Научная статья на тему 'Древние вятичи и их особое место среди восточнославянских племен IX-XI вв'

Древние вятичи и их особое место среди восточнославянских племен IX-XI вв Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
1129
169
Поделиться
Ключевые слова
ВОСТОЧНЫЕ СЛАВЯНЕ / ВЯТИЧИ / ВЕРХОВСКОЙ (ВЕРХНЕОКСКИЙ) РЕГИОН / ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ / EAST SLAVS / VYATICHI / UPPER OKA REGION / POLITICAL HISTORY

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Майоров Анатолий Александрович

Среди восточнославянских племен в эпоху Древнерусского государства наиболее заметные отличия от своих соседей сохраняли вятичи. Вятичи создали племенной союз и в IX-XI вв. упорно сопротивлялись попыткам киевских князей подчинить их себе. Вятичи населяли верхнеокский регион и контролировали пересечение важных торговых путей, связывавших Европу и страны Востока. В VII-VIII вв. данная система коммуникаций приобрела новое содержание: из региональной она преобразовалась в общеевропейскую, а затем в трансконтинентальную. Выгодное географическое положение земли вятичей обеспечило наличие материальной базы для создания вятичского племенного союза, ставшего частью хазарской военной системы контроля транспортных транзитных потоков. Во второй половине Х в. киевские князья предприняли ряд попыток подчинить себе вятичей и поставить под свой контроль проходившие через их земли торговые пути. В 981-982 гг. Владимир Святославич совершил два военных похода на вятичей, оказавших ему упорное сопротивление. Враждебное отношение к центральной власти единой Древней Руси вятичи сохраняли на протяжении всего времени ее существования. Владимир Мономах в своем «Поучении» называл переход через земли вятичей опасным военным мероприятием. Можно утверждать, что период самостоятельного существования отдельного вятичского племенного княжения продолжался до конца XI в., то есть до начала периода раздробленности прежней Киевской державы. Этот факт свидетельствует о том, что вятичи в X-XI вв. не входили в полной мере в состав Древнерусского государства, сохраняя, как минимум, высокую степень автономии, сопоставимую с независимостью.

Ancient Vyatichi and their special place among East Slavic tribes in 9th-11th centuries

Among East Slavic tribes in the epoch of the state of Old Rus’, the tribe of Vyatichi saved the most notable differences from its neighbours. Vyatichi created a tribal union and, in the 9th-11th centuries, effectively resisted the attempts of Kievan princes to subdue them. Vyatichi lived in the Upper Oka region and controlled the crossroads of important trade routes which connected Europe and the East. In the 7th-8th centuries, this system of communication gained a new content: it converted from regional system into a panEuropean, and then, to transcontinental system. The favourable geographical position of the Vyatichi lands provided the material base for the creation of the Vyatichi tribal union, which was the part of the Khazar military system of control of trade transit streams. In the second half of the 10th century, the Kievan princes took several attempts to subdue the Vyatichi and to control trade routes passing through their lands. In 981-982, Vladimir Sviatoslavich made two military campaigns against the Vyatichi, who resisted him persistently. Vyatichi maintained the hostile attitude to the central authority of the Old Rus’ during all the time of its existence. Vladimir Monomakh in his “Instruction” called a march through the Vyatichi lands a dangerous military activity. It can be argued that the period of the independent existence of the independent Vyatichi tribal union has continued until the end of the 11th century, i.e. until the beginning of fragmentation of the former Kievan state. This fact suggests that Vyatichi in the 10th-11th centuries were not a part of the state of the Old Rus’; they have saved at least a high degree of autonomy, comparable with ‘sovereignty’.

Текст научной работы на тему «Древние вятичи и их особое место среди восточнославянских племен IX-XI вв»

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ

УДК 94 (470)”09/11

Майоров Анатолий Александрович

кандидат исторических наук, доцент Орловский государственный институт искусств и культуры

aamajorov@rambler.ru

ДРЕВНИЕ ВЯТИЧИ И ИХ ОСОБОЕ МЕСТО СРЕДИ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ ПЛЕМЕН IX-XI ВВ.

