Научная статья на тему 'Итоги и задачи селекции облепихи в Сибири на современном этапе'

Итоги и задачи селекции облепихи в Сибири на современном этапе Текст научной статьи по специальности «Сельское хозяйство, лесное хозяйство, рыбное хозяйство»

CC BY
329
57
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ОБЛЕПИХА / НАПРАВЛЕНИЯ СЕЛЕКЦИИ / СЛАДКОПЛОДНОСТЬ / СРОКИ УБОРКИ / МЕХАНИЗИРОВАННАЯ УБОРКА / БИОХИМИЧЕСКИЙ СОСТАВ / УСТОЙЧИВОСТЬ / SEA-BUCKTHORN / LINES OF BREEDING WORK / SWEET-FRUITINESS / PERIOD OF HARVESTING / MECHANIZED HARVESTING / BIOCHEMISTRY COMPOSITION / RESISTANCE

Аннотация научной статьи по сельскому хозяйству, лесному хозяйству, рыбному хозяйству, автор научной работы — Зубарев Ю. А.

Проанализированы достижения и обоснованы ключевые направления селекционной работы по облепихе в НИИ садоводства Сибири имени М.А. Лисавенко на современном этапе. Расставлены акценты на создание урожайных, высокотехнологичных сортов, с устойчивостью к неблагоприятным факторам среды, на фоне высокого накопления определенного набора биологически активных веществ

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Total and objects of sea-buckthorn breeding in Siberia at the modern stage

The achievements are analyzed and the key lines of breeding works are substantiated in the Lisavenko research institute of horticulture for Siberia at the modern stage. The key points to the creation of fruitful, high-technology sorts with resistance to unfavorable environment condition against a background of high accumulation of a certain bioactive compounds collection are highlighted.

Текст научной работы на тему «Итоги и задачи селекции облепихи в Сибири на современном этапе»

О.В. Пошелюжина с 1997 г. работала с ранневесенними луковичными культурами и однолетниками, а с 2005 г. стала заниматься малораспространёнными многолетниками, коллекцию которых она увеличила в 3 раза (до 365 видов и сортов). О.В. Пошелюжина установила, что в условиях Алтайского края 44 вида и сорта многолетников способны завязывать семена. Их семенная продуктивность варьирует от 0,00025 до 22,18 г, урожай семян — от 0,03 до 295,04 г, масса 1000 семян — от 0,069 до 15,095 г, всхожесть — от 5 до 95 %.

Более 20 лет в Отделе горного садоводства в Горно-Алтайске проработала М.П. Бурая. Она объездила все ботанические сады России и ближнего зарубежья, собрала более 800 сортов флокса, пиона, ириса, астильбы, нарцисса и других цветочных культур. Разработала элементы технологий выращивания лилии тибетской, пиона, астильбы, нарцисса для низкогорной зоны Алтайского края (ныне Республика Алтай). Сейчас научная работа с декоративными культурами в Горно-Алтайске не ведется, но из питомников ежегодно выходит до 180 тыс. саженцев древесных и травянистых декоративных растений.

Коллекции древесных и травянистых растений НИИСС им. М А Лисавенко внесены в список ботанических садов России под названием «Дендрологический сад НИИ садоводства Сибири им. М.А. Лисавенко», который входит в состав Российской ассоциации ботанических садов и участвует международной кооперации по обмену семян. Дендрарий — это музей под открытым небом. Ежегодно его посещают бсшее 30 тыс. человек. На сегодняшний день генофонд декоративных деревьев и кустарников состоит из 44 семейств, 118 родов, 622 видов, 659 культиваров (в том числе 83 сорта

сирени, 30 чубушников, 187 роз). В коллекции собраны растения Дальнего Востока (190 видов и разновидностей), средней и северной полосы европейской части России (55), юга европейской части России (55), Средней Азии и Казахстана (42), Западной Сибири (90), Восточной Сибири (35), Северной Америки (190), западной Европы и Средиземноморья (33), Японии, Кореи, Китая (100). Коллекция травянистых многолетников состоит из 1319 сортов и видов. В 2006-2010 гг. ведется изучение 552 видов травянистых растений, а также 41 вида и 66 культиваров древесных культур.

