Научная статья на тему 'Из истории классической филологии в России (советский период, 1967-1977 гг. )'

Из истории классической филологии в России (советский период, 1967-1977 гг. ) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
322
43
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Гринбаум Натан Соломонович

В статье делается обзор и подводится итог деятельности отечественных филологов-классиков за десятилетие с 1967 по 1977 годы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Из истории классической филологии в России (советский период, 1967-1977 гг. )»

Н. С. Гринбаум

Из истории классической филологии в России (Советский период, 1967-1977 гг.)

Заслуга изучения истории классической филологии и, в частности, древнегреческого и латинского языков, в России принадлежит И. М. Тронскому. Этому вопросу посвящены его два обстоятельных исследования. Первое относится к изучению древнегреческого языка со времен Киевской Руси и вплоть до 1917 года1, второе - охватывает советский период до 1967 г.2

В этих работах рассмотрен детально весь спектр проблемы, определены основные этапы изучения классических языков в дореволюционной России и в Советском Союзе, определяющие тенденции и предполагаемые пути изучения греко-римской античности в нашей стране. В частности, отмечены определенные сдвиги в решении ряда теоретических вопросов, касающихся развития классических языков, античной истории и культуры, издания переводов произведений древних авторов, учебников и учебных пособий, подготовки кадров квалифицированных специалистов-классиков3.

Дальнейшие шаги в классической филологии (до 1977 г.) рассмотрены в статье А. А. Тахо-Годи4.

Учитывая значение этого последнего периода для изучения истории науки об античности, мне показалось целесообразным вернуться в настоящем обзоре к его более углубленному рассмотрению.

1 И. М. Тронский. Лингвистическое изучение древнегреческого языка в России (до 1917 г.) // Acta antiqua Academiae scientiarum Hungaricae. Т. XV. F. 1-4. Budapest, 1967. P. 1-26.

2 И. М. Тронский, Классические языки // Советское языкознание за 50 лет. М., 1967. С. 143-157.

3 Там же. См. также: И. М. Тронский. Задачи советского языкознания в области античных языков // Известия Академии наук СССР. Отделение литературы и языка. Т. XVII. В. 3. М., 1958. С. 237-246.

4 А. А. Тахо-Годи. Возрождение классической филологии // Вестник Московского университета. Филология. М., 1977. № 5. С. 68-70.

Вижу свою задачу в освещении развития классической филологии в нашей стране за время с 1967 по 1977 годы.

Следует, прежде всего - вслед за А. А. Тахо-Годи - отметить, что это десятилетие характеризуется определенной активизацией деятельности в области классической филологии.

I. Общий обзор

В 1968 году в г. Москве прошла научная конференция по проблемам античности5. Год спустя в г. Тбилиси состоялась IV Всесоюзная конференция по классической филологии. На ней в 14 секциях было заслушано 140 докладов6. В 1972 году журнал «Вестник древней истории» провел авторско-читательскую конференцию по античной проблематике7. 1976 год был ознаменован организацией в г. Ереване XIV Международной конференции античников социалистических стран «Эйрене», на которой было заслушано 237 научных сообщений8.

Регулярно (ежеквартально) выходил в свет на протяжении всего десятилетия журнал «Вестник древней истории». Периодически появлялись выпуски трудов: Московского университета - «Вопросы классической филологии» (II-VI)9 и Львовского университета - «Питання классической филологии» ^-ХП)10; Ленинградский университет опубликовал первый выпуск сборника «РЫ1о1о§1а е1а881еа» (1977) 1 и Кишиневский университет -«Проблемы классической филологии» (1972)12.

Вышел из печати ряд сборников: Вопросы античной литературы и классической филологии. Под ред. М. Е. Грабарь-Пассек. М., 1966; Язык и стиль античных писателей под ред.

5 Программа заседаний и тезисы докладов конференции по проблемам античности. М., 1968 (27-30. V).

6 IV Конференция по классической филологии (ноябрь 1969 г.). Тезисы докладов. Под редакцией А. В. Урушадзе. Тбилиси, 1969.

7 Авторско-читательская конференция журнала «Вестник древней истории». Тезисы докладов (28-31. V. 1972). М., 1972.

8 Проблема античной истории и культуры. Доклады XIV Международной конференции античников социалистических стран (18-23. V. 1976). Ереван, 1979.

9 Под редакцией проф. А. А. Тахо-Годи.

10 Под редакцией проф. А. А. Белецкого.

11 Под редакцией проф. А. И. Доватура.

12 Под редакцией проф. Н. С. Гринбаума.

А. И. Доватура. Л., 1966; Культура античного мира. К 40-летию научной деятельности В. Д. Блаватского. М., 1966; Античное общество. М., 1967; Античная лирика. М., 1968; Античный роман. М., 1969; Античная эпистолография. М., 1967; Античность и современность. К 80-летию Ф. А. Петровского. М., 1972; Античная цивилизация. Под ред. В. Д. Блаватского. М., 1973; Античность и Византия. Под ред. Л. А. Фрейберг. М., 1975; Проблемы античной культуры. Под ред. А. В. Урушадзе и Р. В. Гордезиани. Тбилиси, 1975; Тайны древних письмен. Под ред. И. М. Дьяконова. М., 1976; и другие. Увидели свет публикации:

А) по античной философии - В. Ф. Асмус. Античная философия. 2-е изд. М., 1976; Э. Н. Михайлова, А. Н. Чанышев. Ионийская философия. М., 1966. М., 1966; В. Татаркевич. Античная эстетика. М., 1977; С. Я. Лурье. Демокрит. Текст, перевод, исследование. Л., 1970; И. Д. Рожанский. Анаксагор. М., 1972; А. Ф. Лосев. История античной эстетики. Софисты. Сократ. Платон. Т. II. М., 1969; Высокая классика. Т. III. М., 1974; Аристотель и поздняя классика. Т. IV. М., 1975; Его же. Проблема символа и реалистическое искусство. М., 1976; Его же. Античная философия истории. М., 197713. А. А. Тахо-Годи. Платон. Сочинения. Комментарий к диалогам. Указатель. Т. 1. М., 1968; Т. 2. Комментарий. М., 1970; Т. 3, 1. Комментарий. М., 1971; Т. 3, 2. Комментарий. М., 1972; Ее же. Платон. Жизнеописание. М., 1977 (в соавторстве с А. Ф. Лосевым)14. Б. Р. Виппер. Искусство Древней Греции. М., 1972; О. Нейгебауер. Точные науки в древности. М., 1968; и другие.

Б) по истории и культуре - Д. Г. Редер, Е. А. Черкасова. История древнего мира. Ч. I. М., 1970; Т. В. Блаватская. Греческое общество второго тысячелетия до новой эры и его культура. М., 1976; Е. М. Штаерман. Кризис античной культуры. М., 1975; Л. М. Глускина. Проблемы социально-экономической истории Афин IV в. до н. э. Л., 1975; Т. В. Блаватская, Е. С. Голубцова, А. И. Павловская. Рабство в эллинистических

13 См. А. А. Тахо-Годи. Список печатных работ проф. А. Ф. Лосева // Алексей Федорович Лосев. К 90-летию со дня рождения. Тбилиси, 1983. С. 156-165. С 1967 по 1977 г. А. Ф. Лосевым опубликовано 240 работ.