Среди восточнославянских племен в эпоху Древнерусского государства наиболее заметные отличия от своих соседей сохраняли вятичи. Вятичи создали племенной союз и в IX-XI вв. упорно сопротивлялись попыткам киевских князей подчинить их себе.

Вятичи населяли верхнеокский регион и контролировали пересечение важных торговых путей, связывавших Европу и страны Востока. В VII-VIII вв. данная система коммуникаций приобрела новое содержание: из региональной она преобразовалась в общеевропейскую, а затем - в трансконтинентальную.

Выгодное географическое положение земли вятичей обеспечило наличие материальной базы для создания вятич-ского племенного союза, ставшего частью хазарской военной системы контроля транспортных транзитных потоков.

Во второй половине Х в. киевские князья предприняли ряд попыток подчинить себе вятичей и поставить под свой контроль проходившие через их земли торговые пути. В 981-982 гг. Владимир Святославич совершил два военных похода на вятичей, оказавших ему упорное сопротивление. Враждебное отношение к центральной власти единой Древней Руси вятичи сохраняли на протяжении всего времени ее существования. Владимир Мономах в своем «Поучении» называл переход через земли вятичей опасным военным мероприятием.

Можно утверждать, что период самостоятельного существования отдельного вятичского племенного княжения продолжался до конца XI в., то есть до начала периода раздробленности прежней Киевской державы. Этот факт свидетельствует о том, что вятичи в X-XI вв. не входили в полной мере в состав Древнерусского государства, сохраняя, как минимум, высокую степень автономии, сопоставимую с независимостью.

Ключевые слова: восточные славяне, вятичи, верховской (верхнеокский) регион, политическая история.

Часть восточноевропейской равнины, на которой в IX в. возникло Древнерусское государство, была заселена восточнославянскими племенами, имевшими заметные отличия в своем политическом, социальном и экономическом развитии. Традиционный термин «племя» в отношении восточных славян рубежа I—II тысячелетий н.э. не вполне точно отражает масштаб и величину этнической группы. Более корректным представляется использование понятия надпле-менного объединения (славинии).

Между племенами весьма часто складывались союзнические отношения, во многом объяснившие их последующее объединение в составе единого государства. По всей видимости, оказавшись в пределах единого государства, славянские племена не утратили своей самобытности. Более того, некоторые из них долго и упорно сопротивлялись интеграции. Одной из таких этнических групп было восточнославянское племенное объединения вятичей.

Русская историческая наука XVIII-XIX вв. относительно мало внимания уделяла истории возникновения и бытования древнеславянского племени вятичей. Некоторый интерес вызывали вопросы происхождения вятичей, определения их племенных границ, описания усобиц, к которым вятичи имели отношение.

Первым из отечественных исследователей четко обозначил границы территорий, контролируемых вятичами Н.П. Барсов. Он ограничил земли вятичей водоразделом рек Ока и Десна на западе, рекой Сосной и верховьями Дона на юго-

востоке, а также притоком Оки - рекой Осетр на востоке. Южной границей он определил окский приток реку Зуша. Такие ориентиры земель вятичей впоследствии были приняты академиками

А.А. Шахматовым и М.К. Любавским, внесшими свои собственные географические коррективы: они иначе провели южные границы рассматриваемых земель - по среднему Днепру и междуречью Оки и Сейма соответственно. В советское время к вятичской проблематике обращались академики Б.Д. Греков и Б.А. Рыбаков; последний описывал Вятичское племенное княжение как вполне сформировавшееся и имевшее все признаки ранней государственности.

Из ученых археологов больше других для изучения вятичских земель сделал А.В. Арциховский, введший в научный оборот обширную информацию о свидетельствах материальной культуры данного племени. В 1960-е - 1980-е гг. на рассматриваемой территории работала Верхнеокская экспедиция Института археологии АН СССР под руководством Т.Н. Никольской, монография которой [9] стала важным рубежом в изучении истории Верховской историко-географической провинции.

