Научная статья на тему 'Из истории военной церкви в честь Иверской Божией Матери в Харбине'

Из истории военной церкви в честь Иверской Божией Матери в Харбине Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
64
21
Поделиться
Ключевые слова
ИВЕРСКАЯ ЦЕРКОВЬ / ХАРБИН / ГЕНЕРАЛ КАППЕЛЬ / ДЕКОР / КИРПИЧНАЯ КЛАДКА / КОМПОЗИЦИЯ ХРАМА / АРХИТЕКТОР ДЕНИСОВ / ХУДОЖНИК МИХАЙЛОВ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Крадин Николай Петрович

В статье на основе архивных материалов и детального натурного исследования остатков церкви анализируются композиционные, конструктивные и стилевые особенности храма, рассматривается история его создания, деятельность архитектора К.Х. Денисова в процессе строительства, а также художника В.А. Михайлова, выполнявшего в храме настенные росписи по военной тематике. Уделяется внимание историческим аспектам, в частности, автор называет фамилии тех, кто был похоронен у стен этой церкви, в том числе известный генерал В.О. Каппель.

From the History of Military Church of Iveron Mother of God in Harbin

The article is based on archival materials and detailed field studies of the remains of the church. The author examines compositional, structural and stylistic features of the temple as well as the history of its creation and the contribution of architect K.H. Denisov and artist V.A. Mikhailov, who made wall paintings on military theme in the temple. The work focuses on historical aspects, in particular, on names of persons who were buried near the walls of the church, e.g. famous general V.O. Kappel.

Текст научной работы на тему «Из истории военной церкви в честь Иверской Божией Матери в Харбине»

УДК: 726 (510) ББК: Щ 85.1

Н.П. Крадин, г. Хабаровск

Из истории военной церкви в честь Иверской Божией Матери в Харбине

Аннотация

В статье на основе архивных материалов и детального натурного исследования остатков церкви анализируются композиционные, конструктивные и стилевые особенности храма, рассматривается история его создания, деятельность архитектора К.Х. Денисова в процессе строительства, а также художника В.А. Михайлова, выполнявшего в храме настенные росписи по военной тематике. Уделяется внимание историческим аспектам, в частности, автор называет фамилии тех, кто был похоронен у стен этой церкви, в том числе известный генерал В.О. Каппель.

Ключевые слова: Иверская церковь, Харбин, генерал Каппель, декор, кирпичная кладка, композиция храма, архитектор Денисов, художник Михайлов.

Иверская церковь — один из первых православных храмов Харбина. Ее основание и история существования связаны с отдельным корпусом Пограничной стражи, поэтому в народе она получила название военной или офицерской церкви. К 1907 г., когда Свято-Богородицкая Иверская церковь была построена, в Харбине уже существовали три храма — деревянный Свято-Николаевский собор, Благовещенская церковь Пекинской духовной миссии и Свято-Николаевская походная церковь в Старом Харбине [2], а к началу 1940-х гг. в Харбине насчитывалось уже более 20 православных храмов. В настоящее время практически все они уничтожены, и только Иверская церковь находится в полуразрушенном состоянии, используемая под склад.

История строительства и существования харбинских православных церквей нашла от-ра-жение во многих работах, в том числе и в публикациях автора этой статьи [3, 4, 5, 6]. По своей сути Иверская церковь — это военная церковь, храм-памятник в честь русских воинов, погибших во время войны с хунхузами (так называемое «Боксерское восстание», 18991901 гг.), а также в Русско-японскую войну (1904-1905 гг.). Построенная по инициативе генерала Н.М. Чичагова — начальника Заамурского округа Пограничной стражи, — на средства и силами чинов этого округа, Иверская церковь стала своеобразным храмом-памятником. Она обслуживала нужды православных русских воинов, охранявших строительство Харбина и КВЖД. Место для церкви было выбрано недалеко от харбинского вокзала, на территории, где находились центр Пограничной стражи, штаб Заамурского округа, а также полки двух отрядов и артиллерия [2].