Разработан местный озеленительный ассортимент, включающий 226 видов и культиваров, среди которых 60 видов флоры Алтая, 62 — флоры Дальнего Востока, 34 — Северной Америки, 27 — европейской территории России. Растения Японии, Китая, Средней Азии, Южной Европы не зимостойки и представлены в ассортименте единичными экземплярами. Все рекомендуемые виды разделены на 3 группы в зависимости от степени приспособленности в отдельных подзонах (основная, дополнительная и ограниченного пользования) , в пределах которых выделены экологические подгруппы в соответствии с природными условиями подзоны. Травянистых многолетников рекомендовано 224 вида и более 100 сортов. Создано 52 сорта алтайской селекции. Набор перспективных сортов каждые

10...20 лет обновляется на 50...70 %.

Работа по привлечению и испытанию новых высокодекоративных видов и сортов, приспособленных к местным климатическим условиям, продолжается постоянно. Создание устойчивых сортов не только расширяет круг используемых растений, но и повышает биоразнообразие региональной флоры.

PEOPLE - CREATORS OF DECORATIVE HORTICULTURE IN ALTAI TERRITORY Z. V. Dolganova

Summary. They began to be occupied with decorative horticulture in the Altai since 1937 on the initiative of M.A. Lisavenko, Z.l. Luchnik, I.V. Vereshhagina. 44 families, 118 genera, 622 species, 472 cultivars (including 83 lilac cultivars, 30 mock oranges, 187 roses) of woody plants, 1319 herbaceous rhizomatous and bulbous cultivars and species are remained over area 14 hectare. In the recent decades expansion and renovation of gene pool are conducted, enlightenment work is accomplished, 41 cultivars of 6 cultures (lilac, peony, iris, primula, day-lily, lily) and hybrid fund of more than 50 thousand seedlings are created.

Key words: introduction, breeding, seed-growing, woody and herbaceous plants

УДК: 634.74: 631. 527

ИТОГИ И ЗАДАЧИ СЕЛЕКЦИИ ОБЛЕПИХИ В СИБИРИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

ЮЛ. ЗУБАРЕВ, кандидат сельскохозяйственных наук, заместитель директора по научной работе НИИ садоводства Сибири имени МЛ. Лисавенко E-mail: niilisavenko@hotbox.ru

Резюме. Проанализированы достижения и обоснованы ключевые направления селекционной работы по облепихе в НИИ садоводства Сибири имени М.А. Лиса-

венко на современном этапе. Расставлены акценты на создание урожайных, высокотехнологичных сортов, с устойчивостью к неблагоприятным факторам среды, на фоне высокого накопления определенного набора биологически активных веществ.

Ключевые слова: облепиха, направления селекции, сладкоплодность, сроки уборки, механизированная уборка, биохимический состав, устойчивость.

В структуре садовых насаждений Алтайского края доминирующие позиции занимает облепиха. На ее долю приходится около 80 % всех плантаций, а ежегодное увеличение площадей садов происходит в основном именно за счет этой культуры.

Богатейший биохимический состав не только плодов, но и других частей растения, великолепная экологическая пластичность, выражающаяся в способности заселять самые неблагоприятные почвенно-климатические регионы, позволили культуре приобрести широкое мировое распространение.

Облепиха произрастает более чем в 30 странах, а основные регионы ее сосредоточения — Китай, Индия и Россия. Причем на долю первого из этих государств приходится более 1,2 млн га насаждений, половина из которых искусственного происхождения [10].

Россия по площади облепиховых плантаций значительно уступает Китаю и Индии, однако именно в нашей стране на Алтае впервые в мире была начата селекционная работа по этой культуре. Первыми сортами облепихи стали созданные селекционерами НИИ садоводства Сибири имени М.А. Лисавенко (НИИСС) в 1964 г. посредством аналитической селекции Дар Катуни, Новость Алтая, Масличная. С этого времени селекция облепихи начала развиваться в других регионах страны, а немного позднее и за пределами СССР. Сегодня в этот процесс вовлечены большинство европейских стран во главе с Германией, обширный азиатский блок, Северная и Южная Америка, Япония и Корея.