До нашего времени дошло весьма небольшое количество письменных источников, упоминающих вятичей. Наиболее полная характеристика их обычаев и образа жизни приведена в «Повести временных лет». Приведем весь интересующий нас текст, помещенный в Лаврентьевской летописи: «И Вятичи и Северы один обычай имяху живя-ху в лесе якоже всякий зверь. Ядуще все нечисто

8

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова № 6, 2015

© Майоров А.А., 2015

Древние вятичи и их особое место среди восточнославянских племен IX-XI вв.

[и] срамословье в них пред отьци и пред снохами. [И] браци не бываху в них, и игрища меж селы, схожахуся на игрища на плясанье и на вся бесовь-ская игрища, и тут умыкаху жены собе. С неюже кто съвещашеся, имяху же по две и по три жены. [И] аще кто умряше, творяху трызно над ним. И по семь творяху кладу велику и возложахуть и накладу мертвеца сожьжаху. И посемь собравше кости, вло-жаху в судину малу, и поставяху на столпе на путех еже творять Вятичи и ныне. Си же творяху обычая Кривичи, [и] прочий погани, не ведуще закона Божия, но творяще сами собе закон» [12, с. 13-14].

Летописное свидетельство послужило причиной негативных оценок жизни вятичского народа, данных рядом историков в прошлом. Большинство исследователей до начала XX в. в своих суждениях опирались на приведенный выше отрывок летописи для характеристики вятичей как племени весьма неразвитого.

Изменения в языке и забвение вопроса о безусловной пристрастности летописца в отношении язычников сыграли в этом немаловажную роль. Монах-летописец в первую очередь был христианином, чьей обязанностью была борьба с «погаными» (язычниками), а уж потом хроникером. Абсолютно все действия язычников, губящих «бесовскими игрищами» свои души, были, по мнению такого монаха, глубоко ошибочны, неверны и преступны. Даже убийство и насилие было менее тяжким грехом, чем следование языческим обычаям. Православие еще не окончательно укоренилось на Руси, его сторонники вели борьбу с противниками нового религиозного культа, придерживавшимися прежнего языческого мировоззрения. Актуальной и насущной целью деятельности христианской церкви на Руси было полное искоренение всех элементов и особенностей жизни и быта, которые могли бы напоминать о языческих обрядах и традициях.

Современный анализ «Повести временных лет» демонстрирует, что вятичи и радимичи для летописца были, вследствие своей непринадлежности к христианству, «иными», явно не принадлежащими к сообществу «своих». Примерно как половцы - знакомые, но «другие» [8, с. 7]. В то же время необходимо подчеркнуть, что ту грань, где эти народности начинали бы относить к «чужим», враждебным и подлежащим уничтожению, летописец в своей работе не перешел, хотя и приблизился вплотную.

В летописном тексте присутствует ряд несоответствий. Вызывает сомнение утверждение о том, что северы живут в лесу, как звери. Наличие в северской земле городов-крепостей давно подтверждено, а потому причисление к лесовикам северов, обитателей степи и лесостепи, сразу же снижает степень достоверности сообщения.

Анализ сообщения показывает, что вятичи вели типичный для славян-язычников образ жизни, не слишком выделяясь своими обычаями из числа

других славянских этносов. Информация об обычаях вятичей и северян может быть датирована временем между 988 г., когда Владимир «нача ста-вити городы по Десне, и по Оустрьи. по Трубешеви и по Суле, и по Стугне» [13, с. 106] на традиционно северских землях и периодом соперничества князей Ярослава и Мстислава Владимировичей, когда северское ополчение помогло последнему одержать победу в битве при Листвене в 1024 г., поскольку в более позднее время северы утратили субъектность и вряд ли могли открыто следовать языческим обычаям.

Главное отличие вятичей от их ближайших соседей состояло в максимально долгом сохранении независимого положения от воли киевских князей. Важным условием для понимания вятичской истории является анализ транспортно-логистических особенностей территории их расселения. Основным фактором, повлиявшим на формирование вятичского племенного княжения, было, по всей видимости, прохождение по их земле нескольких важных трансконтинентальных торговых путей, связывавших Европу и Азию.

