Научная статья на тему 'Из истории переводов поэзии Киплинга: стилистико-компаративный аспект'

Из истории переводов поэзии Киплинга: стилистико-компаративный аспект Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
2556
258
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭКВИВАЛЕНТНОСТЬ ИНФОРМАЦИИ / СТИЛЬ ОРИГИНАЛА И ПЕРЕВОДА / СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ / СТИЛИСТИКА / INFORMATION EQUIVALENCE / STYLE OF ORIGINAL AND TRANSLATION / COMPARATIVE ANALYSIS / STYLISTICS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Трукова Алена Ивановна, Родионов Виталий Григорьевич

Анализируется история перевода стихотворения Киплинга «If» в стилистико-компаративном аспекте с учетом многообразия творческих интерпретаций, разности переводческих принципов, исторической смены методов перевода.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FROM THE HISTORY OF KIPLING`S POETRY TRANSLATION: STYLISTIC-COMPARATIVE ASPECT

The research is focused on the history of translation of Kipling’s poem «If»; the comparative analysis reveals the difference in interpretations, translation principle and historical tendencies in literary translation.

Текст научной работы на тему «Из истории переводов поэзии Киплинга: стилистико-компаративный аспект»

УДК 821.111 Киплинг030]=161.1+512.111 ББК Ш43(4Вел)(=432.11){5}*74*45

А.И. ТРУКОВА, В.Г. РОДИОНОВ

ИЗ ИСТОРИИ ПЕРЕВОДОВ ПОЭЗИИ КИПЛИНГА: СТИЛИСТИКО-КОМПАРАТИВНЫЙ АСПЕКТ

Ключевые слова: эквивалентность информации, стиль оригинала и перевода, сопоставительный анализ, стилистика.

Анализируется история перевода стихотворения Киплинга «If» в стилистикокомпаративном аспекте с учетом многообразия творческих интерпретаций, разности переводческих принципов, исторической смены методов перевода.

А.1. TRUKOVA, V.G. RODIONOV FROM THE HISTORY OF KIPLING'S POETRY TRANSLATION: STYLISTIC-COMPARATIVE ASPECT

Key words: information equivalence, style of original and translation, comparative analysis, stylistics.

The research is focused on the history of translation of Kipling’s poem «If»; the comparative analysis reveals the difference in interpretations, translation principle and historical tendencies in literary translation.

Сегодня новая методология исследования лингвистически отмеченных межъязыковых явлений переводного и оригинального текстов находится в стадии разработки. На материале германских языков такое исследование начато Э. Тейч в работе «Cross-Linguistic Variation in System and Text: а Methodology for the Investigation of Translations and Comparable Texts». Активно разрабатывается методология контрастивного анализа переводов и оригинальных текстов на лексико-грамматическом уровне. На материале сопоставления западноевропейских и славянских языков в аспекте переводоведения таких фундаментальных исследований пока нет.

Обратимся к изучению не оцененных до сих пор критикой переводов одного из самых известных стихотворений Киплинга «If». Это поэтическое творение быстро приобрело популярность, его учили наизусть и повторяли как молитву бойцы британской армии времён первой мировой войны. Стихотворение известно в переводах на многие языки мира. На русский язык стихотворение переложили такие переводчики, как С. Маршак («Если...»), М. Лозинский («Заповедь»), В. Корнилов («Когда»), Ф. Искандер («Заповедь»), А. Грибанов («Если сможешь»), А. Шарапова («Из тех ли ты») и др. На чувашский язык данное произведение перевел Н. Теветкел («Халал»).

Анализируя русский перевод М. Лозинского, который считается классическим, и чувашский вариант Н. Теветкеля, мы попытаемся выяснить, являются ли переводы адекватными оригиналу, изучим и определим характер отступления от системы образно-языковых средств подлинника.

Стихотворение Р. Киплинга «If» состоит из четырех строф и написано в основном пятистопным ямбом, однако шестистопный ямб встречается в первой и четвертой октавах. Основной фигурой речи в стихотворении Киплинга «If» является антитеза.

