Далее организованная система уже румынской идеологии серьезно «придавила» оставшихся молдовенистов. В таком состоянии они, собственно, находятся вплоть до выхода данной работы в свет.

Исходя из сложившихся реалий, возникает риторический вопрос: насколько молдавская этничность, находящаяся под серьезным «перекрестным огнем» русских и румынских ценностей, является жизнеспособной? Сможет ли она продолжить свой, особый этнический путь?

Во время активизации участия национальных меньшинств в этнополитической и общественной жизни развитых сообществ не случайно получила распространение мысль о том, что не имеющее политического влияния этнокультурное сообщество (добавим, даже количественно преобладающее; можно отметить, что оно может быть и титульным, то есть государствообразующим) превращается в национальное меньшинство в политическом плане. Иначе говоря, возможен вариант, когда мажоритарное население может выступать в качестве этнического большинства и одновременно быть национальным меньшинством (в плане реализации себя в этнической политике и в политической жизни в целом), каковым, собственно, и выступают сегодня молдаване, особенно в лице своих политических лидеров, ведущих молдавское сообщество к румынскому будущему.

Молдаване живут по обе стороны Днестра и за Прутом. Если посмотреть исторически, то имя редко какого этнического сообщества находится в основе исторического названия целого ряда территорий: запрутская Молдова как региональная часть Румынии; Республика Молдова и юридически входящая в нее самопровозглашенная приднестровская государственность, использующая в своем названии также термин «Молдавская».

Д. Фурман справедливо подчеркивает, что молдаване проживают по обе стороны реки Прут, которая является еще и границей между Республикой Молдовой и Румынией. При этом, у населения запрутской Молдовы, которая исторически оказалась в составе Румынского государства, сформировалось общерумынское самосознание, а принадлежность к молдавскому сообществу у него формируется как «принадлежность к региональной и субэтнической общности, одной из ряда подобных общностей (мунтянской, олтянской, кришанской и др.), образовавших румынскую нацию. Примерно так, как в России воспринимается принадлежность к "сибирякам", "волжанам" или даже "петербуржцам"» [2].

Приднестровская элегия. Продолжая мысль Д. Фурмана, можно констатировать, что, помимо исторически расколотой Молдовы, имеется еще одна территория, в названии которой содержится имя молдавского народа. Речь идет об уже названной самопровозглашенной Приднестровской Молдавской республике. На этом витке истории, наверное, так и останется загадкой вопрос о том, что послужило причиной назвать Приднестровскую республику «молдавской»: влияние советской эпохи, на грани которой произошел раскол по Днестру, рекомендации Москвы, историческая память о МАССР или противостояние настроениям правых радикалов, лоббирующих идею Великой Румынии. История еще скажет об этом. Но, тем не менее, факт остается фактом. De jure Приднестровской Республики не существует, de facto она уже отметила свое 25-летие.

Если говорить о Приднестровье, то в настоящее время в регионе эта не подконтрольная Кишиневу и Евросоюзу территория, активно симпатизирующая России,

продолжает оставаться серьезным очагом идеологического распространения русскокультурных ценностей. В их число входят и молдавские как важная составляющая пророссийской идеологии в регионе. В контексте нашего разговора нижеприведенная информация, прежде всего, касается характеристики языковой компетенции молдаван, хотя экс-премьер Молдовы сделал акцент на иной знаковой черте их культурного кода. Выступая на круглом столе «Современные интеграционные процессы: опыт и перспективы», В. Тарлев затронул некоторые особенности молдавского национального характера, подчеркнув, что румынское население, находясь в Италии, скрывает свою национальность, выдавая себя за молдаван. Происходит это потому, что молдавский народ зарекомендовал себя как трудолюбивый и честный. Одновременно В. Тарлев подчеркнул, что для итальянских работодателей не безразлично, кто нанимается к ним на работу - румын или молдаванин. В качестве тестового задания они предлагают сказать несколько слов на русском языке [3]. Пример подтверждается и более свежими источниками из разных регионов Европы [4].