Исследователи выделяют два основных хазарско-европейских торговых маршрута. Первый -трансконтинентальный волжско-балтийский - связывал центральную и западную Азию с северной Европой и был одним из важнейших источников серебра для европейских стран. На его сторонах размещались две важнейшие военно-торговые группировки Восточной Европы - варяжская и хазарская. Центральная часть контролировалась булгарами. Хазарский каганат, державший под контролем рынки мехов в бассейне Верхней Волги, также сумел установить контроль над активизировавшимися на рубеже VIII и IX вв. перевозками арабского серебра в Восточную и Северную Европу. Такой контроль со стороны Хазарского каганата осуществлялся потому, что в его владениях оказались основные речные торговые пути. Судя по находкам кладов куфических монет, главной магистралью был Дон, путь с которого далее вел к Оке. Жившие в верховьях Оки и подвластные хазарам вятичи уже в IX в. аккумулировали значительную часть серебра за «услуги по транзиту» [11, с. 59-60].

Второй маршрут шел по Дону, через земли алан и донских славян, затем переходил на Верхнюю Оку в землю вятичей при посредстве волока. С Верхней Оки путь продолжался через земли северян по Сейму и Десне, а затем выходил в Верхнее Поднепровье к радимичам. Сопоставление гидрографических особенностей окско-донского междуречья с результатами археологических изысканий позволяет достаточно надежно определить маршруты по рекам Дон и Упа. Дальше торговые маршруты продолжались на запад и север. Часть их уходила на запад, в верховья реки Оки, с последующим выходом на реку Десну. Другое ответвле-

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова «S> № 6, 2015

9

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ

ние пути шло на север, к устью реки Москвы. Оба направления маркируются более чем двадцатью обнаруженными кладами IX в. [3, с. 67].

Таким образом, вятичский племенной союз имел прочную материальную базу для своего существования, которой являлось наличие оживленных торговых маршрутов. Через землю вятичей проходило несколько важных торговых путей. Вятичи использовали выгоды своего географического положения и употребляли разные способы эксплуатации торгового потока: самостоятельную торговлю, охрану, обслуживание или грабеж торговцев. Вятичи, по всей видимости, занимались преимущественно охраной, что не исключало и ситуативное применение других упомянутых ранее способов.

Территория расселения вятичей была местом транзита товаров на пути с берегов Балтийского моря на Волгу. В VII-VIII вв. балтийская система коммуникаций приобрела новое содержание: из региональной она преобразовалась в общеевропейскую, а затем - в трансконтинентальную. Резкий рост значения Балтики был обусловлен радикальными переменами, происходившими в Средиземноморье, где арабские завоеватели перекрыли традиционные пути, связывавшие его с Востоком [7, с. 51].

Значительную долю товаров, перемещавшихся по торговым путям Восточной Европы, составляли славянские меха, мед и воск, хазарские скот и рыба. В то же время основу товарооборота составляло движение восточного монетного серебра на запад, прежде осуществлявшееся через Средиземноморье. Прочие товары представляли собой лишь дополнительную возможность заработать, своеобразный «приработок».

Наиболее богатым на информативные находки вятичским центром докиевской поры является Супрутское городище, расположенное на правом притоке Оки реке Упе. Результаты раскопок характеризуют существовавший там город как региональный торгово-ремесленный и военный центр. Совершенно нетипичный набор найденных украшений в сочетании с давностью и древностью датировок позволяет утверждать, что это городище стало местом зарождения многих вятичских племенных материальных традиций. Речь, в первую очередь, идет о височных кольцах, самые ранние образцы которых, причем характерные для разных восточнославянских народностей, были найдены именно там.

Находки показывают, что Супрутское городище было важнейшим торговым центром, где осуществлялась торговля не только с местными славянами, но и с купцами, специально пребывавшими сюда издалека. Особый интерес вызывают находки предметов конской сбруи, вооружения и деталей поясов, подтверждающие наличие хорошо вооруженной конной дружины, в состав которой входила большая часть мужчин [2, с. 156-157].