Сила звучания за счет выбранного ритма, напоминающего военный марш и характеризующегося предельной четкостью, является отличительной чертой данного произведения. Слова, выбранные автором, поддерживают ритм - в основном используются одно- и двухсложные слова: keep (держать), head (голова), однако для выделения смыслового ударения автор использует редкие пиррихии: allowance (разрешение), unforgiving (неумолимый).

Следующий прием - многосоюзие - также подчеркивает ритм. Союз if (если) находится в сильной позиции, что подчеркивает смысловое отношение

условия: двенадцать строчек из тридцати двух начинаются с выражения if you (если ты), и к тому же в стихотворении часто встречается союз and, который служит средством создания четкого ритма и способствует чередованию ударных и безударных слогов, выделяя значимые понятия.

Цезура и силовые концовки стихов выделяют движение ритма и антитезу. Наличие цезуры помогает подчеркнуть упорядоченность и выделить смысловые отношения противопоставления и сопоставления. Так, например, ключевая поэтическая мысль подчеркнута в последнем стихе двумя цезурами наряду с обращением (раскрытие адресата) и восклицательной интонацией:

And-/ which is more -/you’ll be a Man, my son!

(И более того, ты будешь Человеком, мой сын)

Р. Киплинг пользуется традиционной перекрестной рифмовкой AbAbCdCd, женские и мужские рифмы носят оценочный характер. В данном произведении рифмуются слова одной части речи: master (хозяин) - Disaster (катастрофа), а также слова, принадлежащие к разным частям речи: aim (цель) - same (одинаковый). Рифмы gone (ушедший) - Hold on (продолжать), run (бегать) - son (сын), которые стыкуют и подчеркивают ключевые мысли. Ключевые понятия также подчеркнуты отглагольными существительными winnings (победы) -beginnings (начинания), рифмующимися в финале строк. Автор использует точные рифмы, намеренно употребляет одно- и двухсложные слова в силовых концовках.

Мотив назидания и поучения подчеркивается присутствием большого количества императивов, отрицаний и модальных глаголов.

Ключевое слово «if» выделяется благодаря параллелизмам, которые также подчеркивают и усиливают ритм произведения. Широкое использование анафор: and - and (и - и), or - or (или - или) объединеняет лирическую микротему. Энергичность, четкость, резкость и категоричность характеризуют стиль анализируемого стихотворения.

Далее рассмотрим основные художественные характеристики:

- наличие адресата (сына) и обращение к нему. В начале стихотворения автор обращается к адресату: If you (если ты), а в конце использует слова: My son! (мой сын), создавая определенную целостность и завершенность;

- образ Человека, Мужчины - Man является самым важным и основным. Автор представляет его героем-воином и идеальным человеком;

- вполне конкретные бытовые ситуации, попадая в лирический контекст, приобретают поэтическое звучание - автор уподобил человеческую жизнь знакомой каждому игре (орлянке): pitch-and-toss - монету потяжелее бросают в столбик монет, чтобы перевернуть их на орла;

- отвлеченные понятия - Triumph and Disaster (Успех и Неудача), Will (Воля) - олицетворены. Образы Воли и главного героя - воина, обладающего силой духа, способной преодолеть телесную немощь и заставить служить сильно изношенные сердце, нервы, сухожилия (heart and nerve and sinew ... long after they are gone) - неделимы;

- герой-воин Р. Киплинга общается на равных с власть имущими, с сильными мира сего: «walk with Kings», которых олицетворяет собирательный образ Kings (короли).

Перед тем как приступить к анализу русского и чувашского переводов стихотворения «If», необходимо подчеркнуть, что в нем имеется огромное смысловое пространство, позволяющее наполнить данное произведение стилистически и эмоционально, несмотря на кажущуюся простоту.