4 С 1967 по 1977 г. А. А. Тахо-Годи опубликовала 53 работы. См.: Вопросы классической филологии. Выпуск XII. М., 2002. С. 431-434.

государствах в III—I вв. до н. э. М., 1969; А. Кравчук. Закат Птолемеев. М., 1973; Ю. К. Колосовская. Паннония. М., 1973; Историки Рима. Переводы под ред. С. Маркиша. М., 1969; А. И. Не-мировский, А. И. Харсекин. Этруски. Воронеж, 1969; Я. Буркан, Б. Моухова. Загадочные этруски. М., 1970; А. Д. Люблинская. Латинская палеография; и другие.

В) по литературе - Н. А. Чистякова. История античной литературы. 2-е изд. М., 197115; А. А. Тахо-Годи. Античная литература. 2-е изд. М., 1973; С.И. Радциг. История древнегреческой литературы. М., 1977; В. Н. Ярхо, К. П. Полонская. Античная лирика. М., 196916. Р. В. Гордезиани. «Илиада» и вопросы истории и этногенеза населения Эгеиды. Тбилиси, 1970 (на грузинском языке); М. Л. Гаспаров. Античная литературная басня. М., 1971; Его же. Басни Эзопа. Перевод. М., 1968; Т. И. Кузнецова, И. П. Стрельникова. Ораторское искусство в Древнем Риме. М., 1976; Александрийская поэзия. Переводы М. Е. Гра-барь-Пассек. М., 1972; Античные риторики. Под ред. А. А. Тахо-Годи. М., 1978; С. С. Аверинцев. Плутарх и античная биография. М., 1973; Б. П. Михайлов. Витрувий и Эллада. М., 1967.

Г) переводы авторов - Аполлодор. Мифологическая библиотека. Перевод В. Г. Боруховича. Л., 1972; Аристофан. Избранные комедии. Перевод А. Пиотровского. М., 1974; Геродот. История в 9-и книгах. Перевод Г. А. Стратановского. Л., 1972; Еврипид. Трагедии. Перевод И. Анненского. Комментарий В. Ярхо. Т. I - II. М., 1967; Ксенофонт. Киропедия. Перевод Э. Д. Фролова. М., 1976; Феофраст. Характеры. Л., 1974.

Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида. Перевод С. Шервин-ского. М., 1972; Гораций. Сочинения. Перевод М. Гаспарова. М., 1969; Он же. Избранные песни. Перевод К. Конрада. Кишинев, 1971 (на молдавском языке); Овидий. Элегии и малые поэмы. Перевод М. Л. Гаспарова. М., 1973; Гай Светоний Транквилл. Жизнь 12-и цезарей. Перевод М. Л. Гаспарова и Е. М. Штаер-ман. М., 1976; Корнелий Тацит. Сочинения. Перевод А. С. Бо-бовича, Я. М. Боровского и М. Е. Сергеенко. Т. I - II. Л., 1969;

15 С 1967 по 1977 г. автором опубликовано 13 работ. См. ЕПЕТОЛА1. Сборник статей к 80-летию профессора Н. А. Чистяковой. СПб., 2001. С. 10-11.

16 С 1967 по 1977 г. В. Н. Ярхо опубликовал 70 работ. См.: Библиографический указатель по античной литературе и классической филологии. Профессор В. Н. Ярхо. Самарканд, 1989. С. 1-56.

Цицерон. Три трактата об ораторском искусстве. Переводы Ф. А. Петровского, И. П. Стрельниковой, М. Л. Гаспарова. М., 1972; Он же. О старости. О дружбе. Об обязанностях. Переводы В. О. Горенштейна, М. Е. Грабарь-Пассек и С. А. Утченко. М., 1975; С. А. Утченко. Цицерон и его время. М., 1972; и другие.

Д) по языкам - И. М. Тронский. Общее индоевропейское состояние. Л., 1967; Его же. Вопросы языкового развития в античном обществе. Л., 1973; Ю. В. Откупщиков. Из истории индоевропейского словообразования. Л., 196717. И. А. Перель-мутер. Общеиндоевропейский и греческий глагол. Л., 1977; Н. С. Гринбаум. Язык древнегреческой хоровой лирики (Пин-дар). Кишинев, 197318; Н. С. Гринбаум, С. Д. Мисько. Язык и стиль древнегреческих писателей (6-5 вв. до н. э.). Кишинев, 1973; А. Н. Дынников. Народная латынь. М., 1975; Н. Г. Корлэ-тяну. Исследование народной латыни и ее отношений с романскими языками. Кишинев, 1973; Я. И. Порецкий. Элементы латинского словообразования и современные языки. Минск, 1977;и другие.

Е) разное - А. М. Кондратов, В. В. Шеворошкин. Когда молчат письмена. М., 1975; Е. В. Федорова. Латинские надписи. М., 1976; А. Н. Казаманова. Введение в античную нумизматику. М., 1969; И. Ф. Фихман. Оксиринх - город папирусов. М., 1976; Ю. В. Шанин. От эллинов до наших дней. М., 1975. Греческие рукописи. Описание рукописного отдела Библиотеки Академии Наук СССР. Т. V. Сост. И. Н. Лебедева. Л., 1973.

За истекшее десятилетие появились новые учебники древних и, особенно, латинского языка для очного и заочного отделения вузов и методики их обучения. А. Н. Попов, П. М. Шендяпин. Латинский язык для университетов. 5-е изд. М., 1970; Латинский язык. Учебник для университетов. Колл. авторов под ред. А. И. Доватура. Л., 1974; Я. М. Боровский, А. В. Болдырев. Учебник латинского языка для университетов. IV изд. М., 1975;

17 И. М. Тронский опубликовал с 1967 по 1977 г. 15 работ. См. Н. А. Чистякова, В. Н. Ярхо. И. М. Тронский (1897-1970) // Вестник древней истории. 1971, 2. С. 164-166. Ю. В. Откупщиковым опубликовано за этот же период 17 работ. См. Библиография, в книге автора: Opera philologica minora. СПб., 2001. С. 452-455.

18 Н. С. Гринбаум опубликовал за это десятилетие 84 работы. См.: Библиографический указатель в книге автора: «Пиндар: проблема языка». СПб., 2007.

В. И. Мирошенкова, Н. А. Федоров. Учебник латинского языка. М., 1977 (II изд. М., 1995); А. Ч. Козаржевский. Учебник латинского языка для нефилологических гуманитарных университетов. М., 1971; Н. Л. Кацман и др. Учебник латинского языка. М., 1969; М. Э. Кирпичников, Н. Н. Забинкова. Русско-латинский словарь для ботаников. Л., 1977; В. Н. Куприянова, И. М. Унова. Краткий словарь латинских слов, сокращений и выражений. Новосибирск, 1975; А. В. Доровских. Древнегреческий язык. Учебное пособие. Свердловск, 1978.

См. также: С. И. Радциг. Введение в классическую филологию. М., 1975. Н. Л. Кацман. Методика преподавания латинского языка. М., 1979; Г. Г. Козлова. Латинский язык. Грамматический справочник для заочников. М., 1972.