Такие черты необычны для славянского поселения того периода, когда славяне были известны как, в первую очередь, пешие воины в отличие от конных степняков и передвигавшихся на ладьях викингов. Имеющаяся информация позволяет охарактеризовать Супрутское городище как своеобразное служилое поселение, само существование которого позволяет считать утверждение о вятич-ской службе по охране донско-окского торгового пути весьма обоснованным.

Первое событие непосредственно вятичской истории, упомянутое в летописях, относится к походу князя Олега на Византийскую империю и датируется 907 г. В том году киевский князь Олег организовал совместный походе 14 племен на Константинополь. В числе участников похода среди прочих (варягов, словен, чуди, кривичей, мери, северян и др.) упоминаются и вятичи. Часть войска отправилась по реке, часть - по суше на конях [12, с. 29]. По нашему мнению, вятичи могли входить в конную часть объединенного войска. Как известно, летописи не содержат описания конной части похода. Тем не менее, очевидно, первичное взаимодействие с Киевской Русью у вятичей прошло успешно, несмотря на сохранявшиеся в тот период тесные связи с Хазарским каганатом.

Следующим достоверным эпизодом вятичской истории следует считать разгром Супрутского городища и вятичских селищ в его окрестностях в результате набега варяжского войска. Об этом говорит огромное количество наконечников стрел, имеющих явно северное происхождение, следы нескольких штурмов и финального пожара, многочисленные и не до конца ограбленные останки защитников крепости, женщин и детей [2, с. 162164]. Найденные монеты определяют время пожара периодом не ранее первого десятилетия X в.

Вероятнее всего, разгром был осуществлен восточной норманно-русской группировкой, которая была нацелена на волжско-каспийский торговый маршрут. Восточные источники постоянно упоминают набеги «русов», по своим обычаям абсолютно похожих на хорошо известных «варягов». По всей видимости, они относились к «некиевской» норманской группировке, базировавшейся на севере Восточно-Европейской равнины и пытавшейся контролировать волжский торговый путь. Называя группировку «русов» норманнской, автор не делает акцент на этнической принадлежности ее членов, а отмечает следование норманско-варяжской традиции торгово-грабительских походов.

В 912 г. либо в 913 г. русы совершили грандиозный набег на прикаспийские города. По договоренности с властями Хазарского каганата русы были пропущены по Волге на Каспий и обратно за половину добычи. Но на обратном пути жители Ха-зарии попытались силой отобрать у русов всю добычу. Каган через посланников предупредил русов

10

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова jij- № 6, 2015

Древние вятичи и их особое место среди восточнославянских племен IX-XI вв.

об угрозе, но, тем не менее, они понесли большие потери [6, с. 116—117].

Разумно предположить, что разгром Супрута был осуществлен в качестве ответных мер участников каспийского похода. Их основной целью были не традиционный грабеж и угон населения в рабство, а стремление отомстить хотя бы союзникам своих обидчиков. Разгром был полный, населенный пункт был разрушен и сожжен дотла. Характер поселений последующего периода резко отличается от описанного ранее. Новые населенные пункты становятся похожими на типичные славянские поселения и четко определяются как относящиеся к роменской археологической культуре.

Несмотря на позитивный характер прежних взаимоотношений вятичей с «русью» киевско-новгородской, ход исторического развития вел к столкновению их интересов. В 964 г. князь Святослав совершил свой первый поход на вятичей, который, по всей видимости, закончился неудачно. Летописное сообщение о «разбирательстве» с вятичами четко соседствует с его знаменитым выражением «Иду на вы», так что предположение о том, что «на вы» означает «на вятичей», приобретает весомое летописное подтверждение: «Посылаше къ странамъ глаголя: хочу на вы идти. И идет на Оку реку и на Волгу, и налезе Вятичи, и рече Вятичам: кому дань даете? Они же реша козаром по щеля-гу, и от рала даем» [12, с. 65]. Основным побудительным мотивом для активности киевских князей была, несомненно, попытка овладеть значимыми и доходными торговыми путями, проходившими по руслам рек. В 966 г. Святослав вновь двинулся на вятичей. Летопись свидетельствует: «Вятичи победил Святослав и дань на них возложил» [12, с. 65].

