Научная статья на тему 'Изучение социальной проблематики в лаборатории коллективной рефлексологии Института мозга и психической деятельности В. М. Бехтерева'

Изучение социальной проблематики в лаборатории коллективной рефлексологии Института мозга и психической деятельности В. М. Бехтерева Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
194
37
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИЯ НАУКИ / HISTORY OF SCIENCE / СОЦИОЛОГИЯ / SOCIOLOGY / РЕФЛЕКСОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП / REFLEXOLOGY OF SOCIAL GROUPS / В.М. БЕХТЕРЕВ / VLADIMIR BEKHTEREV / П.А. СОРОКИН / PITIRIM SOROKIN / А.С. ЗВОНИЦКАЯ / AGNESSA ZVONITSKAYA / КОМПЛЕКСНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Долгова Евгения Андреевна

В статье исследуется работа Лаборатории коллективной рефлексологии Института мозга и психической деятельности В.М. Бехтерева в 1920-е гг. До настоящего времени исследования лаборатории как уникального научного центра не становились предметом отдельного изучения. Анализ архивных материалов и материалов периодической печати показал, что в основу программы проводившихся сотрудниками лаборатории А.С. Звоницкой, П.А. Сорокиным, М.В. Ланге исследований было положено рефлексологическое учение В.М. Бехтерева. В статье представлены результаты экспериментальных исследований Лаборатории (изучение рефлексологии профессиональных групп, влияния голода и войны на структуру и настроения общества), делается вывод об их актуальности и остроте в 1920-е гг.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Study of Social Problems in the Lab of Collective Reflexology at V. Bekhterev Institute for Brain and Mental Activity

The article is devoted to the work of the Laboratory of collective reflexology at Vladimir Bekhterev Institute for brain and mental activity. The Laboratory as a unique research center did not become the subject of a special study. The analysis of archival materials and periodicals showed that the program of research conducted by the staff of the laboratory (Agnessa Zvonickaya, Pitirim Sorokin, Mikhail Lange) was based on Vladimir Bekhterev's reflexology approach. The author presents the results of experimental research in the Laboratory (the study of professional groups reflexology, the impact of famine and war to the structure and mood of the society), and makes the conclusion about its relevance and urgency in the 1920s.

Текст научной работы на тему «Изучение социальной проблематики в лаборатории коллективной рефлексологии Института мозга и психической деятельности В. М. Бехтерева»

Е.А. Долгова

ИЗУЧЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ПРОБЛЕМАТИКИ В ЛАБОРАТОРИИ КОЛЛЕКТИВНОЙ РЕФЛЕКСОЛОГИИ ИНСТИТУТА МОЗГА И ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В.М. БЕХТЕРЕВА*

В статье исследуется работа Лаборатории коллективной рефлексологии Института мозга и психической деятельности В.М. Бехтерева в 1920-е гг. До настоящего времени исследования лаборатории как уникального научного центра не становились предметом отдельного изучения. Анализ архивных материалов и материалов периодической печати показал, что в основу программы проводившихся сотрудниками лаборатории А.С. Звоницкой, П.А. Сорокиным, М.В. Ланге исследований было положено рефлексологическое учение В.М. Бехтерева. В статье представлены результаты экспериментальных исследований Лаборатории (изучениерефлексологии профессиональных групп, влияния голода и войны на структуру и настроения общества), делается вывод об их актуальности и остроте в 1920-е гг.

Ключевые слова: история науки, социология, рефлексология социальных групп, В.М. Бехтерев, П.А. Сорокин, А.С. Звоницкая, комплексные исследования.

1920-е гг. характеризовались резким ростом научных учреждений (Петров 1925: 146—149). Трансформация российской науки состояла прежде всего в перестройке ее структуры — была создана сеть научных лабораторий и институтов. Во многом этому способствовала сциентистская политика советского государства: крупным ученым, независимо от их происхождения и политических взглядов, была предоставлена возможность не только продолжать научную деятельность, но и руководить лабораториями, кафедрами, институтами, готовить научные кадры. По словам А. Кожевникова, встретив «в основном враждебно» революцию 1917 г., «столичная профессура была при этом готова на продолжение исследований в обмен на политическую лояльность, <...> готовность части профессуры идти на компромиссы сопровождалась прагматическим подходом новой власти к проблеме развития науки» (Наука в СССР. 2014: 18).

