Научная статья на тему 'Из истории договорных отношений крестьян тульской губернии во второй половине XIX века'

Из истории договорных отношений крестьян тульской губернии во второй половине XIX века Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
159
16
Поделиться
Ключевые слова
КРЕСТЬЯНЕ / ДОГОВОР / ОБЯЗАТЕЛЬСТВО / ОБЫЧАЙ / ЗАКОН

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Скрябин И. В.

Посвящена истории договорных отношении в крестьянской среде пореформенной России. Имущественные отношения и договорные обязательства крестьян регулировались бытовавшими в это время нормами обычного права. Показано, что обычай закреплял принцип обязательности выполнения договора, а крестьянскийменталитет не допускал невыполнения сделки. Напримере договора о найме в тульской деревне установлено, что наниматели часто отступали не только от закона, но и от обычая.

FROM THE HISTORY OF AGREEMENT RELATIONSHIP AMONG THE PEASANTS OF TULA REGION IN THE SECOND PART OF XIX CENTURY

The article is devoted to the history of agreement relationship among the Russian peasants in post reformed Russia. Property relations and agreement obligations were regulated by the norms of common law being actual to those times. It is shown in the article that the principle of obligatory execution of the agreement was secured by the Russian customs and traditions. Besides, the Russian peasant’s mind didn’t allow to fail the agreement. We are considering the example of rent agreement in Tula village which shows us that often employers broke not only laws of those times, but the customs as well.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Из истории договорных отношений крестьян тульской губернии во второй половине XIX века»

УДК 347.73 (190)

И.В.Скрябин, аспирант, (4872) 70-02-24; skryabin@mail.ru (Россия, Тула, ТГПУ им. Л.Н.Толстого)

ИЗ ИСТОРИИ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ КРЕСТЬЯН ТУЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

Посвящена истории договорных отношении в крестьянской среде пореформенной России. Имущественные отношения и договорные обязательства крестьян регулировались бытовавшими в это время нормами обычного права. Показано, что обычаи закреплял принцип обязательности выполнения договора, а крестьянскийменталитет не допускал невыполнения сделки. Напримере договора о найме в тульской деревне установлено, что наниматели часто отступали не только от закона, но и от обычая.

Ключевые слова:крестьяне, договор, обязательство, обычай, закон.

В пореформенное время в своей повседневной жизни крестьяне, как бедные, так и зажиточные, круглый год вступали в различные имущественные отношения, и прежде всего договорные. Наиболее часто в пореформенной деревне заключались сделки купли-продажи, займа, ссуды, дарения, но самым распространенным был договор найма на различные сельскохозяйственные работы. По известным причинам одни крестьянские семьи обеднели и стремились продать свою рабочую силу, а другие стали зажиточными и не могли без найма батраков и поденщиков вести свое хозяйство.

Историки четко фиксируют наличие в России во второй половине XIX в. двух типов права - права государственного и права обычного, которое было распространено наиболее широко в деревенской среде, особенно в области имущественных отношений. Население деревни издавна использовало исторически сложившиеся юридические обычаи, а в ходе реализации крестьянской, а затем и судебной реформ в 60-х гг. XIX в. крестьянский обычай был официально признан источником права. Отныне селянам дозволялось руководствоваться своими обычаями при разрешении определенных категорий дел, а споры и тяжбы между ними (до 100 рублей) подлежали рассмотрению особым волостным судом. Гражданское право в силу многочисленных ограничений, а также в силу представлений крестьян не получило в деревне значительного развития. Обычно правовое регулирование обязательственных отношений осуществлялось в самых простых формах. Тем не менее, народным правовым обычаям были не чужды общие понятия об обязательствах.

Исследователями обычного права иногда высказывались мнения, что по народным воззрениям исполнение договора считалось обязательным лишь в том случае, если оно было выгодно самому исполнителю, и нерушимость договора не входила в круг твердых убеждений крестьян. Действительно, иногда волостные суды освобождали контрагентов от такой обязанности при невозможности или затруднительности исполнения договора. В этом случае потерпевшей стороне обычно возвращался задаток либо возмещались понесенные убытки. Но чаще суды прибегали к изменению обязательства путем предоставления должнику отсрочек. В этом проявлялась основная цель народной юстиции - справедливое урегулирование возникавших спорных ситуаций. Выносились такие решения, как правило, при наличии уважительных причин неисполнения (болезнь, бедность). К неосновательному же нарушению договора, обнаруживавшему недобросовестность контрагента, волостные суды относились очень строго. В этом случае неисполнение обязательства, а особенно по договору найма 1886 г., рассматривалось как уголовное нарушение, и виновная сторона подвергалась штрафу или наказанию розгами (до 25 ударов). Следовательно, нельзя утверждать, что исполнение договора не являлось обязательным в крестьянской среде. Об ответственности селян свидетельствуют пословицы, бытовавшие в народе и отражавшие правовые воззрения крестьянства: «Слово - закон: держись за него, как за кол»; «Договор дороже денег»; «Долг платежом красен, а займы отдачею» [1, с. 128].

