Научная статья на тему 'Изменения ионных токов нейронов прудовика под влиянием кокаина и морфина'

Изменения ионных токов нейронов прудовика под влиянием кокаина и морфина Текст научной статьи по специальности «Биотехнологии в медицине»

CC BY
408
72
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИЗОЛИРОВАННЫЙ НЕЙРОН / КАЛЬЦИЕВЫЕ ИОННЫЕ КАНАЛЫ / НАТРИЕВЫЕ ИОННЫЕ КАНАЛЫ / КАЛИЕВЫЕ ИОННЫЕ КАНАЛЫ / КОКАИН / МОРФИН / LYMNAEA STAGNALIS / ISOLATED NEURON / CALCIUM / SODIUM / POTASSIUM IONIC CHANNELS / COCAINE / MORPHINE

Аннотация научной статьи по биотехнологиям в медицине, автор научной работы — Вислобоков А. И., Игнатов Ю. Д., Борисова В. А., Мельников К. Н.

На изолированных нейронах прудовика (Lymnaea stagnalis) с использованием метода внутриклеточного диализа и фиксации мембранного потенциала показано дозозависимое и обратимое влияние кокаина и морфина на кальциевые, натриевые и калиевые ионные каналы. Кокаин активировал кальциевые и медленные калиевые токи, а морфин только медленные калиевые и сильнее, чем кокаин.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по биотехнологиям в медицине , автор научной работы — Вислобоков А. И., Игнатов Ю. Д., Борисова В. А., Мельников К. Н.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Influence of ionic current cocaine and morphine of mollusc neurons

On isolated neurons of Lymnaea stagnal with use of a method of an intracellular dialysis and fixing of membranes potential it is shown dose-dependent and reversible influence of cocaine and morphine on calcium, sodium and potassium ionic channels. Cocaine activated calcium and slow potassium ion currents, and morphine only slow potassium ion currents and it's action was stronger, than cocaine.

Текст научной работы на тему «Изменения ионных токов нейронов прудовика под влиянием кокаина и морфина»

Резюме

На изолированных нейронах прудовика (1-утпаеа stagnalis с использованием метода внутриклеточного диализа и фиксации мембранного потенциала показано дозозависимое и обратимое влияние кокаина и морфина на кальциевые, натриевые и калиевые ионные каналы. Кокаин активировал кальциевые и медленные калиевые токи,

а морфин — только медленные калиевые и сильнее, чем кокаин. Вислобоков А.И.,

Игнатов Ю.Д., Борисова Ю.Д., Мельников К.Н. Изменения ионных токов нейронов прудовика под влиянием кокаина и морфина. // Психофар-макол. биол. наркол. — 2006. — Т. 6, № 1-2. — С. 1191-1196

Ключевые слова

1-утпаеа stagпalis; изолированный нейрон; кальциевые каналы; натриевые каналы; калиевые каналы; кокаин; морфин

© А.И. ВИСЛОБОКОВ, Ю.Д. ИГНАТОВ, В.А. БОРИСОВА,

К.Н. МЕЛЬНИКОВ; 2006

Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова; Льва Толстого ул., 6/8, Санкт-Петербург, 197022