На фоне общих задач, стоящих перед селекционерами, для каждого региона существуют определенные приоритеты, связанные с рядом аспектов производственного и коммерческого плана, социального статуса, а также почвенно-климатических особенностей территории.

Так, в Германии основные постановочные задачи сводятся к высокому содержанию масла, витаминов, сильнорослости, пониженной колючести, легкому отрыву плодов от ветвей [6]. В Китае селекция идет в направлении высокого качества плодов на фоне поиска неоколюченных форм, обладающих высокой продуктивностью и адаптационной способностью

[7]. В России есть собственные приоритеты.

НИИСС — ведущее учреждение по селекции облепихи не только в нашей стране, но и в мире. Следует отметить, что селекционная работа по этой культуре в НИИСС ведется с использованием только одного из подвидов многовидового рода ШррорНае, а именно Н. гкатпо1с1е$яЬзр. тощоИса. При этом здесь мы придерживаемся сложившейся в мировой практике систематики, предложенной финским таксоно-мистом А. Роуси [9], с небольшой редакцией в свете последних исследований (в основном китайских коллег). Сегодня принято считать, что род облепиха насчитывает 15 видов и подвидов, однако, только 4 из них нашли широкое применение в практике: китайский подвид яшелш, европейский — гкатпо1(1е$, среднеазиатский — Шгке^атса и сибирский — тощоИса

[8]. Характерные черты сибирского подвида — круп-ноплодность, сравнительно высокая сладкоплод-ность, слабая околюченность, сдержанный рост, высокая продуктивность. По большому счету именно эти направления развивают и совершенствуют селекционеры НИИСС.

Вовлечение в селекцию разнокачественного генетического материала подвида Н. rhamnoid.es $Ь$р. тощоИса позволило селекционерам НИИ садоводства Сибири создать спектр сортов с широким диапазоном хозяйственно-полезных свойств. Масштабная селекционная работа по облепихе (более 200 комбинаций скрещивания ежегодно, свыше 100 тыс. семян полученных от направленной гибридизации и свободного опыления, тысячи сеянцев, сотни сортообразцов) охватывает практически все направления.

Основной задачей селекционеров был и остается поиск высокопродуктивных сортов с повышенным содержанием масла в плодах, отличающихся пониженной колючестью, компактной кроной, крупными плодами [5]. На сегодняшний день в НИИСС создано 43 сорта, урожайность которых колеблется от 10 до 18 т/га, а при оптимальных условиях — до 35... 40 т/га, с массой плодов от 0,6 до 1,4 г со значительным содержанием различных биологически активных веществ. Большинство сортов неоколюченные, либо слабо нагружены колючками.

Результаты селекционной работы до последнего времени удовлетворяли запросы производства. Однако растущий интерес к облепихе как у производителей сырья, так и у переработчиков порождает спектр новых задач. Принимая во внимание в основном промышленное значение культуры, главный акцент в селекции облепихи на этом этапе следует сместить в сторону поиска форм, обладающих высокой комплексной технологичностью, урожайностью, устойчивостью к стрессовым факторам окружающей среды и качеством плодов.

Из-за роста площадей под культурой обостряется проблема уборки урожая. Известно, что основные затраты при возделывании облепихи приходятся именно на эту операцию. Задача поиска сортов, технологичных с такой точки зрения стоит на одном из первых мест. Однако подходы к ее решению неоднозначны и разнонаправлены, ориентированы на пригодность к ручному сбору и механизированной уборке. Поиск сортов для механизированной уборки гораздо сложнее, чем селекция на пригодность к ручному сбору. Если для последнего предельно понятны желаемые показатели, которые вписываются в стандартную схему селекционного процесса (круп-ноплодность, легкий и сухой отрыв, отсутствие колючек, высокая продуктивность, низкорослость), то механизированная уборка предопределяет совершенно новые требования к сортам, нивелируя при этом очевидные направления.