Автор русскоязычного перевода данного стихотворения М. Лозинский выводит на первый план воспитательный аспект - отсюда и его название «Заповедь». Данное понятие способствует раскрытию этических ценностей, ключе-

вых эмоций и сокровенных желаний. Что касается основных смысловых аспектов, художественных характеристик, антитезы (отношения сопоставления и противопоставления), то они сохранены переводчиком. Самый первый стих начинается с глагола в повелительном наклонении, который включает два смысловых аспекта - долженствование и желательность:

Р. Киплинг М. Лозинский

If you can keep your head when all Владей собой среди толпы смятен-about you ной,

If you can trust yourself when all men Верь сам в себя, наперекор вселенной doubt you

Переводчик М. Лозинский в основном сохраняет поэтическую форму оригинала. Его перевод также характеризуется четкими цезурами, подчеркивающими смысловую двухчастность, контрастными повторами на звуковом и лексическом уровне, силовыми концовками, присутствуют переносы:

Р. Киплинг М. Лозинский

If you can bear to hear the truth you've Останься тих, когда твое же слово spoken Калечит плут, чтоб уловлять глуп-

Twisted by knaves to make a trap for цов fools

Сохранив аллегорические понятия Will (Воля) и Man (Человек, Мужчина), М. Лозинский решает не сохранять аллегорические понятия Trnimph и Disаster, в его переводе успeх и пoруганье. Данные понятия сводятся переводчиком к жизненным обстоятельствам, теряют условность и возможность дальнейшей интерпретации. Собирательный образ Kings (короли) несколько потерян, тем не менее смысловой аспект оригинала в целом сохранен: walk with Kings (беседуя с царями). Герой Лозинского на равных общается с власть имущими, сохраняя свое достоинство:

Р. Киплинг М. Лозинский

If you can talk with crowds and keep Останься прост, беседуя с царями your virtue Останься честен, говоря с толпой

Or walk with Kings - nor lose the common touch

Однако некоторые отступления от подлинника все же имеются:

- первая и четвертая строфы не написаны шестистопным ямбом;

- в начале строф присутствует не ключевое слово «if», а повелительные формы глаголов: владей, верь, умей, а также слово когда, однако, основные смысловые отношения условие - результат сохранены;

- только три лексические анафоры встречаются в русскоязычном переводе: пусть - пусть, останься - останься, тогда - тогда;

- можно проследить некоторую ритмическую неровность концовок. Простые и лаконичные рифмовки сохранены: всех - грех, тем не менее встречающиеся в концовках рифмовки трехсложных слов замедляют ритм: смятенной - вселенной.

М. Лозинский в третьей строфе добавляет эмоциональную характеристику героя: умей поставить, в радостной надежде на карту все, что накопил с трудом, разрушая цельность образа воина. Киплинговский герой не склонен проявлять эмоций: pitch-and-toss (орлянка) и one heap of all your winnings (выигрыши) - создается эффект материальности игры, в переводе данный смысловой оттенок потерян; также потеряно and start again at your beginnings (снова начинай с начала) - герой Лозинского не сожалеет о потере, становится нищим и не собирается ничего начинать сначала.

Цезуры, использованные Киплингом в четвертой строфе в последней строке, унифицированы переводчиком, в результате сглаживается экспрессия, что отчетливо проявляется в последней строчке, к тому же обращенность к сыну, что является важным смысловым ударением, смещается на второстепенный план, нарушая единство обращения и адресата:

Р. Киплинг М. Лозинский

If you can keep your head when all Владей собой среди толпы смятен-about you ной,

And- which is more - you’ll be a Man, Тогда, мой сын, ты будешь Чело-my son! век!

Тем не менее именно этот перевод по праву признан классическим. Он характеризуется предельной собранностью, сжатостью, поэтичностью и точностью лексико-стилистических эквивалентов, являющихся естественными для русского стихосложения, а также сохранностью основных образов и понятий. М. Лозинскому удалось сохранить формальную структуру оригинала и донести до русского читателя самые важные смысловые аспекты. Таким образом, переводчик создал эквивалентный текст на русском языке, блестяще используя грамматические трансформации.