Ряд учебников вышел из печати в союзных республиках: Ю. Ф. Мушак. Латинска мова. Учебник для университетов. Львов, 1964 (на украинском языке); K. Kuzavinis, L. Valkunas. Vox Latina. Учебник латинского языка для IX-XI классов. Kaunas, 1973 (на литовском языке); Н. С. Гринбаум, К. Н. Никова, А. П. Маричук. Лимба латинэ. Кишинев, 1972 (II изд. на молдавском языке); Л. Д. Фрак. Латинский язык. Пособие для студентов-юристов. Душанбе, 1972; Латинский язык. Учебное пособие для студентов-заочников. Кафедра классической филологии КГУ. Кишинев, 1973 (на молдавском языке).

Все эти годы (с 1967 по 1977 гг.) продолжалось обучение филологов-классиков на соответствующих кафедрах Московского, Ленинградского, Киевского, Львовского, Тбилисского и Вильнюсского университетов. В 1965 году была образована кафедра классической филологии при Кишиневском университете. В 1976 г. состоялся выпуск в одноразовом порядке группы классиков для нужд республики.

В начале 70-х гг. при Министерстве высшего образования СССР была образована впервые секция классической филологии в составе Научно-методического Совета по филологическому образованию, ее председателем был назначен А. А. Белецкий. Секция проводила регулярно (1-2 раза в год) свои заседания в разных городах страны. На них обсуждались научные сообщения и намечались пути совершенствования подготовки спе-циалистов-античников. В 1975 году такая встреча классиков состоялась - впервые в истории республики - и в Кишиневском университете. Важным показателем состояния и разработки греко-римской тематики за рассматриваемый период является

наряду с упомянутыми выше опубликованными работами - защищенные нашими классиками докторские и кандидатские диссертации. Они охватывают различные области античности и отличаются стремлением их авторов к углубленному изучению окружавшей древнее общество действительности, проникновению в сложный мир его духовной жизни и происходившие в нем процессы.

II. Докторские диссертации

Предваряет защищенные за период с 1967 по 1977 гг. диссертации исследование Виктора Ноевича Ярхо19. В этой работе автор впервые формирует свой взгляд на Эсхила как на художника, стоящего на рубеже двух культурных эпох - архаики и классики. Открывая в древнегреческой поэзии период классики, Эсхил преодолевает и переосмысляет достижения архаики под углом зрения идеологических вопросов, выдвигаемых афинской демократией. Соответственно, в диссертации две первые главы были посвящены проблеме ответственности и изображению человека в эпосе и лирике. Три следующие - религиозно-нравственным представлениям Эсхила, изображению человека в его трагедиях, их композиционной структуре. Последняя - шестая -папирусным отрывкам его сатировых драм20.

Диссертация Лии Менделеевны Глускиной посвящена истории Аттики IV в. до н. э.21 Социально-экономическая история Греции IV в. до н. э. представляет особый интерес, так как это был период ломки устоев классической полисной системы и вызревания в ее недрах предпосылок для новых отношений, утвердившихся в последующую эллинистическую эпоху. Рассмотренный материал позволил выяснить черты появления переживавшегося Афинским государством кризиса, связанного с усилением удельного веса в хозяйственной и социальной жизни страны ее свободного негражданского населения и с углублением разрыва между государственными и частными

19 Драматургия Эсхила. Автореферат. М., 1964.

20 См. выше: Библиографический указатель ... С. 25-26.

21 Исследования по социально-экономическим отношениям в Аттике IV в. до н.э. Автореферат. Л., 1968.

интересами в тех областях экономики, где они соприкасались и сталкивались22.

Владимир Васильевич Каракулаков посвятил свое докторское исследование творчеству выдающегося деятеля римской науки и культуры I в. до н.э. Варрона, автора знаменитого трактата «De lingua Latina»23. На основании всестороннего анализа собранного материала диссертант пришел к ряду выводов, характеризующих как научную ценность деятельности Варрона, так и его вклад в развитие европейского языкознания. Во-первых, труды Варрона являются ценным источником для ознакомления с предшествующими ему греческими или римскими суждениями о языке и истории латинского языка. Во-вторых, Варрон является систематизатором греческих грамматических учений и вносит сам нередко свои новые суждения во взгляды предшественников. В-третьих, многие из выдвинутых им положений послужили основанием для дальнейшего развития науки о языке и определения его тенденций. Наконец, Варрон внес немалый вклад в формирование римской грамматической терминологии24.

В докторской диссертации Людмилы Ивановны Савельевой с новых позиций рассматривается творчество выдающегося римского комедиографа II в. до н. э. Публия Теренция Афра, представляющее особую ступень в истории античной драмы и сыгравшее важную роль в формировании драмы нового вре-мени25. Полагая, что значение Теренция в истории античной и мировой литературы явно недооценивается, диссертант подвергает обстоятельному анализу его творческий путь на фоне особенностей общественного развития и с учетом мировоззренческих и социальных позиций писателя. На основании сопоставительного сравнения Теренция с Плавтом Л. И. Савельева выявляет своеобразия художественной манеры Теренция и приходит к выводу, что его комедии оказали существенное влияние на формирование эстетических взглядов его времени и выполняли определенный социальный заказ верхушки эллинистического общества. Вместе с тем, его творения благодаря прису-

22 Там же. С. 28.

23 Марк Теренций Варрон и его место в истории языкознания. Автореферат. Л., 1969.

24 Там же. С. 33-34.

25 Творчество П. Теренция Афра. Автореферат. М., 1970.

щим им высоким художественным достоинствам способствовали в определенной степени гуманизации общественных

26

нравов и семейных отношений его времени .

Докторское исследование Рисмага Вениаминовича Гордези-ани посвящено проблеме гомеровского эпоса и в частности его единства и формирования27. Исходя из констатации, что вопрос о единстве Илиады и Одиссеи является на протяжении многих столетий одним из спорных в гомерологии и проследив самым тщательным образом историю его возникновения и многочисленные попытки его разрешения, Р. В. Гордезиани подвергает пристальному анализу весь комплекс становления эпической поэзии и его особенности, сопоставляя композицию и структуру, язык и стиль обеих поэм, интерпретируя т. н. сомнительные части Илиады с одной стороны, и Одиссеи, с другой. Диссертант приходит к основному выводу, что греческий поэт VIII в. до н. э., согласно традиции Гомер, на основе разнообразных источников используя письмо, создает оригинальные по своей поэтике поэмы. Процесс их создания был постепенным. Не исключено, что отдельные части Одиссеи могли быть созданы раньше отдельных частей Илиады. Однако общность плана, структурное единство, единство характеров героев и т. д., указывают на то, что поэт сам проделал окончательную редакцию произведений28.

Наталья Александровна Чистякова рассматривает в своей докторской работе греческую эпиграмматическую поэзию29. Поставив перед собой задачу проанализировать происхождение и основные этапы ее развития, диссертант констатирует, что эта поэтическая литература, возникшая в Греции в VIII в. до н. э. и получившая название «эпиграмма», продолжает до сих пор оставаться малоизученным и в некоторой степени загадочным литературным явлением. Не решен вопрос об ее истоках, жанровой природе, отношении к другим видам поэзии, поэтапном становлении. Предстоит задача дальнейшего изучения эпиграмматической поэзии в ее основных аспектах и восстановления

26 Там же. С. 62.

