Научная статья на тему 'К вопросу локализации летописного Дедославля'

К вопросу локализации летописного Дедославля Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
188
52
Поделиться
Ключевые слова
ДЕДОСЛАВЛЬ / ЛОКАЛИЗАЦИЯ / ВЯТИЧИ / ВЕРХОВСКОЙ (ВЕРХНЕОКСКИЙ) РЕГИОН / DEDOSLAVL / LOCALISATION / VYATICHI / VERKHOVO (THE UPPER OKA) REGION

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Майоров Анатолий Александрович

В российской исторической литературе в течение XIX-XX вв. сложилась традиция, локализующая летописный Дедославль в районе современного села Дедилово Тульской области и определяющая его в качестве претендента на роль «столицы» земли вятичей. Важность решения вопроса об установлении реального политического и религиозного центра вятичского этнополитического образования вызвана необходимостью исследования историко-географических причин его формирования и длительного существования. Возможная ошибочность локализации привела ряд крупных исследователей к поспешным и недостаточно достоверным выводам. Методы, использовавшиеся для локализации, представляются недостаточно полными и доказательными. Объективный анализ имеющихся в настоящее время письменных источников и археологических данных показывает отсутствие явных и убедительных доказательств данной гипотезы, за исключением созвучия наименований. Ряд археологических объектов, не связанных с современным селом Дедилово, имеет значительно более серьёзные доводы для их локализации в качестве летописного Дедославля. Вопрос поиска и установления реального политического и религиозного центра вятичей нуждается в новой проработке на основе объективных археологических данных.

On the issue of localisation of annalistic Dedoslavl

During the 19th-20th centuries, in the Russian historical literature, there was a tradition to locate the chronicle Dedoslavl near modern village of Dedilovo of Tula Region and defining it as a contender for the performance of functions of the “capital” of the Land of the Vyatichi. The importance of addressing the issue of finding a real political and religious centre of Vyatichi ethno-political formation caused by the necessity to research historical and geographical reasons for the formation and continued existence. Because of the likelihood of false localisation, several venerable scientists have come to the hasty and misleading conclusions. Мethods used in the study were not complete and evidence-based. An objective analysis of the currently available sources, chronicles and archaeological data show no clear and convincing evidence of this hypothesis, except for the consonance of place names. A number of archaeological sites are located far from the modern Dedilovo, but have a much more serious reasons for their localisation as the chronicle Dedoslavl. The issue of search and the establishment of a real political and Vyatichi’s religious centre needs a new elaboration on the basis of objective archaeological data.

Текст научной работы на тему «К вопросу локализации летописного Дедославля»

УДК 930.26(470)

Майоров Анатолий Александрович

кандидат исторических наук Орловский государственный институт культуры

aamajorov@rambler.ru

К ВОПРОСУ ЛОКАЛИЗАЦИИ ЛЕТОПИСНОГО ДЕДОСЛАВЛЯ

В российской исторической литературе в течение Х1Х-ХХ вв. сложилась традиция, локализующая летописный Дедославль в районе современного села Дедилово Тульской области и определяющая его в качестве претендента на роль «столицы» земли вятичей. Важность решения вопроса об установлении реального политического и религиозного центра вятичского этнополитического образования вызвана необходимостью исследования историко-географи-ческих причин его формирования и длительного существования. Возможная ошибочность локализации привела ряд крупных исследователей к поспешным и недостаточно достоверным выводам. Методы, использовавшиеся для локализации, представляются недостаточно полными и доказательными. Объективный анализ имеющихся в настоящее время письменных источников и археологических данных показывает отсутствие явных и убедительных доказательств данной гипотезы, за исключением созвучия наименований. Ряд археологических объектов, не связанных с современным селом Дедилово, имеет значительно более серьёзные доводы для их локализации в качестве летописного Дедославля. Вопрос поиска и установления реального политического и религиозного центра вятичей нуждается в новой проработке на основе объективных археологических данных.

Ключевые слова: Дедославль, локализация, вятичи, верховской (верхнеокский) регион.

Одной из всегда актуальных проблем исторической науки является недостоверная локализация исторических объектов. В случае непрерывного существования и письменной фиксации у исследователей вопросов обычно немного. Если же объект своё существование прекратил либо его название не является уникальным маркером, позволяющим точно осуществить привязку исторического сообщения к географическим реалиям, возможно возникновение ситуаций, изрядно запутывающих историческое исследование и повествование. К числу такого рода объектов можно весьма обоснованно отнести вятичский Дедославль.

Возникновение и существование так называемой Верховской историко-географической провинции находятся в центре научных интересов автора настоящей статьи [4; 5]. Вследствие этого обстоятельства прояснение отдельных неопределенных либо спорных моментов истории легендарной земли вятичей, бывшей, по мнению исследователя, одним из наиболее ярких и интересных этапов существования названной выше историко-геогра-фической единицы, является одной из наиболее важных задач, стоящих перед ним.