Вообще Иверских церквей в Харбине было построено две, причем почти одновременно. Одна из них — в районе Пристань, а другая — в Госпитальном городке. Та Иверская церковь, о которой наш рассказ, была закончена строительством 27 мая и освящена 3 июня 1907 г. По своей архитектуре она считалась в Харбине того времени едва ли не самой лучшей из всех церквей. Церковь принадлежала Заамурскому округу отдельного корпуса пограничной стражи и размещалась на улице Офицерской. Эта часть района — Пристань — примыкала к железной дороге, отделявшей его от Нового Харбина. Церковь хорошо была видна с железной дороги, от вокзала, а также с улиц Диагональной, Водопроводной и Хилковской. На при-

148

лагаемой здесь старинной фотографии (рис. 1) хорошо видно, что Свято-Иверская церковь доминирует в окружающем пространстве. Среди низкой застройки она заметно выделялась своими размерами, выразительным силуэтом и доминировала в окружающей среде, а также служила своеобразным ориентиром для жителей и гостей Харбина. Когда же улицу Офицерскую со временем застроили, то эта важная роль Иверской церкви исчезла, ее закрыли почти со всех сторон строения, некоторые из них поднялись даже выше нее. С утратами завершений храма его доминирующая роль исчезла совсем (рис. 2, 3).

Безусловный интерес представляет история и обстоятельства строительства этого незаурядного по своей сути памятника русской культовой архитектуры в Харбине. В процессе строительства храма возникали самые разные проблемы как с финансовой стороны, так и со строительными материалами. Однако все они быстро решались, поскольку продуктивно и своевременно работала специальная комиссия, при этом немало находилось среди харбинцев и жертвователей. Как свидетельствуют сохранившиеся документы, стоимость работ по возведению храма составила 67 тыс. руб. Из сохранившихся материалов известно, что на его строительство широко откликнулось практически все русское население Харбина, жертвуя на постройку не только строительные материалы, но также собственные деньги и даже ценные вещи. О том, что эти пожертвования были достаточно солидными, свидетельствует тот факт, что именно на доброхотные пожертвования были сооружены южный и северный приделы церкви. Примечательно также и то, что церковный староста на свои собственные средства выстроил церковный дом при храме. Иверское братство, созданное под руководством отца В. Демидова, осуществляло в течение многих лет активную благотворительную деятельность. Судя по воспоминаниям очевидцев, храм был просторным, высоким и светлым. Особенно поражал прихожан иконостас, выполненный «из темного дуба с изумительно красивым резным орнаментом, украшенный художественно написанными иконами» [10].

Иверская церковь на Офицерской улице примечательна была и еще одной немаловажной деталью. В ней в течение нескольких лет (1922-1930) служил православную службу известный на Дальнем Востоке Нестор, бывший архиепископ Камчатский и Петропавловский, а настоятелем этого храма служил Сергей Дмитриевич Брадучан [2, 11]. Родившийся в Одессе, он в 1897 г. окончил там же духовную семинарию и спустя год был рукоположен в священники. Службу выполнял в качестве военного священника, в том числе с 1906 г. — в Заамурском округе Пограничной стражи. Когда встал вопрос о строительстве в Харбине Свято-Иверской церкви, Брадучан стал одним из инициаторов этого благого дела, а после окончания строительства с 1908 г. и ее первым настоятелем. В церкви он прослужил более 30 лет (в том числе настоятелем в 1907-1923 гг.), вплоть до своей кончины в 1940 г. Кроме службы в храме, отец Сергий вел занятия в школе-приюте имени наследника Цесаревича, а также в женской гимназии имени М.А. Оксаковской. Похоронили отца Сергия у южной стены Иверской церкви, а спустя два года в этом же склепе была похоронена и его супруга — матушка Анастасия.