ИЗМЕНЕНИЯ ИОННЫХ ТОКОВ

НЕЙРОНОВ ПРУДОВИКА

ПОД ВЛИЯНИЕМ КОКАИНА И МОРФИНА

ВВЕДЕНИЕ

Известно, что механизмы формирования процессов зависимости от кокаина и морфина у людей и животных [5] связывают как с внутри- и межцентральными отношениями в головном мозге, так и с биохимическими метаболическими изменениями в организме. Среди последних велика роль циклических нуклеотидов и ионов кальция, многообразное и важное значение которых как вторичных посредников на клеточном уровне доказано [7, 10]. Наиболее распространено представление о том, что влияние многих нейропсихотропных средств на потенциал-управляемые ионные каналы нейрональной мембраны происходит опосредованно через активацию рецепторов и связанную с ними систему внутримембранных О-протеинов и внутриклеточных посредников [16]. Ранее нами было показано увеличение амплитуды кальциевых токов под влиянием кокаина [2]. Установлено, что ц-агонисты взаимодействуют с воротными частицами Са2+-каналов Ы-типа, что приводит к замедлению активации кальциевого тока, уменьшению вероятности открытого состояния каналов и увеличению времени нахождения каналов в инактивированном состоянии [18], в результате чего уменьшается амплитуда и длительность кальций-зависимых потенциалов действия в этих нейронах [19]. Опиаты и опиоиды оказывают заметное влияние на различные типы калиевых каналов. Предполагается, что увеличение выхода калия из пресинаптических окончаний ускоряет фазу реполяризации потенциала действия и приводит к уменьшению входа ионов кальция в пресинаптические терминали, что, в свою очередь, вызывает уменьшение выделения медиатора пресинаптическими волокнами и нарушению синаптической передачи [18].

Целью данной работы было сравнительное исследование влияния кокаина и морфина в различных концентрациях на кальциевые, натриевые и калиевые ионные каналы мембраны сомы изолированных нейронов прудовика.

МЕТОДИКА

В работе использовали изолированные нейроны моллюска прудовика большого (Lymnаeа stagnalis). Для измерения трансмембранных ионных токов применяли метод внутриклеточной перфузии изолированных нейронов и фиксации мембранного потенциала [4]. Из тела моллюска вырезали окологлоточное кольцо нервных ганглиев,

которое затем обрабатывали 0,25 %-ным раствором трипсина в течение 40 мин. Подробно методика изложена нами ранее [1, 3]. Перфузирующий раствор подавался в камеру, где находился нейрон на полиэтиленовой микропипетке, а диализирующий — внутрь этой пипетки. Исследуемые вещества при регистрации кальциевых токов добавляли в перфузирующий раствор. Изолированная живая клетка помещалась на полиэтиленовую пипетку (в большинстве случаев при фиксированном потенциале 100 мВ). В микропипетке создавали толчки отрицательного гидростатического давления, вследствие чего в области поры мембрана нейрона разрушалась, и создавался электрический контакт неполяризующегося электрода, соединенного с усилителем фиксации потенциала и внутриклеточным содержимым.

Кокаин и морфин исследовали в концентрациях от 10-12 до 10-3 М. Кривые ионных токов оценивали визуально на экране осциллографа, а также вводили в компьютер и распечатывали на принтере.

На основании полученных данных были построены вольт-амперные, инактивационные характеристики и зависимости «концентрация-эффект». Последние были обработаны статистически с использованием 1-критерия Стьюдента. Во всех экспериментах было исследовано около 100 нейронов.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Изменения кальциевых токов

под влиянием кокаина

Достоверное увеличение амплитуды кальциевого тока (рис. 1, кривая 3) наблюдали при действии

С, 1*10п, М

Рис. 1

Зависимости «концентрация-эффект» для ионных токов нейронов прудовика при действии кокаина в различных концентрациях:

По оси абсцисс — концентрация кокаина, по оси ординат — ионные токи (I — при действии вещества,

10 — до действия), доверительные интервалы при р = 95 %

кокаина в концентрации от 10-12до 10-6М (до 107 % от исходного значения — при концентрации 10-8М).

Подавление тока начиналось при действии вещества в концентрации 10-5 М.В более высоких концентрациях происходило дозозависимое усиление блокирования токов до 54,5 % от исходного значения при концентрации 10-3 М. После действия кокаина в концентрациях от 10-12до 10-5М (при отмывании) амплитуда кальциевых токов довольно длительное время оставалась увеличенной и лишь через 5-7 мин возвращалась к исходному значению. После действия вещества в концентрации 10-3 М восстановление сниженной амплитуды

А -30-20-10 0 10 20 30 40 50

Рис. 2

Пример изменений кальциевых токов нейронов прудовика под влиянием кокаина:

А — изменения вольт-амперных характеристик; по оси абсцисс — тестирующий потенциал, по оси ординат — кальциевый ионный ток; 1 — контроль, 2 — кокаин 10-7 М, 3 — отмывание;

Б — изменения кинетики и амплитуды: Т0 =Т2 = 100 мс; Т, =2 с. 1 — контроль, 2 — кокаин 10-7 М, 3 — кокаин 10-3 М,

4 — отмывание

Б

кальциевого тока до 87 % от исходного значения происходило довольно медленно (за 10-15 мин).