Из множества подходов к механизированной уборке в мировой практике наиболее распространены два — срезка плодоносящих ветвей с последую-

щим обмолотом на стационарных установках и прямое комбайнирование. Каждый из этих способов подразумевает совершенно разные требования к сортам. Для условий Сибири эффективность первого способа значительно уступает второму по ряду объективных причин, связанных, в первую очередь, с климатическими условиями, не позволяющими растениям восстановиться после срезки за один год, а также с видовой особенностью алтайской облепихи, отличающейся сдержанным ростом. Тогда как, например, в Германии ситуация складывается совершенно противоположным образом — высокорослый подвид Н. гкатпо111е$ яЬзр. rhamnoid.es в условиях теплого, влажного и продолжительного летнего периода формирует приросты до 1,5...2 м, что как нельзя лучше подходит для срезки и неприемлемо для прямого комбайнирования.

В этой связи, а также, принимая во внимание обостряющийся с каждым годом дефицит трудовых ресурсов, мы считаем приоритетным создание сортов, пригодных к поточной уборке. Результативность многолетних исследований, проводимых совместно селекционерами и инженерами-конструкторами, сдерживалась слабой технической надежностью облепихоуборочного комбайна собственного производства. Постоянный поиск оптимальных технических решений, а также меняющиеся рабочие параметры машины, не способствовали и четкому формированию селекционных задач.

Прорывом в этом направлении послужило недавнее приобретение современного ягодоуборочно-го комбайна финского производства со стабильными рабочими параметрами, что позволило уже на первом этапе оценить ряд сортообразцов на пригодность к поточному способу уборки и установить основные направления селекции.

Предварительные исследования свидетельствуют о неоднородной и разноплановой отзывчивости сортообразцов к вибрационному воздействию. При этом наиболее важный показатель, с нашей точки зрения, — форма кроны. Лучшие результаты отмечены у образцов с компактной и прямостоячей кроной, в то время как развесистые початки слабее отряхивались и в большей степени повреждались. Интересным выводом может служить смещение представлений о плотности початка, как одного из основных показателей пригодности к вибрационной уборке, в сторону уменьшения его важности. Плотный початок, со слабой степенью свободы плодов после ударов вибрационных пальцев по ветвям очень быстро становится рыхлым, в результате чего величина этого показателя несущественно влияет на полноту сбора. Второстепенными показателями также оказались размеры плодов, продуктивность, и тем более око-люченность ветвей, которые при ручном сборе относятся к крайне важными характеристикам. Большое значение для селекции на пригодность к комбайновой уборке имеют плотность ягод и усилие отрыва. Многолетнее изучение усилия отрыва плодов

свидетельствует, что более 75 % сортообразцов облепихи входят в группу с величиной этого показателя

150...200 г, 15 % — 200...290 г и около 10 % — менее 150 г. Именно последняя группа в сочетании с оптимальной формой кроны представляет интерес для механизированной уборки.

Проблема уборки урожая тесно связана с другим направлением селекции — расширением сроков созревания плодов и продлением периода их технической спелости. До последних лет основной сортимент облепихи был представлен сортами среднего срока созревания с наступлением технической спелости к началу третьей декады августа, что не давало возможности растянуть период уборки более чем на 1 месяц.

Целенаправленная работа по поиску ультраран-неспелых и сверхпозднеспелых сортов облепихи была начата уже в новом тысячелетии и дала первые обнадеживающие результаты. Выделено 10 отборных форм, у которых сроки созревания плодов приходятся на первую декаду августа, а одна достигает технической спелости уже к третьей декаде июля, что на

5...7 дней раньше лучшего на сегодняшний день сорта Августина. Она отличается высоким содержанием каротиноидов, сдержанным ростом, гармоничным кисло-сладким вкусом.