Со временем Иверская церковь стала своеобразным храмом-памятником. Свидетельством этого могут служить многочисленные захоронения у южной и северной стен храма, а также тематика росписей и посвящений в интерьерах церкви. В небольшой брошюре, изданной в Харбине в 1932 г. по случаю 25-летия Иверской церкви, отмечалось, что эта шатровая церковь представляет собой ярославский тип храма с прекрасными росписями в копиях с работ знаменитых художников Васнецова, Нестерова и других корифеев русского изобразительного искусства [2].

Строительство церкви осуществлялось по проекту архитектора К.Х. Денисова — выпускника Санкт-Петербургской Академии художеств, по его же проекту солдаты резчики изготовили и иконостас. К сожалению, сколько-нибудь подробных биографических сведений об

149

этом архитекторе автору статьи так и не удалось отыскать.

Иверская церковь служила не только объектом поклонения и храмом-памятником. У ее стен хоронили известных военных и церковных деятелей. К примеру, в 1922 г. у северной стены Иверской церкви был похоронен георгиевский кавалер, известный русский военачальник генерал-лейтенант В.О. Каппель, который при отступлении из Омска погиб во время Сибирского Ледяного похода через Байкал. Тело его привезли сначала в Читу, а оттуда в Харбин и похоронили у стен офицерской Иверской церкви, с левой стороны от входа в северный придел. Над могилой генерала был установлен гранитный обелиск с надписью «Генерального штаба генерал-лейтенант Владимир Оскарович Каппель». Спустя 30 лет, в 1950-е гг., обелиск был уничтожен и следы могилы, таким образом, исчезли. Лишь спустя полвека, в начале 2000-х гг. энтузиастами агентства «Белые воины» был поднят вопрос о необходимости поисков могилы Каппеля, эксгумации и переносе его останков в Россию. В результате могила была найдена, проведены в присутствии специальной ко-миссии раскопки, затем останки генерала перевезены в декабре 2006 г. в Москву и перезахоронены 13 января 2007 г. в некрополе Донского монастыря. Кроме Каппеля, у стен Иверской церкви были похоронены и другие участники военных событий, в том числе погибшие в 1905 г. полковник Анкерман, полковник В.А. Виторский, генерал-лейтенант К.Г. Круглевский и др.

Что же это за храм? Известно, что Иверская икона Божией Матери является величайшей святыней Афона. Точную копию с этой иконы привезли в Москву еще в 1648 г., и она стала едва ли не главной московской святыней. Ее поместили в специально отстроенной часовне у Воскресенских ворот, а когда Москву в 1812 г. заняли французы, икону на время вывезли во Владимир. Интересен и такой еще любопытный факт: когда воинствующие безбожники в борьбе с религией в начале 1930-х гг. в Москве снесли Иверскую часовню (впоследствии она была вновь восстановлена), в Харбине соорудили почти точную ее копию, дабы отдать дань уважения этой русской святыне. Вот что по этому поводу сообщалось в журнале «Рубеж» за 1937 г., издававшемся в Харбине: «Русские за рубежом с трогательною любовью стремятся сохранить все то, что возрождает в сердцах и памяти величавый образ нашей Родины. И то, что разрушается в СССР коммунистами, — восстанавливается, возрождается у нас, в эмиграции. Около пяти лет тому назад в Москве снесена часовня Иверской Божией Матери, которая глубоко почиталась не только москвичами, но и всеми русскими людьми... В ограде Харбинского Свято-Николаевского собора построена часовня, являющаяся точной копией московской Иверской часовни... Строил часовню молодой инженер Е.А. Уласовец» [9].