Среди небольших институтов, комиссий, бюро и лабораторий, создаваемых по инициативе ученых, которые еще до 1917 г. разрабатывали проекты организации многих из них, — преобладали, прежде всего, учреждения, ориентированные на прикладные исследования: в условиях военного коммунизма и системы централизованного экономического распределения они получали

* Статья подготовлена при поддержке гранта Президента РФ для молодых ученых-кандидатов наук, проект МК-5264.2015.6.

Долгова Евгения Андреевна — Российский государственный гуманитарный университет (dolgova-evg@rambler.ru)

Evgeniya Dolgova — Russian State University for the Humanities (dolgova-evg@rambler.ru)

дополнительные источники финансирования и материального обеспечения (прежде всего, продовольственные пайки). Приоритетное внимание к прикладному характеру исследований привело к некоторой диспропорции в развитии науки, — так, из 88 научно-исследовательских институтов, функционировавших в СССР в 1925 г., после революции было основано 73, и только 19 из них были ориентированы на разработку проблем общественных наук, остальные занимались естественнонаучными и прикладными проблемами (Колчин-ский 1999: 23).

Стремление придать научным исследованиям хотя бы внешний облик прикладных в сфере гуманитарных наук встречало определенные сложности и порой вело к довольно неожиданным попыткам поиска «пользы» философии — например, попыткам объяснить общественные явления в терминах биологии и физиологии, в отождествлении закономерностей общественного развития с биологическими законами (социал-дарвинизм), в выработке методов применения законов генетики для совершенствования человека (евгеника), а также в поисках физиологических путей для решения проблем общественного поведения (социальная рефлексология). Последнее направление связано с деятельностью Лаборатории коллективной рефлексологии в Институте по изучению мозга и психической деятельности В.М. Бехтерева.

Хотя сам термин «рефлексология» появился еще в 1903 г. (впервые он был употреблен Н.И. Кареевым при обсуждении доклада биолога Г. Зеленого о необходимости применения теории условных и безусловных рефлексов И.П. Павлова при объективном, естественнонаучном изучении социального поведения человека), а теоретическая основа учению была подведена еще раньше — в работах И.М. Сеченова, И.П. Павлова и В.М. Бехтерева, наибольший импульс практическим разработкам в этой области был придан именно в 1920-е гг. — когда, по словам А. Омельченко, «нигде как у нас для экспериментальной социологии» не было «более благоприятной почвы» (Омельченко 1923: 207).

В чем же состояли экспериментальные разработки в области коллективной рефлексологии? По словам В.М. Бехтерева, в определенных условиях «коллективная деятельность имеет несомненное преимущество над индивидуальной» (Бехтерев 1923: 1). Подвергая критике возможность применения психологического метода в изучении патологических проявлений личности в болезненных состояниях и не признавая научно ценными ни их обычный метод аналогии со своими переживаниями и метод вчувствования, ни метод интуиции в применении к исследованию нормальной всесторонней личности, В.М. Бехтерев обосновывал мысль о том, что центр тяжести в изучении личности должен лежать в применении объективного биосоциального, или рефлексологического метода исследования (Бехтерев 1923: 11). Проявления личности, обнаруживающиеся исключительно в форме рефлексов разного рода, являются приобретенными благодаря воздействиям высших окружающих условий и в особенности социальной среды: импульсы для них возникают в связи с биологическими условиями, осуществление же этих рефлексов, т. е. достижение ими определенной цели, происходит под влиянием внешних раздражений. В соответствии с этим объективное изучение личности предполагает полное биологическое обследование, с одной стороны, и исследование разнообразных форм реакций

или рефлексов, т. е. действий, речи, мимики, жестов и инстинктивных проявлений в соотношении с внешними и внутренними раздражителями как текущими, так и прошлыми, с другой. С этой точки зрения всякая вообще деятельность и труд вообще как внешнее проявление личности в социальном окружении составляют необходимый элемент объективного исследования личности. Исследование приобретенных рефлексов производится с помощью систематического наблюдения внешних проявлений личности в связи с внешними условиями и раздражениями окружающей среды по выработанной заранее программе, а также путем специально применяемого «естественного эксперимента», т. е. путем специально вводимого внешнего раздражителя с целью вызвать в обычных условиях соответствующие реакции, характер и степень которых тотчас же регистрируются (Бехтерев 1923: 11). Делая вывод о том, что рефлексология индивида — как младенца, так и взрослого человека — в достаточной мере изучена благодаря многочисленным экспериментальным лабораторным исследованиям, в которых применяется специальный рефлексологический эксперимент, позволяющий вырабатывать новые функциональные связи в центральной нервной системе и выяснять закономерности в развитии высших реакций или сочетательных рефлексов у человека (Бехтерев 1924: 4), В.М. Бехтерев указывал на то, что в настоящее время возникла необходимость и появились объективные условия для изучения коллективной, социальной личности с позиции рефлексологического подхода: изучения поведения людей с чисто объективной точки зрения с помощью эксперимента (Бехтерев 1921).