Вольт-амперные характеристики мембраны кальциевых каналов, зарегистрированные до действия кокаина, при действии в концентрации 10-7 М и после отмывания (рис. 2А) показывают, что во всех случаях их максимум наблюдался при тестирующем потенциале 10 мВ и он не смещался при действии кокаина. Однако под влиянием кокаина в концентрации 10-4М происходило смещение максимума на 10 мВ вправо по оси потенциалов в сторону деполяризации, которое после отмывания сохранялось в течение 10-15 мин. Кривые стационарной инактивации кальциевых токов под влиянием кокаина в концентрациях 10-5-10-3 М сдвигались влево вдоль оси потенциалов в сторону гиперполяризации также примерно на 10 мВ.

Характерный пример изменений амплитуды и кинетики кальциевых токов при действии кокаина в различных концентрациях представлен на рис. 2Б. Видно увеличение тока после приложения кокаина в концентрации 10-8 М (кривая 2), уменьшение его при действии кокаина в концентрации 10-3 М (кривая 3) и увеличение, последовавшее после отмывания (кривая 4). Кинетика активации кальциевого тока оценивали по времени достижения пикового значения тока. В одном из экспериментов в норме это время составляло 13,4 мс, при действии кокаина в концентрации 10-6 М —12,0 мс, при действии кокаина в концентрации 10-3 М — 9,4 мс, то есть наблюдалось ускорение процесса активации кальциевого тока (рис. 2А, кривая 2). Кинетику инактивации кальциевого тока в норме и при действии кокаина оценивали визуально, она может быть описана двумя экспонентами с постоянными времени порядка десятка и сотни мс и практически не изменялась. Под влиянием кокаина неспецифические токи утечки мембраны изменялись незначительно и неоднозначно.

При действии кокаина на различных нейронах наблюдалась неоднозначность реакций в изменениях амплитуд кальциевых токов. Так, например, на свежевыделенных нейронах с большими значениями амплитуд исходных кальциевых токов под влиянием кокаина чаще и более выраженно происходило увеличение токов, а их снижение при действии кокаина в концентрациях 10-4-10-3 М было менее выраженным. На нейронах с малыми значениями амплитуд исходных кальциевых токов или на нейронах с ухудшением функционального состояния, выделенных за 2-3 дня до эксперимента, при действии кокаина во всем диапазоне исследованных концентраций могло наблюдаться только снижение токов.

Изменения натриевых и калиевых

токов под влиянием кокаина

Кокаин только подавлял натриевые токи. Подавление было выражено сильнее, чем для кальциевых токов (рис. 1). Видно также, что влияние кокаина на медленные калиевые каналы было сходным с влиянием на кальциевые, то есть двухфазным, а на быстрые калиевые — сходным с влиянием на натриевые.

При действии кокаина кинетика развития натриевых и калиевых токов не изменялась, не было также существенных изменений потенциала фиксированных зарядов мембраны, поскольку не было сдвигов по оси потенциалов их вольт-амперных и инактивационных характеристик.

Что касается изменений неспецифических токов утечки мембраны, то следует заметить, что при действии низких концентраций кокаина (от 10-12до 10-5 М) наблюдалось незначительное их снижение (стабилизация мембран), а при действии более высоких концентраций (10-4-10-3 М) — столь же незначительное увеличение токов (дестабилизация мембран).

Изменения кальциевых токов

под влиянием морфина

Под влиянием морфина четко прослеживается дозозависимое снижение тока, начиная с концентрации 10-6 М и достигая уменьшения на 29 % при концентрации 10-3 М (рис. 3). После действия морфина в концентрации 10-12-10-4 М восстановление тока было полным, а после действия в более высоких концентрациях — только до 80 % от исходных величин.