Проблема локализации летописного Дедослав-ля, рядом исследователей признаваемого центром вятичского этнополитического объединения, до сих пор не нашла своего окончательного разрешения. Впервые он упоминается в Ипатьевской летописи под 1146 г. в связи с борьбой за первенство между Ольговичами и Давыдовичами. «Стославъ же перебравъ дроужиноу. и хоте ехати Белозерь-ци на Двдвичю къ Дедославлю». И несколько далее там же: «она (вероятно, дружина. - А. М.) же слышавша оже Гюрги прислалъ к немоу в помочь и не сместа ити. но съзваша Вятиче и реша имъ. се есть ворогъ нама и вамъ. а ловите его на полъ вама. и тако възъвратистася. ис Дедославля в то же вере-мя поидоста Гюргевича Ростиславъ» [7, стб. 334].

Второй раз в том же своде Дедославль фигурирует как место, куда через некоторое время пришел Святослав и где он встретился со своими союзниками Токсобичами: «Стославъ же приде к Дедослав-лю и тоу придоуша к немоу дроузии Половце» [7, стб. 342].

Воскресенская летопись практически полностью повторяет изложение хода событий, единственным отличием следует считать намек на Давыдовичей как авторов обращения к вятичам: «Слышавше же Давыдовича. Оже присла Юрьи помочь Святославу. И не сместа по немъ ити, но съзваша Вятичи и реста им...» [8, с. 38]. Других заметных упоминаний Дедославля, помимо описанного исторического эпизода, в летописях практически нет.

Тексты летописей позволяют локализовать Де-дославль в черниговской волости Вятичи, по всей видимости, к югу от р. Оки. Соседними по отношению к нему населенными пунктами должны были быть (согласно данным летописей) Козельск, Колтеск, Осетр и (в отдалении) Лобынск в устье р. Протвы. Кстати, летописцы нигде не обозначили каких-либо точных географических объектов, соотносимых с точкой нахождения рассматриваемого места.

Летописный текст нигде прямо не определяет Дедославль в качестве места какого-либо систе-магического сбора вятичей либо в качестве сколько-нибудь значимого для локальной политической жизни центра. Всё, что имеется по этой тематике, -краткое сообщение, что некто «съзваша Вятиче и реша имъ».

Безусловно, само название Дедославль может дать весьма богатую основу для построения гипотез. Судя по всему, оно восходит к понятию «место прославления (поминовения) предков (дедов)». В этой связи вспоминается популярный до сих пор в современной Беларуси и западных областях России праздник Дедов («Дзяды»), под которыми (де-

© Майоров А.А., 2016

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова № 2, 2016

21

дами) подразумеваются все семейные предки либо прародители.

Лаврентьевская летопись таким образом описывает языческий («поганый» в соответствии с терминологией своего автора) ритуал прощания с умершими: «[и] аще кто оумряше творяху трыз-но надъ нимъ. и по семь творяху кладу велику и възложахуть и накладу мртвца. сожьжаху. и посемь собравше кости. вложаху в судину малу. и поставя-ху на столпе на путех еже творять Вятичи и ныне. си же творяху обычая Кривичи. [и] прочии пога-нии. не ведуще закона Бжя. но творяще сами собе законъ» [6, с. 13-14].

Почитание ушедших предков вполне чётко можно соотнести с понятием «прославления дедов». Учитывая же редкость находок славянских святилищ на территории проживания восточных славян (вятичское же святилище представляет собой ещё большую редкость), а также до сих пор сохранившееся почитание священных мест и природных явлений, свойственное как самим восточным славянам, так и ассимилированным славянами балтам и финно-уграм, следует полагать, что весьма вероятными местами сосредоточения культовой жизни вятичей и современных им языческих соседей должны были быть священные рощи, камни, источники и (или) места упокоения предков -«могилы», что, в случае вятичей, приводит к однозначной локализации - курганным могильникам.

В русле такого рода гипотезы следует рассматривать Дедославль не только как легитимный центр культа предков, но и как не менее легитимный центр (вероятно, не единственный) общественной, культурной и, вполне возможно, политической жизни вятичского племенного объединения.

Достаточно давно утвердилось отождествление летописного Дедославля с с. Дедиловом современного Киреевского района Тульской области. Что интересно, никаких доказательств тождества этих двух объектов (за исключением сходства названий летописного Дедославля и поставленного во второй половине XVI в. Дедилова) нет ни у М.П. Погодина, ни у Н.С. Арцыбашева, ни у Н.П. Барсова. А.Н. Насонов аргументирует такое тождество соседством с перечисленными в летописях городами, не поясняя - в чём недостаток иных обследованных вятичских городищ, расположенных по соседству [4, с. 224].