Как показывают различные материалы по Тульской губернии, и прежде всего договоры с крестьянами, сохранившиеся в фондах волостных правлений областного архива, в большинстве своем крестьяне строго выполняли взятые на себя обязательства. Любое нарушение условий договора портило репутацию. Жители тульской деревни считали, что неисполнение обещания - большой грех и стыд. Обманщику никто потом не поверит. В ходу было множество пословиц о твердом слове: «Мое слово золото»; «Не давши слово, крепись, а давши □ держись». В договорах указывались, как правило, даты начала выполнения работ или услуг, а также сроки оплаты. Обычно сроки оплаты связывали с религиозными праздниками. «Дождись Стефана (28 декабря) - станешь паном», □ говорили сердобольные люди тем батракам, кто не имел своего хозяйства и работал у соседей. Если к назначенному сроку крестьянин не мог явиться на работу или оплатить долг, то за неделю до истечения срока надо было об этом заявить. Если он этого не делал, то его приглашали на сход, а если и после этого нарушитель бездействовал, то пострадавшая сторона обращалась в волостной суд с требованием взыскать штраф за «бесчестье». Данное

понятие государственный закон не знал, но оно было распространено в деревне.

Обращает на себя внимание при анализе тульских договоров о найме тот факт, что работники упорно стремились уклоняться от заключения письменных форм договоров, а наниматели прилагали все усилия, чтобы их навязать.

Исключительно редко встречаются повторные договоры. Интересно, что некоторым батракам навязывали договор только тогда, когда они уже проработали у хозяина несколько месяцев.

Работников больше устраивали устные договоры. Объясняется это тем, что селяне, подписавшие письменное соглашение, попадали в тяжелые условия. На них накладывались различные обязанности и запреты, устанавливалась ответственность за их использование; расторгать же договор запрещалось. Имея письменный договор, наниматель мог привлечь работников к судебной ответственности.

При устном договоре сделать это было сложнее, так как нужны были свидетели для суда. Безусловно, на количество договоров в устной форме влияла и неграмотность сельского населения. В письменную форму всегда облекались сделки, в которых речь шла о сдаче земли в аренду или очень крупных покупках, а также договоры со злостными неплательщиками и малоизвестными в селе людьми.

В крестьянских понятиях существовали требования, которые предъявлялись к участникам договоров. Так, участниками обязательных отношений не могли быть несовершеннолетние, их интересы представляли родители или опекуны. Независимо от возраста совершать сделки, в которых выражалось право распоряжения имуществом, мог лишь домохозяин [2, с. 9]. Если детей отдавали в работники, то их родители оговаривали условия и сами получали за них оплату, а при необходимости несли ответственность рублем за причиненные несовершеннолетними убытки [3].

Заключение сделки традиционно сопровождалось определенным ритуалом, который включал в себя: рукобитье, молитву, выпивку. Крестьяне свидетельствовали, что дела велись долго, по неделе и более, обсуждались до мельчайших деталей, без спешки. По обычаю, заключив договор, стороны ударяли по рукам и молились, произнося при этом: «В добрый час! Дай Бог!». Существовал обычай «разбивания рук» третьим лицом. Все эти символические действия завершались совместной выпивкой. «Уговорец - делу родной братец», □ подчеркивали крестьяне в таких случаях [1, с. 128].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Теперь обратимся к наиболее распространенным в деревне сделкам. Почти ни одна крестьянская семья не обходилась без договора купли-продажи. В деревне считали: «За что деньги отдал - силком не отнимут». При покупке той или иной вещи селяне, в силу своей

психологии, придирчиво присматривались, всячески прикидывали и оценивали товар и затем упорно торговались. Если обе стороны достигали соглашения о цене, то покупатель вносил задаток. Если от сделки отказывался покупатель, то задаток оставался у другой стороны. В случае, когда продавец, взяв задаток, уклонялся от продажи товара по договорной цене, с него взыскивали двойной задаток.