Что касается чувашского перевода Н. Теветкеля, то следует отметить, что образ адресата сохранен, встречается местоимение эс (ты):

Р. Киплинг Н. Теветкел

If you can trust yourself when all men Тёнче юнавеёнче те ан пачлан ес, doubt you, кам дылахла - шанмасть хайне:

But make allowance for their doubting too кадар!

Однако некоторые отличия заметны на уровне ритма, несмотря на сохранение переводчиком графического размещения стихов, размера оригинала, строфического деления на октавы и перекрестной рифмовки:

- автор широко употребляет четырехсложные слова: юнавёнче (опасности), духатавна (потери), камраклансан (обугливаться), в результате чего в тексте появляется большое число пиррихиев - семь в первой строфе, по восемь во второй и третей, десять в четвертой, что намного превышает их количество в подлиннике, ритм военного марша замедляется, становится прерывистым;

- в переводе редко рифмуются односложные слова: хут (раз) - ут (идти), чаще встречаются рифмовки двухсложных слов с двух-, трех- или четырехсложными: хаюллан (решительно) - пулан (быть), хавна (себя) -духатавна (потери), замедляющие и искажающие ритм подлинника;

- основная фигура речи подлинника - антитеза - не представлена в чувашском варианте стихотворения, что ведет к частичной потере выразительности и смысловых аспектов ситуации и модели поведения в ней;

- в переводе Н. Теветкеля представлена только одна лексическая анафора, в последней строфе: ун чух тинех - ун чух тинех (только тогда).

Следующей особенностью чувашского варианта данного стихотворения является тот факт, что лексические переносы, имеющие место в оригинальном произведении Киплинга, совпадают с переносами в переводе Н. Теветке-ля, присущие оригиналу логика и цельность повествования сохранены, стихи не разбиты на простые смысловые аспекты интонационными паузами:

Р. Киплинг Н. Теветкел

If you can force your heart and nerve Ашу камраклансан та чун хавачё and sinew пуд усмасан дёкленё тепёр хут.

To serve your turn long after they are gone

Также следует отметить, что формально сохраненная цезура, несмотря на большое число пиррихиев, прослеживается довольно отчетливо. Так, например, в последней строфе, как и в оригинале, ключевая поэтическая мысль

подчеркнута двумя внутристиховыми паузами и восклицательной интонациеи, однако здесь нет обращения, раскрытия адресата:

Ун чух тинех / дын пулан / - шухашла!

(Только тогда будешь человеком - подумай!)

Этот перевод представляется довольно интересным с лексической точки зрения - с одной стороны, аллегорический ряд сохранен переводчиком: Ыр-лав-хурлав (похвала-горе), <^ын (человек), с другой - семантическое звучание большинства образов изменено:

Н. Теветкел Эс ёмётсен чури пулса ан тарах хавна ас-хал турри пекех тытса Ырлав-хурлв та тепёр хут антратё суя шав-шавшан ан дуре хыпса.

Р. Киплинг If you can dream - and not make dreams your Master If you can think - and not make thoughts your aim

If you can meet with Triumph and Disaster And treat those two impostors just the same

Н. Теветкел вводит новые образы Ёмётсен чури (раб мечты) и Ас-хал (ум), появляется новая аллегория и гиперболизируется семантика aim (цель) -турри (бог). Дополнительная экспрессия, не эквивалентная оригиналу, отчетливо прослеживается в переводе.

Однако смысловые отношения между строфами сохранены, и переводчик не вносит значительные изменения. Тем не менее, несмотря на то, что Н. Теветкел прямо вводит в текст оценки: those two impostors (те два обманщика) -суя (ложь, неправда), knaves (мошенники) - хурах (бандит), встречается более абстрактная лексика. Так, например, во второй строфе the truth (правда) превращается в самах (слово), а глагол build (строить) - в хыв никёсне (заложить фундамент):

Н. Теветкел Сан самахна пасса шав-шав хурахё тамсай йаха даварна чух - ан чён. Эс пурнад аркансан тепре ал-хапал хыв унан никёсне мён укиччен.