По всей видимости, эта локализация основывалась на приемах, весьма точно описанных А.К. Зайцевым: «Их можно охарактеризовать как ориентировочный и условно-топонимический приемы. При отсутствии прямого указания на местоположение по данным источника приблизительно определялся район нахождения города и затем по карте или спискам населенных мест Х1Х-ХХ вв. находился топоним, созвучный или тождественный летописному» [3, с. 21]. Недостатки подобной

методики, в условиях частой повторяемости восточнославянских топонимов и отсутствия каких бы то ни было доказательств преемственности древнего и современного названий, очевидны и не нуждаются в дополнительных пояснениях.

Единственным авторитетным автором, кто подкрепил свои суждения чем-либо материальным, стала Т. Никольская. В классической работе «Земля вятичей», сославшись на археологические данные, она упомянула крупное городище с обломками домонгольской и средневековой керамики [5, с. 131]. Значительно более современная «Археологическая карта России. Тульская область» сообщает лишь о разрушении Дедиловского городища, а имеющийся неподалеку курган, не упомянутый Никольской, атрибутирует как не имеющий датировки [1, с. 129, 268].

Рядом крупных исследователей соседство топонимического названия (возможно, ойконима) с фактом «созывания вятичей» было воспринято как точная локализация постоянного места пребывания самого собрания. В частности, Б.А. Рыбаков сформулировал в работе «Киевская Русь и русские княжества в Х11-Х111 вв.» весьма комплиментарную, относительно вятичей и их гипотетического центра Дедославля, гипотезу. Согласно ей, Дедос-лавль мог быть и «геометрическим центром вятичей» и даже вятичской столицей. Он отождествляется с Дедиловской слободой (позднее Дедилов) [9, с. 261-262]. На основании восточных источников Рыбаков даже описал вятичское «полюдье», которое «...должно было начинаться в столице, например, в Дедославле...» [9, с. 278].

Очень аккуратно обозначил своё отношение к рассматриваемому вопросу А.В. Шеков: «...Де-дославль традиционно соотносился исследователями с городищем у с. Дедилово» [10, с. 72].

Следует указать на то обстоятельство, что прямых и достоверных доказательств тождества ныне утерянного городища у с. Дедилова с Дедославлем, кроме частичного совпадения названий, не существует. Объективный анализ позволяет усомниться в полном отождествлении Дедиловского городища и Дедославля.

Безусловно, Дедиловское городище удовлетворяет требованиям «удаленного соседства» с упомянутыми ранее Козельском, Колтеском, Осетром и (в отдалении) Лобынском. Но данным требованиям также вполне соответствуют и множество других городищ, выявленных в ходе археологических раскопок на территории современной Тульской области.

Летописи никак не акцентируют городской характер Дедославля, а потому нет никакой уверенности в том, что это именно город, а не название местности, где происходило «прославление предков». Подобный факт вполне отмечен неподалёку: будучи давно известной как заселённая и освоен-

22

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова № 2, 2016

Рисунок. Территория верхней Оки в Х1-Х11 вв. (рисунок автора)

ная местность, Тула фиксируется в качестве города лишь через несколько столетий после первого упоминания, в 1382 г.

Допущение существования города Дедославль в качестве некоего политического центра требует его размещения значительно ближе к основным транспортным магистралям того времени: на р. Оке либо её притоке. Относительно маловодный приток впадающей в Оку р. Упы - р. Шиворонь (на берегу которого располагается Дедиловское городище) - не выглядит подходящей для старого племенного центра транспортной артерией.

Сравнительный анализ ойконима (если принять городскую версию) Дедославль показывает безусловную древность данного названия. Исследователями отмечалось, что ойконимы, имеющие окончание в виде суффикса «-ск», располагались на территории Руси весьма компактно, а «все компактные скопления соответствующих летописных "градов" отвечают основным направлениям "окняжения" Русью так называемых "племенных территорий" славян и их ближайших соседей» [11, с. 206]. Практически все упомянутые летописцем предполагаемые соседи Дедославля несут эту печать «окняжения» (Мченск, Лобынск, Козельск и т. п.), в отличие от рассматриваемого нами. Де-дославль явно выглядит старше перечисленных населенных пунктов и не несёт признаков «окня-жения» в своем названии.

Ойконимы с корнем «дед-», отсылающие к культу почитания предков, весьма распространены в восточнославянском ареале. В частности, Барсов отмечает в указанный период в соседней Смоленской земле как минимум два населенных пункта (Дедичи и Дедогостичи) с явно похожими названи-

ями [2, с. 70-71]. В современной Тульской области, помимо с. Дедилова, наличествуют в разных районах Житово-Дедово и Дедиловские Выселки. Соседняя Калужская область имеет в своем составе Дедово-Петровичи, Дедное и Дедню. Смоленская область предъявляет Деденки, целых два Дедово, Дедково, Дедюрево, Белодедово и Дедешино. Московская область: Деденево, Дедлово, Домодедово, Дедово-Талызино, Дединово, Дедешино. Настоящее перечисление является весьма грубым, не учитывает исчезновения и переименования различных населенных пунктов, но тем не менее весьма ярко иллюстрирует количество возможных альтернативных вариантов для локализации.