Следует еще отметить, что при действии морфина кинетика развития (активации и инактивации) кальциевого тока существенно не изменялась, вольт-амперные характеристики кальциевых каналов по оси потенциалов не сдвигались. Неспецифические токи утечки мембраны значительно снижались (до 7 нА).

Изменения натриевых и калиевых

токов под влиянием морфина

Натриевые токи при действии морфина снижались (рис. 3), но в меньшей степени, чем при действии кокаина (рис. 1). Заметное снижение происходило только при действии морфина в концентрации 10-6—10-3 М. Сходное влияние оказывал морфин и на быстрый калиевый ток (рис. 3). Кри-

140

40 " Iks

Ikf

20 J----,---,-----,---,---,----,---,----,----,

-12 -11 -10 -9 -8 -7 -6 -5 -4 -3

C, 1*10n,M

Рис. 3

Зависимости «концентрация-эффект» для ионных токов нейронов прудовика при действии морфина в различных концентрациях:

По оси абсцисс — концентрация морфина, по оси ординат — ионные токи (I — при действии вещества,

I0 — до действия), доверительные интервалы при р = 95%

вые зависимостей «концентрация-эффект» для кальциевых, натриевых и быстрых калиевых каналов почти сливаются.

Калиевые медленные токи под влиянием морфина увеличивались, особенно сильно (на 18,1 %) — при концентрации 10-5 М (рис. 3). В некоторых экспериментах морфин не вызывал увеличения токов при своем действии, но после отмывания — они возрастали. Такой эффект особенно сильно мог быть выражен после действия морфина в концентрациях 10-4-10-3 М. Кроме того, калиевые медленные токи могли возрастать при длительном приложении морфина в течение 10 мин. При этом снижались и неспецифические токи утечки (повышалась стабильность мембраны).

Изменений кинетики развития натриевых и калиевых токов, смещения вольт-амперных и инакти-вационных характеристик по оси потенциалов при действии морфина не происходило.

Влияние преинкубации нейронов в растворе морфина

Преинкубация нейронов в течение 60 мин в растворе с морфином в концентрации 10-6 М и последующее 30-минутное отмывание не изменяли общего характера эффектов морфина на ионные каналы. Однако после преинкубации состояние нейронов улучшалось, что выражалось в возросших величинах исходных ионных токов и в меньших значениях неспецифических токов утечки мембраны. После преинкубации морфин также увеличивал медленные калиевые токи, но на 10-20 % сильнее, чем без нее.

Преинкубация оказывала примерно такой же эффект, как длительное действие морфина или эффект его последействия.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

ИССЛЕДОВАНИЯ

Нами получены данные об увеличении амплитуд кальциевых и медленных калиевых токов под влиянием кокаина и медленных калиевых — под влиянием морфина при их действии в невысоких концентрациях, сравнимых с теми, которые используются в поведенческих экспериментах на теплокровных животных, когда их концентрация достигает долей и единиц мкМ. Возможно, что аддиктивные эффекты кокаина могут быть обусловлены его влиянием на различные ионные каналы пресинаптических терминалей, которое модулирует синаптические процессы. Показано, что кокаин активировал Ь-тип Са2+-каналов в кардиомиоцитах [14], блокировал Са-зависимые К-каналы в нейронах гиппокампа с ЕС50 = 43 мкМ, что соответствует нашим данным. Некоторые авторы [15] связывают это с увеличением длительности потенциалов действия в пресинап-тических окончаниях и усилением синаптической активности. Увеличение входа ионов кальция может привести к усиленному выбросу нейромедиаторов, повышению синаптической активности и длительным следовым изменениям межнейронных взаимоотношений и, следовательно, к модуляции поведенческих реакций животных. При блокировании Ыа-каналов кокаином в нейронах может возрастать внутриклеточная концентрация Ыа+, они деполяризуются, что отражается на их функционировании, аналогично тому, как это показано на нейронах прудовика под влиянием лидокаина [11, 13].