27 Проблема единства и формирования гомеровского эпоса. Автореферат. Тбилиси, 1974.

28 Там же. С. 54.

29 Греческая эпиграмматическая поэзия VШ-Ш вв. Автореферат. Л., 1974.

исторического пути ее развития. Н. А. Чистякова в ходе анализа фактического материала определяет основные этапы становления эпиграмматической поэзии с VIII по III вв., подвергая подробному рассмотрению каждый из них и выделяя доказательно его общие и специфические аспекты. Творчество представителей жанра изучается на историческом и литературном фоне эпохи. Автор приходит к выводу, что эпиграмматическая поэзия как литературная, так и низовая, входит в литературу как особый жанр лишь в эллинистическую эпоху в связи с происходившими в это время существенными классовыми и политическими, а вслед за ними и идеологическими сдвигами в греческом обществе. Проведенное исследование приводит диссертанта также к заключению, что изучение античной эпиграммы поможет в дальнейшем исследователям вскрыть новые

- пока неизвестные - пласты античной культуры30.

Докторская диссертация Натана Соломоновича Гринбаума связана с проблемой языка хоровой лирики и в частности с языком виднейшего ее представителя - поэта VI-V вв. до н. э. Пиндара31. Ее решение тормозилось на протяжении продолжительного времени рядом обстоятельств и, в частности, пониманием языка хоровой лирики как сугубо искусственного, объяснением ее смешанного диалектного характера умыслом создателей, преувеличением степени влияния гомеровского эпоса на хоровую лирику. Основным компонентом языка Пин-дара признавался одними исследователями дорийский, другими

- гомеровский диалект. В своей работе автор руководствовался следующими общими соображениями: язык хоровой лирики является результатом развития греческой истории; он не выдуман тем или иным поэтом, а отражает объективную реальность; этот язык сложился не в поздней дорийской среде, а в додорийскую эпоху: для решения проблемы языка хоровой лирики необходимо привлечь древнегреческий эпиграфический материал, в том числе - крито-микенские надписи Х^-ХП вв., дешифрованные М. Вентрисом; предстоит, наконец, проследить языковые связи Пиндара с греческой поэзией и прозой для установления как их общих, так и частных особенностей, и прежде всего, как само собой разумеющееся, нужен анализ

30 Там же. С. 35.

31 Язык Пиндара (фонетико-грамматический анализ и проблема диалектно-территориальной базы). Автореферат. М., 1969.

языка самого Пиндара и его отношения к греческим диалектам. В результате проведенной работы диссертант пришел к заключению о несостоятельности тезиса не только о дорийской, но и о гомеровской базе языка Пиндара. Его базой следует признать архаическое греческое койне. Оно состояло из более раннего и менее значительного эолийского и более позднего, основного протоионийского языкового слоя. Этот язык сложился до дорийского вторжения. Возможно, это был язык панахейского или панэллинского единства. Его следы обнаружены Н. С. Грин-баумом в надписях греческого Севера: на о. Лесбосе, в Фессалии, Беотии и Лидийском побережье Малой Азии. Итак, речь идет о северной части материковой Греции. Язык Пин-дара - не плод поэтической выдумки, а отражение реально существовавшей на заре греческой истории диалектно-территориальной среды32.

Исай Михайлович Нахов посвятил свою докторскую диссертацию древнегреческой философии кинизма, рассматривая его как плод исторических и, прежде всего, социальных противоречий и неурядиц греческого общества конца V в. до н. э.33 Он видит свою задачу в углубленном анализе этого -почти не изученного - феномена античности, каким является кинизм и его литература, и намечает рассмотреть три аспекта вопроса: теорию, художественную практику и источники. Автор намерен, собрав воедино весь корпус кинических писателей, проследить, как и в какой степени восприятие кинической идеологии способствовало обострению их социального видения, острой критике действительности с позиций трудящейся бедноты. В первой части диссертации устанавливаются взгляды киников на науку и религию, их политические, этические и литературно-эстетические воззрения. Киники выступали против идеализма Платона и на стороне материализма, выдвигали идею единого бога, лозунг «Назад к природе». Киническая этика выступает против морального кодекса рабовладельцев, она негативна, носит демократический уклон, прославляет честную бедность и трудолюбие. Во второй части диссертации анализируется киническая поэзия, ее расцвет в эпоху эллинизма в лице виднейших представителей жанра. В третьей части работе

32 Там же. С. 29-32.

33 Кинизм в древнегреческой литературе (теория и художественная практика). Автореферат. М., 1971.

«Источники» (Corpus cynicorum), данный как приложение, впервые собрано и переведено на русский язык все, что сохранилось от деятельности киников. Их творчество несло на себе знаки демократического происхождения, что выражалось в прославлении свободы, труда и трудолюбия, честной бедности, справедливости и равенства всех людей. Они призывали жить в гармонии с природой, уважать личность человека и не подавлять ее34.

Наталья Васильевна Вулих избрала темой своей докторской диссертации творчество Овидия и, в частности, поэму «Метаморфозы», предполагая проанализировать проблематику, художественную структуру и поэтику памятника35.

Вводная глава диссертации содержит критический разбор монографий и статей, посвященных наследию поэта. Автор приходит к заключению, что в имеющейся научной литературе, несмотря на все недостатки, заложен фундамент, позволяющий подойти к обобщениям, касающимся проблем идейного содержания и художественной структуры поэмы. В первой главе диссертации анализируются композиция произведения и ее взаимоотношение с главными темами. Поэма делится на две части: мифологический период (до Троянской войны) и исторический период (до века Августа), включая в себя около 250 легенд о превращениях людей в одушевленные и неодушевленные существа. Диссертант выявляет здесь и прослеживает основную тенденцию поэтического замысла: божественному насилию первой части произведения постепенно противопоставляется высокая любовь смертных людей. Во второй главе диссертантом ставится вопрос и сущности концепции превращений, выдвинутой Овидием. Поэт не просто рассказывает занимательные легенды о превращениях, но решает проблему вечной изменчивости человеческого бытия. Глава третья диссертации содержит подробный анализ фольклорных основ «Метаморфоз» и связи поэмы с культурой и искусством века Августа. Подводя итог своему исследованию, Н. В. Вулих отмечает, что целью Овидия было создание некоего «универсального» эпоса, посвященного теме бессмертия. Его интересовало соотношение постоянных и заменяющихся

34 Там же. С. 30.

35 Мировоззрение и художественный стиль Овидия (поэма «Метаморфозы»). Автореферат. Л., 1977.

компонентов в природе, деятельность и судьба людей, их нравственный мир и сфера их чувств. Ломая рамки римской классицистической поэзии (Вергилий, Гораций), Овидий проложил пути римской литературы «серебряного века»36.

III. Кандидатские диссертации

Тематика кандидатских диссертаций по классической филологии, защищенных с 1967 по 1977 годы, разнообразна и охватывает различные области античной действительности.