Не менее результативно ведется работа в направлении создания позднеспелых форм. Предложенный в 2005 г. на ГСИ сорт Сентябринка, отличаясь высокой (до 15...17 т/га) урожайностью и достигает технической зрелости в первой декаде сентября, что на 15-20 дней позже основной группы сортов алтайской селекции. В последние годы выделены 3 отборные формы, срок созревания которых приходится на первую декаду октября, и в годы с ранним наступлением холодов они даже не успевают достичь технической спелости. Две из них за высокую урожайность выделены в элиту и в ближайшее время будут рекомендованы в сорта. Дополнительная отличительная особенность выделенных позднеспелых сортообразцов — повышенная устойчивость к облепиховой мухе (основной вредитель культуры в Алтайском крае), а также высокая устойчивость к фузариозному усыханию (наиболее опасное заболевание облепихи) [1].

Таким образом, согласно предварительным результатам селекции, направленной на расширение периода уборки, возможно увеличение временного отрезка продуктивного и технологичного плодоношения с 30...40 дней до 60...75 дней.

Большое внимание исторически уделяется биохимическому составу плодов облепихи. Дальнейшие исследования в этом направлении едва ли могут добавить или отнять принципиальное значение культуры и способны носить лишь аддитивный характер. Селекция на улучшение биохимического состава, как и селекция в целом, не может быть комплексной, охватывающей все направления, и всегда должна предметно уточняться. Более того, известно, что биохимический состав плодов даже одного и того же сорта меняется не только в зависи-

мости от условий года, уровня агротехники, периода сбора, но и даже от расположения плодов на растении, что определенным образом ограничивает реальные возможности селекции.

Сложившееся представление об облепихе, как о культуре технического назначения, когда основным направлением использования ягод было получение облепихового масла (уникальный по своей фармакологической активности препарата) постепенно меняется в сторону профилактически-пищевой концепции. Главную фармакологическую ценность облепихового масла, производимого на Алтае, составляет растворенный в нем комплекс каротиноидов, а также жирорастворимые витамины, главным образом витамин Е. Именно исходя из показателя содержания каротиноидов в масле, складывается цена продукта. Жирные кислоты, входящие в состав масла, тоже имеют определенное фармакологическое значение. Однако в продукте, получаемом из мякоти алтайской облепихи, содержание наиболее активных полиненасыщенных жирных кислот (линолевой и линоленовой) составляет всего 15 %. Основные жирные кислоты масла — мононенасыщенная пальми-толеиновая и насыщенная пальмитиновая. Это общая тенденция для большинства форм облепихи во всем мире — накапливать основное количество полиненасыщенных жирных кислот не в мякоти, а все-менах. Однако последние составляют не более 5 % массы плодов, в связи с чем селекция на улучшение биохимического состава семян не может иметь промышленного значения. Таким образом, роль масла, получаемого из мякоти, сегодня, по большому счету, сводится лишь к растворителю комплекса жирорастворимых веществ. Поэтому сейчас основным направлением улучшения биохимического состава мы считаем комплекс каротиноидов. В решении этой задачи промежуточные результаты были получены с выведением сорта Живко (передан на ГСИ в 1990 г.), накапливающего до 50 мг/100 г каротиноидов. Однако ряд недостатков, в числе которых мелкоплод-ность, скоротечное выгорание каротиноидов, трудность при сборе плодов, не позволяют широко рекомендовать его в производство. На сегодняшний день мы отобрали гибриды, в частности, сорт Джемовая, не уступающие по количеству каротиноидов сорту Живко, а в некоторых случаях превосходящие его в 1,5 раза, отличающиеся при этом крупноплодностыо и стабильным содержанием витаминного комплекса, что позволяет рекомендовать их, в том числе и для зимнего сбора [4].

Зависимость между содержанием каротиноидов и окраской плодов позволяет вести масштабный визуальный отбор уже на ранних этапах селекционного процесса. За последние 10 лет выделено 69 форм с окраской плодов от красно-оранжевой до темнокрасной, которая свидетельствует о повышенном содержании каротиноидов. Анализируя родительские формы, участвующие в получении красноплодных гибридов, можно рекомендовать в качестве источни-

ков этого признака сорта Пантелеевская, Теньга, Дружина (получено соответственно 16,10 и 6 гибридов), а также Чечек и Иня (по 5 гибридов).