Обмен недвижимого имущества встречался в деревне намного реже. В основном предметом обмена являлись лошади. Хороших лошадей выменивали на ярмарках и базарах, а обычных у себя в селах. Такая мена происходила как с различной доплатой деньгами одной из сторон сделки, так и без всякой придачи. При этом иногда писали расписку, как при покупке лошадей.

Частым делом в деревне были займы зерна до нового урожая. Зерно одалживали и для посева, и для пропитания. За исключением местных кулаков-богатеев односельчане давали хлеб в долг нуждающимся без процентов. Местные ссуды зерном принято было предоставлять не только без процентов, но и без срока, с условием уплаты при первой возможности. К хлебу отношение было особое, а деньги же ссужали чаще на определенный срок. Торговцы отпускали беднякам ссуды под залог имущества: овчин, холста и прочего. Практиковались и отдача долга работой.

В отношении денежных займов крестьянские корреспонденты сообщали, что, если заём делался на необходимые хозяйственные потребности, то крестьяне дают деньги друг другу в долг на срок и без срока - всегда без процентов. Если же занимали для предприятия (промышленного или торгового) и большую сумму, то в этом случае брали проценты и оформляли распиской. Это различие явно свидетельствует о подходе к сделке с нравственных позиций. Иногда и крупные суммы «верили на слово». Словесные обязательства по займам учитывались и крестьянским судом, с привлечением свидетельских показаний [4, с. 325].

Как отмечалось выше, наём работников на сельскохозяйственные работы в пореформенной деревне являлся самым распространенным явлением. Сроки найма были различные, чаще всего богатый сосед нанимал на месяц и поденно, реже на год или на лето. На лето нанимали пастухов, с которыми обязательно, по обычаю, заключали договор. Хороший пастух в это время «в цене был», слывя человеком солидным и уважаемым. А в подпаски деревенские хозяйки по традиции с удовольствием отдавали своих подрастающих сыновей, говоря при этом: «В пастухи наймешься - вся деревня в долгу»

[5, с. 522].

Обычный порядок найма был описан исследователем В. Бондаренко. «Когда обе стороны, сошедшись вместе, сговорятся в условиях, то бьют

друг друга по рукам, затем снимают шапки, крестятся и идут к новому хозяину; там последний дает в задаток рубль или два, и все пьют магарычи. Водка покупается пополам с хозяином и батраком по пословице: «С одного вола двух шкур не дерут». С этого момента договор считается заключенным» [6, с. 41].

У нанимателей было мало обязанностей. При найме работника хозяин по обычаю обязан был обращаться с крестьянином должным образом, т. е. выплачивать заработанные деньги, обеспечить нормальное жилье, не придираться, не оскорблять и не бить. В противном случае работник мог не выполнять договор. Работники же на себя брали множество обязанностей.

В сохранившихся письменных договорах тульских крестьян представлены следующие обязанности: «беспрекословно и усердно исполнять всякого рода сельскохозяйственные работы», «вести себя честно и трезво, почтительно по отношению к владельцу имения и его доверенным лицам», «со всяким хозяйским имуществом обращаться бережно, благоразумно, дабы не причинить по небрежности... или умышленности убытки владельцу», «отлучаться самовольно с работы или принимать на себя исполнение сторонних работ нельзя», «за проболевшие дни обязан отслужить», «работать честно, тихо, ни от каких работ не отказываться» [3].

Закон о найме на сельскохозяйственные работы 1886 г. представлял право производить вычеты из заработанных денег батраков и поденщиков даже по таким поводам, которые не имели ничего общего с областью имущественных отношений. Самым распространенным был штраф за порчу или утрату имущества владельца, плохую работу, неосторожное обращение с огнем, а самое суровое штрафование было за прогул.

Договоры свидетельствуют, что очень широко местные предприниматели практиковали право штрафования. Система штрафов открывала широкий простор для злоупотреблений со стороны нанимателей. На протяжении многих десятилетий штраф в губерниях устанавливался «по усмотрению хозяина». Следовательно, богатые мужики отступали при найме не только от закона, но и от местных обычаев.

Мы имеем возможность остановиться и на питании нанятых крестьян. По государственному закону 1886 г. продовольствие работников должно быть хорошего качества и соответствовать по составу и количеству пище, употребляемой по местным обычаям в крестьянских семьях среднего достатка.