Две диссертации связаны с дешифровкой крито-микенских надписей XIV-XIII вв. до н.э.

Г. Ф. Полякова посвящает свое исследование структуре пилосского общества37. Глава первая - аграрные отношения в Пилосе - содержит анализ документов серии Е и толкование важнейших терминов - kotona kitimena и kotona kekemena, которые она понимает как 'частновладельческая' и 'общественная' земля. Диссертант обращает особое внимание на социальную группу арендаторов земли teojo doero/ra - рабов / рабынь бога, составляющих довольно широкий слой населения. Г. Ф. Полякова выделяет всего семь групп держателей семейных участков и, в частности, кроме рабов богов, также рабов дворцовой администрации, частных лиц представителей культа (жрецов) и других. Во второй главе рассматриваются таблички серии Cn об организации скотоводства в Пилосе, т. е. о стадах домашних животных, находившихся в аренде у поименно указанных лиц и о системе учета, применяемой в табличках. Глава третья посвящена анализу вопросов государственного устройства Пилоса, деятельности должностных лиц (wa-na-ka, ra-wa-ke-ta, qa-si-re-u и т. д.). В заключении диссертант делает вывод о том, что понятия «дворец» и domos «община» следует признать основными для характеристики социально-политического и государственного устройства Пилоса38.

36 Там же. С. 34.

Социально-политическая структура пилосского общества (по данным линейного письма Б). Автореферат. М., 1969.

38 Там же. С. 23.

С. Я. Шарыпкин подвергает анализу язык крито-микенских надписей и, в частности, его именное склонение39. Первая глава посвящена падежной системе этих древнейших (XIV-XII вв. до н. э.) памятников греческой письменности. Она определяется диссертантом как редуцированная по сравнению с общеиндоевропейским языковым состоянием и как переходный этап к греческому языку I тысячелетия до н. э. Автор выделяет в языке надписей пять падежей: именительный, родительный, дательный - местный, винительный и творительный, особое внимание обращает на вопрос о падежном значении образований на -pi = phi. Три последующие главы посвящены рассмотрению трех главных типов основ (склонений): тематического, атематичес-кого и основ на -a. Привлекается внимание к окончанию -ojo в родительном падеже ед. ч. тематических основ (наряду с окончанием -о). Констатируется, что уже в микенское время ате-матические основы составляли единый тип склонения, противопоставленный двум остальным. В четвертой главе дан анализ склонения основ на -а, в пятой - двойственного числа, в шестой - обобщение всего материала. В заключении диссертант указывает, что, несмотря на глубокую архаичность крито-микенских надписей, именное склонение уже имело основные структурные особенности древнегреческого классического языка.

Завершился синкретизм дательного и местного, а также, по-видимому, родительного и отложительного падежей. Речь идет о развитии падежной системы древнегреческого языка в напавлении его редукции. В микенское время уже сложились парадигмы трех основных типов именного склонения. Обращают на себя внимание формы на -ojo, -a-o, -phi, встречающиеся впоследствии в единичных случаях у некоторых писателей и в

надписях40.

Две кандидатские диссертации анализируют один из аспектов древнегреческого языка, а именно глагольную временную систему перфекта.

И. А. Перельмутер41 посвятил свое исследование историческому сопоставлению его общеиндоевропейской и греческой ста-

39 Именное склонение языка крито-микенских надписей. Автореферат. Л., 1972.

40 Там же. С. 17-19.

41 Проблема общеиндоевропейского и греческого перфекта. Автореферат. Л., 1969.

дий становления. Конкретным объектом изучения диссертантом избран язык гомеровского эпоса. Во вводной главе рассматривается вопрос о формальном строении индоевропейского перфекта и его отличительных признаках: личных окончаниях, огласовке корня и наличии удвоения. Глава первая содержит анализ так называемых перфектных форм в языке Гомера. Речь идет о так называемых интенсивных перфектах типа цецоуа, характерных для глаголов, обозначающих психические состояния и чувственные «восприятия». Автор предполагает, что перфект не был первоначально грамматической формой глагола, а составлял особый лексико-грамматический разряд слов. Со временем он превратился в особую видо-временную глагольную категорию. Во второй главе рассматривается вопрос о происхождении древнегреческого плюсквамперфекта. В третьей главе речь идет об условиях и причинах включения перфекта в систему глагольного спряжения. Исходя из тезиса о первоначальном противопоставлении систем презенса-аориста и перфекта, диссертант - на материале языка Гомера - прослеживает процесс постепенного нивелирования семантического и функционального своеобразия перфекта и все более полного включения этой грамматической категории в состав глагольного спряжения. Перфект превращается в особого рода прошедшее время и вступает в новую оппозицию: презенс - аорист - перфект42.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Автором второй диссертации, посвященной древнегреческому перфекту, является Н. И. Степанов. В отличие от И. А. Пе-рельмутера, его внимание привлекает поздний, а именно после-классический, этап развития этой системы43. Диссертация состоит из введения, пяти глав и заключения. Языковые наблюдения проводятся на материале текстов новоаттической комедии ГУ-Ш вв. до н. э. и в частности, произведений Менандра. В первой главе рассматривается синонимия перфекта и презенса в ее двух аспектах: результативный перфект и квалитативный перфект; во второй главе - синонимия перфекта и аориста. Глава третья содержит анализ стилистического употребления перфекта в нелитературных текстах греко-римского периода (на материале папирусов). В пятой главе автор обсуждает завершение эволюции перфектной системы. В заключении диссер-

42 Там же. С. 19-21.

43 Значение и употребление древнегреческого перфекта в послеклас-сическую эпоху. Автореферат. Л., 1969.

тант подводит итоги проделанной работы и делает ряд интересных наблюдений и обоснованных выводов. Обращение к новоаттической комедии позволяет выявить дополнительные подробности в системе перфекта глагола в ранней греческой койнэ. Проявляются многочисленные случаи системной синонимии перфекта формам настоящего времени. В повествовательных партиях персонажей обнаруживается нередко идентичность перфектных и аористных словоформ. Перфект употребляется авторами Новой комедии чаще всего в описательной форме и нередко служит ее стилистическим приемом. Однако лексическое обособление и семантическая трансформация перфекта, превращающие его в более редкий синоним аориста или презенса, делают его лишним членом синонимического ряда и приводят к постепенному отмиранию перфектных форм44.

Третья диссертация по глагольной системе древнегреческого языка принадлежит М. Н. Славятинской и трактует глагольные основы презенса и аориста на материале гомеровских поэм45. Автор видит цель своей работы в изучении древнейших пластов в семантике обеих основ. Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения. В первой главе рассматривается состояние изучения этого вопроса в настоящее время. Во второй главе анализируется значение и употребление презент-ных и аористных форм у гомеровских глаголов древнейшей морфологической структуры. Глава третья содержит обобщения результатов проведенного анализа и выводы диссертанта относительно семантики презенса и аориста на древнейших этапах развития греческого глагола. М. Н. Славятинская приходит к выводу, что в гомеровском языке основы обоих времен многих глаголов различаются своей семантикой, включающей лексико-морфологическое значение и функциональную - морфологическую и синтаксическую - нагрузку. Последняя часть исследования посвящена детальному анализу и лексической и грамматической оппозиции презенс - аорист, с одной стороны, и функциональной (синтаксической и морфологической) семантики основ презенса и аориста, с другой. Чем к более древнему морфологическому слою, - заключает диссертант, - относятся

44 Там же. С. 13-15.