Подавление ионных токов начиналось при действии кокаина и морфина (кроме медленных калиевых токов) в концентрации 10-5 М и усиливалось в концентрации 1 мМ. Влияние кокаина и морфина было обратимым, что указывает на относительно непрочное связывание с молекулярными структурами мембраны. Показано, что местом связывания кокаина является устье натриевого канала, и происходит это как в открытом, так и в инактивированном его состоянии [9, 12]. Калиевые каналы блокируются преимущественно с внутриклеточной стороны и в активированном (открытом) состоянии [20].

В наших опытах после отмывания кокаина максимум вольт-амперных характеристик оставался смещенным, что говорит об устойчивом изменении потенциала фиксированных зарядов на мембране. Ки-

нетика активации кальциевых токов при действии кокаина несколько ускорялась. Изменения процесса активации кальциевого тока могут быть обусловлены множеством причин, среди которых существенными являются изменения проводимости одиночных каналов и констант скоростей переменных активации и инактивации. Ускорение процесса активации при действии кокаина возможно связано с непосредственным влиянием на активационные ворота, что проявляется в уменьшении констант скоростей переменных активации, что, в свою очередь, может приводить к увеличению частоты открывания и закрывания одиночных каналов.

Важно отметить, что ускорение активации кальциевого тока происходит как при действии малых (10-6 М), так и высоких (10-3 М) концентраций кокаина.

Можно высказать несколько предположений о причинах увеличения кальциевых токов под влиянием кокаина. Увеличение токов без существенных изменений их кинетики может быть связано с увеличением количества открывающихся ионных каналов при действии кокаина (противоинактивационное действие кокаина, экспрессия дополнительных каналов, увеличение концентрации цАМФ). Это предположение основано еще и на том, что эффекты кокаина наиболее выражены на свежеизолированных нейронах и нейронах с высоким уровнем функционального состояния. Уменьшение ионных токов при действии кокаина в более высоких концентрациях — от 10-5 до 10-3 М — связано либо с насыщением липидного матрикса мембраны молекулами кокаина и затруднением функционирования кальциевых каналов в результате этого, либо с прямым блокированием каналов кокаином.

В целом, можно сделать заключение об эффективной модулирующей активности кокаином ионных каналов нервных клеток, что, вероятно, может оказаться дополнительным фактором эйфоригенности данных соединений у животных и человека.

В литературе есть сведения о том, что агонисты опиатных рецепторов (и-50.488Н) на нейронах гиппокампа снижают токи утечки мембраны [6]. На нейронах моллюсков в наших экспериментах было показано налоксон-независимое подавление кальциевых и натриевых токов [1, 3]. Показано, что ц-агонисты преимущественно блокируют Ы- и Р^-кальциевые каналы [18, 19]. Таким образом, тонкая регуляция кальциевых токов, контролируемая морфином, является, возможно, одним из существенных механизмов их действия на клетки.

Активация калиевых токов морфином может приводить к увеличению выхода калия из пресинапти-

ческих окончаний и ускорять фазу реполяризации потенциала действия и к уменьшению входа ионов кальция в пресинаптические терминали, что, в свою 1195 очередь, вызовет уменьшение выделения медиатора пресинаптическими волокнами и нарушению синаптической передачи. По нашим данным, мембрано-тропное влияние опиатных анальгетиков имеет сходство с влиянием на нейроны местных анестетиков. Молекулярный механизм подавления токов при действии морфина на потенциал-управляемые ионные каналы связан, вероятно, с тем, что так же как и при действии анестетиков, снижается количество функционирующих каналов.