В 1915 г., когда войска Заамурского округа Пограничной стражи ушли из Харбина на германский фронт, в Харбин прибыли новые дружины, в том числе и Самарская. Именно в ее составе оказались художники В.А. Михайлов и ратник Зимин, которым было поручено выполнить роспись храма. Если о Зимине не удалось выявить никаких подробных биографических сведений, то они нашлись о Михайлове. Оказалось, что в конце 1880-х гг. он окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества, затем в течение нескольких лет жил и работал в Самаре, где открыл собственную художественную школу, занимался живописью, принимал участие в выставках, выполнял монументальные росписи. В 1900-е гг. был мобилизован в армию и вместе с семьей уехал в Харбин, где стал служить в Охранной страже. Именно здесь его и привлекли для выполнения декоративных и художественных работ в Иверской церкви. Примечательно также, что художник был хорошо знаком с генералом Д.Л. Хорватом, с которым имел дружеские отношения. Для Хорвата в честь его юбилея в 1921 г. он сделал специальный подарочный ларец, орнаментированный в древнерусском стиле [1]. Ларец был окован медью и украшен на крышке 16 великолепными уральскими камнями-самоцветами. Михайлов с семьей прожил в Харбине более 40 лет и умер там же в 1955 г. Кстати, в 1943 г. он

150

же руководил работами по восстановлению и подновлению росписей в этом храме [8].

Кроме настенных росписей, на мраморных досках, закрепленных на стенах храма, были высечены имена всех Георгиевских кавалеров, воинов Заамурского округа, погибших на полях сражений и в стычках с хунхузами, а также в Русско-японскую войну. Списки эти позднее пополнялись новыми именами воинов, погибших на фронтах Первой мировой, а затем и Гражданской войны. Как видим, Иверская церковь в своем убранстве несла ярко выраженный характер памятного, мемориального сооружения в честь погибших русских воинов. В своей книге «Маньчжурия далекая и близкая» Г.В.Мелихов так описывает настенную живопись Иверской церкви: «В этой живописи тесно переплелись между собой батальные и религиозные мотивы. Живость и драматизм изображенных ситуаций, сочные краски производили сильнейшее впечатление. Например, вдали еще кипит ожесточенный бой, а на переднем плане умирает русский солдат — белокурый, голубоглазый, с Георгиевским крестом, и, как подобает церковной живописи, с разверзшихся небес к солдату сходит Христос, чтобы вознести на небо его душу, а внизу — соответствующий евангельский текст. Или страшное в своей жестокости и обнаженности поле только что пронесшегося боя; убитые и искалеченные люди, кровь, огонь и дым. И по полю, закрыв лицо руками, проходит Христос. Он плачет...» [7].

Архитектура Иверской церкви привлекала внимание не только прихожан этого храма. В момент окончания строительства церковь по праву стала в Харбине самой выразительной. Пятиглавая, с колокольней на общей продольной оси, церковь Иверской Божией Матери отличалась изысканностью декоративного убранства. Общий двухэтажный по высоте объем центральной части с южной и северной сторон был охвачен одноэтажными по высоте боковыми приделами с крупными по размерам арочными окнами. Эти приделы соединялись с западной и восточной сторон с колокольней и апсидой. Главной архитектурно-художественной темой общей композиции Иверской церкви было контрастное сочетание гладких плоскостей стен из красного кирпича с декором, сосредоточенным на углах объемов, в оконных обрамлениях и завершениях объемов. Интересно была решена и колокольня. Прямоугольный в плане ее объем, прорезанный с западной стороны крупной аркой входа, венчался ступенчатой композицией, в которой на каждой ступени были установлены по паре арочных кокошников. Еще два ряда таких же кокошников составляют основание высокого барабана главки колокольни. Эта ступенчатость в совокупности с кокошниками и стала основой выразительности пирамидальной композиции верхней части колокольни. Арочная тема кокошников поддержана аркатурным поясом, охватывающим центральный объем храма во фризовой его части. Такой же аркатурный пояс имеется и в верхней части апсиды. Гораздо скромнее в декоративном отношении решена нижняя часть церкви. Здесь в качестве обрамлений окон присутствуют валики и полочки, опирающиеся на полуколонки, поставленные на флангах оконных проемов.