45 Семантика глагольных основ презенса и аориста в греческом языке древнейшего периода (на материале поэм Гомера «Илиада» и «Одиссея»). М., 1969.

гомеровские глаголы, тем большую роль в употреблении пре-зентных и аористных форм играет не только их лексическое значение, но и их функциональная семантика46.

В ряде кандидатских диссертаций анализируются различные аспекты древнегреческой литературы.

Исследование Н. К. Садыковой посвящено теме цветообоз-начений у Гомера47. Автор ставит перед собой задачу семан-тико-этимологического изучения всех гомеровских цветовых терминов с учетом своеобразного синкретизма эпического мышления, проявляющегося в «предметном», «телесном» и «образном» понимании цвета и смешения цветовых и нецветовых свойств предметов и явлений. В первой главе диссертации рассматриваются цветообозначения, связанные с растительным миром. Они, как выясняется, находятся на самой низкой ступени абстракции, их значения в большинстве случаев уподобительные, редко - качественные и переносные. Вторая глава содержит анализ прилагательных, образованных от названий материалов или предметов. Чаще всего они имеют материально-цветовые значения (237), велика и доля качественных (199), в том числе переносных значений (52). В третьей главе анализируются цветообозначения, связанные со свето-теневыми явлениями. Замечается преобладание абстрактных цветовых значений (196) над нерасчленимыми (129). Разбор самых абстрактных и самых малочисленных цветообозначений дан в главе четвертой. Итог: можно говорить о своеобразии лексико-семантической микросистемы цветообозначений в языке гомеровского эпоса, находящейся на стадии становления и представлявшей основу для развития современной цветовой лексики48.

В. П. Завьялова обращает взор в кандидатской работе на творчество Каллимаха49. Свою задачу автор видит в изучении функционально-стилистического значения тропов в гимнах Каллимаха в соотнесенности с художественными принципами гимнической эпической традиции. Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения. Рассматриваются четыре основных вида тропов: метафора, метонимия, синекдоха и антоно-

46 Там же. С. 17.

47 Цветообозначения у Гомера. Автореферат. М., 1975.

48 Там же. С. 22.

49 Функционально-стилистическое значение тропов в гимнах

Каллимаха. Автореферат. М., 1977.

масия. Каждый троп анализируется в трех аспектах: лексико-семантические группы, структура и функционально-стилистическое значение тропа в микро- и макроконтексте гимнов. В первой главе речь идет об истории «гомеровского» направления в изучении поэтики Каллимаха, гимнической традиции в его поэтике и характеристике художественно-эстетических принципов эпохи эллинизма. Во второй главе рассматриваются лекси-ко-семантические группы, на базе которых поэт строит свои тропы, и их структура. В третьей главе автор решает основную, поставленную перед ним задачу. Подведя ее итоги, он делает ряд заключений. Проведенный анализ показал необходимость изучения всего гимнического цикла как единого целого. Основные выявленные художественно-эстетические принципы творчества Каллимаха едины для всех гимнов. Самой важной и многочисленной группой тропов является антропонимия. В гимнах 1-3-4 преобладают метафоры, в 2-5-6 - метонимия. Удалось установить между тропикой Каллимаха, с одной стороны, и гомеровских гимнов, с другой, как случаи совпадений (метафоры), так и расхождений (метонимии). Анализ тропики Каллимаха и ее основных принципов важен не только для изучения эллинистическо-римской поэзии, но в известном смысле и для поэзии нового времени50.

Внимание Т. Г. Мальчуковой привлекло творчество римского поэта I в. н. э. Лукиллия51. В своей диссертации она прослеживает пути становления и его место в развитии античной скептической эпиграммы. Характерная особенность поэзии автора (130 стихотворений) - ее насмешливость. Во всех эпиграммах изображены комические типы людей с условными именами. Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения. Глава первая посвящена определению жизненного пути поэта и его времени. Лукиллий пишет эпиграммы в середине I в. н.э., когда создают сатирические произведения Сенека, Персий, Петроний, - скептическая эпиграмма возникает в окружении римской сатиры. Во второй главе изучается литературная традиция жанра и, в частности, влияние политической и художественной инвективы в элегическом дистихе эллинистического времени. Комическое у Лукиллия определяется диссертантом скорее как

50 Там же. С. 24-5.

51 Творчество Лукиллия и античная скептическая эпиграмма. Автореферат. Л., 1972.

ирония, в отличие от юмора Менандра и смеха древней комедии. Его основные типы персонажей - представители свободных профессий: грамматики, риторы, астрономы, музыканты и т. д. Третья глава называется «Поэтика Лукиллия». Автор диссертации привлекает внимание к композиционным и стилевым особенностям поэзии Лукиллия: антитетическому построению эпиграмм, лаконизму, широкому использованию гипербол, наличию вульгаризмов, новообразований, необычных словосочетаний. Лукиллий, греческий поэт, впервые придавший эпиграмме сатирическое содержание, был тесно связан с римской литературой и перенес в эпиграмматическую поэзию опыт ее сатиры 2.

Кандидатская диссертация Ю. В. Шанина посвящена античной агонистике53. Ее автор задался целью выяснить, как отразился в древнегреческой поэзии классического периода принцип гармонического развития человека и последовательное изменение гражданского идеала в Элладе. Рассматриваются последовательно вопросы: физическое воспитание и агонистика в жизни эллинов (глава I), агонистические сюжеты древнегреческой мифологии (глава II), отражение ритуальных состязаний в поэмах Гомера (глава III), задачи агонистики как тема древнегреческой поэзии VII-VI вв. до н.э. (глава IV), этические принципы в эпиникиях Пиндара (глава V), и агонистическая «доблесть» Вакхилида (глава VI). Диссертант при их анализе исходит из глубокого убеждения в том, что тема физической закалки, агонов и спортивной доблести в той или иной степени присутствует почти у всех древнегреческих писателей, начиная с Гомера и до поздней античности. Принцип гармонического развития человека, составлявший основу воспитательной системы эллинов классического времени, не будучи единым (спартанская и афинская системы), по-своему воспринимался и трактовался древнегреческими поэтами. В своих произведениях они отражали ведущееся в обществе обсуждение проблемы всестороннего гармонического воспитания и меняющиеся со временем взгляды на роль агонистики и физического воспитания граждан

полиса54.

Объектом изучения нескольких кандидатских диссертаций является латинский язык.

52 Там же. С. 16.

53 Агонистика в древнегреческой поэзии. Автореферат. Киев, 1968.

54 Там же. С.17.