Уменьшение кальциевой проводимости оказывает существенное влияние на электрические характеристики нейрональной активности не только за счет уменьшения суммарного входящего тока. В нейрональной соматической мембране присутствует, как уже отмечалось, особая популяция калиевых каналов — Са-зависимые каналы, которые активируются во время деполяризации по мере поступления ионов Са2+ внутрь нейрона по кальциевым каналам [8, 17]. Возможно, что снижение амплитуды выходящих калиевых токов под влиянием морфина в высоких концентрациях происходит вследствие его первичного блокирующего действия на кальциевые каналы, уменьшения входа в клетку ионизированного Са2+, что и приводит к нарушению процесса активации Са2+-регулируемых К+-каналов. Не исключена возможность и сочетанного характера действия на калиевые каналы: как непосредственное подавление их активности, так и опосредованное — через нарушение входа ионизированного кальция. Через модуляцию активности потенциал-управляемых кальциевых и Са2+-зависимых калиевых каналов морфин может уменьшать ритмическую активность нейронов центральной нервной системы, частоту генерации ими потенциалов действия и тем самым угнетать передачу ноцицептивных сигналов в спинном и головном мозге.

Подавление всех ионных токов при равных концентрациях свидетельствует о неспецифичности (не-избирательности) действия морфина на те или иные ионные каналы. Весьма вероятно, что это обусловлено не только непосредственным взаимодействием опиатов со структурами потенциал-управляемых ионных каналов, но и с взаимодействием с липидами мембраны и единообразным нарушением функционирования всех ионных каналов. В наших экспериментах было установлено, что в большинстве случаев исследованные кокаин и морфин при внеклеточном приложении не только снижали амплитуду определенных трансмембранных ионных токов, но и

заметно уменьшали неспецифические токи утечки мембраны. Возможно, их молекулы, внедряясь в 1196 билипидный слой нейрональной мембраны, сближают между собой молекулы фосфолипидов, уменьшают размер и количество имеющихся в мембране «отверстий» для ионов тока утечки и тем самым оказывают общее мембраностабилизирующее действие.

Таким образом, кокаин и морфин обладают мемб-ранотропным действием. В диапазоне концентраций от 10-12 до 10-3 М они в малых концентрациях повышают и в больших снижают ионные токи потенциал-управляемых каналов нейронов прудовика. Эти препараты могут непосредственно взаимодейст-вовать с потенциал-управляемыми ионными каналами нейрональной мембраны и изменять их активность помимо известного действия через специфические рецепторы. Модуляция ионной проводимости кокаином и морфином, по нашему мнению, может играть определенную роль в механизмах реализации их ад-диктивных эффектов.

ЛИТЕРАТУРА

1. Вислобоков А.И., и др. Мембранные механизмы дей-

ствия на нерв-ные клетки анестетиков, аналгетиков и противоаритмических средств. // Мед. акад. журн. — 2001. — Т. 1, № 1. — С. 25-33.

2. Вислобоков А.И., Манцев В.В., Кузьмин А.В. (Vislobokov A.I., Mantsev V.V., Kuzmin A.V. Cocaine, amphetamine and cathinone, but not nomifensine and pargyline increase calcium inward current in internally perfused neurons. // Life Sci. — 1993. — Vol. 52, N 23. — P. 261-265.)

3. Вислобоков А.И., Савоськин А.Л. Влияние опиатных

аналгетиков на потенциал-управляемые ионные каналы нейронов прудовика. // Эксперим. и клин. фар-макол. — 2000. — Т. 63, № 4. — С. 7-12.

4. Костюк П.Г., Крышталь О.А. Механизмы электричес-

кой возбудимости нервной клетки. — М.: Наука, 1981. — 204 с.

5. Шабанов П.Д. Основы наркологии. — СПб., 2002. — 560 с.

6. Alzheimer C., Bruggencate G.T. Nonopioid actions of the

к-opioid receptor agonists U50488H and U69593 on electrophysiologie properties of hippocampal CA3 neurons in vitro. // J. Pharmacol. Exp. Ther. — 1990. — Vol. 225. — P. 900-905.

7. Barrett C.F., Rittenhouse A.R. Modulation of N-type calcium

channel activity by G-proteins and protein kinase C. // J. Gen. Physiol. — 2000. — Vol. 115, N 3. — P. 277-286.