Возросший интерес к облепихе как источнику для производства высоковитаминных продуктов питания, открывает необходимость создания технологичных сортов, отличающихся высокими органолептическими показателями. Одно из приоритетных направлений селекции, напрямую связанное с биохимическим составом плодов, — выведение сортов десертного типа, пригодных для потребления в свежем виде, а также для производства натуральных продуктов питания, в том числе и без добавления сахара.

Вкус плодов облепихи — достаточно специфическая составляющая в связи с ограниченным использованием этой культуры в качестве десертного продукта. Многие селекционные центры позиционируют свои сорта как сладкие, однако сравнительную оценку на основании одних заявлений сделать невозможно. Мы впервые для культуры на основании статистически проверенных данных многолетних опытов с большой по объему выборкой разработали оценочную шкалу вкуса плодов облепихи, основанную на широко используемом в практике показателе — сахарокислотном индексе (СКИ). Предложенная градация уже опубликована в ряде работ [2, 11] и ранжирована в следующих пределах:

кислый — СКИ менее 4;

сладко-кислый — СКИ 4...6;

кисло-сладкий — СКИ 6...8;

сладкий — более 8.

Согласно такой шкале в группу сладкоплодных попадают порядка 10 % изучаемых сортообразцов из всего гибридного фонда селекции НИИСС, что служит существенной предпосылкой для развития этого направления. Более того, наличие форм с СКИ более 15 единиц открывает совершенно новое представление об облепихе как о культуре, выходящей далеко за рамки только технической. В этой связи следует отметить последние сорта: Алтайская, Жемчужница, Эссель. Сорт Алтайская, будучи, пожалуй, самым сладким сортом облепихи в мире (СКИ до 18 единиц), помимо чисто десертного вкуса свежих плодов обладает великолепными технологическими характеристиками при переработке, передавая конечному продукту гармоничный вкус, цвет и, что особенно важно, отличается гомогенной консистенцией сока. Сорт Эссель, который сочетает сладкоп-лодность, предельную крупноплодность (до 1,2 г), компактную крону, легкий и сухой отрыв, высокую продуктивность можно считать наиболее перспективным среди всего сортимента облепихи.

Анализируя происхождение сладкоплодных сортообразцов, следует отметить, что наибольшее количество гибридов получено с использованием в качестве материнской формы сортов Теньга (8 шт.) и Пантелеевская (6 шт.). Выделен целый ряд источников, не имеющих сортовых названий, но широко задействованных в селекционном процессе.

Немаловажное влияние на органолептические показатели потомства оказывают и отцовские формы. Больше всего сладкоплодных гибридов получено при использовании в качестве опылителей мужских форм из результативных по сладкоплод-ности семей.

С каждым годом обостряется проблема защиты облепихи от вредителей и болезней. По значимости задача создания устойчивых генотипов этой культуры не имеет равных. Постоянно вспыхивающие эпи-фитотии могут уничтожить до 90 % урожая, а также вызвать отмирание до 50 % насаждений. Широко известные сорта облепихи Чечек, Чуйская, Обильная, Новость Алтая, занимающие сегодня значительные площади, поражаются облепиховой мухой на 30... 100 %. Поиск иммунных форм пока не привел к положительным результатам. В то же время из гибридного фонда выделено более 40 сортообразцов, отличающихся относительной устойчивостью к указанному вредителю, у 5 из которых отмечаются единичные повреждение, а 1 форма — не повреждается. Анализ родительских пар, участвовавших при создании сортов устойчивых к облепиховой мухе, позволил выявить ряд источников этого признака, среди которых сорта Превосходная, Лучезарная, Любимая. Вовлечение их, а также новых устойчивых сортообразцов в гибридизацию позволит приблизиться к решению проблемы.