Деятельность Святослава повлекла за собой гибель многочисленных поселений родственных вятичам донских славян. Отдаленные последствия походов оказались для Киева негативны: через территорию разгромленного Святославом Хазарского каганата на славянские земли хлынул поток разных кочевых народов, первыми из которых стали печенеги. С падением каганата также значительно сократился мощный поток восточного серебра, ради контроля за которым и были начаты военные действия.

Политику покорения неподконтрольных киевским князьям торговых путей и славянских народностей продолжил Владимир Святославович. Два похода Владимира в 981 г. и в 982 г. против вятичей показали крайнюю степень заинтересованности киевлян в овладении окским торговым путем и высокую степень вятичского упорства в нежелании подчинятся киевской власти. Как указывает Ипатьевская летопись, в 981 г. Владимир «вятичи победил и возложил на них дань от плуга яко же отец его имал». На следующий год, по свидетельству летописи, Владимир вновь пошел на вятичей и вновь одержал победу [13, с. 69].

Вятичи оказали упорное сопротивление, что подтверждается скорым проведением повторного похода. Можно полагать, что до тех пор, пока шедший через земли вятичей торговый маршрут работал, наложенная на них хазарами дань была посильной. Доходы от контроля торговых путей позволяли вятичам и уплачивать дань, и сохранять прибыльность своего предприятия. После разрушения торгового маршрута Святославом и его потомками величина обязательных платежей стала невыгодной и могла быть сочтена вятичами чрезмерной.

Результаты киевских походов середины и конца X в., целью которых было приведение к покорности киевским князьям вятичей и восточных северов, также ударили и по донским славянам. Анализ информационного массива, имеющегося в распоряжении исследователей, позволяет считать бассейн Верхнего Дона частью единого вятичско-донского культурно-этнического пространства. Значительная часть донского славянского населения после этих походов осталась на месте, смешавшись с переселенцами, направленными в эти места киевлянами. Часть же, по имеющимся данным, снялась с обжитого места и переселилась. Ряд признаков указывает на их последующее размещение в бассейне Средней Оки и даже тогдашней Волжской Булгарии [1, с. 125-126].

Одним из реальных фактов вятичской истории можно считать прием в конце X в. множества беженцев и переселенцев из разгромленного русскими князьями восточно-северского региона. Примерно в 400 км к северу от их прежней родины была сформирована общность потомков северских беженцев, сохранивших свои обычаи и привычки [1, с. 305-306]. Представляется вполне возможным, что удивительно высокая для тех времен плотность населения отдельных вятичских территорий была вызвана размещением на них северских беженцев с территории Посеймья, разгромленного киевскими князьями. Об этом говорят многочисленные находки предметов материальной культуры, более характерных для Посеймья, обнаруженные во время археологических исследований.

Следующее заметное упоминание вятичей связано с Владимиром Мономахом. В своем «Поучении» он упоминает, что ходил к Ростову «сквозь вятичи», подчеркивая, что не побоялся пойти былинной прямоезжей дорогой, опасной для князей и их дружин [12, с. 247]. Такое летописное свидетельство показывает отношение киевской власти к вятичам. Становится очевидным, что поход через их земли даже в конце XI в. представлял собой серьезное военное мероприятие. Можно предположить, что вятичские земли находились под собственным управлением и прямо не подчинялись киевскому «сюзерену».

Применительно к концу XI в. летописи отмечают сохранение стремления киевских князей сило-

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова «Sr № 6, 2015

11

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ

выми методами подчинить себе территорию вятичей. Летописец подтверждает в 1092-1093 гг. два военных похода «в Вятичи» [12, с. 248]. По всей видимости, он имел в виду борьбу великого князя с отдельной вятичской управленческой структурой, не связанной с киевским княжеским руководством. Документы свидетельствуют, что в первом из упомянутых походов был ранен или убит вятичский князь или военного вождь Ходота, а во главе вя-тичских вооруженных сил стал его сын-наследник.