8. Bradford H.F., Crowder J.M., White E.J. // Br. J. Pharmacol. —

1986. — Vol. 88. — P. 87-93.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Chad G., Eckert R., Ewald D. Kinetics of Ca-dependent

inactivacion in clamped neurones of Aplysia californica. // J. Physiol. (London). — 1984. — Vol. 347. — P. 279-300.

10. Clarkson C.W., Xu Y.Q., Chang C., Follmer C.H. // J. Mol. Cell. Cardiol. — 1996. — Vol. 28, N 4. — P. 667-678.

11. Dolphin A.C. G Protein modulation of voltage-gated calcium channels. // Pharmacol. Rev. 2003. — Vol. 55. — P. 607-627.

12. Hille B. Ion channels of excitable membranes; Third Edition. — University of Washington, 2001. — 722 p.

13. North R.A. Opioid receptor types and membrane ion channels. // Trends Neurosci. — 1986. — Vol. 9. — P. 114-117.

14. O'Leary M.E., Chahine M.Cocaine binds to a common site on open and inactivated human heart (Nav1.5) sodium channels. // J. Physiol. — 2002. — Vol. 15, N 541(Pt 3). — P. 701-716.

15. Onizuka S., Kasaba T., Hamakawa T., et al. // Anesthesiology. — 2004. — Vol. 101, N 1. — P. 110-120.

16. Premkumar L.S. Selective potentiation of L-type calcium channel currents by cocaine in cardiac myocytes. // Molecular Pharmacol. — 1999. — Vol. 56. — P. 1138-1142.

17. Premkumar L.S. Block of a Ca2+-activated potassium channel by cocaine. // J. Membr. Biol. — 2005. — Vol. 204, N 3. — P. 129-136.

18. Shen K.F., Crain S.M. Dual opioid modulation of the action potential duration of mouse dorsal root ganglion neurons in culture. // Brain Res. — 1989. — Vol. 491, N 2. — P. 227-242.

19. White G.B., Pfahnl A., Haddock S., et al. Voltage gated calcium channels in molluscs: classification, Ca2+-depen-dent inactivation, modulation and functional roles. // Invert. Neurosci. — 1996. — Vol. 2. — P. 9-34.

20. Wu Z.Z., Chen S.R., Pan H.L. Differential sensitivity of N — and P/Q-type Ca2+ channel currents to a mu opioid in isolectin B4-positive and -negative dorsal root ganglion neurons. // J. Pharmacol. Exp. Ther. — 2004. — Vol. 311, N 3. — P. 939-947.

21. Xiang J.Z., Adamson D., Brammer M.J., Campbell I.C. The K-opiate agonist U50488H decreases the entry of Ca into rat cortical synaptosomes by inhibiting N- but not L-type caicium channels. // Neuropharmacol. — 1990. — Vol. 29, N 5. — P. 439-444.

22. Zhang S., Rajamani S., Chen Y., et al. Cocaine blocks HERG, but not KvLQT1+minK, potassium channels. // Mol. Pharmacol. — 2001. — Vol. 59, N 5. — P. 10691076.

Vislobokov A.I., Ignatov Yu.D., Borisova V.A., Melnikov K.N. Influence of ionic current cocaine and morphine of mollusc neurons. // Psychopharmacol. Biol. Narcol. — 2006. — Vol. 6, N 1-2. — P. 1191-1196. I.P. Pavlov State Medical University; 6/8, Lev Tolstoy str., Saint-Petersburg, 197022

Summary: On isolated neurons of Lymnaea stagnal with use of a method of an intracellular dialysis and fixing of membranes potential it is shown dose-dependent and reversible influence of cocaine and morphine on calcium, sodium and potassium ionic channels. Cocaine activated calcium and slow potassium ion currents, and morphine — only slow potassium ion currents and it's action was stronger, than cocaine.

Key words: Lymnaea stagnalis; isolated neuron; calcium, sodium, potassium ionic channels; cocaine; morphine

электронная копия статьи — http://www.elibrary.ru, © Архив (стоимость коммерческого доступа в режиме full text — 55 руб./год)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.