В качестве пробного В.М. Бехтеревым был разработан проект лаборатории коллективной рефлексологии. Новая лаборатория была институционально оформлена в Институте по изучению мозга и психической деятельности (отдел рефлексологии мозга). План организации и смета Института по изучению мозга и психической деятельности были представлены в Народный комиссариат просвещения 14 мая 1918 г.; первое рассмотрение вопроса о создании Института по изучению Мозга и психической деятельности в Государственной комиссии по просвещению проходило 17 мая 1918 г.

Лабораторию коллективной рефлексологии возглавил В.М. Бехтерев, единственным сотрудником стала А.С. Звоницкая (Голосенко 1991). Оборудование лаборатории производилось в 1918 г., с большими трудностями были заказаны необходимые стенные таблицы, приобретены нужные приборы и книги. За период 1918—1919 гг. лаборатория отчиталась серией научных работ, среди которых были упомянуты доклады академика В.М. Бехтерева «Задачи и методы коллективной рефлексологии» и «О рефлексологии физического труда» и доклады А.С. Звоницкой «Новые течения в учении о личности» и «Об обследовании труда в России». Кроме того, при лаборатории были организованы курсы лекций А.С. Звоницкой «Курс социологии с рефлексологической точки зрения» и «Исторический рост личности и его оценка в праве», ею же был закончен второй том труда «Опыт теоретической социологии. Социология как учение о личности». Кроме теоретических разработок, ассистентом велись и экспериментальные исследования — под руководством В.М. Бехтерева была поставлена серия опытов над детьми дошкольного возраста с целью определения влияния

группового давления на психическую деятельность и умственную работоспособность ребенка (Институт по изучению мозга... 1919: 140, 161).

В 1920 г. А.С. Звоницкая в связи с болезнью родителей уехала из Петрограда в Киев (Отчет о работах.. 1921: 477). Однако научная работа Лаборатории коллективной рефлексологии не остановилась. В это время в Институт по изучению мозга и психической деятельности был принят еще один сотрудник — им стал молодой социолог П.А. Сорокин, связанный с В.М. Бехтеревым еще со времени учебы в Психоневрологическом институте и сотрудничества в «Журнале психологии, криминальной антропологии и гипнотизма» (Сидорчук, Долгова 2014). 31 мая 1919 г. на ученой конференции Института совместно с Обществом психологии, рефлексологии, неврологии и педологии был сделан его доклад «Предмет рефлексологии социальных групп, ее методика и задачи». По докладу профессора П.А. Сорокина конференцией было признано желательным организовать в составе Института под руководством докладчика специальную лабораторию по изучению рефлексологии социальных групп: кроме П.А. Сорокина, ее сотрудником стал П.Ф. Куразов (Отчет о работах. 1921: 473-476).

10 октября 1919 г. П.А. Сорокиным был предложен исследовательский проект лаборатории — «Программа исследования профессиональных групп и профессиональных деформаций» (Отчет о работах. 1921: 490). Тема была выбрана не случайно: исследования новой лаборатории сопрягались с программой социологического семинария под руководством П.А. Сорокина в Петроградском университете и — одновременно — с разработками лаборатории по рефлексологии труда Института мозга и психической деятельности, обеспечивавшей «увязку производственного плана института с практическими государственными задачами». В качестве предмета исследования было определено изучение социальной мобильности и профессиональной стратификации в послереволюционном Петрограде с позиции рефлексологии. Респондентами были представители самых разнообразных групп: оперные певцы, преподаватели, проститутки и др. Основными критериями анализа служили: 1) явления отбора, производимого профессией, и определение физических, психических и социальных черт у членов исследуемой профессии, стоящих в связи с профессиональным отбором; 2) явления деформации, вызываемой профессиональной работой: а) физической (анатомо-физиологической); б) психической; в) социальной; 3) явления быстроты циркуляции (обновления состава, прилива и отлива) в данной профессиональной группе в связи с профессиональной наследственностью; 4) экономическое положение данной профессии; 5) причинная связь между профессиональным положением индивида и анатомо-физиологи-ческими, психологическими и социальными особенностями, его имущественным положением, моралью, религией, партийностью, степенью умственного развития, семейным положением и особенностями поведения. Конечным результатом этого исследования виделось выяснение вопроса: в какой мере профессиональное бытие человека определяет его особенности и поведение, с одной стороны, а с другой — как и в какой мере профессиональное строение общества определяет собой ход общественных процессов в нем. Однако выводы, полученные в результате исследований, были неожиданными: в профессио-