Н. Д. Численко обращается к глагольной префиксации архаической латыни55. На базе литературных памятников этого периода диссертант намерен произвести семантическое изучение предлогов и префиксов в историческом срезе языка. В главе первой сжато определяются основные проблемы и методы исследования сложных глаголов. Вторая глава посвящена обстоятельному рассмотрению основной проблемы, а именно семантики глагольных префиксов. За основу наблюдений в работе принято изучению двух типов их значений - местоположения и направленности. Выделяются шесть основных префиксальных групп, связанных с определенной категорией глаголов. Уточняются особенности их взаимоотношений. Префиксы архаической латыни характеризуются как семантическая система и дается анализ количественных закономерностей их употребления. Методологические и теоретические результаты изучения семантики глагольных префиксов позволили диссертанту углубить понимание системного строения как пространственных, так и динамических их значений .

В диссертации Л. Э. Киселевой ставится вопрос о способах и особенностях выражения футуральности на ранней фазе развития латинского языка57. Делается попытка дать дифференциацию степеней футуральной дистантности, проследить и систематизировать взаимосвязи этих подтипов с различными модальными значениями для определения соотнесенности указанных категорий. Анализируются основные типы футуральности, выраженные доминирующими синтетическими вербальными формами: футурум I, футурум II и футуральным презенсом. Основным источником для этой цели послужили комедии Плавта и Теренция (III-II вв до н. э.). Исследование состоит из введения, трех глав и заключения. Первая глава содержит контекстуальный анализ будущности в формах футурум I с акцентом на случаях, передающих объективное или близкое по семантике будущее. Во второй главе рассматривается связь выбора временных форм с жанром и содержанием литературного произведения. Устанавливается, что в диалогических партиях

55 Глагольная префиксация в архаической латыни (семантический аспект). Автореферат. Л., 1972.

56 Там же. С. 8-9.

57 Способы выражения футуральности в архаической латыни. Автореферат. Л., 1975.

комедий нередко вместо будущего времени автор употребляет настоящее (так называемый футуральный презенс). Глава третья отведена месту и роли футурума II, относительному будущему, предшествующему другому будущему действию. В абсолютном значении оно встречается, главным образом, в независимых предложениях. Диссертант детальным образом изучает и комментирует случаи употребления форм будущего времени в дошедших до нас образцах раннеримской комедии (Плавт, Терен-ций) и приходит к выводу, что основным выразителем идеи футуральности в латинском языке архаического периода следует признать будущее на -ат, -сб и на -Ьо, т. е. футурум I58.

Т. А. Карасева избрала объектом своего кандидатского исследования систему гласных латинского языка59. Оно представляет собой историко-типологическое описание развития системы вокализма начального слога в латыни VI-II вв. до н.э. Главная задача описания - выявить связь фонетических изменений в латинском вокализме с изменениями фонематических отношений. В развитии вокализма доклассической латыни выделяется пять исторических периодов, и диссертант подвергает каждый из них последовательно подробному рассмотрению. На основании сравнительно-исторической реконструкции в архаической латыни VI-V вв. до н. э. восстанавливается система гласных двух типов: одноморные (краткие) и двуморные (долгие и дифтонги). Эта система является исходной для дальнейшего развития. Подсистема одноморных гласных начального слога не изменяется в течение доклассической эпохи, основные преобразования связаны в дальнейшем с двуморной подсистемой. Анализ развития системы латинских гласных в течении VI-II вв. до н. э. показал, что необходимо выделять не только фонетические, но и фонологические изменения вокализма. Основной вывод, к которому пришел диссертант, состоит в том, что фонетические изменения гласных могут сопровождаться изменениями дифференциальных признаков фонем, но и могут не сопровождаться ими и, наконец, могут происходить без фонетических изменений этих гласных60.

58 Там же. С. 21.

59 Изменение фонологической системы гласных в латинском языке доклассической эпохи. Автореферат. М., 1969.

60 Там же. С. 24.

В своей кандидатской диссертации Г. А. Чупина анализирует язык Плавта61. Автор видит свою задачу в изучении средств речевого побуждения, осмыслении тенденций их развития и появления у поэта тех или иных конструкций. Первая глава работы отведена основной побудительной форме - императиву. Выясняется, что в языке Плавта это наклонение обладает четко выраженными формой и значением настоящего и будущего времени действительного залога. Во второй главе диссертации анализу подвергается независимый побудительный конъюнктив, являющийся непременным компонентом синонимического ряда императива. Конъюнктив у Плавта, еще не являясь наклонением придаточных предложений, лишь начинает в них проникать, по мнению диссертанта, через прохибитивы и функционирует в основном в речи запрещения. В заключении диссертант анализирует роль вопросительных предложений, занимающих значительное место в побудительных ситуациях6 .

Кандидатская диссертация А. Г. Ступинской посвящена изучению вопроса о прозаическом ритме у римского писателя I в. н. э. Корнелия Цельса63. Исследование проводится на материале его произведения «De medicina» и преследует целью анализ встречающихся в нем ритмических клаузул. В первой главе рассматривается в историческом аспекте учение и литература о прозаическом ритме, начиная с Аристотеля. Выделяются два основных направления в его трактовке: типологическое и метрическое. Как явствует из главы второй, автор диссертации тяготеет к типологическому методу и выделяет восемь основных клаузульных форм, которые использует Цельс для достижения ритмичности своей прозы, а именно: дитрохе-

ическая (- и - и), диспондеическая (---и), т. н. - и--и,

антиспастическая (и--и), дикретиновая (-и--и и),

дохмическая (и — и и), т. н. - и - и и клаузула и, наконец, героическая (-ии - и). Как показали соответствующие подсчеты диссертанта, из общего числа 6450 наиболее употребительными являются: 3-я (997 клаузул) и 5-ая (452). Диссертант приходит к заключению, что применение легких или

61 Средства выражения побудительности в языке Плавта. Автореферат. Л., 1977.

62 Там же. С. 20.

63 Ритмические клаузулы А. Корнелия Цельса (на материале произведения «De medicina»). Автореферат. Львов, 1970.

тяжелых клаузул у Цельса в значительной степени определяется

64

грамматическим ударением слов .

Методика обучения латинскому языку в языковых вузах рассматривается в кандидатской диссертации Н. Л. Кацман65. Теоретические и практические результаты исследования подведены самим автором. Обоснован прикладной характер курса латинского языка в языковых вузах. Уточнены и проанализированы цели обучения. Показано, как и на каком конкретном материале они могут быть реализованы. Определены единицы отбора, установлены критерии отбора языкового материала по всем аспектам языка. Отобран лексический минимум и определен потенциальный словарь, предложенный для обучающихся. Разработана система упражнений с использованием технических средств (магнитофона и обучающих машин). Создана система учебных пособий для студентов языковых вузов66.

Подводя итог деятельности наших филологов-классиков за период десятилетия - с 1967 по 1977 годы - следует отметить их значительные успехи в исследовании греко-римской античности. Участились научные встречи в различных центрах страны, вышли из печати многочисленные труды и сборники докладов, были осуществлены переводы произведений античных авторов, появился ряд учебников по латинскому языку, защищены серьезные докторские и кандидатские диссертации.