Таким образом, как это ни парадоксально звучит, роль и значение молдавской этнокультурной составляющей должна находиться под неусыпным и бдительным контролем тираспольских властей. В основном они свелись к следующему: еще в период молдавско-приднестровского противостояния, 12 марта 1991 г., Верховный Совет непризнанной ПМР принимает постановление «О первоочередных мерах по сохранению самобытности молдавского народа, его языка и культуры». Позже, в 1992 г., выходит постановление Верховного Совета ПМР «О ходе выполнения постановления Верховного Совета „О первоочередных мерах по сохранению самобытности молдавского народа, его языка и культуры"». 14 августа 2003 г. подписан приказ Министерства просвещения ПМР «Об утверждении и введении в действие I части разработки («Режимул ортографик, ортоепик ал функционэрий лимбий молдовенешть ын Република Молдовеняскэ Нистрянэ»: Орфографические, орфоэпические нормы функционирования молдавского языка в ПМР)» [5]. Эти законодательные шаги, естественно, должны были отразиться на укреплении идентификационных ценностей молдаван Приднестровья. Но при этом данные документы, за исключением контроля над использованием кириллической письменности, работают так же, как «Закон о правах лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, и правовом статусе их организаций» и «Закон об утверждении Концепции национальной политики Республики Молдова» в регионах, контролируемых Кишиневом. Республика Молдова как государство с плачевной экономической ситуацией и не менее неустойчивой внутриполитической обстановкой отличается тем, что многие законные и подзаконные акты, принятые другим по политической принадлежности Парламентом, зачастую просто забываются при смене законодательных и исполнительных ветвей власти в государстве. Конкретный пример касается вышеназванных Закона и Концепции, которые были разработаны и приняты в годы нахождения у власти коммунистов. Сменившие их после апрельских событий либерально-демократические силы просто забыли об их существовании. Таковы реалии повседневности.

Включив в свое название слова Молдавская

Республика, руководство Приднестровья, кроме нескольких вышеназванных шагов, направленных на сохранение кириллической графики и декларирование сохранения молдавского народа, дальше продвинуться не смогло. В условиях дефицита бюджета было просто не до укрепления молдавской идеологии. Не хватало финансов и на обеспечение исследований в области молдавского языка и литературы, что, естественно, привело к сокращению молдавских групп в Приднестровском университете, к необходимости оптимизации школ на молдавском языке. Напомним уважаемому читателю, что в 2004 г. между Кишиневом и Тирасполем возник новый виток напряженности из-за инициирования властями Приднестровья закрытия шести школ с молдавским языком обучения на латинской графике (которая запрещена законодательством самопровозглашенной ПМР) и не зарегистрированных в структурах непризнанного государства [6]. Об этом прецеденте нужно было сообщить, но сокращение школ и классов с обучением на молдавском языке, а также студенческих групп с молдавским языком обучения на кириллице в Приднестровском университете являются реальностью. К объективному процессу снижения интереса к получению образования на молдавском языке, фактически имеющем лишь бытовое хождение в Приднестровье, следует присовокупить резкий демографический спад, наполовину сокративший число приднестровских учащихся в целом [7].

Молдавская defacto самопровозглашенная республика выделяет дозированную идентичность молдавскому и украинскому сообществу, которое, в принципе, довольствуется этим. А кто не доволен, может переехать, куда пожелает (но далеко не все на это решаются, хотя население в Приднестровье, за последние годы особенно, значительно сократилось), в том числе, в бурлящую румыно-молдавскими страстями столицу Молдовы -Кишинев. Так, собственно, и поступила часть мобилизованной в годы конфликта интеллигенции, работавшей в тираспольском педагогическом институте, которая переехала в 1992 г. в Кишинев и организовала тираспольский университет в изгнании.

Приднестровское население всегда отличалось не только добрососедскими отношениями, но и билингвизмом: повсеместное распространение русского языка осталось в его среде привычной схемой. Поэтому, в отличие от регионов, контролируемых Кишиневом, языковая схема, исторически сложившаяся на протяжении нескольких веков в Приднестровье, не нарушилась. Это и послужило одним из факторов, способствующих внутренней стабильности в регионе. Иными словами, люди привыкли так жить...

Молдавский и украинский языки здесь, как и в Советской Молдавии, были сохранены за счет их консервации в местах компактного проживания носителей, но сохранились и используются они больше на бытовом уровне. При этом официальный статус молдавского и украинского языков, наличие учебных заведений с преподаванием на них не меняют общую тенденцию предпочтения русско-культурных ценностей в регионе.