нальном разделении труда был обнаружен источник социального неравенства, появившийся на почве биологической гетерогенности и неизбежный даже при установлении бесклассового, социалистического строя. П.А. Сорокин писал: «В силу сходства поведения, стремлений и интересов однопрофессиональных групп последние будут притягиваться и солидаризироваться друг с другом на почве общего сходства и общих интересов; и обратно — члены резко различных друг от друга профессий будут взаимно чуждыми» (Сорокин 1921: 415).

Другим направлением работы Лаборатории коллективной рефлексологии было изучение влияния Первой мировой войны на структуру населения. Выводы П.А. Сорокина в этом отношении были радикальными: он писал о количественных и качественных изменениях общества. В количественном отношении война, с одной стороны, разрубила «гордиевы узлы тысячи неразрешимых социальных проблем: уничтожила избыток населения по сравнению со средствами существования, избыток предложения рабочих рук по сравнению с их спросом, разредила плотность населения и т. д.», с другой — привела к громадным потерям человеческого капитала — работоспособных взрослых мужчин. Качественные изменения войны привели к катастрофическим результатам: ушли прежде всего трудоспособные (18-50 лет), наиболее здоровые (в силу ограничений набора в армию), морально-устойчивые элементы (т. к. преступники не подлежали призыву) населения. На свойства, поведение и рефлексы выживших людей война оказала деградирующее влияние — она привела к росту преступности и агрессивности. Одновременно милитаризм имел своим следствием и оборотную сторону — формирование устойчивого рефлекса подчинения сильному, уравнительные настроения и тягу к военному социализму. Эти идеи в 1922 г. были провокативно высказаны П.А. Сорокиным в печатном издании «Экономист», отличавшемся резко-критической позицией по отношению к советской власти (Сорокин 1922а: 77—114).

В последние годы перед своим отъездом за границу П.А. Сорокин под руководством В.М. Бехтерева предложил еще одно направление исследований лаборатории: изучение влияния голода на социальную организацию общества. В статье, посвященной «ARA, Ф. Нансену и всем спасающим русский народ от голода» П.А. Сорокин писал, что чисто биологическое явление пищетаксиса имело своим следствием изменение социально-экономической организации голодающего общества в сторону приближения его к очерченному принудительно-государственному или государственно-социалистическому типу» (Сорокин 1922б: 23—53). В резко антисоветской статье в последнем номере «Экономиста» перед закрытием журнала П.А. Сорокин отмечал: «Голод меняет рефлексы, а рефлексы оформляются в идеологию». Так, по мнению молодого социолога, для успеха «идеологии обобществления» был необходим лишь резкий взлет голодания масс и наличность имущественной дифференциации в стране (Сорокин 1922в: 3—32).

Публикация столь острых материалов, резкие выступления самого П.А. Сорокина привели к ожидаемому результату: в сентябре 1922 г. ученый (и до того момента готовивший свой отъезд за границу) был выслан из страны. Практическим итогом этих лет работы лаборатории, кроме серии статей в журнале «Экономист», стали монографические исследования П.А. Сорокина «Голод

как фактор. Влияние голода на поведение людей, социальную организацию и общественную жизнь» и В.М. Бехтерева «Коллективная рефлексология».