Р. Киплинг If you can bear to hear the truth you’ve spoken

Twisted by knaves to make a trap for fools

Or watch the things you gave your life to, broken

And stoop and build them up with worn-out tools;

Смысловой аспект потери и стремление все восстановить сохранены здесь переводчиком, и смысл оригинала передан верно.

В третьей строфе понятие игры, хотя и очень общее, сохранено переводчиком, чувашский герой также несет еще одну полную потерю, но без стремления начать все сначала:

Р. Киплинг If you can make one heap of all your winnings

And lose it on one turn of pitch-and-toss And lose and start again at your beginnings

And never breathe a word about your loss.

В четвертой строфе crowds (толпа) Киплинга трасформируются в образ халах (народ), а walk with Kings (общаться с королями) переведено как пат-шасемпе те ирёклён калад (свободно, непринужденно разговаривать с королями), киплинговские foes and loving friends (враги и любящие друзья) пре-

Н. Теветкел Шапу чёнсен унпа выля хаюллан ас-хакал туприпе ёнен хавна.

Тен, яран выляса? Тен, кёлмёд пулан?

Ан укён! Ан шелле духатавна.

вращаются во вполне конкретных туссем те ташмансем (друзья и враги). Семантическое значение сохранено, и замысел автора не искажён:

Р. Киплинг Н. Теветкел

If you can talk with crowds-and keep your Патшасемпе те ирёклён калад ес, virtue, ан суй нихдан та халах уменче.

Or walk - with kings nor lose the common Туссем те ташмансем кайран

touch, хакладдё

If neither foes nor loving friends can hurt you чыспа хисеп сехечё вёсенче.

If all men count with you, but none too much

Антитеза, категоричность суждений Киплинга в переводе в целом сохранены и переданы точно.

Таким образом, можно сделать вывод, что оба переводчика - М. Лозинский и Н. Теветкел - сохранили базисную формальную структуру английского подлинника. Однако важно подчеркнуть, что ритм военного марша, созданный Киплингом в оригинале, не передан ни в одном из переводов из-за присутствия в них большого количества трех- и четырехсложных слов: в переводах пиррихиев больше, чем в подлиннике. Это можно оправдать тем, что русские и чувашские слова в среднем длиннее английских, и поэтому русский и чувашский стихи вмещают меньшее число слов-понятий - следовательно, в них содержится большее количество пиррихиев.

Переводчики сохранили отношения противопоставления и сопоставления и верно донесли основные смысловые аспекты. Следующие строчки очень удачно переведены на русский и чувашский языки, переводчикам удалось создать тексты, эквивалентные оригиналу:

Р. Киплинг

If you can force your heart and nerve and sinew To serve your turn long after they are gone And so hold on when there is nothing in you Except the Will which says to them: «Hold on!»

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

М. Лозинский Н. Теветкел

Умей принудить нервы, сердце, тело Ашу камраклансан та чун хавачё

Тебе служить, когда в твоей груди пуд усмасан дёкленё тепёр хут.

Уже давно все пусто, все сгорело Каллех эс пулан усём сан-сапачё,

И только Воля говорит: «Иди!» чёру те кёлетку вай хушё - «ут»!

На эти строчки обладают самым мощным эмоциональным влиянием на читателя и завершают смысловое целое предыдущих строф: немалое усилие воли требуется герою для прохождения испытаний. Однако самое сложное испытание - это борьба человека со своим телом, с самим собой. И только после прохождения данного испытания герой-воин может подняться на новую ступень - возможно, поэтому переводчики наиболее точно отразили данные строчки в своих переводах.

Таким образом, данный пример доказывает теоретический постулат о том, что главная движущая сила переводчика - это внушенная оригиналом идея, способствующая поиску и нахождению эквивалентных языковых средств, чтобы отразить мысли на бумаге. Переводчикам М. Лозинскому и Н. Теветкелю удалось преодолеть все трудности перевода.