В настоящее время в церкви имеется довольно много утрат. Так, от пятиглавого завершения храма сохранился лишь центральный барабан, прорезанный четырьмя арочными проемами. Не сохранился и барабан с главкой на колокольне. Кроме того, во втором ярусе колокольни вместо арочного проема растесан новый, прямоугольный по форме. Такие же проемы появились и на гранях апсиды, во втором ее ярусе. Эти проемы разорвали непрерывный аркатурный пояс, обрамлявший все пять граней апсиды. С южной стороны к колокольне пристроена бетонная, совершенно чуждая архитектуре храма лестница, ведущая на второй этаж. Утрачены и некоторые элементы декора, в частности, полуколонки, находившиеся в обрамлении южного портала, фрагменты декоративного подкарнизного пояса и другие важные детали. Вполне возможно, что под слоем более поздней штукатурки и окраски на стенах внутри церкви могли сохраниться и великолепные росписи или их фрагменты, а также памятные надписи и тексты с перечислением фамилий участников событий, происходивших в то время на КВЖД. Среди

151

представленных иллюстраций имеются и варианты реконструкции этого храма (рис. 4, 5).

В заключение следует отметить, что в целом степень сохранности остатков Иверской церкви позволяет восстановить ее утраченные части и произвести реставрационные работы, но сие, как говорится, не в нашей власти. Как известно, православие в Китае официально запрещено, церкви закрыты и почти все уничтожены. Учитывая данное обстоятельство, восстановленная Иверская церковь могла бы стать памятником-музеем, поскольку вся ее история связана с важными для российско-китайских отношений фактами и событиями.

Список использованных источников

1. Архитектура и жизнь. — Харбин. 1921. — №5. — С. 172, 175.

2. Двадцатилетний юбилей Св. Иверской церкви. — Харбин, 1932. — С. 3-16.

3. Крадин Н.П. Православные храмы в городах Китая // Христианское зодчество / Новые материалы и исследования. — М.: Едиториал-УРСС. 2004. — С. 703-730.

4. Крадин Н.П. Харбин — русская Атлантида (на кит. яз.). — Харбин, 2007. — С. 79-82.

5. Крадин Н.П. Харбин — русская Атлантида: очерки. — Хабаровск: КГУП «Хабаровская краевая типография», 2010. — С. 100-104.

6. Крадин Н.П. Русские художники в Китае (236 персоналий) // Научно-практический журнал «История и культура Приамурья». — Хабаровск: ДВГНБ, 2012. — №2(12). — С. 107.

7.Мелихов Г.В. Маньчжурия далекая и близкая. — М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1991. — С. 204, 205.

8. Реставрация икон в Иверском храме на Пристани // Заря. — 1943. — 3 августа.

9. Рубеж. — 1937. — №46. — С. 15.

10. Храмы Харбина и линии // Политехник. 1969-1979. — Сидней, №10. — С. 135, 136.

11. Юбилей Иверского храма // Заря. — 1932. — 9 июня.

12. ГАХК. Ф. 830. Оп. 3. Д. 5167. Брадучан С.Д.

Рис. 1. Иверская церковь в Харбине. 1930 г. Источник: Old photos of Harbin. Harbin, 2000. P. 65

Рис. 3. Алтарная часть церкви. Современный вид. Снимок Н.П. Крадина

Южный фасад М 1:100

23.720

, 1750 . 2895 . 7510 1310 1790 1310 7510 2135

, 1750 . 24435

26205

I.........I.........I I I I I I I I I I I I I I I I I

Рис. 4. Южный фасад церкви. Проект реконструкции. Авторы Н.П. Крадин, А. Вострецова, К. Михайлицкая

Восточный фасад М 1:100

20.720

0 1 10м

1........'I.........I I I I I I I I I I I I I I I I I

Рис. 5. Восточный фасад церкви. Проект реконструкции. Авторы Н.П. Крадин, А. Вострецова, К. Михайлицкая