О юге молдавском замолвим хоть слово. Очень показателен в этом отношении Буджак - историческая территория окончательного оформления гагаузской нации. Территория сосуществования двух этнических сообществ

- болгар и гагаузов. В местном понимании - это колоритная, отличающаяся от других молдавских регионов территория. Гагаузская республика была провозглашена народным волеизъявлением 19 августа 1990 года и узаконена Парламентом Республики Молдова 23 декабря 1994 года. Появление на карте Молдовы официальной гагаузской автономии (Гагаузии), пожалуй, стало неожиданностью для самих представителей государствообразующего этноса в республике. В Гагаузии, как в самопровозглашенном Приднестровье, три официальных языка - гагаузский, молдавский и русский. Причем русский продолжает широко использоваться в культурной, образовательной сферах жизни. Бытовая картина мира гагаузов строится на гагаузско-русском и русско-гагаузском билингвизме. А вот владение населением молдавским языком продолжает оставаться на недостаточно высоком уровне, о чем не устают напоминать молдавские власти, часто своими действиями подчеркивая реальное положение гагаузской автономии, которая, по большому счету, даже культурно-образовательную составляющую далеко не всегда получает возможность решать по своему усмотрению...

О тормозящей идентичность силе коррупции. Приднестровье, как и территории, контролируемые официальными кишиневскими властями, серьезно коррумпированные пространства. Разница между двумя берегами заключается лишь в том, что в Приднестровье существует внешний образ врага в лице румынизированной Молдовы, а в кишиневском политическом пространстве наличествует противоречивое столкновение интересов между Западом и Россией, молдавинизмом и румынизмом при однозначном отдалении русскокультурного сообщества, в том числе и регионально очерченной Гагаузии. Такой дремучий политический микс закрепляется еще и серьезной коррумпированностью территорий на двух берегах Днестра.

Россия, на которую обрушилось огромное количество внутренних проблем, локальных конфликтов и противоречий, оказалась не в состоянии способствовать укреплению молдавской идеи, которая в самостоятельном противостоянии с румынской идеологией стала явно уступать последней. Во многом этому содействовала этническая политика, запущенная в России 90-х гг. в немалой степени с подачи Запада и продолжающая давать о себе знать вплоть до настоящего времени через либеральные силы, находящиеся у власти. Аналогичные тенденции либерализма во власти получили свое определенное звучание в Республике Молдова. Поначалу они развивались и поддерживались из российского центра, а позже - из Румынии и стран Запада, не менее заинтересованных в либерализации облика молдавской действительности.

ПМР же, как и ряд других новейших самопровозглашенных государств, стала необычным феноменом. В отличие от Абхазии, Южной Осетии, Нагорного Карабаха, где явно присутствуют этнические противоречия, Приднестровье продемонстрировало новорегиональное межэтническое согласие, чем немало удивило и продолжает удивлять аналитиков.

Приднестровская Молдавская Республика оказалась, по сути, последним оплотом молдовенизма, в отличие от либерального румынизма. А сама его идея, за счет сохранения русскокультурных ценностей, в русле которых молдаванам Приднестровья привычно находиться, без развития

культурной молдавской среды угрожает им региональной консервацией, а со временем, в случае длительного сохранения напряженности с Кишиневом (чего, думается, не произойдет) - русской аккультурацией. Собственно, над их соэтниками в районах, контролируемых Кишиневом, которых все настойчивее именуют румынами, также нависла опасность аккультурации, но румынской.

Однако в Приднестровье, в отличие от Молдовы, складывается несколько иная схема. Интеллигенция там отражает интересы правящей элиты, которая, сложившись в ходе распада СССР, сформировала свои узкокорпоративные интересы, выходящие на российские коммерческие структуры.

Идейное содержание в ходе построения приднестровских ценностей колебалось от идей вхождения в состав Украины в 90-е гг. и «плана Козака» по реинтеграции Молдовы до выработки курса на интеграцию с Россией, а с учетом отсутствия прямых границ с ней вектор скоординировался на построении независимости в русле следования евразийской перспективе развития вместе с Россией (причем данное русло, следует отметить, так окончательно и не оформилось).

Общей характеристикой, в немалой степени одинаково характеризующей оба берега Днестра, является коррумпированность властных структур в самопровозглашенном Приднестровье и официальном Кишиневе. Данный фактор, следует отметить, в немалой степени влияет на процесс внутреннего (самими жителями) и тем более внешнего восприятия Республики Молдова, где один берег контролирует клан В. Г. Плахотнюка, а другой -небезызвестная фирма «Шериф». Причем обе стороны, «снимающие пенки» получают серьезные дивиденды от политической и экономической неурегулированности регионов. При этом коррумпированные нити выходят за пределы очерченных регионов.

В заключение следует констатировать, что вообще Республика Молдова представляет собой безусловный феномен на постсоветском пространстве. Это единственное из государств новых демократий, которое в лице наиболее активной части своей ведет упорную деятельность, направленную на отказ от собственной молдавской идентичности с целью интеграции в соседнее Румынское государство.