Однако статьи «Положения о найме» 1886 г. местные наниматели игнорировали. Исследование содержащихся в текстах договоров пайков

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

рабочих показывали, что ни по составу, ни по качеству пищи они не соответствовали закону, а часто и обычаю.

Продуктов выдавалось всего несколько наименований и в недостаточных количествах. Главной составной частью пищи являлся ржаной хлеб: его получали в среднем по 2 пуда в месяц на одного работника. Примерно в таком же количестве выдавались картошка и капуста.

Плохо обстояло дело с выдачей мясных и молочных продуктов. Мясная пища (солонина) была редкостью для работников. Примерно 2 фунта мяса или сала надо было растянуть на месяц. Кроме названных продуктов, в договорах еще встречается пшенная крупа (15 фунтов), конопляное масло (2 фунта) и соль (2П3 фунта). Овощи и молоко совершенно отсутствовали в рационе рабочих.

Из названных пяти-шести продуктов вряд ли можно приготовить разнообразную пищу, поэтому изо дня в день на столе работников появлялись картошка, хлеб и пустые щи. При тяжелой работе в рационе батраков явно не хватало белков и жиров. Однако и растительная пища давалась не в избытке. Куски хлеба и картофель часто шли на счет. Работники ежедневно вставали из-за стола голодными.

Стремясь уменьшить издержки производства и удешевить себестоимость продуктов, хозяева данного региона до минимума урезали расходы на содержание рабочих и отступали и от закона, и от обычая. Это в первую очередь отражалось на качестве пищи.

В договорах о найме качество продуктов не оговаривалось. Обычно встречается запись: «довольствоваться харчами, какие будут установлены в экономии» или «пища, которая прочим рабочим». Это означает, что владелец вопрос о качестве продуктов мог решать как угодно, по своему усмотрению.

Особенно плох был хлеб. Чтобы хлеба ели меньше, его пекли через 2Ш3 недели и на стол подавали черствым или почти засохшим. О хозяйском хлебе батраки грустно шутили: «Откусишь □ гребенка, посадишь - перепелка, сидит, не летит».

Подведем итоги. Государственные законы, наделяя обычное право правоспособностью, например, в виде разрешения руководствоваться местными обычаями, в целом оставляли обычное право за чертой официального применения. Тем не менее, этот тип права господствовал на селе, неофициальные отношения преобладали над официальными. Имущественные отношения крестьянского двора и договорные обязательства регулировались бытовавшими в селе нормами обычного права. Обычай закреплял принцип обязательности договора, что выражалось в детальной регламентации системы средств обеспечения обязательств, а также мер юридической ответственности за их нарушение. Правовые воззрения крестьян не допускали невыполнение

договора.

На примере договоров найма на сельские работы в Тульской губернии мы в то же время увидели, что наниматели часто отступали не только от закона, но и от обычая.

Список литературы

1. Даль В.И. Пословицы и поговорки русского народа: в 2 т.

М.: Худож. лит., 1984. Т. 1.

2. Барыков Ф. Ф. Обычаи наследования у государственных крестьян. СПб., 1862. С. 9.

3. Государственный архив Тульской области (ГАТО). Ф. 264. Оп. 1. Д. 174; Ф. 536. Оп. 1. Д. 5.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Громыко М. М., Буганов А. В. О воззрениях русского народа. М.: Паломникъ, 2007. 541 с.

5. Русский народный календарь. Обычаи, поверья, приметы на каждый день / сост. О. В. Третьякова, Н. В. Тверитинова. М.: Метафора, 2007. С. 522.

6. Бондаренко В. Очерки Кирсановского уезда Тамбовской губернии // Этнографическое обозрение. 1890. № 6 -7. С. 41.

Skryabin I. V.

FROM THE HISTORY OF AGREEMENT RELATIONSHIP AMONG THE PEASANTS OF TULA REGION IN THE SECOND PART OF XIX CENTURY

The article is devoted to the history of agreement relationship among the Russian peasants in post reformed Russia. Property relations and agreement obligations were regulated by the norms of common law being actual to those times. It is shown in the article that the principle of obligatory execution of the agreement was secured by the Russian customs and traditions. Besides, the Russian peasant’s mind didn’t allow to fail the agreement. We are considering the example of rent agreement in Tula village which shows us that often employers broke not only laws of those times, but the customs as well. Key words: peasants; agreement; obligation; custom; law.

Получено 30.10.2011 г.