Древность происхождения и причастность к исполнению обрядов «прославления предков», по всей видимости, должны предполагать наличие мест упокоения означенных предков, на что указывает приведенный в начале данной статьи отрывок летописи, описывающий особенности отправления вятичами их религиозных обрядов. В этом случае обязательным признаком Дедославля (вне зависимости от его городского либо храмового статуса) должно быть наличие значительного числа вятичских курганов и, возможно, иных культовых сооружений (храмов, алтарей, капищ и т. п.), чего в окрестностях с. Дедилова не наблюдается.

Выполнение указанных требований, означающих относительно долгое существование и безусловное проведение поминальных религиозных обрядов и церемоний, вполне прослеживается на территории современного Суворовского района Тульской области вдоль р. Оки и впадающей в нее р. Упы (курганный могильник Доброе, городище Дуна в Чекалине, курганный могильник Запад-

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова № 2, 2016

23

ное), в Веневском районе того же региона (селища и курганные могильник у д. Бельково, обширный археологический комплекс Городище), а также в результатах археологических исследований нескольких десятков только роменско-боршевских городищ и селищ УШ-Х вв., выявленных и обследованных на территории Тульской области.

При этом, в случае определения Дедославля не в качестве города, а как сакральной местности либо храмового комплекса, отсутствует необходимость в опровержении прежде определенного иного ойконима (т. е. выявленное название города, не совпадающее с Дедославлем, никак не противоречит возможности так именоваться округе в целом).

Таким образом, можно весьма обоснованно утверждать, что традиционная локализация летописного Дедославля в районе современного села Де-дилово Тульской области основывается не столько на объективных исторических и археологических источниках и данных, сколько на сложившейся традиции освещения данного вопроса в исторической литературе. Помимо прочего, утверждение о выполнении летописным Дедославлем неких центральных административных, политических или религиозных функций до сих не подкреплено какими-либо достоверными источниковыми либо археологическими аргументами.

Библиографический список

1. Археологическая карта России. Тульская область. Ч. 2. / под ред. А.В. Кашкина. - М.: Институт археологии РАН, 2002. - 272 с.

2. Барсов Н. Материалы для историко-геогра-фического словаря России. Ч. 1. Географический словарь русской земли (1Х-Х1У ст.). - Вильна: Тип. А. Сыркина, 1865. - 220 с.

3. Зайцев А.К. Домагощ и границы «Вятичей» XII в. / Историческая география России. XII - на-

чало XX в. - М.: Наука, 1975. - С. 21-31.

4. Майоров А.А. Древние вятичи и их особое место среди восточнославянских племен IX-XI вв. // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. - 2015. - Т. 21. - № 6. -С. 8-12.

5. Майоров А.А. Призвание Вятко (к вопросу о создании вятичского племенного союза) // Вестник Брянского государственного университета: Педагогика. Психология. История. Право. Литературоведение. Языкознание. Экономика. Точные и естественные науки. - 2015. - № 3 (26). - С. 101104.

6. Насонов А.Н. «Русская земля» и образование территории древнерусского государства: истори-ко-географическое исследование. - М.: Изд-во АН СССР, 1951. - 262 с.

7. Никольская Т.Н. Земля вятичей. К истории населения бассейна верхней и средней Оки в IX-XIII вв. - М.: Наука, 1981. - 296 с.

8. Полное собрание русских летописей. Т. 1. Лаврентьевская летопись. - 2-е изд. - Л.: Изд-во АН СССР, 1926-1928. - 540 с.

9. Полное собрание русских летописей. Т. 2. Ипатьевская летопись. - 2-е изд. - СПб.: Тип. М.А. Александрова, 1908. - 574 с.

10. Полное собрание русских летописей. Т. 7. Летопись по Воскресенскому списку. - СПб.: Тип. Э. Праца, 1856. - 354 с.

11. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества в XII-XIII вв. - М.: Наука, 1982. - 599 с.

12. Шеков А.В. Верховские княжества. Середина XIII - середина XVI в. - М.: Квадрига, Русская панорама, 2012. - 364 с.

13. Щавелев С.П. Археологические реалии жития Феодосия Печерского // Труды IV (XX) Всероссийского археологического съезда в Казани. - Казань: Отечество, 2014. - Т. 3. - С. 203-207.

24

Вестник КГУ им. H.A. Некрасова .¿j. № 2, 2016