В случае гибели вождя обычного племенного ополчения, его место должен был занять лучший вятичский воин либо полководец, не очень по возрасту и умениям от прежнего полевого командира отличавшийся. Место же было занято сыном Ходоты, что указывает на наследование места и должности, что означает наличие, как минимум, наследственной вятичской аристократии, а как максимум - не связанной с Рюриковичами княжеской династии.

У вятичей, если следовать тексту сообщения, имелся отдельный, независимый от Киева столичный город Корьдно. Текст умалчивает, был ли взят киевлянами вятичский столичный город Корьдно либо дело ограничилось военной демонстрацией из-за нехватки сил. Представляется вероятным, что взятие столицы противника должно было получить отражение в летописи.

Таким образом, опираясь на процитированные летописные сообщения, можно утверждать, что период самостоятельного существования отдельного вятичского племенного княжения продолжался, как минимум, до конца XI в., то есть до фактического начала периода раздроблённости прежней Киевской державы. Этот факт приводит к выводу о том, что вятичи в X-XI вв. не были окончательно включены в состав Древнерусского государства и продолжали отстаивать вою самостоятельность, косвенным подтверждением чего является летописное невключение вятичей в число славянских племен Руси [12, с. 3].

Библиографический список

1. Винников А.З. Славяне лесостепного Дона в раннем средневековье (VIII - начало XI века). -Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1995. - 168 с.

2. Григорьев Г.А. Славянское население водораздела Оки и Дона в конце I - начале II тыс. н. э. -Тула: Гос. музей-заповедник «Куликово поле», 2005. - 207 с.

3. Григорьев Г.А. Торговый путь по реке Дон в IX в. // Восточная Европа в древности и средневековье. Ранние государства Европы и Азии: проблемы политогенеза. XXII чтения памяти чл.-кор. АН СССР В.Т. Пашуто. Материалы конференции. - М., 2011. - С. 67-71.

4. Енуков В.В. Славяне до Рюриковичей. -Курск: Учитель, 2005. - 352 с.

5. Известия о хозарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и руссах Абу-Али Ахмеда бен Омара ибн-Даста. - СПб.: Тип-я Императорской академии наук, 1869. - 214 с.

6. Коновалова И.Г. Походы руссов на Каспий и русско-хазарские отношения // Восточная Европа в исторической ретроспективе. - М.: 1999. -С. 111-120.

7. Мельникова Е.А. Балтийская система коммуникаций в I тысячелетии н.э. // Древнейшие государства Восточной Европы. 2009: Трансконтинентальные и локальные пути как социокультурный феномен. - М.: Индрик, 2010. - С. 43-57.

8. Николаева И.В. Семантика «своих» и «чужих» в Повести временных лет: автореф. дис. ... канд. культурологии. - М., 2003. - 22 с.

9. Никольская Т.Н. Земля вятичей. К истории населения бассейна верхней и средней Оки в IX-XIII вв. - М.: Наука,1981. - 296 с.

10. Новосельцев А.П. Арабские источники об общественном строе восточных славян IX - первой половины X в. (полюдье) // Древнейшие государства Восточной Европы. 1998 г. Памяти чл.-кор. РАН А.П. Новосельцева. - М.: «Восточная литература» РАН, 2000. - С. 399-403.

11. Петрухин В.Я. Путь «из варяг в греки»: летописная реконструкция и трансконтинентальные магистрали // Древнейшие государства Восточной Европы. 2009: Трансконтинентальные и локальные пути как социокультурный феномен. - М.: Индрик, 2010. - С. 58-65.

12. Полное собрание русских летописей. Т. 1. Вып. 1. Лаврентьевская летопись. - Л.: АН СССР, 1926. - 540 с.

13. Полное собрание русских летописей. Т. 2. Ипатьевская летопись. - М.: Изд-во АН СССР, 1962. - 574 с.

14. Пясецкий Г.М. Забытая история Орла. -Орел: Изд-во Орловской государственной телерадиокомпании, 1993. - 252 с.

15. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII веков. - М.: Наука, 1982. - 599 c.

12

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова jij- № 6, 2015