После отъезда П.А. Сорокина деятельность лаборатории продолжалась, однако работа была сужена до первоначальной задачи — изучения рефлексологии профессиональных групп. В отчете Института мозга за 1923—1924 гг. среди 36 научных сотрудников на 32 штатные единицы со специализацией «коллективная рефлексология» числился 1 сотрудник — М.В. Ланге (Отчет. 1923— 1924: 14). В отчете указывалось, что в области коллективной рефлексологии были поставлены опыты, которые показали преимущественное влияние в некоторых соотношениях коллективной деятельности перед индивидуальной, и начаты работы по изучению коллективных реакций различных профессиональных групп (Отчет. 1923—1924: 10 об). Это последнее встретившееся нам упоминание о разработках лаборатории рефлексологии социальных групп.

Смерть В.М. Бехтерева и развернувшаяся после нее в периодической печати критика рефлексологии с позиции ее механистичности скорректировали научные разработки Института по изучению мозга и психической деятельности. Так, в статье 1933 г. В.П. Осипова «Институт мозга за 15 лет» о работе Лаборатории коллективной рефлексологии не было сказано ни слова, отмечалось лишь, что в первые годы своего существования Институт «испытывал трудности роста» — давал немалую продукцию, но она отличалась тематическим самотеком, направление работы его отделений зависело главным образом от личных интересов заведующих (Осипов 1933: 1). Экспериментальные разработки Лаборатории рефлексологии социальных групп как опыт прикладного применения на практике философских идей так и остались недооцененными, несмотря на их острую социальную востребованность и актуальность в 1920-е гг.

Литература и источники

Бехтерев В.М. Данные эксперимента в области коллективной рефлексологии и характерологические особенности коллективной деятельности: доклад В.М. Бехтерева с участием М.В. Ланге на съезде по Психоневрологии в январе 1923 г. ЦГИА СПб. Ф. 2265. Оп. 1. Д. 274.

Бехтерев В.М. К обоснованию генетической рефлексологии [1924]. ЦГИА СПб. Ф. 2265. Оп. 1. Д. 275.

Бехтерев В.М. Коллективная рефлексология. Пг., 1921.

Бехтерев В.М. Объективно-биологическое изучение личности в нормальном и па-талогическом состоянии: доклад на Соединенном заседании секции Психологии и Рефлексологии Съезда по Психоневрологии [1923]. ЦГИА СПб. Ф. 2265. Оп. 1. Д. 335.

Голосенко И.А., Зверев В.М. Социолог Агнесса Звоницкая: работы и судьба, Социологические исследования, 1991, 2: 75—81.

Институт по изучению мозга и психической деятельности. Отчет о деятельности до 15 июля 1919 г., Вопросы изучения и воспитания личности, 1919, 1: 136—168.

Колчинский Э.И. В поисках советского «союза» философии и биологии. СПб., 1999.

Наука в СССР: современная зарубежная историография: сборник обзоров и рефератов, отв. ред. О.В. Большакова. М. ИНИОН РАН, 2014.

Омельченко А. Экспериментальная социология (по поводу нового труда В.М. Бехтерева «Коллективная рефлексология»), Записки научного общества марксистов, 1923, 5 (1): 197-207.

Осипов В.П. Институт мозга за 15 лет: однодневная газета Государственного института Мозга имени В.М. Бехтерева. 23 июня 1933 г. ЦГИА. Ф. 2265. Оп. 1. Д. 974.

Отчет Института по изучению мозга за 1923/1924 год. ЦГИА. Ф. 2265. Оп. 1. Д. 973. Л. 4—14об.

Отчет о работах Института по изучению мозга и психической деятельности с июля 1919 г. по январь 1921 г., Вопросы изучения и воспитания личности, 1921, 3: 473-500.

Петров Ф.Н. Научно-исследовательские институты СССР, Молодая гвардия, 1925, 10-11: 146-149.

Сидорчук И.В., Долгова Е.А. Из истории одной инициативы: к 110-летию издания «Вестника психологии, криминальной антропологии и гипнотизма», Вопросы психологии, 2014, 5: 128-137.

Сорокин П.А. Влияние войны на состав населения, его свойства и общественную организацию, Экономист, 1922а, 1: 77-114.

Сорокин П.А. Влияние голода на социально-экономическую организацию общества, Экономист, 1922б, 2: 23-53.

Сорокин П.А. Голод и идеология общества, Экономист, 1922в, 4-5: 3-32.

Сорокин П.А. Влияние профессии на поведение людей и рефлексология профессиональных групп, Вопросы изучения и воспитания личности, 1921, 3: 397-426.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.