Борьба с другим облепиховым бедствием — фу-зариозным усыханием, — на наш взгляд, возможна исключительно путем создания устойчивых генотипов. На сегодняшний день не пред ложено ни одного

реально действенного препарата либо агротехнического метода, снижающего вредоносность этого заболевания до экономически допустимого уровня. В ходе многолетнего поиска в европейской части страны был найден ряд устойчивых форм [3]. Однако, скорее всего, эти результаты достигнуты с использованием отличного от яЬяр. тощоИса подвида облепихи. Один из наиболее известных источников устойчивости к фузариозному усыханию алтайской селекции — сорт Новость Алтая, широко представленный в насаждениях в Алтайском крае и во многих областях России. К сожалению, он не отличается высокой продуктивностью и технологическими преимуществами, поэтому может быть рекомендован только в качестве материнской формы. Определенная сложность в поиске устойчивых генотипов заключается в ограниченности растений, представляющих ту или иную форму, не позволяющей достоверно интерпретировать полученные результаты. Тем не менее, предпосылки к решению этой проблемы есть, и они широко используются в селекционной работе.

В представленной статье мы постарались лишь расставить приоритеты в работе по облепихе в рамках возможностей НИИСС применительно для условий и потребностей Сибири, что никоим образом не ограничивает комплексность в селекции по этой культуре, которая базируется на высокой урожайности. Более того, мы уверены, что с течением времени направления будут меняться. Это закономерно в условиях постоянно изменяющихся биотических и абиотических факторов, а также активно развивающегося рынка.

Литература.

I. Гунин АЛ. Комплексная оценка позднеспелых сортообразцов облепихи алтайской селекции // Новейшие направления развития агарной науки в работах молодых ученых: труды II международной науч.-практич. конференции мтодьсх ученых. — Новосибирск, 2006— с. 164-169.

1 Зубарев ЮЛ Перспективные направления использования сладкопюдной облепихи // Проблем4 устойчивого развития садоводства Сибири. — Барнаул, 2003. - С. 322-328.

3. Кондратов В Д. Селекция и перспективы возделывания облепихи на юге России: материалы IHмеждународного симпозиума по облепихе (Hippophae ihamnddes L.). — Новосибирск, 1998. — С. 160-162.

4. Одерова Е.В. Красноплодные сортообразцы облепихи как сырье для получения облепихового масла //Научно-экономические проблемы регионального садоводства. — Барнаул, 2003. — С. 52-54.

5. Пантелеева ЕЛ. Облепиха крушиновая (Hippophae rhamnoides L.). — Барнаул, 2006— 249с.

6. HeilscherK. General Development in the World cfSeabuckthom. In: Seabuckthom — a Resource of Health, a Challenge to Modem Technology: Proceeding? of the first Congress ofthe International Seabuckthom Association, Berlin, 2003, p. 4-6;

7. Huang Q. The Research Progress on Seabuckthom Breeding in China. The proceedings cf the Second International Seabuckthom Association Corference. Bejjing, 2005, p. 1-7;

8. Rongpen L. The Genetic Resources <f Hippophae and its Utilization. The proceeding? cf the Second International Seabuddhom Association Conference. Beying, 2005, p. 8-14.

9.RousiA. The Genus Hippophae L.—A taxonomic Study. Annales Botanic Fen., 1971.

10. Singh V. Geographical Adaptation and Distribution of Seabuckthom (Hippophae L) Resources. In: Seabuckthom (Hippophae L): A Multipurpose Wonder Plant. Vol. I(V. Singh etal., Eds., 2003) p. 21-34;

II. Zubarev Y. The main directions ofsea-buckthombreeding program in Siberia. Die proceedings ofthe Second International Seabuckthom Association Conference. Beying, 2005, p. 15-19.

TOTALS AND OBJECTS OF SEA-BUCKTHORN BREEDING IN SIBERIA AT THE MODERN STAGE J. A. Zybarev

Summary. The achievements are analyzed and the key lines of breeding works are substantiated in the Lisavenko research institute of horticulture for Siberia at the modern stage. The key points to the creation of fruitful, high-technology sorts with resistance to unfavorable environment condition against a background of high accumulation of a certain bioactive compounds collection are highlighted.

Key words: Sea-buckthorn, lines of breeding work, sweet-fruitiness, period of harvesting, mechanized harvesting, biochemistry composition, resistance.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.