Учитывая вышесказанное, можно сделать вывод, что и русский, и чувашский переводы могут быть названы подлинно эквивалентными, так как основные идеи произведения английского писателя Р. Киплинга «If» переданы достоверно, использованные лексико-стилистические эквиваленты являются поэтичными, точными и естественными для русской и чувашской стихотворных речей.

Литература

1. Киплинг Р. Избранное. Л.: Худож. лит., 1980. 536 с.

2. Киплинг Р. Стихотворения. СПб.: Северо-Запад, 1994. 477 с.

3. Комиссаров В.Н. Теория перевода. М.: Высш. шк., 1990. 253 с.

4. Кузнец М.Д., Скребнев Ю.М. Стилистика английского языка. Л.: Учпедгиз, 1960. 173 с.

5. Латышев Л.К. Межъязыковые трансформации как средство достижения переводческой эквивалентности // Семантико-синтаксические проблемы теории языка и перевода. М.: Ин-т языкознания АН СССР, 1986. 107 с.

6. Латышев Л.К. Курс перевода. Эквивалентность перевода и способы ее достижения. М.: Междунар. отношения, 1981. 198 с.

7. Лозинский М. Искусство стихотворного перевода. // Перевод - средство взаимного сближения народов: сб. ст. М.: Прогресс , 1987.

8. МирскийД. Поэзия Редьярда Киплинга: сб. ст. М.: Худож. лит., 1987. 145 с.

ТРУКОВА АЛЕНА ИВАНОВНА - кандидат экономических наук, доцент кафедры иностранных языков № 1, Чувашский государственный университет, Россия, Чебоксары (alenatrukova@mail.ru)

TRUKOVA ALENA IVANOVNA - candidate of economics sciences, associate professor of Foreign Languages № 1 Chair, Chuvash State University, Russia, Cheboksary.

РОДИОНОВ ВИТАЛИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ - доктор филологических наук, профессор, декан факультета чувашской филологии и культуры, Чувашский государственный университет, Россия, Чебоксары (vitrod@yandex.ru).

RODIONOV VItAlIY GRIGoRyEVICH - doctor of philological sciences, professor, dean of Chuvash Philology and Culture Faculty, Chuvash State University, Russia, Cheboksary.

УДК 821.161.1 ББК Ш (2=411.2) 52

И.Г. ЧЕСНОКОВА

СУДЬБЫ «МАЛЕНЬКОГО» ЧЕЛОВЕКА В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ А.П. ЧЕХОВА И А.И. КУПРИНА

Ключевые слова: «маленький» человек, рассказ, традиция, ранняя проза, духовное перерождение, персонаж.

Рассмотрены произведения А.П. Чехова и А.И. Куприна, в которых изображен «маленький» человек, а также показано влияние литературного наследия Чехова на творчество Куприна в изображении этого типа героя. Выявлена специфика изображения такого героя Куприным.

I.G. CHESNOKOVA

DESTINIES «SMALL» THE PERSON IN CREATIVITY A.P. CHEHOVA AND А.1. KUPRINA

Key words: «small» the person, the story, tradition, early prose, spiritual regeneration, the character.

A.P. Chehova's products and A.I. Kuprina in which the «small» person is represented are considered, and also influence Chehova on Kuprina in the image of this type of the hero is shown. Specificity of the image of such hero Kuprinym is revealed.

В своих произведениях о Чехове Куприн писал: «Он вдумчиво прислушивался к течению русской жизни и рассказывал нам о наших болезнях, о равнодушии, лености, грязи, халатности, мелком зверином эгоизме, трусости, дряблости...» [2. С. 97]. Такая способность была присуща и самому Куприну. В одном из интервью он назидательно говорил о том, что писатель должен изучать жизнь, не отворачиваться от нее, наблюдать. Так всегда делал Чехов. Куприн, в силу своей общительности, умения найти общий язык с любой социальной средой, острого интереса к низам общества, предельно развил свою наблюдательность. Факт, которым, конечно же, нельзя объяснить только индивидуальные запросы писателей.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.