Оценивая их проблематику, нужно указать на широкий охват исследованного материала, включающего в себя почти все области науки об античности, - ее историю, культуру, философию, литературу и особенно такие сферы, как греческий и латинский языки. Необходимо заметить, что особо пристальное внимание ученых привлекли вопросы, относящиеся к различным аспектам древнегреческого мира. Не исключено, что усилению интереса к греческой тематике способствовали новейшие научные открытия, в том числе и дешифровка крито-микенских надписей.

Попытаюсь обобщить собранный выше материал.

Литературоведческие исследования наших классиков за истекший период отличает широкий историко-диалектический

64 Там же. С. 21.

65 Теоретическое обоснование учебных пособий по латинскому языку с использованием технических средств. Автореферат. М., 1975.

66 Там же. С. 32.

подход к явлениям, стремление охватить творчество писателя в целом, его неразрывную связь с античным рабовладельческим обществом, классовыми и политическими явлениями современной ему жизни. В этой связи следует отметить работы В. Н. Яр-хо, посвященные творчеству великих греческих драматургов -Эсхила, Софокла, Еврипида и Аристофана. Его внимание привлекает, прежде всего, образ античного человека, сложный внутренний мир переживаний гражданина полиса, отражающий его деятельность и обусловленный происходящими в ней процессами. Л. И. Савельева, рассматривая с новых позиций творчество выдающегося римского комедиографа Теренция в сопоставлении с Плавтом, выявляет своеобразие его художественной манеры и приходит к заключению, что произведения первого из них сыграли важную роль в формировании эстетических взглядов того времени и выполнили определенный социальный заказ верхушки эллинистического общества.

Р. В. Гордезнини изучил вопрос о единстве и формировании гомеровского эпоса и пришел к интересному выводу, что поэмы возникали постепенно, так что отдельные части «Одиссеи» могли быть созданы раньше отдельных частей «Илиады». Однако общность плана, структурное единство характеров героев указывает на то, что проделал окончательную редакцию цельных произведений.

Греческая эпиграмматическая поэзия УШ-Ш вв. до н.э. привлекла внимание Н. А. Чистяковой. Опыт анализа ее происхождения и основных этапов развития доказывает, что эпиграммы сочинялись в Греции с давних времен, однако только в эллинистическую эпоху они входят в литературу как особый жанр с самым разнообразным содержанием, обусловленным изменениями в идеологии греческого общества.

Впервые за многие годы к изучению творчества Овидия обращается Н. В. Вулих. Ее интерес привлекает его поэма «Метаморфозы» в ракурсе мировоззрения и художественного стиля поэта. В отличие от своих западных коллег, она рассматривает произведение Овидия в тесной связи с социально-политической ситуацией Рима конца I в. до н.э. с его идейными и культурными запросами.

Из других рассмотренных выше литературоведческих работ заслуживают упоминания исследования: И. К. Садыковой - о цветообозначениях у Гомера, В. П. Завьяловой - о творчестве Каллимаха, Т. Г. Мальчуковой - об эпиграммах Лукиллия, А. Г. Ступинской - о ритмах в прозе Цельса.

Языковедческая тематика обогатилась рядом новых исследований, в том числе связанных с изучением дешифрованных М. Вентрисом крито-микенских надписей XIV-XII вв. до н.э. Заслуживают внимания работы Г. Ф. Поляковой, анализирующей аграрную и социальную терминологию древнейших греческих письменных текстов и пытающейся восстановить структуру микенского общества. Представляет интерес исследование С. Я. Шарыпкиным именного склонения языка памятников и высказанные им впервые соображения об истории и особенностях развития древнегреческой падежной системы. Свой вклад в изучение древнегреческого языка вносит М. Н. Сла-вятинская, исследуя его глагольную структуру в спектре сопоставления временных форм презенса и аориста в языке Гомера. Оригинальность суждений привлекает к себе исследование И. А. Перельмутера, избравшего объектом изучения роль перфекта в глагольном строении древнегреческого языка на раннем этапе развития, а также работы Н. И. Степанова, изучившего место и назначение перфекта в послеклассическую эпоху.

Среди крупных языковедческих диссертаций по древним языкам надлежало бы выделить две: одну - по греческому, а другую - по латинскому языку.

Первая принадлежит автору настоящего обзора и посвящена проблеме языка древнегреческой хоровой лирики на материале Пиндара.

Автором второй является В. В. Каракулаков, исследовавший историю латинского языка на материале Варрона.

Н. С. Гринбаум67 выдвинул и пытался, основываясь на базе анализа литературных и эпиграфических свидетельств, отстоять тезис о диалектной основе языка хоровой лирики как отражения исторически сложившейся в древнейшей Греции диалектно-территориальной реальности, а именно протоионийско-эолического наддиалекта, своеобразность койнэ материковой архаической Эллады, в то время как преобладающее большинство исследователей считает основой хоровой лирики и, в частности, Пиндара искусственно обработанный эпический диалект.

В. В. Каракулакову удалось на основании скрупулезного исследования творчества Варрона и, в частности, его труда «De Lingua Latina» доказать не замеченную раньше учеными боль-

67 См. цит. соч., с. 68.

шую ценность его наследия для изучения истории латинского языка, систематизации греческих грамматических учений и формирования системы грамматических терминов латинского языка.

Подводя окончательный итог деятельности наших филологов-классиков за десятилетие с 1967 по 1977 годы, нельзя не признать, что это был бурный период в истории науки об античности в России и серьезный шаг в разработке ее проблематики. Можно, пожалуй, присоединиться к высказанной в год окончания этого десятилетия его оценке, данной А. А. Тахо-Годи: «Возрождение классической филологии».

Следует в заключение обратить внимание на то существенное обстоятельство, что в данный обзор осталась невключенной масштабная научно-исследовательская и педагогическая деятельность кафедр классической филологии вузов страны за обозреваемое десятилетие.

Справочная литература

Тронский И. М. Лингвистическое изучение древнегреческого языка в России (до 1917 г.) // Acta antiqua Academiae scientiarum Ungaricae. Tomus XV. Fasc. 1-4. Budapest, 1967. P. 1-26. Вейсман А. Д. Успехи изучения греческого языка и литературы в России за последнее двадцатилетие // Русский Вестник, 1880. № 4. С. 439-466.

Прозоров П. Систематический указатель книг и статей по греческой филологии, напечатанных в России с XVII столетия по 1892 год на русском и иностранных языках. С прибавлением за 1893, 1894 и 1895 годы. СПб., 1898 (ср. дополнение А. И. Малеина в «Филологическом обозрении». Т. XV (1898), Крит. и библ. С. 4856, и П. Н. Черняева в «Гимназии», 1899. №1. С. 1-10. Малеин А. И. Классическая филология (в статье «Россия» в «Энциклопедическом словаре «Брокгауза-Ефрона». Т. 28, 1899. С. 813-816.

Воронков А. И. Древняя Греция и Древний Рим. Библиографический

указатель изданий, вышедших в СССР (1885-1959). М., 1961. Тронский И. М. Классические языки // Советское языкознание за 50

лет. М., 1967. С. 143-157. Тахо-Годи А. А. Возрождение классической филологии // Вестник

Московского университета. Филология. М., 1977. № 5. С. 68-70. Советская наука об античных авторах (1960-1975). Издание и исследование. Справочник. Составитель И. Е. Борщ. М., 1980.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.