Кризисность ситуации показательно демонстрируется нескончаемым перетягиванием каната под названием «государственный язык». Причем, всем известно, существует масса государств, в которых государственным языком является язык другой страны. Полмира использует английский язык, в качестве государственного языка, при этом нисколько не меняя своей этнической и гражданской идентичности. Взять ту же Индию или Китай. В случае же с Молдовой вопрос стоит более чем сурово, - тут вспоминаются слова из мультфильма «как Вы яхту назовете, так она и поплывет». Иными словами, изменение названия языка угроза не только утратить собственное самоназвание. Это еще и серьезная причина этнической инкультурации в родственное румынское пространство. Выше уже говорилось, что редко какому народу везет иметь три территориальных образования, наделенных именем «Молдова».

На этом многоликом фоне проявился еще один очень болезненный вопрос. Вопрос, из-за которого в республи-

ке, по большому счету, произошел раскол населения на две большие составляющие - сторонников молдавского и румынского языков и приверженцев русскокультурного наследия.

Ситуация усугубляется еще и откровенным проявлением коррумпированных схем, получающих серьезный выход за пределы двух берегов республики, что дополнительно свидетельствует о незаинтересованности части

политической элиты в урегулировании ситуации на молдавской земле.

Обрисованные процессы в немалой степени сказываются на кризисности молдавской идентичности с вытекающими последствиями.

Какой будет судьба молдавскости и населения полиэт-ничного государства - покажет время.

Библиографический список

1. См.: Кабузан В. М. Народонаселение Бессарабской области и левобережных районов (конец XVIII - первая половина XIX вв.). Кишинев, 1974. С. 11-12.

2. Фурман Д. Молдавские молдаване и молдавские румыны. Влияние особенностей национального сознания молдаванина на политическое развитие Республики Молдова//[Электронный ресурс] URL: http://www.intelros.ru/pdf/Prognozis/01/Furman.pdf (дата обращения: 11.02.2016). С. 278.

3. Тарлев В. В Италии румыны выдают себя за молдаван//[Электронный ресурс] URL: http://novostimoldova.ru/novostipolitika/85-politika/677-rumini-i-moldjvane (дата обращения: 28.11.2013.).

4. Владимирская Т. О нелюбви румын к молдаванам: Вы просто не умеете их готовить'//[Электронный ресурс] URL: http://www. kp.md/daily/26506/3375901/ (дата обращения: 29.04.2016).

5. Собрание актов законодательства ПМР - 2003. № 36. С. 4260-4274.

6. Молдавские школы в Приднестровье могут быть закрыты//[Электронный ресурс] URL: https://news.mail.ru/society/18286973 (дата обращения: 25.05.2014).

7. В Приднестровье возьмутся за оптимизацию системы образования. Из-за плохой демографии школы и классы будут сокра-щать//[Электронный ресурс] URL: http://relax.bizpmr.com/index.php?options=com_content&view=article&id=27798:2013-01-16-06-55-16&catid=88889087:news-pmr&Itemid=321 (дата обращения: 12.01.2016).

References

1. Sm.: Kabuzan V. M. Narodonaselenie Bessarabskoj oblasti i levoberezhnykh rajonov (konets XVIII - pervaya polovina XIX vv.). Kishinev, 1974. S. 11-12.

2. Furman D. Moldavskie moldavane i moldavskie rumyny. Vliyanie osobennostej natsional'nogo soznaniya moldavanina na politicheskoe razvitie Respubliki Moldova//http://www.intelros.ru/pdf/Prognozis/01/Furman.pdf (data obrashheniya: 11.02.2016). S. 278.

3. Tarlev V. V Italii rumyny vydayut sebya za moldavan//http://novostimoldova.ru/novostipolitika/85-politika/677-rumini-i-moldjvane (data obrashheniya: 28.11.2013.).

4. Vladimirskaya T. O nelyubvi rumyn k moldavanam: Vy prosto ne umeete ikh gotovit'!//http://www.kp.md/daily/26506/3375901/ (data obrashheniya: 29.04.2016).

5. Sobranie aktov zakonodatel'stva PMR - 2003. № 36. S. 4260-4274.

6. Moldavskie shkoly v Pridnestrov'e mogut byt' zakryty//https://news.mail.ru/society/18286973 (data obrashheniya: 25.05.2014).

7. V Pridnestrov'e voz'mutsya za optimizatsiyu sistemy obrazovaniya. Iz-za plokhoj demografii shkoly i klassy budut sokrashhat'//http:// relax.bizpmr.com/index.php?options=com_content&view=article&id=27798:2013-01-16-06-55-16&catid=88889087:news-pmr&Itemid=321 (data obrashheniya: 12.01.2016).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.